Новости и аналитика Новости Нужно ли доказывать в арбитражном процессе действие закона больших чисел?

Нужно ли доказывать в арбитражном процессе действие закона больших чисел?

Нужно ли в доказывать в арбитражном процессе действие закона больших чисел?
sergign / Shutterstock.com

Суд отказался применить закон больших чисел и распространить выводы о качестве кредитов, полученные на полуторапроцентной выборке заемщиков, на весь кредитный портфель. Потому что закон больших чисел не является общеизвестным фактом, а относится к математической категории, применение которой при установлении обстоятельств и оценке доказательств по делу не предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 18 января 2018 г. № Ф02-6581/17).

К такому выводу пришел Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа, рассматривая дело об оспаривании сделки по продаже кредитного портфеля на 3,4 млрд рублей.

Покупателем прав требования в отношении 44 666 заемщиков выступил банк, который вскоре потерял лицензию и был признан банкротом. Агентству по страхованию вкладов (далее – АСВ) эта цессия показалась подозрительной, и вскоре Банк России провел выборочную проверку 691 заемщика из спорного портфеля. Результаты проверки оказались неутешительными:

  • номера кредитных договоров из "сомнительного" договора уступки прав полностью или частично совпали с номерами договоров из бюро кредитных историй в абсолютно всех проверенных случаях;
  • однако, согласно кредитным историям, по всем указанным договорам имеются расхождения в датах выдачи (в договоре уступки прав кредиты "описаны" как более свежие);
  • кроме того, согласно кредитным историям, по всем указанным договорам имеются расхождения в суммах кредитов (в договоре уступки прав, приобретенных банком, заявлялись кредиты на существенно большие суммы);
  • при этом, часть заемщиков согласно кредитным историям имели просроченные платежи свыше 4-х месяцев, часть кредитов первоначальными кредиторами была уступлена третьим лицам (а информация о приобретателях отсутствует), часть кредитов в бюро кредитных историй имеет статус "закрыт".

Таким образом, выборочная проверка кредитных договоров установила, что кредиты с характеристиками, указанными в спорном договоре цессии (дата кредитного договора, сумма кредита, качество обслуживания долга и т.д.), кредитными учреждениями не выдавались.

Но можно ли распространить результаты исследования выборки из 691 просмотренного договора кредита на все 44 666, права по которым были переданы по спорной сделке? Банк России полагал, что можно, потому что этот 691 заемщик был выбран по специальной методике:

  • сначала – по ранжированию по величине остатка долга – выбрали 800 наиболее крупных заемщиков;
  • затем направили запросы в бюро кредитных историй, отчеты поступили в отношении 691 заемщика;
  • при этом – при выборе банков для проверочных мероприятий – банки также были ранжированы по сумме и количеству приобретенных требований. В результате было выбрано пять банков, имевших наибольшую среднюю сумму требований;
  • все эти пять банков подтвердили выдачу кредитов указанным в запросах заемщикам, однако сами кредиты были более дешевыми и более "старыми", чем заявлялись в спорном договоре передачи прав требований.

Поэтому, по мнению Банка России, проведенная выборка является репрезентативной, отражающей состояние всех требований, являющихся предметом спорной сделки, поскольку каждый из 691 заемщика выбран случайно, однако, несмотря на это, средний результат выборки показал одно и то же – отсутствие совпадений в датах выдачи кредитов и сумм выданных кредитов при одновременном совпадении полностью или в части номеров кредитных договоров.

Указанная закономерность обладает свойством устойчивости и подтверждает соответствующую закономерность, что в полной мере соответствует закону больших чисел, применяемому в теории вероятностей, составляющей раздел математики.

Основываясь на этих фактах, АСВ потребовало признать покупку кредитного портфеля недействительной, а 3,4 млрд руб – вернуть в обратно в банк.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций согласились с аргументами АСВ. Дополнительно они ссылались на следующее:

  • в нарушение спорного договора никто не уведомил "проданных" заемщиков о передаче прав требований и смене кредитора. Учитывая, что кредитные правоотношения, как правило, предусматривают ежемесячный платеж, то всякий разумный и добросовестный цедент/цессионарий поспешит уведомить заемщиков о сделке до наступления очередного срока исполнения обязательства (ст. 385 Гражданского кодекса);
  • в нарушение спорного договора цедент так и не передал банку документы кредитных досье заемщиков;
  • кредитные истории всех проверенных Банком России заемщиков не содержат информации о том, что права требований по их кредитам имеются у продавца спорного кредитного портфеля.

Суды признали, что банку-банкроту были уступлены несуществующие права требования, что является основанием для признания такой сделки недействительной в порядке п. 1 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Впрочем, отметил суд, даже если спорный кредитный портфель состоял бы из действительных прав требований к заемщикам, подобная сделка была бы недействительной в связи с неравноценностью, поскольку приобретение прав требований к 44 666 физическим лицам, на сумму около 3,5 млрд руб., возврат которых не обеспечен залогом и поручительством, при одновременной уплате более 97% денежных средств от стоимости приобретенных прав не может рассматриваться в качестве равноценного встречного предоставления.

Однако суд кассационной инстанции категорически не согласился с доводами АСВ: чтобы делать выводы о качестве переданных прав требований, нужно сначала исследовать все переданные права требования, а не распространять на весь страховой портфель выводы выборочной проверки 1,5% по количеству и 10% от общей суммы уступленных прав.

Но – возражали представители АСВ – ведь результаты этой выборки достаточны для формировании общего вывода, поскольку соответствуют закону больших чисел, применяемому в теории вероятностей. А опровергнуть закон больших чисел и теорию вероятностей невозможно в силу их общеизвестности.

Однако, как пояснил кассационный суд, не нуждаются в доказывании лишь те обстоятельства, которые признаны арбитражным судом общеизвестными. То есть общеизвестность обстоятельств устанавливает арбитражный суд при рассмотрении конкретных дел. Для признания факта общеизвестным требуется, чтобы он был известен широкому кругу лиц, в том числе и составу суда, рассматривающему дело.

Вот потому-то закон больших чисел не является общеизвестным фактом. Он относится к математической категории. А применение математической категории при установлении обстоятельств и оценке доказательств по делу не предусмотрено процессуальным законом.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций не оценили еще одно обстоятельство – после покупки кредитного портфеля банк заключил с третьим лицом отдельный договор на сервисное обслуживание прав требований по спорному договору и перечисление банку денежных средств с заемщиков. Между тем, этот договор исполняется, и какие-то платежи по нему проходят. Это может свидетельствовать о том, что по спорной сделке были переданы все-таки не фейковые, а реально существующие права.

В итоге дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

! Перепечатка

Добавить ГАРАНТ.РУ в ваши источники

Документы по теме: