Новости и аналитика Правовые консультации Госзакупки Отдел закупок утверждает, что права сами по себе не могут являться предметом контракта, поскольку не являются товаром; предметом закупки могут быть только услуги, товары, работы. Отдел закупок постоянно пытается внести изменения в спецификацию договора, заменив наименование предмета на "оказание услуг по передаче/продлению/расширению прав на ПО". Что является предметом государственного (муниципального) контракта при закупке неисключительных прав на программное обеспечение (лицензионный, сублицензионный договор): услуга по передаче прав или товар - право?

Отдел закупок утверждает, что права сами по себе не могут являться предметом контракта, поскольку не являются товаром; предметом закупки могут быть только услуги, товары, работы. Отдел закупок постоянно пытается внести изменения в спецификацию договора, заменив наименование предмета на "оказание услуг по передаче/продлению/расширению прав на ПО".
Что является предметом государственного (муниципального) контракта при закупке неисключительных прав на программное обеспечение (лицензионный, сублицензионный договор): услуга по передаче прав или товар - право?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
В соответствии с нормами гражданско-правового регулирования неисключительные права на программное обеспечение, приобретаемые по результатам закупки, являются самостоятельным предметом контракта, не представляя собой ни товар, ни услугу. В то же время следует учитывать, что для целей административно-технического, фискального (налогово-бюджетного) регулирования названный предмет закупки соотнесен с категорией "услуги" (и выступает в сфере закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд в этом качестве).

Обоснование вывода:
Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Закон N 44-ФЗ) не предъявляет требований к формированию предмета контракта, но содержит правила описания объекта закупки (ст. 33 Закона N 44-ФЗ). Из положений п. 3 ч. 1 ст. 1 Закона N 44-ФЗ следует, что его нормы регулируют отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в части, в том числе касающейся заключения гражданско-правового договора, предметом которого являются поставка товара, выполнение работы, оказание услуги (в том числе приобретение недвижимого имущества или аренда имущества), от имени Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования, а также бюджетными учреждениями, унитарными предприятиями либо иным юридическим лицом в соответствии с чч. 1, 2.1, 4 и 5 ст. 15 Закона N 44-ФЗ. Контракт, заключаемый в соответствии с Законом N 44-ФЗ, является гражданско-правовым договором (пп. 8, 8.1 ч. 1 ст. 3 Закона N 44-ФЗ), к отношениям по которому применяются правила Гражданского кодекса РФ, но с учетом особенностей, которые установлены Законом N 44-ФЗ. По смыслу положений Закона N 44-ФЗ под его действие подпадают возмездные договоры, по которым заказчик получает представление в натуре, в неденежной форме и оплачивает его.
Иными словами, отношения между заказчиками и поставщиками (подрядчиками, исполнителями) по своему характеру являются гражданско-правовыми, следовательно, основываются на добровольном установлении сторонами гражданских прав и обязанностей на основании договора, свободном определении его условий (п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 420, пп. 1, 4 ст. 421 ГК РФ), и с учетом требований, которые установлены Законом N 44-ФЗ. В силу принципа свободы договора стороны, заключая контракт, могут согласовать любые условия, не противоречащие закону. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. При этом требований к наименованию контрактов (гражданско-правовых договоров) ни Закон N 44-ФЗ, ни ГК РФ не предъявляют. Наименование договора (контракта) не имеет значения ни для юридической квалификации сделки, ни для целей ее исполнения. В спорном случае дать правовую квалификацию договора может только суд. В силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом будет приниматься во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений*(1).
Согласно п. 1 ст. 779 ГК РФ услугой признается определенная деятельность или действия, которые не имеют овеществленного результата, который можно было бы передать заказчику по исполнении договора, а потребляются в процессе их оказания. Товаром для целей гражданско-правового регулирования отношений купли-продажи признается вещь (п. 1 ст. 454 ГК РФ), которая, в свою очередь, представляет собой объект гражданских прав (ст. 128 ГК РФ). Программное обеспечение - программа для ЭВМ является результатом интеллектуальной деятельности - отдельным объектом гражданских прав наряду с прочими, поименованными в ст. 128 ГК РФ, и относится к объектам авторских прав, которым предоставляется такая же правовая охрана, как литературным произведениям (п. 1 ст. 1225, п. 1 ст. 1259, ст. 1261 ГК РФ). Исключительное право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом - исключительное право на произведение, относящееся к интеллектуальным правам, - принадлежит автору произведения или иному правообладателю (ст. 1226, 1229, 1270 ГК РФ). Если иное не предусмотрено Гражданским кодексом РФ, другие лица могут использовать произведение только с согласия правообладателя (п. 1 ст. 1229 ГК РФ). Предоставление права использования произведения, в том числе программы для ЭВМ, по общему правилу осуществляется по лицензионному договору, предусмотренному ст. 1235, п. 4 ст. 1286 ГК РФ, который с точки зрения гражданского законодательства отличен от договоров и поставки товара, и оказания услуг. Более того, в силу п. 1 ст. 1227 ГК РФ интеллектуальные права не зависят от права собственности и иных вещных прав на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации*(2).
Таким образом, предмет закупки - право неисключительного пользования программ ЭВМ в соответствии с нормами гражданско-правового регулирования не относится ни к товару, ни к услуге. Такое право само по себе образует самостоятельный предмет гражданско-правового договора (лицензионного).
Вместе с тем соотнесение права неисключительного пользования программ ЭВМ с категориями "товар" или "услуга" при закупке имеет определенные последствия для целей административно-технических, а также учетно-финансовых. Дело в том, что по Общероссийскому классификатору продукции по видам экономической деятельности (ОКПД 2) ОК 034-2014 (КПЕС 2008) (принят и введен в действие приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 31.01.2014 N 14-ст) соответствующие отношения классифицируются как "услуги по предоставлению лицензий на право использовать компьютерное программное обеспечение" - код 58.29.50.000. В свою очередь, на основе ОКПД 2 сформирован каталог товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (п. 2 Правил формирования и ведения в единой информационной системе в сфере закупок каталога товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденных постановлением Правительства РФ от 8 февраля 2017 г. N 145), применение которого обусловлено ст. 23 Закона N 44-ФЗ для целей обеспечения применения информации о товарах, работах, услугах и описания объекта закупки. Информация о коде объекта закупки по ОКПД 2 указывается в составе индивидуального кода закупки (смотрите пп. 5, 6 Порядка, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 10.04.2019 N 55н). Для целей бухгалтерского и налогового учета предоставление лицензий также относится к услугам (Вопрос: Налоговым органом в отношении ООО по результатам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки... Входят ли доходы организации от реализации неисключительных прав на программное обеспечение по сублицензионным договорам в выручку от разработки компьютерного программного обеспечения, консультационных услуг в данной области и других сопутствующих услуг (код ОКВЭД 2 - 62.0)? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, август 2018 г.)). Как показывает правоприменительная практика, в целях применения положений Закона N 44-ФЗ лицензионные договоры могут рассматриваться и как договоры об оказании услуг (решение УФАС по РТ от 17.12.2014 N 285-кз/2014), и как смешанные договоры, содержащие элементы лицензионного договора и договора возмездного оказания услуг (постановление Девятого ААС от 06.06.2008 N 09АП-8896/2007).

Рекомендуем также ознакомиться с материалами:
- Вопрос: Могут ли договоры о предоставлении доступа к электронной библиотеке и об оказании услуг по информационно-технологическому сопровождению программы для ЭВМ быть квалифицированы как договоры о приобретении неисключительной лицензии (неисключительных прав)? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, декабрь 2020 г.)
- Вопрос: Квалификация госконтракта о приобретении права использования программы для ЭВМ (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, октябрь 2020 г.);
- Вопрос: Значение квалификации обязательств по госконтракту как работ или услуг и именования сторон по такому контракту (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, август 2020 г.).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чашина Татьяна

Ответ прошел контроль качества

31 марта 2021 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом, а если и эти правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора, которая выявляется с принятием во внимание всех соответствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон. В связи с изложенным, а также с учетом пп. 1, 6 ст. 13 АПК РФ правовая квалификация договора определяется прежде всего существом законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаками договоров, предусмотренными законом, но не указанным сторонами наименованием квалифицируемого договора, названием его сторон, наименованием способа исполнения и т.п. (смотрите в связи с этим п. 47 постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 49).
*(2) Пунктом 2 той же статьи предусмотрено, что переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи, за исключением отчуждения оригинала произведения его собственником и правообладателем, не являющимся автором произведения (абзац второй п. 1 ст. 1291 ГК РФ). Флеш-карты или иные устройства (вещи), используемые для переноса информации, в которых выражены результаты интеллектуальной деятельности, являются материальными предметами, относимыми к имуществу (ст. 128 ГК РФ). На основании вышесказанного, учитывая, что целью заключаемого контракта является приобретение права использования программы для ЭВМ, а экземпляр такой программы может быть создан заново путем копирования на ЭВМ заказчика, без передачи материального носителя заказчику контрагентом, полагаем, что правильнее всего будет квалифицировать его как лицензионный договор или, если передача экземпляра на материальном носителе все же предполагается, смешанный договор, содержащий элементы лицензионного договора и договора поставки (п. 3 ст. 421 ГК РФ).