Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Государственным бюджетным учреждением был оплачен транспортному агентству счет за авиабилеты по маршруту Южно-Сахалинск - Владивосток - Южно-Сахалинск представителей учреждения, планирующих принять участие в международном музыкальном конкурсе в г. Владивостоке. Счет на оплату авиабилетов был выставлен от имени агентства. Перевозчиком является авиакомпания. Оплату за авиабилеты учреждение перевело на расчетный счет агентства. В связи с отменой конкурса и в соответствии с п. 11 Протокола заседания оперативного штаба по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации от 13.03.2020 N 10, письма Министерства культуры Российской Федерации от 13.03.2020 N 755-06-02, приказа Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14.03.2020 N 397, приказа ФГБОУ ВО "Дальневосточный государственный институт искусств" (организатора конкурса) об отмене данного конкурса по причине предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции, а также в соответствии с письмом Минфина России от 19.03.2020 N 24-06-06/21324 (о признании ситуации с коронавирусом в России обстоятельством непреодолимой силы) учреждение приняло решение отказаться от авиаперелета и вернуть авиабилеты. Учреждение 17.03.2020 направило агентству письмо с просьбой о возврате полной стоимости авиабилетов в соответствии с ч. 3 ст. 401 ГК РФ, ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства и правовые акты. Однако агентство отклонило требование учреждения, указав, что в данном случае полная стоимость авиабилетов не возвращается, а подлежит удержанию сумма штрафов, стоимость услуг за операцию возврата авиабилетов, стоимость оформления авиабилетов (в общей сложности удерживается порядка 1/3 от стоимости авиабилетов). 1. Правомерно ли решение агентства отказать учреждению в возврате полной стоимости авиабилетов? 2. Вправе ли агентство направить учреждение к авиаперевозчику для решением вопроса о возврате полной стоимости авиабилета? 3. Вправе ли учреждение в соответствии со ст. 1005 ГК РФ предъявить иск к агентству с требованием о выплате полной стоимости авиабилетов (или надлежащим ответчиком в данном случае будет авиаперевозчик)?

Государственным бюджетным учреждением был оплачен транспортному агентству счет за авиабилеты по маршруту Южно-Сахалинск - Владивосток - Южно-Сахалинск представителей учреждения, планирующих принять участие в международном музыкальном конкурсе в г. Владивостоке. Счет на оплату авиабилетов был выставлен от имени агентства. Перевозчиком является авиакомпания. Оплату за авиабилеты учреждение перевело на расчетный счет агентства.
В связи с отменой конкурса и в соответствии с п. 11 Протокола заседания оперативного штаба по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации от 13.03.2020 N 10, письма Министерства культуры Российской Федерации от 13.03.2020 N 755-06-02, приказа Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14.03.2020 N 397, приказа ФГБОУ ВО "Дальневосточный государственный институт искусств" (организатора конкурса) об отмене данного конкурса по причине предупреждения распространения новой коронавирусной инфекции, а также в соответствии с письмом Минфина России от 19.03.2020 N 24-06-06/21324 (о признании ситуации с коронавирусом в России обстоятельством непреодолимой силы) учреждение приняло решение отказаться от авиаперелета и вернуть авиабилеты. Учреждение 17.03.2020 направило агентству письмо с просьбой о возврате полной стоимости авиабилетов в соответствии с ч. 3 ст. 401 ГК РФ, ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства и правовые акты. Однако агентство отклонило требование учреждения, указав, что в данном случае полная стоимость авиабилетов не возвращается, а подлежит удержанию сумма штрафов, стоимость услуг за операцию возврата авиабилетов, стоимость оформления авиабилетов (в общей сложности удерживается порядка 1/3 от стоимости авиабилетов).
1. Правомерно ли решение агентства отказать учреждению в возврате полной стоимости авиабилетов?
2. Вправе ли агентство направить учреждение к авиаперевозчику для решением вопроса о возврате полной стоимости авиабилета?
3. Вправе ли учреждение в соответствии со ст. 1005 ГК РФ предъявить иск к агентству с требованием о выплате полной стоимости авиабилетов (или надлежащим ответчиком в данном случае будет авиаперевозчик)?

Согласно п. 2 ст. 108 Воздушного кодекса РФ (ВК РФ) уплаченная за воздушную перевозку провозная плата возвращается в полном объеме в случае вынужденного отказа пассажира от воздушной перевозки в связи с болезнью пассажира или члена его семьи либо близкого родственника (п. 3 указанной статьи), совместно следующих с ним на воздушном судне, что подтверждается медицинскими документами, либо в связи со смертью члена его семьи или близкого родственника, что подтверждается документально, и уведомления об этом перевозчика до окончания установленного в соответствии с федеральными авиационными правилами времени регистрации пассажиров на указанный в билете рейс, либо в связи с задержкой отправления воздушного судна, иными предусмотренными федеральными авиационными правилами действиями (бездействием) перевозчика, влекущими за собой неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору воздушной перевозки пассажира. В остальных случаях возврат провозной платы осуществляется на условиях, предусмотренных п. 1 ст. 108 ВК РФ.
Как видим, отказ пассажира от договора перевозки поездки ввиду наличия угрозы безопасности жизни и здоровью пассажира или, например, в связи с обстоятельствами, указанными в вопросе, не отнесен законом к случаям, когда провозная плата возвращается в полном размере. Поэтому право на возврат полной стоимости билетов в рассматриваемой ситуации не может быть обосновано одними лишь положениями ВК РФ. При этом, разумеется, заказчик вправе воспользоваться предусмотренной п. 1 ст. 108 ВК РФ возможностью и отказаться от воздушной перевозки, возместив основную часть расходов, понесенных на приобретение билетов.
В силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Как показывает судебная практика, для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. При этом наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали (п.п. 8, 9 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7). Действие непреодолимой силы должно быть связано с конкретными гражданско-правовыми обязательствами сторон и быть непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения (п. 5 Обзора практики Верховного Суда Чувашской Республики и Арбитражного суда Чувашской Республики от 16.08.2019, постановление АС Уральского округа от 26.06.2018 N А76-7758/2017). Бремя доказывания наличия обстоятельств непреодолимой силы лежит на должнике (п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25).
27 марта 2020 г. Торгово-промышленной палатой опубликованы разъяснения, из которых, в частности, следует, что запрет на проведение массовых мероприятий, приостановление проведения мероприятий в сфере культуры, выставочной, спортивной, развлекательной и просветительской деятельности с числом участников более 50 человек одновременно, является обстоятельством непреодолимой силы по договорам об их проведении и влечет прекращение договоров на основании ст. 417 ГК РФ. Безусловно, приведенное разъяснение актуально применительно к упомянутым в вопросе отношениям по организации и проведению международного музыкального конкурса. Однако невозможность проведения указанного конкурса напрямую никак не влияет на возможность исполнения договоров перевозки, заключенных в целях участия в конкурсе. Поэтому отмена конкурса, как нам представляется, сама по себе не может рассматриваться как обстоятельство, позволяющее отказаться от исполнения договора перевозки с полным возвратом провозной платы на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ*(1). Оценить перспективу решения этого вопроса судом в рамках настоящей консультации не представляется возможным. При рассмотрении конкретного дела суд будет устанавливать, насколько ограничения, введенные для борьбы с распространением коронавирусной инфекции, эпидемиологическая обстановка отвечают установленным законом и сформулированным судебной практикой критериям обстоятельств непреодолимой силы. Нормативный акт о введении режима повышенной готовности, в котором указывается на то, что это обстоятельство является обстоятельством непреодолимой силы, будет оцениваться судом наряду с другими доказательствами и обстоятельствами дела, в том числе при рассмотрении споров, вытекающих из государственных и муниципальных контрактов. Также важно помнить, что к обстоятельствам непреодолимой силы не могут быть отнесены предпринимательские риски, такие как нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника. Для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств на основании п. 3 ст. 401 ГК РФ необходимо, чтобы действие непреодолимой силы было связано с конкретными обязательствами сторон и было непосредственной причиной невозможности их исполнения или ненадлежащего исполнения, и это также оценивается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела. Правоприменительной практике по этим вопросам еще предстоит сформироваться.
Вместе с тем, на наш взгляд, вопрос о наличии у заказчика права требовать возврата провозной платы без каких-либо удержаний применительно к приведенной ситуации должен решаться исходя из комплексной правовой оценки ситуации. Во-первых, представляется очевидным, что, поскольку последствием введения ограничительных мер в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции в рассматриваемом случае явилась, в частности, не только отмена конкурса, но и, вероятно, невозможность размещения делегатов заказчика в отелях, указанная в вопросе закупка перестала отвечать принципу ответственности за результативность обеспечения государственных и муниципальных нужд, эффективности осуществления закупок (ст. 12 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"). Во-вторых, пандемия, даже если она сама по себе не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение конкретного обязательства, опосредованно может затрагивать интересы сторон такого обязательства. В этом смысле введение режима пандемии может квалифицироваться как существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Согласно п. 1 ст. 451 ГК РФ такое изменение является основанием для изменения или расторжения договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.
На наш взгляд, приведенные обстоятельства свидетельствуют о наличии оснований для расторжения договора на основании ст. 451 ГК РФ. Обратим внимание, что приведенное основание для прекращения договора является специальным по отношению к предусмотренным ст. 108 ВК РФ. Договор перевозки в этом случае прекращается не в связи с отказом пассажира от его исполнения, а по соглашению сторон либо на основании решения суда. Поэтому при наличии оснований, предусмотренных ст. 451 ГК РФ, не подлежат применению правила ВК РФ о частичном возврате провозной платы. При расторжении договора перевозки на основании ст. 451 ГК РФ провозная плата должна возвращаться в полном объеме (п. 4 ст. 453 ГК РФ, косвенное подтверждение этому - в апелляционном определении СК по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14 августа 2018 г. по делу N 33-12740/2018).
Перевозчик вправе передать обязанности или их часть по договору воздушной перевозки агенту, то есть лицу, осуществляющему от имени перевозчика бронирование, продажу и оформление перевозок на перевозочных документах, являясь ответственным за их действия (бездействие) перед пассажиром и выполнение договора воздушной перевозки пассажира (п. 6 Федеральных авиационных правил "Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, утвержденных приказом Минтранса РФ от 28 июня 2007 г. N 82, далее - ФАП). В этом случае провозная плата за перевозку регулярными рейсами может взиматься агентом, им же могут оформляться перевозочные документы (п.п. 29, 45 ФАП). Оплата провозной платы может осуществляться авансом (п. 36 ФАП). По смыслу п.п. 233, 234 ФАП возврат такой платы производится плательщику в порядке, предусмотренном Правилами, утвержденными приказом Минтранса РФ от 25 сентября 2008 г. N 155.
Порядок возврата провозной платы при расторжении договора перевозки в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 451 ГК РФ) указанными Правилами не урегулирован. По смыслу положений ГК РФ в этом случае перевозчик обязан возвратить провозную плату в полном размере (смотрите уже упомянутый п. 4 ст. 453 ГК РФ, п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. N 35).
По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала (п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Следовательно, если договор перевозки заключен агентом от имени перевозчика (смотрите вышеупомянутый п. 6 ФАП), обязанности по такому договору (включая обязанность вернуть провозную плату в случае прекращения договора перевозки) возникают у именно у перевозчика (принципала). То обстоятельство, что оплата производилась агенту, само по себе не имеет значения.
Однако если это предусмотрено соглашением между агентом и перевозчиком, возврат провозной платы может осуществляться и агентом (п. 231 ФАП). Информацию о том, уполномочен ли агент, у которого были приобретены билеты, на возврат провозной платы, следует уточнить непосредственно у перевозчика и агента. Требование о возврате провозной платы предъявляется в порядке, установленном правилами перевозчика, и договором воздушной перевозки пассажира, договором воздушной перевозки груза (п. 234 ФАП). Если правилами перевозчика не предусмотрен специальный порядок возврата провозной платы в полном размере для обстоятельств, аналогичных описанным в вопросе*(2), необходимо предъявить требование о расторжении договора на основании ст. 451 ГК РФ и о возврате провозной платы в полном размере. Поскольку, вероятнее всего, в приведенной ситуации агент не уполномочен перевозчиком на принятие решений о возврате провозной платы в полном размере по основаниям, не предусмотренным ВК РФ (в этом смысле его отказ от такого возврата, на наш взгляд, может квалифицироваться как правомерный), полагаем, что соответствующее требование целесообразно предъявить и агенту, и перевозчику. В случае отказа указанных лиц от расторжения договора и возврата провозной платы заказчик может обратиться в суд с требованием о расторжении договора и возврате уплаченных средств к перевозчику (как к стороне договора перевозки). Однозначно оценить перспективу рассмотрения такого требования мы не можем.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Ответ прошел контроль качества

31 марта 2020 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. 

-------------------------------------------------------------------------
*(1) То же самое, на наш взгляд, касается оснований, предусмотренных в п. 1 ст. 416 и п. 1 ст. 417 ГК РФ.
*(2) По нашим сведениям, указанный в вопросе перевозчик подобных правил не установил (смотрите в связи с этим материал по ссылке: https://www.s7.ru/ru/info/notification/covid-19/#zayavka-na-izmenenie-bil eta).