Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Организация утвердила бухгалтерскую годовую отчетность за 2019 год, был составлен протокол с участниками ООО. По оборотам баланса организация попала под обязательный аудит. Аудиторское заключение было отправлено в налоговую инспекцию, а также опубликовано на федресурсе. В связи с отсутствием электронной подписи публикацию на сайте опубликовали с помощью нотариуса, он подписывал своей подписью. 25.12.2019 был опубликован Обзор судебной практики Президиума ВС РФ, где изложено мнение о необходимости нотариального удостоверения решений общего собрания участников ООО, в том числе и с единственным участником общества. Надо ли утверждать протокол решения по утверждению годовой отчетности за 2019 год у нотариуса? Касается ли это всех решений общества?

Организация утвердила бухгалтерскую годовую отчетность за 2019 год, был составлен протокол с участниками ООО. По оборотам баланса организация попала под обязательный аудит. Аудиторское заключение было отправлено в налоговую инспекцию, а также опубликовано на федресурсе. В связи с отсутствием электронной подписи публикацию на сайте опубликовали с помощью нотариуса, он подписывал своей подписью. 25.12.2019 был опубликован Обзор судебной практики Президиума ВС РФ, где изложено мнение о необходимости нотариального удостоверения решений общего собрания участников ООО, в том числе и с единственным участником общества.
Надо ли утверждать протокол решения по утверждению годовой отчетности за 2019 год у нотариуса? Касается ли это всех решений общества?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется на все решения единственного участника, в том числе на решение об утверждении годовых результатов деятельности общества, в случае если альтернативный способ удостоверения решения не содержится в уставе ООО.

Обоснование вывода:
Прежде всего напомним, что на общество с ограниченной ответственность (далее - ООО, общество) с одним участником распространяются общие положения законодательства об ООО постольку, поскольку законом не предусмотрено иное и поскольку это не противоречит существу соответствующих отношений (абзац четвертый п. 2 ст. 7 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", далее - Закон об ООО). В обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно (ст. 39 Закона об ООО).
С 1 сентября 2014 года действуют положения ст. 67.1 ГК РФ. Подпункт 3 п. 3 этой статьи предусматривает, что принятие общим собранием участников ООО решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения (далее также - нотариальное подтверждение), если иной способ (подписание протокола всеми участниками или частью участников; с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения, или иной, не противоречащий закону способ) не предусмотрен уставом общества либо решением общего собрания участников общества, принятым участниками общества единогласно. После вступления в силу упомянутой нормы в судебной практике преобладал подход, предполагающий, что способ подтверждения факта принятия общим собранием участников ООО конкретного решения и состава лиц, участвовавших в его принятии (например, подписание протокола всеми участниками или частью участников), каждый раз может определяться непосредственно в этом решении общего собрания, если в собрании приняли участие все участники ООО, единогласно проголосовавшие по вопросу об использовании соответствующего способа, при этом привлечения нотариуса принятие такого решения не требует*(1).
Позднее в п. 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, утвержденного Президиумом ВС РФ 25.12.2019 (далее - Обзор о хозяйственных обществах), была высказана позиция, что требование пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ о нотариальном удостоверении принятого общим собранием участников решения и состава участников общества, присутствовавших при его принятии, распространяется на решения единственного участника хозяйственного общества, и оно подлежит нотариальному удостоверению. В Обзоре о хозяйственных обществах не разрешен вопрос, каким образом применять изложенные в нем позиции в отношении решений, принятых до утверждения Обзора. В то же время в определении ВС РФ от 30.12.2019 N 306-ЭС19-25147 содержится указание, что в целях защиты правовой определенности и разумных ожиданий участников гражданского оборота, разъяснения, приведенные в п. 3 Обзора, подлежат применению только при рассмотрении споров, связанных с оспариванием решений единственного участника, принятых после 25.12.2019 (даты утверждения Обзора). А в п. 2 письма от 15.01.2020 N 121/03-16-3 Федеральная нотариальная палата рекомендовала нотариусам при предоставлении для совершения нотариального действия решения единственного участника, принятого после 25 декабря 2019 года, проверять его надлежащее подтверждение. По мнению Федеральной нотариальной палаты, решение единственного участника ООО может быть подтверждено в достаточной степени путем проверки личности и полномочий лица, подписывающего соответствующий документ. Для подтверждения решения единственного участника ООО Палатой рекомендуется свидетельствовать подлинность подписи единственного участника ООО на таком решении.
Таким образом, в настоящее время требование о нотариальном удостоверении, установленное пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, распространяется и на решение единственного участника.
При этом отметим, что участники (единственный участник) ООО могут принять решение об альтернативном (ненотариальном) способе удостоверения решений общего собрания участников ООО:
- путем принятия решения о внесении соответствующего положения в устав ООО;
- путем принятия соответствующего решения всеми участниками ООО единогласно (пп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ).
Например, указание лишь на безнотариальную форму не означает установление иного способа удостоверения (постановление Пятого ААС от 09.02.2018 N 05АП-9217/17), а указание на ведение протокола исполнительным органом расценено судом как регулирование лишь организации ведения протокола общего собрания, а не как установление способа удостоверения решений общего собрания участников (постановление Пятого ААС от 27.02.2017 N 05АП-8626/16).
В свою очередь, отметим, что указанной нормой не установлен исчерпывающий перечень способов, которые могут использоваться в целях такого альтернативного (ненотариального) удостоверения. Следовательно, в данном случае единственный участник ООО вправе предусмотреть в уставе общества такой порядок, который позволял бы подтверждать факт принятия решения и состав присутствовавших при его принятии участников общества, например, путем подписания протокола самим участником общества. В случае, когда речь идет об обществе с несколькими участниками, положения устава могут включать такой порядок, который позволял бы подтверждать факт принятия общим собранием участников решений и состав присутствовавших при их принятии участников общества, например, путем подписания протокола участниками общества, имеющими большинство голосов от общего числа участников общества, либо путем подписания протокола всеми участниками. Наличие подобных формулировок в уставе свидетельствует об установлении альтернативного порядка удостоверения решения. Отдельного нотариального удостоверения в таком случае не нужно.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Павлова Наталия

Ответ прошел контроль качества

24 сентября 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

------------------------------------------------------------------------
*(1) Смотрите, например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2016 N Ф05-10668/16 по делу N А41-2683/2016, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 05.02.2016 N Ф10-4984/15 по делу N А36-3633/2015, постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.09.2015 N Ф04-23439/15 по делу N А27-2907/2015, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2015 N 07АП-8172/15, постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2015 N 15АП-14141/15, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29.12.2015 N Ф08-9357/15 по делу N А53-7254/2015, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.11.2015 N 19АП-4786/15, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 N 19АП-6918/15, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.11.2015 N 09АП-43387/15. Вместе с тем представлен был в судебной практике и противоположный подход (смотрите постановления Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.02.2016 N Ф03-6257/15 по делу N А51-34900/2014, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.01.2016 N 15АП-21527/15).