Новости и аналитика Аналитические статьи Судьи не пришли к единому мнению, как следует регистрировать родившихся от суррогатной матери детей

Судьи не пришли к единому мнению, как следует регистрировать родившихся от суррогатной матери детей

Судьи не пришли к единому мнению, как следует регистрировать родившихся от суррогатной матери детей
funfamilyfoto / Depositphotos.com

Государственная регистрация ребенка, родившегося от суррогатной матери, производится по заявлению супругов при предоставлении ее согласия и документа, подтверждающего факт рождения ребенка (п. 5 ст. 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния", далее – Закон № 143-ФЗ). Положения закона закрепляют право быть записанными в качестве родителей только лиц, состоящих в браке между собой и давших свое согласие на применение методов вспомогательных репродуктивных технологий (п. 4 ст. 51 Семейного кодекса). В связи с этим органы, осуществляющие государственную регистрацию актов гражданского состояния (далее – органы ЗАГС) отказывают в регистрации рождения детей гражданам, не состоящим в браке, а также одиноким женщинам и мужчинам. Рассмотрим более подробно судебную практику по этим делам.

 

Регистрация ребенка, рожденного от суррогатной матери, лицами...


Не состоящими в зарегистрированном браке

Так, суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований гражданам о регистрации ребенка, рожденного от суррогатной матери, в связи с тем, что они между собой не состояли в браке (апелляционное определение Московского городского суда от 18 июля 2016 г. № 33-27809/16). По мнению суда, только лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания с ее согласия, могут быть записаны родителями ребенка (п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ). Районный суд не принял во внимание тот факт, что, согласно выписному эпикризу истцы имели генетическую связь с ребенком и у них было согласие от суррогатной матери на запись их родителями новорожденного.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с выводами нижестоящего суда. Он отметил, что граждане по своему усмотрению могут распоряжаться принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (ст. 7 Семейного кодекса РФ). При этом в законодательстве прямо предусмотрено, что мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии согласия обеих сторон на медицинское вмешательство (ч. 3 ст. 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", далее – Закон № 323-ФЗ). Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что не предусмотрены какие-либо запреты или ограничения на применение вспомогательных репродуктивных технологий в зависимости от супружеского статуса лиц, желающих воспользоваться ими. В связи с этим решение суда первой инстанции было отменено и принято новое, удовлетворяющее требования истцов и обязывающее орган ЗАГС записать их родителями ребенка, рожденного от суррогатной матери.

 

Одинокой матерью

Если рассматривать дела, где истицей выступала одинокая женщина, то несмотря на прямое закрепление в законе (п. 3 ст. 55 Закона № 323-ФЗ) ее права применять вспомогательные репродуктивные технологии, органы ЗАГС отказывали в регистрации детей, рожденных при участии суррогатной матери, и им приходилось обращаться в суд за восстановлением своих прав.

Так, в одном случае при вынесении решения в пользу одинокой женщины суд обосновал свою позицию следующим образом (решение Туапсинского городского суда Краснодарского края от 24 ноября 2016 г. по делу № 2а-1633/16):

  • для государственной регистрации рождения ребенка истица предоставила заявление о записи ее матерью и документ, подтверждающий факт рождения ребенка, выданный медицинской организацией (п. 5 ст. 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния", далее – Закон № 143-ФЗ);
  • истице был поставлен диагноз – бесплодие, у нее был поздний репродуктивный возраст и по медицинским показателям врачи рекомендовали программу экстракорпорального оплодотворения с привлечением суррогатной матери;
  • суть суррогатного материнства заключается в том, что оплодотворенная яйцеклетка пересаживается в организм генетически посторонней женщины, которая вынашивает и рожает ребенка не для себя, а для бездетной супружеской пары. При этом обе стороны выражают на это свое письменное согласие;
  • одинокая женщина имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство (ч. 3 ст. 55 Закона № 323-ФЗ).

Другой суд общей юрисдикции по аналогичному делу также встал на сторону одинокой женщины (решение Мещанского районного суда города Москвы от 13 марта 2018 г. по делу 2а-0121/20181).

Обстоятельства данного дела заключались в следующем. Истица – генетическая мать, суррогатная мать и медицинская клиника заключили договор, согласно которому генетической матери, являющейся одинокой женщиной, оказываются медицинские услуги по диагностике и лечению бесплодия методами вспомогательных репродуктивных технологий. В результате этого у суррогатной матери родились две девочки. Несмотря на то, что она предоставила согласие на государственную регистрацию рождения детей с указанием истицы в качестве их матери, орган ЗАГС отказал. Он обосновал это тем, что родителями ребенка могут быть записаны только супруги, а истица в браке не состоит.

Суд общей юрисдикции, не разделяя точку зрения органа ЗАГС, указал, что договор на вынашивание ребенка суррогатной матерью может быть заключен одинокой женщиной и отказ в регистрации ее в качестве матери является неправомерным (ч. 9 ст. 55 Закона № 323-ФЗ). На основании этого районный суд удовлетворил требования истицы и обязал орган ЗАГС записать ее матерью родившегося ребенка.

 

Бабушкой

При этом матерью ребенка, родившегося от суррогатной матери, может быть записана женщина, которая биологически является его родственником – например, бабушкой (решение Прикубанского районного суда города Краснодара от 1 ноября 2016 г. по делу № 2-13109/2016). Несмотря на на то, что происхождение ребенка от матери устанавливается на основании медицинских документов или иных доказательств, подтверждающих рождение ребенка ею (п. 1 ст. 48 Семейного кодекса РФ). Суть рассматриваемого судом дела заключалась в следующем. Истица являлась матерью лица, который в силу тяжелого заболевания произвел криоконсервацию его биологического материала (эякулята). Данный материал она использовала после его смерти, согласно заключенному договору об оказании услуг между ней и суррогатной матерью. При этом истица в браке не состояла, и на основании этого орган ЗАГС отказался указывать истицу матерью родившегося ребенка.

Районный суд вынес решение в пользу женщины, указав следующее:

  • сын истицы предоставил ей письменное согласие на распоряжение его биоматериалом, в случае его смерти;
  • суррогатная мать, а также ее супруг дали согласие на запись истицы в качестве матери;
  • отсутствие в законе норм, допускающих государственную регистрацию детей, родившихся от суррогатной матери по заявлению не состоящей в браке женщины, имеющую и правовую, и генетическую связь с рожденным ребенком, не должно нарушать права заявителя и этого ребенка;
  • в сложившейся ситуации возможно применение аналогии закона, в частности использовать положения, согласно которым для регистрации ребенка от суррогатной матери необходимо предоставить документ, подтверждающий факт его рождения и согласие женщины его родившей и будущего родителя на применение метода искусственного оплодотворения (п. 5 ст. 16 Закона № 143-ФЗ, п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ).

При этом имеется и противоположное решение по аналогичному делу. Так, районный суд отказал в удовлетворении исковых требований истице, в связи с тем, что она не состояла в браке (решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2011 г. по делу № 2-2222/112). Этой же позиции придерживался суд апелляционной инстанции, оставив решение районного суда без изменения (апелляционное определение Московского городского суда г. Москвы от 16 января 2014 г. по делу № 33-0819/20143).

 

Одиноким отцом

Противоречивая судебная практика наблюдается при признании одинокого мужчины отцом ребенка, рожденного от суррогатной матери.

Согласно ряду судебных решений суды общей юрисдикции не раз признавали, что нет запретов или ограничений относительно возможности для женщины или для мужчины, не состоящих в браке, реализовать себя как мать или отец с применением методов вспомогательных репродуктивных технологий (решение Бабушкинского районного суда г. от 4 августа 2010 г. по делу № 2-2745/10, решение Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 4 марта 2011 г. по делу №2-1601/11, решение Тверского районного суда г. Москвы от 25 марта 2011 г. по делу № 2-1894/2011). При принятии решения в пользу истцов суды также сослались на то, что действующее законодательство исходит из равенства прав, в том числе и для мужчин (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ).

Однако имеется и противоположное решение, когда в одной такой ситуации суд встал на сторону органа ЗАГС (решение Тушинского районного суда города Москвы от 19 марта 2014 года по делу № 2-1472/2014). Мужчина обратился в орган ЗАГС для регистрации двоих детей, рожденных от суррогатной матери. При этом просил в графе "мать" поставить прочерк или указать, что неизвестна. Орган ЗАГС отказал в регистрации рождения детей в связи с тем, что истец не состоит в браке, несмотря на представленное согласие от суррогатной матери и ее супруга на запись истца единственным родителем рожденных детей.

Суд первой инстанции отказал истцу в удовлетворении исковых требований. Свою точку зрения суд обосновал тем, что при регистрации рождения ребенка сведения об отце вносятся на основании свидетельства о браке родителей, по совместному заявлению отца и матери или по заявлению матери ребенка, если отцовство не установлено (п. 3 ст. 48, п. 2 ст. 51 Семейного кодекса РФ). Однако, законодательно не закреплен порядок государственной регистрации рождения и записи родителей ребенка, рожденного у неизвестной матери – анонимного донора клеток, выношенного и рожденного суррогатной матерью. Суд не принял во внимание представленный истцом акт из медицинского центра, подтверждающий его отцовство в отношении детей, так как данный документ вступает в противоречие с положениями, регламентирующими порядок внесения сведений о родителях ребенка в книгу записи рождения.

При этом суд апелляционной инстанции согласился с выводами нижестоящего суда и отказал в удовлетворении жалобы (апелляционное определение Московского городского суда от 22 июля 2014 г. по делу № 33-29316/20144).

 

Изменения, предложенные членами Совета Федерации, о внесении изменений в Семейный кодекс РФ и Закон № 143-ФЗ

В связи с рассогласованностью норм, регулирующих регистрацию детей, рожденных от суррогатной матери, члены Совета Федерации еще год назад подготовили проект федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной регистрации рождения ребенка, в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий"5 (далее – Законопроект). Они хотят внести в Семейный кодекс РФ и Закон № 143-ФЗ изменения, которые позволят мужчине и женщине, как состоящим, так и не состоящим в браке, а также одинокой женщине, давшим согласие на применение вспомогательных репродуктивных технологий, быть записанными родителями (родителем) ребенка в книге записей рождения. По мнению сенаторов, разработанные изменения позволят избежать нарушений прав одиноких женщин и лиц, не состоящих в браке, а также уменьшения количества рассматриваемых судами дел по данному вопросу. На данный момент законопроект включен для рассмотрения в примерную программу весенней сессии Госдумы в мае.

 

***

Рассмотренная судебная практика показывает, что у судей имеется различная позиция по вопросу регистрации детей, рожденных от суррогатной матери. В случае, если будет принят закон на основе указанного выше законопроекта, позволяющий регистрировать рождение ребенка по заявлению лиц, не состоящих в браке между собой и одинокой женщиной, то, возможно, это позволит устранить существующие противоречия в судебной практике. Однако управляющий партнер юридической компании "ЭНСО" Алексей Головченко отметил, что инициаторы проекта не предусмотрели ряд нюансов. "Почему в качестве биологического родителя может быть записана одинокая женщина, а одинокий мужчина нет?" – спрашивает он. Эксперт подчеркнул, что существуют мужчины, которые хотят иметь детей от суррогатной матери и их права тоже должны быть защищены. С ним согласна юрист Европейской Юридической Службы Ольга Широкова. Она считает, что факт регистрации ребенка, родившегося вследствие реализации программы суррогатного материнства как у супружеской пары, так и у одинокого родителя, должен регулироваться одними и теми же статьями и требованиями закона. Эксперт добавила, что необходимо также урегулировать вопрос, касающихся регистрации ребенка, рожденного от суррогатной матери, которая в силу объективных причин не может дать на это свое согласие (например, из-за смерти при родах). В связи с этим Ольга Широкова предложила считать основанием для регистрации рождения ребенка договор суррогатного материнства, заключенный между женщиной, родившей ребенка (суррогатной матерью) и нареченными родителями, согласившимися на имплантацию эмбриона.

______________________________

1 С текстом решения Мещанского районного суда г. Москвы от 13 марта 2018 г. по делу 2а-0121/2018 можно ознакомиться на официальном портале г. Москвы судов общей юрисдикции .
2 С информацией о решении Бабушкинского районного суда г. Москвы от 28 апреля 2011 г. по гражданскому делу № 2-2222/11 можно ознакомиться на официальном портале г. Москвы судов общей юрисдикции.
3 С информацией об апелляционном определении Московского городского суда г. Москвы от 16 января 2014 г. по делу № 33-0819/2014 можно ознакомиться на официальном портале г. Москвы судов общей юрисдикции.
4 С информацией об апелляционном определении Московского городского суда от 22 июля 2014 г. по делу 33-29316/2014 можно ознакомиться на официальном портале г. Москвы судов общей юрисдикции.
5 С текстом законопроекта № 473140-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственной регистрации рождения ребенка, в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий" и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме: