Новости и аналитика Новости ВС РФ подтвердил законность правил подачи электронных документов в суды общей юрисдикции

ВС РФ подтвердил законность правил подачи электронных документов в суды общей юрисдикции

ВС РФ подтвердил законность правил подачи электронных документов в суды общей юрисдикции
Brian A Jackson / Shutterstock.com

Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело об оспаривании отдельных положений Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа (далее – Порядок), пришел к выводу об их соответствии закону (решение ВС РФ от 11 сентября 2017 г. № АКПИ17-581).

Недовольство заявителей вызвали правила подачи кассационных жалоб, а также требование о необходимости приложения представителем к подаваемому обращению в суд документа, подтверждающего его полномочия. Кроме того, один из заявителей ссылался на нарушение процедуры принятия указанного Порядка и отсутствие у Судебного департамента при ВС РФ полномочий на его издание.

В обоснование своих требований заявители указывали следующее:

  • п. 3.1.3 и подп. 11 п. 4.5 Порядка обязывают представителей при подаче обращения в суд прикладывать к нему документ, подтверждающий их полномочия на эти действия. При несоблюдении данного требования документы не принимаются. По мнению одного из заявителей, указанные положения допускают отклонение обращений (без приложения к ним доверенности или ордера), поданных представителями, полномочия которых оформлены в специальном порядке (в частности, полномочия представителя могут быть выражены в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде), а также представителями, документы о полномочиях которых уже имеются в материалах соответствующего дела;
  • согласно п. 3.2.4 Порядка к кассационной жалобе, представлению, подаваемых в рамках гражданского судопроизводства, прилагаются обжалуемые постановления суда в виде электронных документов, подписанных усиленной квалифицированной электронной подписью судьи (судей), принявшего постановление, либо электронных образов обжалуемых постановлений, заверенных усиленной квалифицированной электронной подписью судьи, председательствующего по делу, председателя суда (заместителя председателя суда) или уполномоченного работника аппарата суда. Один из заявителей указывал, что это требование лишает лицо, подающее кассационную жалобу, возможности самому сделать электронные образы обжалуемых судебных постановлений и подписать их своей электронной подписью. А это существенно затрудняет процесс обжалования, так как изготовление постановления в форме электронного документа является правом, а не обязанностью суда. К тому же выполнение судебного постановления в форме электронного документа или изготовление его копии в виде электронного образа осуществляются лишь при наличии технической возможности в суде.

ВС РФ не нашел оснований для удовлетворения заявленных требований.

Он отметил, что Порядок издан Судебным департаментом при ВС РФ в пределах предоставленных ему полномочий и с соблюдением установленной процедуры.

Требование о приложении к обращению в суд, подаваемому представителем, документа, подтверждающего его полномочия, относится к случаям, когда у суда отсутствуют сведения о наличии у конкретного лица подобных полномочий. В случае же направления в суд электронных документов представителями, документы о полномочиях которых имеются в материалах соответствующего дела, суд может установить данный факт на основании номера конкретного гражданского или административного дела, указанного при направлении электронных документов. При этом представитель может и сам указать сведения о документе, удостоверяющем его полномочия, и его наличии в конкретном судебном деле.

Также ВС РФ отметил, что специальный порядок оформления полномочий представителя, на который ссылался один из заявителей, может быть реализован лишь при непосредственной фиксации судом подобного волеизъявления и соответствующего ему процессуального действия лица, участвующего в деле. Подобное оформление полномочий представителя во внесудебном порядке не предусмотрено ни ГПК РФ, ни КАС РФ.

В отношении оспариваемого положения, касающегося порядка подачи кассационной жалобы, ВС РФ отметил, что невозможность выполнения судебного постановления в форме электронного документа или его копии в виде электронного образа может быть обусловлена отсутствием технической возможности в суде. Вместе с тем такое ограничение допускается не оспариваемой нормой Порядка, а Федеральным законом от 23 июня 2016 г. № 220-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти". Доводы же административного истца, по мнению ВС РФ, основаны на его желании дополнить действующее нормативное регулирование правом лица, подающего кассационную жалобу, подписывать электронной подписью созданные им же электронные образы обжалуемых судебных постановлений. Однако внесение дополнений в оспариваемый нормативный правовой акт относится к полномочиям издавшего его федерального государственного органа.

Отметим, что это не первая попытка оспорить положения введенного в действие менее года назад Порядка подачи электронных документов в суды общей юрисдикции. Предыдущее обращение в ВС РФ с подобным требованием было связано с тем, что в Порядке не предусмотрен срок принятия решений по поданным в электронном виде обращениям (срок, в течение которого заявителю направляется в электронном виде извещение о принятии либо отклонении его обращения). По мнению заявительницы, это не соответствует ст. 133 ГПК РФ и затрудняет доступ к правосудию. Верховный Суд РФ тогда также не нашел оснований для удовлетворения требований (решение ВС РФ от 17 апреля 2017 г. № АКПИ17-126). 

Источник: ИА "ГАРАНТ"

Документы по теме:

Читайте также:

Не исключено, что перечень оснований для пересмотра судебных решений по уголовным делам расширится

Не исключено, что перечень оснований для пересмотра судебных решений по уголовным делам расширится

Речь идет о случаях толкования закона, примененного в деле, не соответствующем его конституцион­но-правовому смыслу.