Новости и аналитика Аналитические статьи Уже волшебник, но еще учусь: о послевузовском образовании юристов

Уже волшебник, но еще учусь: о послевузовском образовании юристов

Уже волшебник, но еще учусь: о послевузовском образовании юристовСовершенствованию своих знаний и навыков юристы уделяют едва ли не больше внимания, чем представители других профессий – ведь законодательство часто меняется и к тому же нередко имеет дефекты, обойти которые иногда бывает не так-то просто. Мы выделили основные формы послевузовского образования юристов и попросили экспертов поделиться мнением о каждой из них. Во многом их выводы оказались схожи. 

 

Получение ученой степени

Контроль за качеством диссертационных работ в последнее время серьезно ужесточился. В частности, теперь перед принятием работы к защите диссоветы просят предоставить заключение о проверке на плагиат, текст кандидатской диссертации размещается на сайте ВАК при Минобрнауки России не позднее, чем за два месяца до защиты (для докторских диссертаций – три месяца), но и после защиты с ним может ознакомиться любой желающий (в течение семи месяцев со дня защиты для кандидатских, для докторских – девяти).

Многие юристы имеют достаточно обширный практический материал, который может лечь в основу диссертации, и желают получить ученую степень. Вариантов два: аспирантура (очная и заочная) и соискательство.

Впрочем, термин "соискательство" исчез из официальных документов после принятия нового закона об образовании (Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"), и какое-то время судьба соискательства как такового была неясна. Однако в мае 2014 года был утвержден порядок прикрепления и подготовки диссертации без освоения программы подготовки в аспирантуре – фактически, это и стало заменой соискательства (приказ Минобрнауки России от 28 марта 2014 г. № 248 "О Порядке и сроке прикрепления лиц для подготовки диссертации на соискание ученой степени кандидата наук без освоения программ подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре (адъюнктуре)"). В одном из ответов Электронной приемной МГУ имени М.В. Ломоносова соискательство уже переименовано в "прикрепительство". Конкретный срок прикрепления устанавливают сами вузы, но он в любом случае не может превышать трех лет.

Правда, в отделе аспирантуры Юридического факультета МГУ нашему порталу сообщили, что прием документов на соискательство временно приостановлен, и вряд ли будет возобновлен в ближайшее время. Так же ответили и в Высшей школе экономики, где еще не принят соответствующий локальный нормативный акт, в Финансовом университете при Правительстве РФ и Российской академии правосудия. Вместе с тем, МГИМО МИД России уже в грядущем учебном году будет прикреплять соискателей, желающих защитить диссертацию (длительность обучения составляет три года, стоимость – 121 тыс. руб. в год).

Бюджетных мест для аспирантов не так много, и получают их в основном те, кто приходит в науку сразу после окончания учебы – поэтому нередко практикующие юристы поступают в аспирантуру (или прикрепляются к вузу) на платной основе. Стоимость обучения в платной заочной аспирантуре ведущих столичных вузов колеблется от 100 тыс. до 200 тыс. руб. в год.

Мы спросили у экспертов, стоит ли практикующим юристам или выпускникам вузов, ориентированным на практику, получать ученую степень. 

 

    МНЕНИЕ

    Роман Бевзенко

    Роман Бевзенко, профессор Российской школы частного права:

    "Уверен, что не стоит. Все-таки ученая степень – это именно научная регалия, хотя ее авторитет (особенно в сфере юриспруденции) в последние годы был сильно подорван. Подготовка научной работы в форме кандидатской диссертации предполагает серьезное изучение истории вопроса, проведение сравнительно-правового исследования проблемы, обращение к результатам исследования схожих вопросов в смежных областях знаний (для исследований в сфере гражданского права, например, мне представляется особо важным учет результатов экономических исследований).

    Разумеется, в диссертации вполне могут быть решены какие-то практические задачи, однако жизнь показывает, что все рассуждения автора о том, что было бы правильным статью такую-то закона изложить в такой-то редакции, являются не более чем данью формальности. В современных российских условиях они не оказывают никакого реального воздействия на практическую юриспруденцию. (Хотя не могу не сказать, что в свою бытность руководителем аналитического подразделения аппарата Высшего Арбитражного Суда я внимательно следил за новыми работами нескольких российских авторов, и при подготовке абстрактных разъяснений ВАС РФ мы довольно активно результатами этих исследований пользовались.)

