Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Может ли автономная некоммерческая организация "Спортивно-стрелковый клуб" осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых создана указанная организация, самостоятельно, не создавая хозяйственные общества или участвуя в них? Является ли в таком случае предпринимательской деятельностью оказание услуг на платной основе по стрельбе из оружия в тире?

Может ли автономная некоммерческая организация "Спортивно-стрелковый клуб" осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых создана указанная организация, самостоятельно, не создавая хозяйственные общества или участвуя в них?
Является ли в таком случае предпринимательской деятельностью оказание услуг на платной основе по стрельбе из оружия в тире?

Прежде всего отметим, что принципиальная возможность осуществления автономной некоммерческой организацией (далее также - АНО) предпринимательской деятельности следует как из общих положений гражданского законодательства, посвященных правовому положению некоммерческих организаций (п.п. 1 и 2 ст. 24 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (далее - Закон N 7-ФЗ)), так и из специальных норм, регулирующих деятельность непосредственно АНО (п. 2 ст. 10 Закона N 7-ФЗ, п. 5 ст. 123.24 ГК РФ).
Вместе с тем необходимо иметь в виду, что положения п. 5 ст. 123.24 ГК РФ сформулированы не самым удачным образом. Согласно их буквальному прочтению АНО вправе заниматься предпринимательской деятельностью, необходимой для достижения целей, ради которых она создана, и соответствующей этим целям, создавая для осуществления предпринимательской деятельности хозяйственные общества или участвуя в них. С одной стороны, учитывая, что п. 1 ст. 2 ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимает прежде всего самостоятельно осуществляемую деятельность, носящую рисковый характер, а участие лица в хозяйственном обществе по смыслу ст. 87 и ст. 96 ГК РФ не предполагает непосредственного осуществления им какой-либо деятельности и означает несение рисков только в пределах внесенного вклада в уставный капитал, можно предположить, что данная норма предоставляет возможность АНО осуществлять предпринимательскую деятельность самостоятельно, а также создавать хозяйственные общества, занимающиеся такой деятельностью, и/или участвовать в них.
С другой стороны, следует помнить, что п. 2 ст. 24 Закона N 7-ФЗ под предпринимательской и иной деятельностью некоммерческих организаций, приносящей доход, понимает в том числе и участие этих организаций в хозяйственных обществах. И хотя по уже отмеченным нами выше причинам участие в хозяйственных обществах не отвечает признакам предпринимательской деятельности и должно рассматриваться в качестве иной деятельности, приносящей доход, отсутствие в данной норме четкого разграничения предпринимательской и иной приносящей доход деятельности позволяет толковать эту норму расширительно. Иными словами, в силу этой нормы участие в хозяйственных обществах может рассматриваться также в качестве разновидности предпринимательской деятельности некоммерческой организации, пусть и осуществляемой опосредованно. Подобное толкование п. 2 ст. 24 Закона N 7-ФЗ с учетом того, что абзац второй данного пункта предусматривает возможность установления законодательством ограничений на предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность некоммерческих организаций отдельных видов, изменяет и понимание п. 5 ст. 123.24 ГК РФ: в этом контексте указанная норма ограничивает право АНО на занятие предпринимательской деятельностью только одним способом - участием в осуществляющих соответствующую предпринимательскую деятельность хозяйственных обществах.
Следует отметить, что данная точка зрения поддерживается и судебной практикой, которая указывает на невозможность для АНО осуществлять предпринимательскую деятельность самостоятельно, без создания соответствующего хозяйственного общества (смотрите, например, постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5.02.2018 N 18АП-16867/17, апелляционное определение СК по административным делам Белгородского областного суда от 21.07.2016 по делу N 33а-3676/2016, решение Автозаводского районного суда г. Тольятти Самарской области от 06.12.2017 по делу N 2а-11057/2017).
Тем не менее, это, на наш взгляд, не означает невозможности для АНО непосредственно оказывать какие-либо услуги, отвечающие целям ее деятельности, и взимать за это плату. Ведь из буквального толкования п. 1 ст. 123.24 ГК РФ и п. 1 ст. 10 Закона N 7-ФЗ следует, что основной целью создания АНО является именно предоставление услуг в сферах образования, здравоохранения, культуры, науки и иных сферах некоммерческой деятельности. При этом ни ст. 123.24 ГК РФ, ни ст. 10 Закона N 7-ФЗ не устанавливают, что такие услуги должны и могут предоставляться АНО только на безвозмездной основе. Не вытекает условие о безвозмездном оказании услуг АНО и из общих положений гражданского законодательства о некоммерческих организациях. Следовательно, можно сделать вывод, что законодательство допускает непосредственное оказание АНО услуг за плату. В противном случае, если бы для возмездного оказания любых услуг АНО требовалось бы создание хозяйственного общества, то, с учетом названных выше целей создания АНО, утрачивался бы всякий смысл в учреждении организации с такой организационно-правовой формой.
Косвенно данный вывод подтверждается и положениями действующего законодательства. Так, например, ст. 101 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации" предоставляет организациям, осуществляющим образовательную деятельность, к числу которых в силу п.п. 18 и 20 ст. 2, ч. 1 ст. 22 этого Закона и п. 3 ст. 50 ГК РФ могут относиться и АНО, право осуществлять указанную деятельность за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг.
К аналогичному выводу приходят и органы государственной власти в разъяснениях, даваемых ими по вопросам осуществления деятельности АНО. В частности, Министерство юстиции РФ, так же как и суды в приведенных выше постановлениях, отмечает, что предпринимательская деятельность может осуществляться АНО только опосредовано - через создание хозяйственных обществ или участие в них. Однако иную деятельность, приносящую доход, не относящуюся к предпринимательской, АНО может осуществлять без создания хозяйственных обществ или участия в них (смотрите разъяснение "Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций", размещенное на официальном сайте Министерства юстиции РФ в сети Интернет (с текстом разъяснения можно ознакомиться пройдя по ссылке http://minjust.ru/ru/node/313370).
Впрочем, подтверждение возможности АНО самостоятельно извлекать доход путем взимания платы за услуги, оказываемые ею непосредственно в качестве исполнителя, на практике осложняется тем, что понятия "предпринимательская деятельность" и "деятельность, приносящая доход" в законодательстве четко не разграничены.
Выше уже отмечалось, что п. 2 ст. 24 Закона N 7-ФЗ, формально отделяя эти два вида деятельности некоммерческих организаций друг от друга, фактически не дает представления о том, что из перечисленного в этой норме следует считать предпринимательской деятельностью, а что - иной деятельностью, приносящей доход.
Не помогает, как показывают также приводившиеся выше доводы, и использование для такого разграничения общего определения предпринимательской деятельности, содержащегося в п. 1 ст. 2 ГК РФ, поскольку, вопреки указанным в этой норме признакам, п. 5 ст. 123.24 ГК РФ фактически признает возможность осуществления предпринимательской деятельности через участие в хозяйственных обществах.
Более того, из п. 4 ст. 50 ГК РФ вытекает, что законодатель, по сути, отказывается от использования термина "предпринимательская деятельность" по отношению к деятельности, осуществляемой некоммерческой организацией, заменяя его термином "деятельность, приносящая доход" (в частности, именно последний термин используется при характеристике деятельности бюджетного учреждения - п. 5 ст. 123.22 ГК РФ). Поэтому использование термина "предпринимательская деятельность" по отношению к деятельности АНО в ст. 123.24 ГК РФ является практически единственным случаем в Кодексе, когда данный термин применяется напрямую к деятельности некоммерческой организации. Причем в этой норме также не содержится критериев, которые позволили бы установить, в каких случаях оказание АНО услуг является предпринимательской деятельностью и требует создания хозяйственного общества, а когда - деятельностью, приносящей доход.
Для поиска критерия для такого разграничения следует, на наш взгляд, обратить внимание на сферы деятельности, для предоставления услуг в которых создается АНО (п. 1 ст. 123.24 ГК РФ и п. 1 ст. 10 Закона N 7-ФЗ). Как мы полагаем, по смыслу, заложенному в указанные нормы законодателем, услуги, которые оказывает непосредственно АНО, должны иметь своей прямой целью достижение определенных результатов именно в соответствующей нематериальной сфере развития человека (общества) (например, результатом может являться получение лицом, которому оказаны услуги, определенного уровня образования, достижение им определенного уровня спортивной подготовки, улучшение состояния его здоровья, продвижение в научной сфере и т.п.).
В пользу данной точки зрения свидетельствует правоприменительная практика, которая подчеркивает, что цели деятельности АНО, обозначаемые в ее уставе и связанные с получением платы за оказываемые услуги, должны иметь своим результатом, в первую очередь, достижение определенных нематериальных результатов, квалифицируемых как общественное благо (смотрите, например, решение Арбитражного суда Ульяновской области от 13.02.2015 по делу N А72-14649/2014).
Также косвенное подтверждение сделанному нами выводу можно найти и в ранее применявшемся законодательстве. В частности, действовавшие до 1 сентября 2013 года нормы п. 1 и п. 2 ст. 46 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-I "Об образовании" не рассматривали в качестве предпринимательской платную образовательную деятельность негосударственного образовательного учреждения, если получаемый от нее доход полностью шел на возмещение затрат на обеспечение образовательного процесса (в том числе на заработную плату), его развитие и совершенствование в данном образовательном учреждении.
В связи с изложенным полагаем, что если в рассматриваемом случае оказываемые спортивно-стрелковым клубом на платной основе услуги по стрельбе из оружия в тире имеют своим первоначальным конечным итогом достижение потребителями этих услуг результатов в какой-либо нематериальной, общественно-полезной сфере (например, получение спортивного разряда, обучение безопасному обращению с оружием и т.п.), то такие услуги не должны расцениваться как предпринимательская деятельность и для их оказания клубу не нужно создавать хозяйственное общество.
В заключение обращаем Ваше внимание на то, что в связи с неопределенностью формулировок законодательства, отсутствием как в законодательстве, так и в правоприменительной практике четких критериев для разграничения видов деятельности АНО, все вышеизложенное является лишь нашим экспертным мнением, а окончательное решение по заданному вопросу может вынести лишь суд с учетом конкретных обстоятельств дела.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
кандидат юридических наук Широков Сергей

Ответ прошел контроль качества

4 апреля 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.