Новости и аналитика Аналитические статьи ВС РФ уточнил основные положения о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

ВС РФ уточнил основные положения о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

ВС РФ уточнил основные положения о незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
kaninstudio / Depositphotos.com

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление, уточняющее понятия огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, в том числе квалификацию совершаемых преступлений с их использованием (Постановление Пленума ВС РФ от 11 июня 2019 г. № 15 "О внесении изменений в постановление Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 года № 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств", (далее – Постановление № 15). Документ вступил в силу 11 июня.

Для подтверждения актуальности принятия Постановления № 15 судья ВС РФ Алексей Шамов привел статистические данные, согласно которым количество осужденных за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов (ст. 222 Уголовного кодекса), в том числе за их хищение или вымогательство (ст. 226 УК РФ) в 2018 году составило почти 12 тыс., при этом годом ранее было на 100 человек меньше.

Основанием для разработки новых разъяснений послужило то, что в 2014 году УК РФ был дополнен статьями, которые касаются незаконного приобретения, передачи, сбыта, хранения, перевозки или ношения взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222.1 УК РФ), а также их незаконного изготовления, переделки или ремонта (ст. 223.1 УК РФ). При этом уголовная ответственность за указанные преступления наступает с 14 лет, в то время как за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов и изготовление оружия – с 16 лет (ст. 20 УК РФ). Законодатель отнес незаконное изготовление взрывчатых веществ, их переделку или ремонт к категории тяжких преступлений, предусмотрев ответственность в виде лишения свободы на срок от трех до шести лет, со штрафом в размере от 100 тыс. до 200 тыс. руб. или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет (ч. 1 ст. 223.1 УК РФ). В отличие от ответственности за незаконное изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия и боеприпасов, так как данное деяние относится к категории преступлений средней тяжести и соответствующая норма предусматривает максимальный срок лишения свободы пять лет со штрафом до 200 тыс. руб. или в размере дохода осужденного на период до одного года (ч. 1 ст. 223 УК РФ).

Может ли быть назначен на должность директора муниципального автономного учреждения человек, имеющий судимость по части 4 ст. 222 УК РФ, если им получено решение о допуске к педагогической деятельности? Ответ на этот и другие практические вопросы – в "Базе знаний службы Правового консалтинга" в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Алексей Шамов обратил внимание на то, что новый законодательный подход вызвал у судов общей юрисдикции ряд вопросов относительно применения и разграничения норм об ответственности за оборот припасов и взрывных устройств. По его мнению, отсутствие их однозначного понимания у судей привело к неодинаковым походам при разрешении одних и тех же правовых ситуаций. "В частности, некоторые из них испытывали трудности, связанные с юридической оценкой незаконных действий в отношении средств инициирования взрыва, находящихся отдельно от боеприпасов, для которых они предназначены, и незаконных действий с ручными гранатами, в которых на момент их обнаружения средства инициирования взрыва, отсутствовали", – подчеркнул судья ВС РФ.

До принятия Постановления № 15 под боеприпасами понимали предметы вооружения и метаемое снаряжение как отечественного, так и иностранного производства, предназначенные для поражения цели, независимо от наличия или отсутствия у них средств для инициирования взрыва (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 12 марта 2002 г. № 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств", далее – Постановление № 5). При этом к боеприпасам, взрывчатым веществам и взрывным устройствам не относились патроны, не имеющие поражающего элемента, и не предназначенные для поражения цели. Промышленные или самодельные изделия являлись взрывными устройствами, которые функционально объединяли взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор (п. 5 Постановления № 5). Таким образом, до принятия Постановления № 15 незаконные действия с ручной гранатой, снаряженной запалом, подлежали квалификации по статье, касающейся боеприпасов (ч. 1 ст. 222 УК РФ). А за незаконные действия только с запалом привлекали к ответственности по статье за обращение с взрывчатыми веществами или взрывными устройствами (ч. 1 ст. 222.1 УК РФ). При этом, если были зафиксированы противоправные действия с гранатой и с запалом в отдельности, то по совокупности преступлений назначали наказание по этим двум статьям. По словам Алексея Шамова, в результате сложилась ситуация, при которой незаконный оборот ручных гранат, снаряженных запалом, имел меньшую общественную опасность, чем незаконный оборот запала к ним. Кроме того, он отметил, что виновные лица могли быть необоснованно привлечены к уголовной ответственности по совокупности преступлений. В связи с этим судьи ВС РФ приняли во внимание, что незаконные действия с гранатой или иным взрывным устройством, изготовленные самодельным или промышленным способом, имеют схожие принципы в поражающей способности и должны расцениваться как равные по степени общественной опасности. Поэтому на сегодняшний день боеприпасы определены как все виды патронов к огнестрельному оружию независимо от калибра, изготовленные промышленным или самодельным способом, а также иные предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание (п. 4 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 были скорректированы и расширены понятия "взрывчатое вещество" и "взрывное устройство", с учетом примечаний к списку товаров и технологий двойного назначения, используемых при создании вооружений и военной техники, и в отношении которых осуществляется экспортный контроль (п. 5 Постановления № 15, п. 17-18 примечаний к Списку товаров и технологий двойного назначения, утв. указом Президента РФ от 17 декабря 2011 г. № 1661). Так, взрывное устройство – это промышленное или самодельное изделие, содержащее взрывчатое вещество, функционально предназначенное для производства взрыва и способное к взрыву (п. 5 Постановления № 15). В том время как ранее под взрывным устройством понимали изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (п. 5 Постановления № 5). Судьи ВС РФ приняли решение отнести к взрывным устройствам приспособления для инициирования взрыва – запал, взрыватель, детонатор, находящиеся отдельно от самого изделия, для привлечения к ответственности за незаконное приобретение, передачу, изготовление, хищение, контрабанду взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст. 222.1, ст. 223.1, ст. 225-226.1 УК РФ. Это соотносится с позицией, закрепленной в Постановлении № 5, в соответствии с которой хищение составных частей и деталей боеприпасов, содержащих взрывчатые вещества или взрывные устройства, такие, как запалы, детонаторы, взрыватели, следует квалифицировать как оконченное хищение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 226 УК РФ, п. 13 Постановления № 5). В свою очередь взрывчатое вещество – химическое соединение или смесь веществ, например, тротил, аммониты, пластиты, эластиты, порох, способные под влиянием внешних воздействий к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению – взрыву с выделением большого количества энергии (п. 5 Постановления № 15). При этом ранее под взрывчатыми веществами понимали химические или механические смеси веществ, способные к взрыву без доступа кислорода воздуха (п. 5 Постановления № 5).

Кроме того, в Постановлении даны разъяснения относительно квалификации незаконного оборота предметов вооружения или метаемых снаряжений (п. 5 Постановления № 15). Они учитываются как боеприпасы, однако при наличии в своем составе взрывчатого вещества, функционально предназначенного для производства взрыва и способного к взрыву, будут обладать признаками взрывного устройства. К ним можно будет отнести противопехотную мину и ручную гранату. Если в ходе рассмотрения дела суд общей юрисдикции установит, что предмет вооружения или метаемого снаряжения содержит в своем составе взрывчатое вещество, предназначенное или способное к взрыву, то незаконные действия следует квалифицировать по ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Ранее отсутствовало положение с разъяснением признаков состава преступления при незаконном снаряжении патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения или газовому оружию (ч. 4 ст. 223 УК РФ). С 11 июня под незаконным сбытом оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств понимают их безвозвратное отчуждение новому лицу, в результате совершения какой-либо противоправной сделки, исключив из текста положение о том, что эти предметы отчуждаются в собственность иных лиц (п. 10 Постановления № 15). При этом незаконные действия с боеприпасами, огнестрельным оружием и его основными частями не требуют самостоятельной квалификации каждого из незаконных действий по ч. 1-3 ст. 222 или по ст. 222.1 УК РФ. Если совершены несколько незаконных действий, то они образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 222, ст. 223, ст. 222.1 или ст. 223.1 УК РФ.

Судьи ВС РФ дополнили Постановление № 5 новым разъяснением, согласно которому предметом преступления при хищении или вымогательстве огнестрельного оружия (ст. 226 УК РФ) будет являться в том числе гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, а также огнестрельное оружие ограниченного поражения (подп. "а" п. 11 Постановления № 15). Они исходили из того, что указанные виды оружия могут быть предметом преступлений, связанных не только с незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, но и предметом хищения или вымогательства.

В Постановлении № 15 содержится новое разъяснение, касающееся незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза или государственную границу РФ с государствами – членами этого союза огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств (п. 16 Постановления № 15). Если лицо при этом еще и совершит действия, связанные с незаконным оборотом этим предметов, то содеянное подлежит дополнительной квалификации по статье о контрабанде (ст. 226.1 УК РФ, п. 12 Постановления Пленума ВС РФ от 27 апреля 2017 года № 12 "О судебной практике по делам о контрабанде").

При разработке проекта Постановления № 15 судьи ВС РФ учитывали и принятые ими ранее разъяснения по отдельным вопросам. В частности, при освобождении лица от уголовной ответственности, в том числе и в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям особенной части УК РФ, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление (п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года № 19 "О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности"). Однако, по словам Алексея Шамова, несмотря на это разъяснение, на практике по делам о преступлениях, связанных с незаконным приобретением боеприпасов, изготовлением взрывчатых веществ и взрывных устройств, возникают соответствующие вопросы. В связи с этим судьи ВС РФ указали, что добровольная сдача огнестрельного оружия и других предметов (ст. 222-223.1 УК РФ) не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела или уголовного преследования не влечет реабилитацию лица, совершившего преступление (подп. "в" п. 17 Постановления № 15).

В Постановлении № 15 также затрагиваются вопросы о малозначительности деяний, выраженные в приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении патронов к огнестрельному оружию, которые относятся в предмету преступления по ст. 222 УК РФ. Так, суды должны исходить из степени общественной опасности содеянного при решении вопроса о незаконности действий, образующих состав указанного преступления (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Им рекомендовано учитывать такие обстоятельства, как количественные характеристики – хранение нескольких патронов и качественные показатели предмета, мотив и цель, которыми руководствовалось лицо, поведение, предшествующее совершению деяния или в период совершения деяния (п. 18 Постановления). Кроме того, изъятые и приобщенные к уголовному делу, в том числе конфискованные, гражданское и служебное оружие, а также патроны к нему подлежат передаче в территориальные органы Росгвардии или в органы внутренних дел (п. 19 Постановления).

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме: