Новости и аналитика Интервью Вадим Чубаров: "Без четкого взаимодействия арбитражных институтов с государственными судами страна не может считаться проарбитражной"

Вадим Чубаров: "Без четкого взаимодействия арбитражных институтов с государственными судами страна не может считаться проарбитражной"

Вадим Чубаров1 ноября вступили в силу Правила предоставления права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения (утв. постановлением Правительства РФ от 25 июня 2016 г. № 577). С этой даты НКО вправе подавать в Правительство РФ соответствующие заявки и в случае получения разрешения создавать арбитражные учреждения по новым, предусмотренным Федеральным законом от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее – закон об арбитраже), правилам. О том, насколько организации готовы к исполнению новых требований и какие критерии будут влиять на решение о предоставлении или отказе в предоставлении права на осуществление третейского разбирательства, порталу ГАРАНТ.РУ рассказал член Совета по совершенствованию третейского разбирательства – вице-президент ТПП РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Вадим Чубаров.

Вадим Витальевич, в законе об арбитраже термины "третейское разбирательство" и "арбитраж" закреплены как синонимы. Кроме того, установлено, что решения третейского суда – арбитра или коллегии арбитров, рассматривающих конкретные споры – называются арбитражными решениями. Не будут ли их путать с решениями государственных арбитражных судов, а само третейское разбирательство с арбитражем в смысле арбитражного процесса?

Новым законом произведена лишь некоторая шлифовка терминов. Путаница с термином arbitration, который означает именно третейское разбирательство, произошла, когда арбитражем был назван государственный орган, созданный для разрешения споров между предприятиями – Госарбитраж СССР. Впоследствии этот термин снова повторили при создании Высшего арбитражного суда СССР, а потом и ВАС РФ. Поэтому арбитраж в России понимается и как арбитражный процесс, то есть разрешение споров государственными коммерческими судами, и как третейское разбирательство. Специалисты давно разобрались с этим вопросом и прекрасно понимают, в каких случаях речь идет о государственном арбитраже, а в каких – об арбитраже в истинном смысле этого слова.

Была определенная сложность с донесением этой позиции до наших зарубежных партнеров. На начальном этапе возникали ситуации, когда судей ВАС РФ воспринимали как международных арбитров. Но сейчас в странах, которые имеют обширный опыт взаимодействия с Россией, эту разницу знают и понимают, что к решениям арбитражных судов нужно применять режим решений государственных судов. Это сложно для предпринимателей, поскольку возможность исполнения решения российского государственного суда в другой стране должна быть закреплена либо в специальной конвенции, к которой должна присоединиться Россия, либо в двустороннем соглашении между странами о признании решений государственных судов. Поэтому при решении международных споров компании прибегают к международному коммерческому арбитражу. Его решения подкреплены Конвенцией ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений и исполняются в упрощенном порядке в 143 странах мира, которые являются участниками этой конвенции.

По новым правилам арбитражные учреждения могут создаваться исключительно при НКО. Это условие было введено в том числе для того, чтобы исключить практику создания при коммерческих организациях аффилированных третейских судов, объективность решений которых по-разному оценивалась государственными судами. Как Вы считаете, поможет ли это решить проблему "карманных" судов или все же возможна такая схема, когда коммерческая организация будет создавать НКО, а она, в свою очередь, арбитражное учреждение?

Полной гарантии того, что все будет идеально, дать нельзя, но новый закон действительно принимался для наведения порядка в первую очередь в области создания третейских судов. Именно на этом этапе – этапе создания арбитражного учреждения – будет внимательно рассматриваться вопрос о конфликте интересов в контексте ст. 46 закона об арбитраже. В этом и состоит работа Совета по совершенствованию третейского разбирательства, в состав которого входят 38 имеющих непосредственное отношение к арбитражу профессионалов: ученых, юристов-практиков, представителей бизнеса и госструктур [именно на основе рекомендации указанного совета Правительством РФ решается вопрос о возможности создания арбитражного учреждения при конкретном НКО. – Ред.]. Если Совет после изучения представленных документов придет к выводу о соответствии создаваемого арбитражного учреждения предусмотренным законом об арбитраже критериям и даст согласие на его создание, это будет определенной гарантией того, что такое учреждение не будет нарушать принцип конфликта интересов при осуществлении арбитражных разбирательств.

Судя по комментариям, которые дают сейчас представители ряда третейских судов, которые действовали в последние годы "на грани закона", их тревожит, в частности, включение в состав критериев, влияющих на предоставление права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, такого понятия, как репутация. Хочу подчеркнуть, что оно появилось в законе отнюдь не случайно и Совет по совершенствованию третейского разбирательства будет очень внимательно смотреть на репутацию организации, которая будет создавать арбитражное учреждение.

По каким параметрам будет оцениваться репутация таких организаций?

Репутация – это очень серьезное оценочное понятие. Она формируется не за один день и даже не за один год, а на протяжении всех лет осуществления третейского разбирательства. Например, ТПП РФ более 80 лет занимается арбитражем, многие региональные и даже муниципальные торгово-промышленные палаты – более 20-25 лет. Серьезность отношения к осуществлению третейского разбирательства можно определить по тому, как долго конкретная палата занималась этой деятельностью, кто привлекался в состав арбитров, насколько часто отменялись решения арбитражей, были ли громкие дела. Мы можем все это оценить, поскольку как положительная информация, так и соответствующие жалобы поступали в ТПП РФ.

Таким образом, можно говорить о некоем клише, которое должно быть у каждого из членов Совета по совершенствованию третейского разбирательства при оценке той или иной организации, которая подает заявку на создание арбитражного учреждения.

А как доказать, что масштаб и характер деятельности НКО позволят обеспечить высокий уровень организации деятельности постоянно действующего арбитражного учреждения, направленной, в том числе на развитие арбитража в РФ, – такое требование закреплено в п. 4 ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже?

Это справедливое требование. Арбитражное учреждение должно создаваться солидной и состоятельной НКО, поскольку для того, чтобы развернуть третейское разбирательство, необходимы существенные вложения. Ситуации, которые имели место в недавнем прошлом, когда любое ООО с уставным капиталом в 10 тыс. руб. могло создать третейский суд и провозгласить, что конкурирует с международными арбитражными центрами, необходимо исключить. У НКО должно быть достаточно средств на помещение, программные продукты, квалифицированный персонал. Если речь идет о международном коммерческом арбитраже, то арбитры должны обладать соответствующей квалификацией и иметь связи с коллегами за рубежом.

Вы упомянули о необходимости учета конфликта интересов в деятельности арбитражного учреждения. В то же время арбитражный суд не сможет отменить арбитражное решение или отказать в выдаче исполнительного листа на его исполнение только на том основании, что имел место конфликт интересов (ч. 4 ст. 46 закона об арбитраже). Почему законом не предусмотрено конкретных последствий рассмотрения дела при его наличии?

Говоря о недопустимости конфликта интересов в понимании ст. 46 закона об арбитраже, нужно помнить о важнейшем международном принципе проведения арбитражных разбирательств – беспристрастности и независимости арбитров (ст. 18 закона об арбитраже), на котором основывается мировая арбитражная действительность. Он означает, что именно арбитр перед тем, как дать согласие на разрешение конкретного спора, должен очень внимательно проанализировать, существует ли у него конфликт интересов в этом споре. Не случайно в законе об арбитраже говорится о необходимости разработки и применения арбитражным учреждением правил беспристрастности и независимости арбитров (п. 8 ч. 4 ст. 45 закона об арбитраже).

ВСЕРОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФОРУМ

форум лого

21 сентября 2016 года

Реформа гражданского законодательства: проблемы корпоративного и обязательственного права

Вадим Чубаров, модератор блока "Обеспечение исполнения обязательств":
"Трансляция форума на всю страну – уникальная возможность для людей из глубинки послушать лучших юристов по гражданскому праву, причем не академический рассказ, а практические точки зрения".

                                    Купить запись

ТПП РФ утвердила такие правила еще в 2010 году (приказ ТПП РФ РФ от 27 августа 2010 г. № 39), взяв за основу руководящие принципы Международной ассоциации юристов (IBA) относительно конфликта интересов в международном арбитраже. Этим документом предусматриваются три группы обстоятельств, которые могут вызвать сомнения в беспристрастности или независимости арбитра, и последствия наличия соответствующих обстоятельств.

В первую группу – так называемый красный перечень – входят обстоятельства, безусловно препятствующие осуществлению полномочий третейского судьи. При наличии таких обстоятельств арбитр обязан заявить самоотвод, а если он этого не сделал, отвод заявляется стороной и удовлетворяется в обязательном порядке. Если данный арбитр все же вынесет решение, оно отменяется судом. Оранжевый перечень определяет, когда лицо должно обязательно известить стороны о том или ином обстоятельстве, и они сами должны решить, доверять ему разрешение спора или нет. Именно к этой группе я бы отнес случаи конфликта интересов, перечисленные в подп. 2 и подп. 3 ч. 2 ст. 46 закона об арбитраже. Они не являются безусловными основаниями для отмены арбитражного решения, однако если государственный суд в процессе его оценки придет к выводу, что были нарушены нормы публичного порядка, решение будет отменено. В зеленый перечень включаются обстоятельства, которые арбитр раскрывать не должен, так как они не могут повлиять на его независимость или беспристрастность.

Поправками в законодательство, регламентирующее сферу третейского разбирательства, в перечень арбитрабельных споров включены корпоративные споры. Расскажите, пожалуйста, о преимуществах рассмотрения этого вида споров в порядке третейского разбирательства.

Это новый подход, заимствованный из немецкого законодательства, которое предусматривает возможность разрешения в арбитраже корпоративных споров, правда, достаточного узкого их круга. Российское законодательство пошло по другому пути, установив, что арбитрабельными признаются почти все корпоративные споры за некоторыми исключениями (ч. 2-5 ст. 225.1 АПК РФ). Так, неарбитрабельными являются, в частности, споры о созыве общего собрания и споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале.

Помимо того, что арбитраж – это одна инстанция, избираемые арбитры, более короткие сроки, у него есть еще одно важное дополнительное преимущество. Арбитражные решения выносятся не только на основе норм применимого права (ст. 32 закона об арбитраже, ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-I "О международном коммерческом арбитраже"), но и нередко с учетом традиций или международных правил, которые признаются в качестве обычаев, и это обстоятельство может стать очень привлекательным для организаций. Арбитражное учреждение, обеспечивающее рассмотрение споров с участием определенной компании, может стать для нее таким "домашним доктором", поскольку будет знать законы и традиции, по которым она живет, и учитывать их при вынесении решений. Решения же государственных судов по корпоративным спорам, как правило, разрозненны, не связаны между собой, принимаются без учета политики компании и существующих традиций.

Однако есть вероятность того, что не каждый корпоративный спор сможет попасть в арбитраж. Если в корпорации несколько участников, то все они должны подписать арбитражную оговорку о рассмотрении споров в конкретном арбитражном учреждении. С этим у организаций могут возникнуть сложности.

Изменится ли стоимость третейского разбирательства в связи с ужесточением требований к арбитражным учреждениям и усложнением процедуры их создания?

Арбитражные органы при ТПП РФ уже завершают работу над необходимыми для осуществления арбитража по новым правилам положениями о расходах, гонорарах арбитров и т. д. Ни один из документов не предусматривает увеличения сборов. Почему? Потому что мы заинтересованы в том, чтобы организации к нам обращались, а значит размер арбитражных сборов не может существенно превышать размер госпошлины в государственных арбитражных судах. В нашей стране одно из самых дешевых правосудий: компании обращаются в суды с многомиллионными исками, уплачивая пошлину всего в несколько тысяч рублей. Когда-нибудь мы придем к тому, что эту модель нужно пересматривать и устанавливать какой-то минимальный барьер, но пока реальность такова, и мы должны доказывать, что третейские суды не менее, а иногда и более, доступны, чем государственные суды.

Международный коммерческий арбитраж традиционно дороже, чем национальное третейское разбирательство, поскольку предполагает привлечение иностранных арбитров. Но и в этом случае арбитражные сборы у нас ниже, чем, например, в Стокгольме и Лондоне, а решения по качеству не хуже.

Вадим Витальевич, каким Вы как непосредственный участник подготовки реформы института третейского разбирательства видите дальнейшее его развитие?

Я бы обратил внимание на заложенные в законе возможности. Например, на расширение арбитрабельности. Арбитрабельными ведь могут быть и споры из государственных и муниципальных закупок, но для этого нужно принять закон, устанавливающий порядок определения арбитражного учреждения, которому госзаказчики или муниципальные заказчики доверят администрирование этих споров (ч. 8 ст. 13 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ). Эта перспектива должна дальше продвигаться и реализовываться на практике.

Кроме того, мы должны одновременно смотреть на два направления: практику применения закона (все ли необходимые для его реализации документы приняты, какие нормы работают, какие нет) и взаимодействие с государственными судами. Максимальное донесение до госсудов смысла и содержания норм нового законодательства – очень существенное направление деятельности, поскольку если они займут консервативную позицию в отношении арбитража, это будет тормозить его развитие. Без взаимодействия с государственными судами страна не может считаться проарбитражной. У нас было несколько случаев, когда истцы, решения Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ в отношении которых отменялись государственными судами, признавали и исполняли арбитражные решения в других странах. Нам не хотелось бы работать в таком диссонансе, поэтому надеемся, что практика наших государственных судов будет соответствовать мировой практике.

Документы по теме:

Читайте также:

Как получить право на осуществление третейского разбирательства?

Как получить право на осуществление третейского разбирательства?

Создаваемые по новым правилам арбитражные учреждения смогут начать работу не ранее 1 ноября этого года.

Новая форма третейских судов

Новая форма третейских судов

С 1 сентября 2016 года они будут создаваться исключительно при НКО по специальному разрешению Правительства РФ и называться арбитражными учреждениями.

На смену третейским судам пришли арбитражные учреждения

На смену третейским судам пришли арбитражные учреждения

Они могут быть образованы только при некоммерческих организациях.