Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право На что может претендовать подрядчик (на какую компенсацию) в случае расторжения с ним договора по ст. 717 ГК РФ? Может ли подрядчик получить компенсацию упущенной выгоды (подрядчик взял кредит, арендовал технику, нанял людей, обеспечил площадку необходимыми хозяйственными постройками)?

На что может претендовать подрядчик (на какую компенсацию) в случае расторжения с ним договора по ст. 717 ГК РФ?
Может ли подрядчик получить компенсацию упущенной выгоды (подрядчик взял кредит, арендовал технику, нанял людей, обеспечил площадку необходимыми хозяйственными постройками)?

Статья 717 ГК РФ, устанавливая право заказчика в любой момент расторгнуть договор подряда, если иное не предусмотрено этим договором, определяет также последствия такого отказа. Из положений данной статьи следует, что подрядчик имеет право, во-первых, на оплату уже выполненных им к моменту расторжения договора работ, а во-вторых, на возмещение убытков в размере, не превышающем разницу между уже оплаченными работами и общей стоимостью работ по договору.
Тем не менее, данная статья не конкретизирует, какие расходы или неполученные доходы входят в понятие убытков, возмещаемых заказчиком на основании данной статьи. Соответственно, в этом случае должны применяться общие положения ст. 15 и ст. 393 ГК РФ, дающие определение убыткам и определяющие их состав.
Анализ данных статей ГК РФ показывает, что они также не содержат перечня конкретных расходов и неполученных доходов, относящихся к убыткам, устанавливая лишь то, что убытки делятся на две категории: на реальный ущерб, то есть расходы, которые лицо, чье право нарушено, уже произвело или должно будет произвести в будущем для восстановления нарушенного права, а также утрата или повреждение его имущества, и на упущенную выгоду, то есть неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
Изложенное показывает, что указанные в вопросе расходы подрядчика и неполученная им прибыль чисто теоретически могут охватываться понятием убытков. Однако необходимо помнить, что указание в ст. 717 ГК РФ на обязанность заказчика возместить подрядчику убытки, связанные с расторжением договора по инициативе заказчика, не освобождают подрядчика от обязанности привести доказательства, во-первых, наличия таких убытков, во-вторых, их размера и, в-третьих, наличия причинно-следственной связи между возникновением убытков и расторжением заказчиком в одностороннем порядке договора подряда (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25), п. 19 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 51 от 24.01.2000 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда", постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.01.2018 N Ф03-5450/17, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.01.2018 N 19АП-8616/17).
Поэтому в каждом отдельно взятом случае для определения того, будут или нет подлежать те или иные расходы подрядчика возмещению со стороны заказчика, значение имеют, во-первых, обстоятельства, при которых были произведены такие расходы, и, во-вторых, - наличие доказательств, подтверждающих необходимость их осуществления для исполнения договора, их невозвратность в результате расторжения договора подряда, тот факт, что такие расходы не были бы понесены подрядчиком при нормальном течении гражданского оборота, а также иные обстоятельства, обосновывающие причинно-следственную связь между расторжением договора и возникновением убытков.
В частности, в одном из дел суд отказал во взыскании расходов подрядчика на уплату процентов по кредиту, на аренду техники, на укомплектование штата работников на том основании, что подрядчик, принимая на себя обязательства по выполнению работ по договору подряда при отсутствии у него в месте проведения этих работ техники, персонала, а также при отсутствии оборотных средств на исполнение договора, действовал на свой страх и риск как лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, и при этом не привел иных доказательств наличия причинно-следственной связи между возникшими у него убытками и расторжением договора подряда (смотрите, например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2011 N 09АП-19792/11).
Что же касается возмещения неполученных доходов (упущенной выгоды), то в дополнение к вышеизложенному необходимо помнить, что истцу необходимо доказать, какие именно доходы он реально (достоверно) получил бы, если бы не утратил возможность выполнять работы, предусмотренные контрактом, при обычных условиях гражданского оборота, какие меры были им к этому предприняты, какие приготовления сделаны, а также то, что действия заказчика по расторжению договора явились единственной причиной к тому, что такие доходы подрядчиком в итоге не получены (п. 4 ст. 393 ГК РФ, п. 14 Постановления N 25, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.06.2018 N Ф07-4964/18, постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.08.2016 N Ф05-10977/16).
Так, например, суд отклонил иски подрядчика к заказчику, в которых упущенная выгода была рассчитана исходя из заложенной в смету на строительство сметной прибыли (смотрите, например, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 06.02.20013 по делу N А32-16348/2012).
Таким образом, из вышеизложенного следует, что удовлетворение требований заказчика в каждом отдельно взятом случае зависит от конкретных обстоятельств дела, проведенной подрядчиком подготовки к сбору доказательств, правильному расчету убытков, четкому установлению причинно-следственной связи между возникшими убытками и расторжением договора заказчиком.
Кроме того, необходимо принимать во внимание также и то, что согласно ст. 71 АПК РФ доказательства, представляемые сторонами судебного спора, оцениваются судом по своему внутреннему убеждению, в их совокупности, и ни одно из таких доказательств не имеет для суда заранее установленной силы, поэтому окончательное решение по заданному Вами вопросу может вынести лишь суд с учетом конкретных обстоятельств дела.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

21 сентября 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.