    Не в последнюю очередь именно из-за этого российская юридическая наука воспринимается практиками как "вещь в себе", как рассуждения о том, "входит ли поведение в содержание правоотношения или не входит", а потому вообще не имеющая прикладного значения. Выходит, что "научные" исследования (это касается и кандидатских, и докторских диссертаций) в России – это исследования ради исследования, хотя в них иногда (довольно редко, впрочем) встречается полет мысли, смелые решения, иногда научные тексты написаны настолько захватывающим языком, что от чтения очень тяжело оторваться. Но это, увы, скорее исключение, чем правило…

    Ну и, наконец, ценность честно полученной ученой степени сегодня высока лишь в узкой среде ученых, когда члены научного сообщества, зная способности и возможности друг друга, могут действительно по достоинству оценить результаты научного труда. Реакция же людей, что называется, непосвященных, будет либо "за тебя написали", либо "ну и что, вон в Интернете диссертаций полным-полно продается". То есть, боюсь, что усилия по написанию действительно качественной кандидатской или докторской работы просто не оценят".


   

    МНЕНИЕ

    Александр Верещагин

    Александр Верещагин, генеральный директор ООО "Институт прецедента":

    "На мой взгляд, это не имеет смысла, если юрист действительно ориентирован только на практические успехи. Разумеется, лишних знаний не бывает, и научная диссертация может в какой-то степени улучшить его подготовку. Но и в этом случае приобретения не оправдают необходимых затрат. Те, кто ориентирован исключительно на практику, смогут гораздо быстрее продвинуться, если посвятят себя именно практике. Так обстоит дело "в норме".

    Я не беру здесь весьма распространенные, но абсолютно ненормальные ситуации, когда докторские или кандидатские дипломы играют, скорее, роль неких "понтов", предназначенных для приманки наивных клиентов, или случаи, когда аспирантура позволяет соискателю отчасти компенсировать изъяны базового образования (в таких случаях она является как бы дополнительным образованием в скрытой форме). И то, и другое в России сплошь и рядом встречается, но это совсем не то употребление, ради которого степени кандидата и доктора юридических наук были изначально придуманы. По своей идее это именно научные степени, правда, в силу давнего лингвистического недоразумения называемые "учеными". В действительности они должны выдаваться не за "ученость", то есть усвоение уже известного, а за успешные научные исследования, то есть за получение нового знания, новых результатов.

    Великий остроумец Ежи Лец однажды изрек скабрезный афоризм: "Он овладел наукой, но не смог оплодотворить ее". Печально, но факт: в жизни подобное довольно часто случается – ведь даже самые добросовестные усилия человека по усвоению знания еще не гарантируют получения от него новых для науки результатов.

    Вот и в России эти степени превратились именно в "ученые", то есть зачастую получаемые за банальный повтор уже известного. И это еще в лучшем случае: деятельность "Диссернета" по разоблачению плагиаторов заставляет подозревать, что многие обладатели степеней вряд ли хорошо усвоили содержание даже собственных диссертаций. Тотальная дискредитация российских ученых степеней и званий является состоявшимся фактом, и даже среди исследователей уже давно не они определяют реальную "котировку" лица в научно-экспертной иерархии. Многие известные специалисты легко довольствуются кандидатской степенью, а некоторые обходятся и без нее. Что уж говорить о юристах-практиках: в их случае погоня за степенями вряд ли имеет смысл вообще. Настоящая научная работа требует большой отдачи, ей трудно заниматься между делом".


       

    МНЕНИЕ

    Антон Селивановский

    Антон Селивановский, доцент кафедры предпринимательского права НИУ "Высшая школа экономики", к. ю. н.:

    "Как правило, в рамках аспирантуры обучения как такового нет. Аспирант проводит исследование в избранной им области, работает над текстом диссертации, потом проходит обсуждение результатов исследования, затем идет защита. Отмечу, что на всех этапах аспирант связан со значительным объемом формальных требований, объем которых многократно возрастает при выходе на защиту диссертации. При этом практически всю работу аспирант проделывает в одиночестве, если повезет – с участием научного руководителя.

    Сейчас идет реформа аспирантуры, предполагающая трансформацию аспирантуры в новую ступень образования с введением значительного обучающего блока. Однако вряд ли стоит ожидать ощутимого позитивного результата в ближайшем будущем.

    Практикующему юристу обучение в аспирантуре не нужно.

    В последние годы открылись магистерские программы в российских университетах. В отличие от аспирантуры, в магистратуре проводится довольно активное обучение в течение полутора лет, еще полгода слушатели пишут магистерскую диссертацию. Многие программы позиционируются как практикоориентированные, другие – как научные.

    Тем, кто получил диплом бакалавра, целесообразно пройти обучение по магистерской программе: это значительно расширит возможности в будущем. Так, например, бакалавр не может стать судьей. Многие выпускники (специалисты) юрфаков, которые приходят на нашу программу "Корпоративный юрист", говорят, что стремятся получить более качественные знания, по сравнению с теми, что они получили ранее".


 

Магистр права (Master of Laws, LL.M.)

Пройти обучение и получить степень магистра права сегодня можно во многих зарубежных университетах. Программы LL.M. предлагают такие ведущие вузы, как: Лондонский университет, Университет Эссекса, Вашингтонский университет, Кембриджский университет, Гамбургский университет и т.д. Именно степень LL.M. чаще всего получают практикующие юристы, так как программы обучения будущих магистров права предполагают овладение конкретными профессиональным навыками.

Причем специализации предлагаются самые разнообразные. Они могут охватывать как определенные отрасли права (налоговое право, предпринимательское право, право интеллектуальной собственности и т.д.), так и международное право (международное коммерческое право, европейское право, разрешение международных споров и т.д.), либо права человека в целом.

Продолжительность образовательных программ составляет, чаще всего, один год. Если вуз разрешает получать степень LL.M. дистанционно, то длительность обучения часто увеличивается (до трех лет).

Стоимость обучения в разных вузах может различаться в несколько раз. Так, обучение на магистра права в Университете Глостершира обойдется примерно в 200 тыс. руб. в год, а за получение степени магистра права Колледжа Европы (Бельгия) по направлению "Европейское право" придется отдать приблизительно 1 млн руб. Чаще всего слушателям необходимо заплатить в районе 500-700 тыс. руб. за годичное обучение, например:

  • Гамбургский университет (специальность "Право и экономика"): около 400 тыс. руб.;
  • Университет права (Великобритания) (специальность "Курс юридической практики"): около 830 тыс. руб.;
  • Университет Миддлсекс: около 630 тыс. руб.;
  • Университет Гринвича (специальность "Международная криминология"): около 630 тыс. руб.

 

    МНЕНИЕ

    Роман Бевзенко

    Роман Бевзенко, профессор Российской школы частного права:

    "Совершенно очевидно, что LL.M. нужен только в том случае, если юрист намеревается работать в иностранной юридической фирме либо юрисконсультом в иностранной компании. Либо рассматривает для себя в качестве варианта продолжения карьеры переезд в другую страну, в которой диплом о российским образовании не будет выглядеть убедительно. Для всех остальных участников рынка LL.M. – это как стеклянные бусы, которые конкистадоры предлагали американским туземцам в обмен на их товары: вроде красиво, блестит, а из чего на самом деле сделано – никто не знает.

    На мой взгляд, больше внимания заслуживает не иностранная, а российская магистратура. Именно этот вариант, как мне представляется, является наиболее удачным способом для практикующих юристов серьезно повысить уровень своих знаний о праве. Я, в отличие от некоторых своих коллег по образовательному цеху, с большим энтузиазмом и надеждой наблюдаю за развитием магистратуры в сфере юридического образования.

    Мой вывод такой: магистратура – это прекрасный вариант промежуточного образования, что-то среднее между прежним пятым курсом юридического факультета и аспирантурой. Но проблема пятого курса, на котором обычно преподавались очень "узкие" предметы, имеющие практическую значимость, заключается в том, что существенной части студентов они уже были неинтересны. Кто-то разочаровался в выборе профессии, кто-то уже работает и ему некогда ходить на лекции, кто-то просто отбывает срок в ожидании заветного диплома. А магистратура, напротив, отличается тем, что в нее осознанно поступают люди, которые хотят больше знать о праве. Они идут именно за глубокими знаниями, а не просто за заветными корочками (они у них уже есть – диплом бакалавра).

    Я утверждаю это не голословно. Будучи преподавателем в трех московских магистратурах, я получаю колоссальное удовольствие от чтения лекций по довольно узким с точки зрения специализации и практически значимым курсам. Очень редко когда у нас занятия заканчиваются вовремя, обычно засиживаемся допоздна, я просто не могу оттолкнуть людей, которые так искренне интересуются юриспруденцией, просто сказав в 21:30: "На сегодня все, до встречи". В общем же, как мне представляется, именно выбор российских магистерских программ ведущих магистратур является оптимальным решением для практиков, желающих серьезно улучшить свои профессиональные навыки".


     

    МНЕНИЕ

    Александр Верещагин

    Александр Верещагин, генеральный директор ООО "Институт прецедента":

    "Как любят говорить наши заклятые друзья англосаксы, it depends [с англ. – "по-разному". – Ред.]. Все зависит от того, в какой сфере практики предполагается в дальнейшем работать. Если речь идет о работе в тех областях права, где силен "иностранный элемент" и вполне обычны трансграничные сделки (МЧП, международное налогообложение, M&A и т.п.), то иностранная степень LL.M. совершенно точно не будет лишней. При этом надо понимать, что это скорее практическая степень, то есть акцент в соответствующих программах делается на обучение прикладным навыкам, а не на исследования, хотя некоторые магистерские диссертации могут иметь научное значение, и это не такая уж редкость. Следовательно, LL.M. – это квалификация, которая может только украсить практика, ориентированного на работу с иностранным элементом. Надо также иметь в виду, что благодаря обучению по программе LL.M. можно хорошо выучить английский язык, что не так-то легко бывает сделать в России, если для этого нет каких-то особых условий.

    Подход работодателей этому хорошо соответствует: если предполагается работа с иностранными инвесторами, то в объявлениях о вакансиях часто указывается на желательность LL.M. Если же речь идет о работе с российскими клиентами и организациями, то эта квалификация может и не пригодиться – здесь порой предпочтительнее совсем другие навыки".


      

    МНЕНИЕ

    Антон Селивановский

    Антон Селивановский, доцент кафедры предпринимательского права НИУ "Высшая школа экономики", к. ю. н.: 

    "Обучение в зарубежном вузе на программе LL.M. существенно обогащает кругозор юриста, позволяет ему окунуться в атмосферу другого правопорядка, создает возможности для знакомства с коллегами из других стран. Но очевидно, что степень LL.M. не является гарантией качества знаний и навыков, также, как и востребованности у работодателей.

    Программы LL.M. развиваются, появились комбинированные программы с изучением как юридических курсов, так и неюридических (например, в университетах Queen Mary и Oxford есть программа Law & Finance, где слушатель выбирает, кроме правовых дисциплин, еще экономические или финансовые), появились программы для опытных юристов Executive LL.M.

    Я разделяю мнение, что наиболее эффективное обучение в зарубежном университете достигается специалистами, окончившими высшее образование в России и проработавшими несколько лет".


 

Повышение квалификации

Для некоторых представителей юридической профессии (например, для адвокатов) повышение квалификации является обязательным условием продолжения их деятельности. Однако стремление постоянно "быть в курсе" характерно для всех первоклассных юристов и тех, кто только стремится ими стать.

Вариантов масса – это и самостоятельное обучение, и обмен опытом с коллегами на различных площадках, и курсы повышения квалификации. Именно о последнем способе повысить свой профессиональный уровень чаще всего говорили эксперты. Стоимость обучения в столичных центрах повышения квалификации разнится. Если в Юридическом институте "М-Логос" двухмесячные курсы обойдутся в среднем около 60 тыс. руб., то в "Школе права "СТАТУТ" сопоставимую сумму (52,5 тыс. руб.) придется отдать за занятия длительностью в 7-10 дней. 

 

    МНЕНИЕ

    Роман Бевзенко

    Роман Бевзенко, профессор Российской школы частного права:

    "Современный российский бизнес по проведению краткосрочных курсов по повышению квалификации для юристов является уникальным явлением, который практически не известен на Западе. Насколько я знаю, основной зарубежный формат встреч коллег для целей обмена информацией – это конференции, круглые столы и т.п. То есть, это, скорее, встреча профессионалов, обменивающихся мнениями друг с другом.

    В России же краткосрочные образовательные курсы, которые ведет один лектор, претендующий на то, чтобы дать слушателям новые знания, имеют весьма широкое распространение. Как мне кажется, расцвет бизнеса образовательных юридических центров связан в первую очередь с катастрофически невысоким средним уровнем базового высшего юридического образования. Значительная часть выпускников понимает, что их университетских знаний явно недостаточно для того, чтобы быть конкурентным на рынке труда.

    Более того, обучение юристов в России, в основном, представляет собой пересказ лектором положений законов, а не объяснение доктрин, подходов, взглядов, иных возможных решений различных правовых проблем (то есть, собственно права!). Как следствие, изменение законов, которые преподали вчерашнему выпускнику, влечет за собой интеллектуальную панику – "нас этому не учили!". Я хорошо вижу это на примере реформы ГК РФ: многие юристы сопротивляются новеллам просто потому, что они боятся неведения, ведь им в университете не преподавали право, им преподавали действующие законы. А неведение всегда пугает…

    Краткосрочные образовательные программы можно сравнить с антибиотиком: он хорошо и быстро ставит больного на ноги, но к ним быстро вырабатывается привычка, без них скоро уже никуда. Возвращаясь к магистратуре – она напоминает мне, скорее, естественную терапию, когда при помощи длительных, но не интенсивных процедур человек вырабатывает иммунитет к различного рода проблемам со здоровьем, повышает свой иммунитет".


 

    МНЕНИЕ

    Александр Верещагин

    Александр Верещагин, генеральный директор ООО "Институт прецедента":

    "Современный мир таков, что повышать квалификацию приходится постоянно. Точнее так: ее нужно постоянно корректировать. Я помню, как Теодор Шанин, большой специалист в сфере международного образования, говорил в одном из своих интервью, что отныне каждые 10-15 лет человеку придется получать новое образование. Разумеется, это правило годится в первую очередь для "достиженцев", то есть людей, которые постоянно хотят большего, притом что всегда будет достаточно людей, удовлетворенных тем, что они имеют, и не стремящихся к новому.

    Из двух основных вариантов повышения квалификации – самообразование или дополнительное образование – выбирать можно любой или сразу оба, поскольку тут все зависит от конкретных обстоятельств. Некоторым, чтобы начать двигаться вперед, насущно необходима организационная структура, некая формальная рамка – и таким людям больше подходят институты дополнительного образования. Другие же – хорошие надсмотрщики самим себе и могут многого добиться самообразованием.

    Я знаю людей, которые успешно практикуют, часто выигрывают дела в высших судебных инстанциях, не имея при этом вообще никакого формального юридического образования. Слава Богу, доступность информации сейчас такова, что лекция профессора или университетская библиотека – это уже далеко не единственный источник знаний, у них появилось множество альтернатив. Было бы желание учиться, а также навык это делать, и при наличии этих условий зрелый человек может многого добиться самостоятельно. Тем не менее, у формальных институтов повышения квалификации клиенты будут всегда: во-первых, учиться в коллективе веселее, во-вторых, это все-таки значительно легче (сама система помогает и подталкивает), а в-третьих, в рамках таких институтов можно обзавестись полезными связями.

    Что касается выбора организации, то потребности практиков настолько различаются, что трудно давать какие-то общие рекомендации на этот счет. Единственное, что точно можно сказать: преподавательский состав должен быть достаточно разнообразен. В идеале это должна быть амальгама, состоящая из числа специалистов по консалтингу, юристов крупных корпораций, "академиков" и правоприменителей (в первую очередь судей)".


       

    МНЕНИЕ

    Антон Селивановский

    Антон Селивановский, доцент кафедры предпринимательского права НИУ "Высшая школа экономики", к. ю. н.

"Специфика работы юриста – необходимость постоянного обучения в течение всей профессиональной карьеры: меняется законодательство, появляются новые области, новые механизмы, самостоятельно успеть за всем невозможно.

    Формы повышения квалификации могут быть разные (самообразование, обучение на курсах повышения квалификации, Executive Education [программы обучения для руководителей. – Ред.], дистанционные курсы и т.п.).

    Очевидно, что при выборе формы обучения следует внимательно выяснить программу, преподавательский состав, а также то, как проходит обучение (в какое время проводятся занятия, столь интенсивно, производятся ли замены преподавателей и на кого, предполагается ли дискуссия по тематике курса или исключительно лекции, есть ли раздаточные материалы).

    По моему мнению, крайне важным и полезным бывает неюридическое обучение практикующих юристов. Я имею в виду обучение экономике, психологии, финансовой отчетности и аудиту, управленческим навыкам. Я думаю, практикующим юристам наиболее полезны именно такие комплексные программы".


 

Документы по теме:

Новости по теме:

Мнения:

Вировец Юрий

Обучение за границей: новый формат поддержки студентов
Изменение российского законодательства, направленное на борьбу с дискриминационной информацией в вакансиях, является скорее проявлением "суверенной политкорректности", чем реальной мерой заботы о трудовых правах работника. Данная мера вряд ли поможет в борьбе с подлинной дискриминацией, которая действительно имеет место на рынке труда.

Вировец Юрий ,
Председатель совета директоров HeadHunter

Валерия Чернецова

Трудоустройство выпускников юридических специальностей в 2014 году
Изменение российского законодательства, направленное на борьбу с дискриминационной информацией в вакансиях, является скорее проявлением "суверенной политкорректности", чем реальной мерой заботы о трудовых правах работника. Данная мера вряд ли поможет в борьбе с подлинной дискриминацией, которая действительно имеет место на рынке труда.

Чернецова Валерия ,
Руководитель отдела аналитики рекрутингового портала Superjob.ru

 

Источник: ГАРАНТ.РУ