Новости и аналитика Новости Арбитраж в России: что еще нужно сделать для повышения его популярности?

Арбитраж в России: что еще нужно сделать для повышения его популярности?

Арбитраж в России: что еще нужно сделать для повышения его популярности?
ra2studio / Depositphotos.com

Почти пять лет прошло с момента завершения реформы института третейского разбирательства – 1 сентября 2016 года вступили в силу Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее – закон об арбитраже) и Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ, определяющие правила создания и функционирования арбитражных учреждений в России. После двух лет применения закон об арбитраже был скорректирован следующим образом.  

  1. Установлено, что право на осуществление арбитража предоставляется организации, намеренной создать постоянно действующее арбитражное учреждение (ПДАУ; напомним, оно может быть создано только при НКО), Минюстом России, а не Правительством РФ, как было изначально (ч. 1 ст. 44 закона об арбитраже).
  2. Перечень документов, которые организация, претендующая на получение права на осуществление функций ПДАУ, должна представить в Минюст России вместе с соответствующим заявлением, закреплен непосредственно в законе: как для российских организаций, так и для иностранных арбитражных учреждений (ч. 6.1-6.2 ст. 44 закона об арбитраже). Для последних введено также дополнительное требование: если они намерены осуществлять в России администрирование внутренних споров, то должны иметь на территории РФ обособленные подразделения – непосредственно иностранного арбитражного учреждения или организации, при которой оно создано (исключение – споры между участниками специального административного района на территории островов Русский и Октябрьский, правовой режим которого установлен Федеральным законом от 3 августа 2018 г. № 291-ФЗ, и споры, вытекающие из договоров об осуществлении деятельности на территории этого района; ч. 12 ст. 44 закона об арбитраже).
  3. Введен запрет на выполнение лицами, не получившими в установленном порядке права на осуществление арбитража, не только отдельных функций по администрированию арбитража, но и действий, связанных с проведением третейского разбирательства ad hoc (арбитража, осуществляемого третейским судом, образованным для разрешения конкретного спора), а также на рекламирование или публичное предложение функций по осуществлению арбитража (ч. 20 ст. 44 закона об арбитраже). В случае нарушения данных запретов решение третейского суда считается принятым с нарушением процедуры арбитража.
  4. Установлено, что споры, вытекающие из договоров, заключаемых в соответствии с Федеральным законом от 18 июля 2011 года № 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц", арбитрабельны, но могут рассматриваться только в рамках арбитража, администрируемого ПДАУ (ч. 10 ст. 45 закона об арбитраже).
  5. Упрощен порядок передачи на рассмотрение в порядке арбитража корпоративных споров: установлено, что для рассмотрения третейским судом споров, вытекающих из соглашений участников юридического лица по поводу управления им, в том числе споров из корпоративных договоров и споров о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и применении последствий недействительности таких сделок, достаточно заключения арбитражного соглашения между сторонами соответствующего соглашения участников юридического лица или сделки – то есть утверждение такого арбитражного соглашения всеми участниками организации не требуется (ч. 7.1 ст. 7 закона об арбитраже).
  6. Прямо прописано, что отношения, связанные с деятельностью ПДАУ по администрированию арбитража, не являются предметом регулирования антимонопольного законодательства РФ (ч. 1.1 ст. 44 закона об арбитраже).

В настоящее время, как сообщила заместитель директора Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста России, член Совета по совершенствованию третейского разбирательства Инга Меликян в ходе тематической сессии в рамках Петербургского международного юридического форума 9 ¾, информационным партнером которого является компания "Гарант", в России функционируют 10 ПДАУ, четыре из которых – иностранные, причем двум: Сингапурскому международному арбитражному центру (SIAC) и Международному арбитражному суду при Международной торговой палате (ICC) – право на осуществление функций ПДАУ было предоставлено совсем недавно – весной текущего года.

Статистика, которую обнародуют российские арбитражные учреждения, показывает, что число направленных им для рассмотрения в порядке арбитража исковых заявлений стабильно растет. Так, например, в Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП РФ в прошлом году поступило 621 заявление (в 2019 – 522), 450 из них – по внутренним спорам, в Арбитражный центр при РСПП – 435 исков (на 42% больше, чем в 2019), в Российский арбитражный центр при АНО "Российский институт современного арбитража" – 318 исков (в 2019 – 260). При этом представители ПДАУ отмечают и улучшение ситуации с судебной практикой в части приведения в исполнение решений третейских судов. Значительную роль в формировании проарбитражной правоприменительной практики сыграл Верховный Суд Российской Федерации, принявший сначала Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей (далее – Обзор; утв. Президиумом ВС РФ 26 декабря 2018 г.), а затем Постановление Пленума ВС РФ от 10 декабря 2019 г. № 53 с разъяснениями, направленными на обеспечение единообразия рассмотрения таких дел (далее – Постановление № 53). 

МНЕНИЕ

Александр Замазий, управляющий директор – руководитель аппарата и заместитель председателя Арбитражного центра при РСПП:

"Принципиально важно, что в Постановлении № 53 декларируется, что содействие развитию альтернативных средств разрешения споров – одна из задач судебной власти РФ. Наконец-то вектор явно сместился в сторону поддержки арбитража, признания его независимости, и суды перестают осознавать себя в роли вышестоящей инстанции по отношению к арбитражным учреждениям. Мы на себе результат почувствовали сразу: у бизнеса растет интерес к арбитражу, так как нет уже тех рисков, которые были раньше, большее количество решений стало исполняться добровольно, меньше попыток, прежде всего недобросовестных, оспорить решение в суде – мы это видим не только в Москве, но и в других регионах, получая информацию от наших региональных коллег. Хочется, чтобы обозначенная декларация не была забыта и не расходилась с практикой.

Не менее важна и работа, направленная на формирование доверия к институту арбитража. Принятие нового закона не было самоцелью реформы института третейского разбирательства, конечный ее результат, как мы его понимаем, – более широкое использование арбитража бизнес-сообществом. Мне кажется, чтобы в нашей стране это произошло, об этом с высокой трибуны должно сказать самое авторитетное в государстве лицо – гарант Конституции РФ, и не просто сказать, а дать недвусмысленный посыл о том, что государство поддерживает арбитраж и ожидает от предпринимателей, включая компании с госучастием, более активного его использования.

По сути, нам нужна комплексная системная программа поддержки развития арбитража в стране на всех уровнях, которой бы могли руководствоваться и потенциальные участники разбирательств, и органы исполнительной власти, и государственные суды. Если говорить более предметно, мы могли бы проработать вопрос о том, чтобы альтернативное разрешение споров стало элементом так называемых целей устойчивого развития (ЦУР) – это программа ООН, которая предусматривает 17 групп целей для преобразования нашего мира [подробная информация о целях в области устойчивого развития размещена на специальном ресурсе: un.org/sustainabledevelopment/ru. – ГАРАНТ.РУ]. В качестве цели 16.3 в ней указано содействие верховенству права на национальном и международном уровнях и обеспечение всем равного доступа к правосудию. Мы проанализировали данные зарубежных стран по показателям достижения ЦУР и обнаружили, в частности, следующее.

В Германии в качестве индикаторов достижения цели 16.3 предлагается учитывать процент споров, разрешенных посредством альтернативных методов, наличие соответствующего законодательства и некоторые другие меры. В Узбекистане внедрение механизмов альтернативного разрешения споров тоже заявляется как критерий оценки достижения этой цели. В Грузии по совместной инициативе ЕЭС и ООН реализуется программа "Правосудие для всех": проводятся мероприятия по продвижению арбитража, медиации, национальная информационная кампания.

А у нас Аналитический центр при Правительстве РФ в 2020 году подготовил обзор достижений ЦУР в России, ни слова про арбитраж или альтернативное разрешение споров там нет. При этом соответствующая работа у нас ведется, но ее недостаточно, нет системного подхода, не установлен KPI, в том числе для органов государственной власти. Эта работа должна координироваться. Мы могли бы обратиться к Правительству РФ с просьбой разработать для компаний с госучастием соответствующий регламент о порядке регулирования споров, который бы предусматривал рекомендацию об использовании арбитража, и запрашивать ежегодно отчет о количестве дел, переданных в арбитраж.

И, конечно, важно продолжать работать с судьями, эксцессы остаются, но ситуация сильно изменилась в лучшую сторону, и мы надеемся, что институт заработает в полную силу со временем".


Сам закон об арбитраже, по мнению представителей экспертного сообщества, в ближайшее время править не нужно, тогда как некоторые другие законодательные изменения для популяризации арбитража необходимы. В частности, принятие закона, определяющего ПДАУ, которое будет уполномочено рассматривать споры по закупкам для государственных и муниципальных нужд (заключаемым в соответствии с Федеральным законом от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ), – до его принятия, напомним, такие споры считаются неарбитрабельными (п. 6 ч. 2 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса, ч. 8 ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ). "Этот вопрос давно висит, пора его решать. Все-таки мне кажется, что в спорах между государственными структурами и частными, наверное, более приемлем нейтральный орган в виде третейского суда, нежели государственная юстиция", – отметил председатель МКАС при ТПП РФ Алексей Костин.

Также среди предложений к размышлению – рассмотрение возможности увеличения размера госпошлины за обращение в суд, по крайней мере при подаче исков по экономическим спорам. Сейчас арбитражу как альтернативному способу разрешения споров очень сложно конкурировать с государственными судами по стоимости процедуры, подчеркнул Александр Замазий. Напомним, необходимость повышения госпошлины по экономическим спорам неоднократно отмечалась и представителями ВС РФ, однако органами исполнительной власти эта идея пока не поддерживается. 

Минюст России, по словам Инги Меликян, готов рассматривать все предложения профессионального сообщества по совершенствованию регулирования деятельности арбитражных учреждений. При этом само министерство считает первоочередной задачей на данном этапе введение в дополнение к обозначенным выше запретам на осуществление ряда функций организациями, не получившими в установленном порядке разрешения на осуществление арбитража, конкретных мер ответственности для таких организаций с целью пресечения практики осуществления ими арбитража ad hoc на постоянной основе. Главная задача – сделать это так, чтобы не навредить в рамках предполагаемой борьбы с такими квазиарбитражными структурами всем арбитражам, которые оcуществляются третейскими судами, образованными для разрешения конкретных споров.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Читайте также:

Третейские суды или государственные: может ли выбор способа разрешения строительного спора действительно повлиять на его результат?

Третейские суды или государственные: может ли выбор способа разрешения строительного спора действительно повлиять на его результат?

Выбирая между местом разрешения спора, часто обращаем внимание на второстепенные факторы, такие как величина судебных расходов и удобство, забывая про ту специфику арбитража, которая может не только повлиять на процесс разрешения спора, но и в корне изменить его результат. В своей авторской колонке наш эксперт расскажет о таких особенностях на примерах исчисления срока исковой давности и определении субъектного состава участников спора.

Минюст России депонировал поправки в акты Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП России

Минюст России депонировал поправки в правила Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП России

Изменения направлены на усовершенствование порядка разрешения корпоративных споров.

Пленум ВС РФ рассказал о нюансах осуществления судами содействия и контроля в отношении третейского разбирательства

Пленум ВС РФ рассказал о нюансах осуществления судами содействия и контроля в отношении третейского разбирательства

К слову, некоторые из выводов в декабре прошлого года были включены в Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей.