Новости и аналитика Мнения Авторы Гензель Виталий Пределы осуществления прав по исчислению налога: новые правила взаимодействия с контрагентами

Пределы осуществления прав по исчислению налога: новые правила взаимодействия с контрагентами

Гензель Виталий

Виталий Гензель

Директор направления "Налоги и право" Группы компаний SRG

специально для ГАРАНТ.РУ

С 19 августа 2017 года в Налоговом кодексе появилась новая статья – ст. 54.1, регламентирующая пределы осуществления прав по исчислению налога. Она направлена на противодействие схемам уклонения от уплаты налогов в виде искажения сведений о фактах хозяйственной деятельности и борьбе с фирмами-однодневками через конструкцию реальности сделки.

Если сведения о фактах хозяйственной жизни не были искажены, сделка была реальна, товар или услуга – поставлены или выполнены тем лицом, которое указано в договоре, значит, претензий со стороны налоговых органов не будет.

При этом установлено, что не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы налога неправомерным:

  • подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом;
  • нарушение контрагентом законодательства о налогах и сборах;
  • возможность получения налогоплательщиком того же результата при совершении иных не запрещенных законом сделок.

Мнения практиков в части введения в действие ст. 54.1 НК РФ разделились – одни считают, что новые правила ухудшают положение налогоплательщика, накладывая дополнительные обязанности, другие – что улучшают. Этот вопрос дискуссионный. Как отметил заместитель начальника Контрольного управления ФНС России, государственный советник РФ 2 класса, к. э. н. Константин Новоселов в ходе состоявшегося 9 августа круглого стола, проведенного Группой компаний SRG совместно с Российской гильдией управляющих и девелоперов, ничего не изменилось – доктрина необоснованной налоговой выгоды как была, так и осталась, только теперь она включена в закон. Кроме того, налоговые органы ушли от таких оценочных понятий, как должная осмотрительность (письмо ФНС России от 28 декабря 2017 г. № ЕД-4-2/26807).

ФНС России заняла открытую позицию – на сегодняшний день вышло уже несколько публичных писем, в которых затрагивается проблема применения ст. 54.1 НК РФ (например, письмо ФНС России от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@, письмо ФНС России от 31 октября 2017 г. № ЕД-4-9/22123@).

Ведомство ориентировано на то, что схему уклонения от уплаты налогов нельзя применить неосознанно. Такие схемы работают только умышленно, и ФНС России называет несколько признаков умысла:

  • согласованность действий участников хозяйственной деятельности;
  • предопределенность движения денежных и товарных потоков;
  • совершение ряда неслучайных действий (операций), подчиненных единой цели: возможности отражения заведомо ложных сведений о фактах хозяйственной жизни и создания искусственного документооборота и получения налоговой экономии и др.

Тем самым ошибка в применении нормы законодательства сама по себе не влечет применение ст. 54.1 НК РФ.

При этом нововведение позволило уйти от претензий к контрагентам, начиная со второго звена. Если раньше, условно говоря, на пятом звене контрагент не сдал отчетность, не заплатил налоги, представители ведомства все равно приходили к налогоплательщику, поскольку он являлся выгодоприобретателем.

Вместе с тем больше не применяется такой инструмент, как налоговая реконструкция (письмо ФНС России от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@). Налоговые органы теперь не определяют расчетным способом объем прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего умышленное искажение фактов хозяйственной жизни. Ему будет отказано в праве на учет понесенных расходов и на заявление по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме, даже если работы реально выполнены, но не доказано, что выполнены лицом, указанным в договоре.

Подход к сбору доказательственной базы с введением ст. 54.1 НК РФ не изменился. В любом случае представители ведомства обязаны провести соответствующие контрольные мероприятия. Только доказав факт нереальности сделки, они могут предъявить претензию налогоплательщику.

По словам Константина Новосёлова, руководство ФНС России ориентировано на то, что решения по ст. 54.1 НК РФ будут "штучными": в центральный аппарат зашло буквально несколько десятков дел, в которых налогоплательщики оспаривали применение положений этой статьи по отношению к ним. Тем самым никакой проблемы с применением ст. 54.1 НК РФ, с точки зрения чиновника, в настоящий момент нет.

 

Должная осмотрительность – быть или не быть?

Давайте рассмотрим вопрос должной осмотрительности, на которой практика строилась предыдущие 11 лет. Это понятие не было четко закреплено ни в законе, ни в судебной практике. Многие компании начали вводить у себя службы, ответственные за комплаенс. Особенно это касается крупных предприятий. При этом нагрузка по проверке контрагентов распределялась между сотрудниками юридического отдела, бухгалтерии, налоговой службы и т. д. И это действительно помогало создать некий "щит" на случай претензий со стороны налоговых органов.

Однако после вступления в силу ст. 54.1 НК РФ ФНС России дала указание сотрудникам не использовать данный термин (письмо ФНС России от 28 декабря 2017 г. № ЕД-4-2/26807). Причин тому несколько. Во-первых, его трудно применять (как налогоплательщику, так и налоговому органу). Во-вторых, за 11 лет налогоплательщики научились создавать видимость должной осмотрительности и конструировать ее. Естественно, налоговый орган отошел от этого понятия и запретил его использовать, чтобы исключить злоупотребления.

Сохранится ли деятельность комплаенс-служб в том виде, в котором она существовала до вступления в силу ст. 54.1 НК РФ? С учетом того, что теперь появилось такое важное положение, как отсутствие вины (налогоплательщик не обязан отвечать за неуплату налогов контрагентом), можно было бы сказать, что должная осмотрительность будет отмирать. Но это не совсем так, и вот почему.

Пока не сформирована полноценная судебная практика, работу комплаенс-службы приостанавливать нельзя. Одним из важнейших критериев стала вина, и она будет очевидна, если вы никаким образом не подтвердите, что заключение сделки с конкретным контрагентом носило реальный экономический деловой характер. Заключение любого договора должно происходить на основании анализа, выполнятся ли работы данным контрагентом и будут ли они выполнены качественно. Установить это можно, если вы будете проверять его репутацию, запрашивать информацию о других выполненных проектах, то есть делать все то, что делали, когда проявляли должную осмотрительность.

Аналогичной позиции придерживается и Константин Новосёлов, отмечая, что по факту должная осмотрительность все же остается с точки зрения выбора контрагента. Налогоплательщик должен знать своего контрагента: насколько он реальный и сможет ли он выполнить условия договора.

 

Критерии вины налогоплательщика

Реальность работ/услуг продолжает оставаться основным критерием, который доказывает наличие налоговой выгоды – умышленная она была или нет. Первое, на что обратят внимание налоговые органы –  искажение фактов о хозяйственной деятельности, причем умышленное (то есть бухгалтерская ошибка таким искажением не является). При этом действия налогоплательщика будут проверять с точки зрения наличия таких манипуляций, как:

  • дробление бизнеса (письмо ФНС России от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/15895@);
  • создание искусственных условий для получения налоговых льгот;
  • нереальность исполнения сделки (когда вы заведомо знали, что товары не будут поставлены, работы выполнены и др.);
  • неправомерное применение международных соглашений и др.

Перечень не является закрытым. Если такое искажение отсутствует, "фильтр" продолжается и налоговый орган будет проверять, имеете ли вы право на налоговую выгоду. Например, совершена ли сделка непосредственно для налоговой экономии. Если другой цели не было, то вы уже в группе риска. И, разумеется, обязательство по сделке должно быть исполнено той стороной, которая указана в договоре или право исполнения договора которой передано законом.

Если раньше можно было, доказав реальность работ, снять с себя обвинение в неуплате налогов, то с учетом положений ст. 54.1 НК РФ есть вероятность, что наличие выполненных работ и даже их доказанная реальность не спасут от претензий, если налоговый орган обнаружит, что работа выполнена не стороной по договору.

Основной подход ФНС России следующий – если сделка реальна, то она должна быть выполнена тем, кто указан в договоре. Предотвратить это можно, правильно выстроив взаимоотношения с контрагентом. Прежде всего, нужно прописать в договоре, что право выполнения работы/оказания услуги может быть передано третьему лицу, причем в данном случае следует определить, может ли заказчик устанавливать контроль над субподрядчиком или нет. Помимо этого, в договоре желательно сделать оговорку, согласно которой подрядчик обязан уведомить заказчика о том, что определенный объем работ или конкретные операции (услуги) будут выполнены третьим лицом.

Также стоит избегать существенного отклонения указанной в договоре цены от рыночной. Этот факт может стать дополнительным индикатором того, что сделка совершена с некоммерческой целью.

Кроме того, одним из механизмов защиты в рамках договора является включение в него положений о гарантиях и заверениях (ст. 431.2 Гражданского кодекса). При этом контрагент гарантирует, что заплатит любые налоговые доначисления, если они произошли по его вине. Тем самым он проходит некий "тест на адекватность" – вы можете оценить, насколько он добросовестный (решение Арбитражного суда Ростовской области от 12 декабря 2016 г. по делу № А53-22858/2016). Вместе с тем стоит обратить внимание на следующий нюанс: если указать в договоре с контрагентом случаи, в которых тот обязан был возместить убытки, это серьезно усложнит задачу, поскольку в конкретной ситуации данная оговорка может не сработать (решение Арбитражного суда Свердловской области от 29 марта 2018 г. по делу № А60-65645/2017).

Наряду с самостоятельной проверкой субподрядчика с помощью открытых общедоступных источников, рекомендую также запрашивать соответствующую информацию у подрядчика. Такая фиксация передачи документов о субподрядчике станет дополнительным "кирпичиком" в стену вашей защиты, поскольку так вы докажете отсутствие с вашей стороны умысла на уклонение от уплаты налогов. Если в дальнейшем этот субподрядчик не уплатит налог, это будут его проблемы. Именно в этом принципиальное отличие новой нормы.

 

Подтверждение вины налогоплательщика – кто виноват и что делать?

Чтобы доказать виновность, налоговые органы могут проводить различные мероприятия. К таковым, в частности, относится допрос. В моей практике это один из основных инструментов, который позволяет подтвердить недобросовестность налогоплательщика.

В связи с этим мы всегда настоятельно рекомендуем отдельно работать с людьми, которым предстоит пойти на допрос. Объяснять им их права, рассказывать, когда можно отказаться от прямого ответа. Очень помогало присутствие на допросах адвоката. Но недавно вышло новое письмо налогового ведомства, согласно которому его отношение к присутствию на допросах защитников резко поменялось. Более того, теперь присутствие адвоката может считаться одним из показателей того, что налогоплательщику есть что скрывать, иначе он не пришел бы на допрос с помощником (письмо ФНС России от 10 июля 2018 г. № ЕД-4-15/13247 "О профилактике нарушений налогового законодательства").

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Подробнее о новом письме, направленном на профилактику нарушений налогового законодательства, читайте в материале "Резонансное письмо ФНС России об аннулировании налоговых деклараций: профилактика нарушений или дискредитация конституционных прав?"

Помимо допроса, налоговики могут проводить осмотры помещений, инвентаризацию имущества, выемку документов. ФНС России настроена на отказ от формального подхода. Сейчас каждый аргумент стараются доказать и обосновать, поэтому оспорить решение налогового органа становится сложнее.

Если претензии все же не удалось избежать, нужно сделать акцент на доказывании отсутствия вины, то есть подтвердить наличие деловой цели совершения конкретной сделки с конкретным контрагентом.

Вместе с тем нельзя не отметить, что показателей, по которым ФНС России выявляет недобросовестные отношения сейчас около 90. Это внутренний документ, поэтому мы знаем только примерную цифру, однако каждый год эти показатели добавляются и совершенствуются. Ориентируясь на выработанную систему индикаторов, налоговые органы с большой долей вероятности находят неблагонадежные сделки. Поэтому, можно сказать, они делают одолжение, когда в своем заключении предлагают вам откорректировать обязательство самостоятельно, чтобы вы могли избежать хотя бы доначисления штрафов и пеней.


***

У нас нет полноценной судебной практики, поэтому пока мы не знаем позицию судов. Но уже сейчас понятен основной вектор движения в применении ст. 54.1 НК РФ: ФНС России сделала порядок применения этой нормы более прозрачным. Как реализация положений статьи продолжит свое развитие, покажет первая судебная практика. Есть основания полагать, что первые решения появятся к концу этого года.

Документы по теме: