Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Законно ли условие в договоре, который заключен в целях исполнения государственного контракта, о том, что: "Покупатель осуществляет оплату в течение 30 (тридцати) дней по факту поставки товара и подписания товарной накладной (ТОРГ-12) или иного универсального передаточного документа в соответствии с действующим законодательством при представлении оригиналов счета, счетов-фактур, а также доведения до покупателя соответствующих денежных средств государственным заказчиком"?

Законно ли условие в договоре, который заключен в целях исполнения государственного контракта, о том, что: "Покупатель осуществляет оплату в течение 30 (тридцати) дней по факту поставки товара и подписания товарной накладной (ТОРГ-12) или иного универсального передаточного документа в соответствии с действующим законодательством при представлении оригиналов счета, счетов-фактур, а также доведения до покупателя соответствующих денежных средств государственным заказчиком"?

Дать однозначный ответ на данный вопрос не представляется возможным. Поясним почему.
Прежде отметим, что, как указывает п. 2 ст. 307 ГК РФ, из любого договора возникают обязательства, в каждом из которых стороны договора являются должником и кредитором по отношению друг к другу (п. 1 ст. 307, п. 2 ст. 308 ГК РФ). При этом обязательство, в соответствии с п. 3 ст. 308 ГК РФ, не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). В случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства.
Отсюда следует, что каждый договор порождает отдельные обязательства, по общему правилу не зависящие от обязательств по другим договорам. Возможность постановки исполнения одного обязательства от исполнения другого - причем только если эти обязательства возникли между одними и теми же лицами - специально устанавливаются отдельными нормами, ст.ст. 410, 522 ГК РФ.
Более того, в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Отсюда можно сделать вывод, что по общему правилу исполнение обязательства по одному договору не может быть поставлено в зависимость от исполнения обязательств другого лица по другому договору.
Кроме того, согласно ст. 190 ГК РФ установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Также срок может определяться указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.
Исходя из приведенных норм, ранее суды неоднократно признавали увязку срока оплаты с какими-либо действиями неправомерной. Так, в постановлении Восемнадцатого ААС от 20.07.2016 N 18АП-7141/16 указано, что условие, устанавливающее срок оплаты выполненных работ - "по мере поступления денежных средств", противоречит действующему законодательству, поскольку поступление денежных средств является не событием (не зависящим от воли сторон договора), а активным волевым действием одной из его сторон (смотрите также постановление Первого ААС от 01.07.2016 N 01АП-3280/16). Соответственно, срок исполнения обязательства по оплате не может считаться установленным (смотрите также постановление Двенадцатого ААС от 10.09.2008 N 12АП-4687/2008).
Равным образом суды приходили к выводу, что факт представления счетов-фактур не является событием, которое может не наступить, поэтому при наличии в договоре условия об оплате (товаров, работ, услуг) после предоставления счетов-фактур суды считают, что срок оплаты в таких договорах не определен (смотрите, например, постановления Одиннадцатого ААС от 31.12.2008 N 11АП-8398/2008, Восемнадцатого ААС от 29.07.2008 N 18АП-4435/2008).
Однако с 1 июня 2015 года вступили в силу изменения, внесенные в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ. Исходя из действующей с указанной даты редакции п. 1 ст. 314 ГК РФ, исчисление срока исполнения обязательства допускается в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной или наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. При этом в силу внесенной в Гражданский кодекс РФ указанным Законом ст. 327.1 ГК РФ исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон.
Исходя из данных норм, исполнение обязательств по оплате определенно может быть увязано с действиями стороны, которой такая оплата причитается, например с выставлением ею счетов на оплату и счетов-фактур.
Более того, поскольку перечень событий, с которыми может увязываться исполнение обязательств, в законе не определен и каких-либо принципов их определения как надлежащих, соответствующих требованиям закона не дан, можно сделать вывод, что исполнение данных обязательств может быть увязано и с получением стороной, которая должна осуществить оплату, денежных средств от третьего лица, например, заказчика по договору, во исполнение которого покупателем приобретается товар. Именно такой вывод содержится в ответе на вопрос 2 разъяснений по вопросам, возникающим в судебной практике, включенных в Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2017), утвержденный Президиумом ВС РФ 26.04.2017.
По нашему мнению, действие указанных норм в таком толковании вступает в противоречие с нормами, приведенными выше, особенно в свете толкования, сложившегося в правоприменительной практике (особенно это касается ст.ст. 190 и 314 ГК РФ). Поэтому, полагаем, считать данный вопрос разрешенным окончательно затруднительно. Определенно таковым его можно будет считать только при условии того или иного разрешения вопроса именно о коллизии норм Верховным Судом РФ или изменения законодательства.
Кроме того, заметим, что приведенная формулировка сама по себе не является однозначно ясной. Она может быть истолкована и как устанавливающая точный срок для исполнения обязанности по оплате - 30 дней, но ставящая ее исполнение в зависимость от определенных действий поставщика и третьих лиц, так и как ставящая в зависимость от этих действий срок исполнения обязательства. В последнем случае оно может быть оспорено, как прямо противоречащее ст. 190 ГК РФ. Оценить судебную перспективу спора о толковании конкретного условия конкретного договор мы не считаем возможным, поскольку в силу ст. 431 ГК РФ, ст. 71 АПК РФ суд вправе дать свое толкование, исходя из собственной оценки текста договора и (или) - при необходимости - с учетом предшествующих договору переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон. Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (смотрите также, например, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.12.2010 по делу N А53-6159/2010, постановление Девятого ААС от 12.03.2014 N 09АП-3430/14).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Чашина Татьяна

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Серков Аркадий

9 октября 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.