Новости и аналитика Интервью Василий Витрянский: "Надеюсь, после принятия всех отдельных законов в рамках реформы гражданского законодательства появится возможность очистить текст ГК РФ от всех "теневых" поправок"

Василий Витрянский: "Надеюсь, после принятия всех отдельных законов в рамках реформы гражданского законодательства появится возможность очистить текст ГК РФ от всех "теневых" поправок"

Василий Витрянский
 Фото: Александр Кузьмин

Вопросы, связанные с изменениями, которые вносятся в гражданское законодательство, и их применением на практике, традиционно находятся в фокусе внимания не только юридического сообщества, но и физических лиц и организаций как участников гражданско-правовых отношений. О том, когда завершится масштабная реформа гражданского законодательства, какие изменения, не предусмотренные ею, нужно внести в Гражданский кодекс, о текущем состоянии правоприменительной практики и о том, как влияют на применение обновленных норм ГК РФ разъяснения Верховного Суда РФ, а также о такой по-прежнему острой теме, как глобальная корректировка законодательства о банкротстве, порталу ГАРАНТ.РУ рассказал член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, заместитель председателя ВАС РФ в отставке, заслуженный юрист РФ, профессор, д. ю. н. Василий Витрянский

 

О законотворчестве

Василий Владимирович, вы активно участвовали и в разработке ГК РФ, и в работе по его корректировке в рамках масштабной реформы гражданского законодательства, подготовленной и проведенной в соответствии с Концепцией развития гражданского законодательства РФ. Как вы оцениваете состояние кодекса на данный момент, нуждается ли он еще в каких-нибудь значительных изменениях? Если да, то в каких?

Как известно, реформа гражданского законодательства, начало которой было положено Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации", до настоящего времени не завершена. Не приняты (надеюсь, что пока не приняты) новые правила об объектах недвижимости, а также о системе вещных прав на имущество. 

Помнится, на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, которое состоялось в октябре 2009 года под председательством Президента РФ и на котором было принято решение об одобрении Концепции развития гражданского законодательства РФ (далее – Концепция), ставилась задача завершить реформу гражданского законодательства до конца 2011 года. В связи с этим было рекомендовано на этом этапе реформы не затрагивать нормы о договорных обязательствах, за исключением правил о так называемых финансовых сделках: договорах в сфере банковской и иной финансовой деятельности. Хотя, конечно же, и нормы ГК РФ о договорных обязательствах нуждаются в совершенствовании. 

Нельзя не сказать и о более серьезной проблеме. После принятия законопроекта, разработанного на основе Концепции и одобренного широкой юридической общественностью, в первом чтении (апрель 2012 года) и рассмотрения всех официальных поправок ко второму чтению (июль-сентябрь 2012 года) Госдумой было принято решение о дальнейшем рассмотрении данного законопроекта – во втором и третьем чтениях – в виде отдельных законопроектов о внесении изменений в различные главы и разделы ГК РФ. В некоторых случаях, как свидетельствует опыт принятия отдельных законов, это привело к несогласованности между собой новых законоположений, внесенных в разные разделы и главы кодекса. Кроме того, принятие единого законопроекта "по кускам" вывело данный процесс из-под контроля юридической общественности. В результате редактирования отдельных законопроектов в окончательном варианте текстов законоположений, внесенных в ГК РФ, появилось немало "новелл", которые не предусматривались Концепцией и ни с кем из разработчиков не обсуждались. И напротив, в ходе принятия отдельных "кусков" законопроекта некоторые весьма важные новые законоположения были потеряны. Хочется надеяться, что после принятия всех отдельных законов в рамках реформы гражданского законодательства появится возможность очистить текст кодекса от всех "теневых" поправок. 

Почти все "блоки" масштабной реформы ГК РФ реализованы: последний из законов, принятых на основе выделенных из единого изначально проекта федерального закона № 47538-6 законопроектов, – Федеральный закон от 22 декабря 2020 г. № 456-ФЗ, дополняющий ГК РФ нормами об особенностях выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по государственным и муниципальным контрактам, вступит в силу 1 января 2022 года. И только проведение той части реформы, которая касается вещного права, по-прежнему находится под вопросом. Как Вы полагаете, почему?

Напомню, что именно необходимость разработки системы вещных прав, в особенности в отношении земельных участков и иных объектов недвижимости послужила основным побудительным мотивом подготовки Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (далее также – Совет) предложений о реформе гражданского законодательства. Дело в том, что часть первая ГК РФ, содержащая нормы о праве собственности и иных вещных правах (введена в действие с 1 января 1995 года), разрабатывалась в условиях, когда в результате приватизации в стране появилось множество частных лиц, являющихся собственниками зданий, сооружений, жилых помещений. В то же время земельные участки, занимаемые такой недвижимостью, оставались в государственной собственности. Поэтому оборот недвижимости можно было обеспечить, лишь "оторвав" указанные объекты недвижимости от земельных участков, которые, в свою очередь, должны были следовать судьбе зданий и сооружений: всякий их новый собственник получал те же права по использованию земельного участка, какими обладал его предшественник (право постоянного (бессрочного) пользования, право аренды и т. п.). 

Конечно, такой способ регулирования оборота недвижимости был рассчитан лишь на переходный период на пути к нормальной рыночной экономике, и он себя исчерпал с появлением множества частных собственников земельных участков. Как известно, в континентальном праве главным, а иногда и единственным, объектом недвижимости признается земельный участок. Весьма распространенным является взгляд на недвижимость как на единый объект – единую неделимую вещь, в состав которой входят земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости (составные части земельного участка). Таким образом, в качестве объекта вещных прав и объекта сделок должен выступать именно земельный участок с его составными частями. 

Кроме того, в действующем ГК РФ отсутствуют общие положения о вещных правах, весьма убогой представляется система ограниченных вещных прав, предназначенная в основном для обслуживания государственной собственности. 

Эти и многие другие недостатки в правовом регулировании вещных прав были учтены при подготовке Концепции, а затем и законопроекта. Согласно законопроекту раздел второй действующего ГК РФ "Право собственности и другие вещные права" должен быть заменен разделом вторым "Вещное право". При этом изменятся как структура раздела и последовательность изложения правового материала, так и содержание многих правил, регулирующих право собственности и иные вещные права. 

Когда в Госдуме единый законопроект, принятый в первом чтении, "делили на куски", образовался проект федерального закона "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации", подготовленный ко второму чтению. Содержание этого проекта составляют нормы об объектах недвижимости (подраздел третий раздела первого ГК РФ) а также новая редакция раздела второго ГК РФ "Вещное право". Данный законопроект оставался в "замороженном" состоянии без какого-либо движения в течение семи лет, несмотря на то что в ходе круглого стола, состоявшегося в Госдуме 19 мая 2015 года и посвященного обсуждению законопроекта, не было высказано принципиальных замечаний, разрушающих законопроект. 

В то же время Минэкономразвития России разрабатывались различные законопроекты, направленные на регламентацию оборота недвижимости, без учета содержащихся в законопроекте новых законоположений о понятии и видах недвижимости и их правовом режиме, а также предусмотренной им новой системы вещных прав. 

В связи с этим в ноябре 2018 года Советом была создана рабочая группа по вещному праву, перед которой была поставлена задача рассмотреть все имеющиеся предложения в сфере правового регулирования вещных прав на недвижимость и довести законопроект до состояния готовности к принятию во втором чтении. В состав рабочей группы вошли ответственные сотрудники Минэкономразвития России, Росреестра и других заинтересованных ведомств, представители науки и бизнес-сообществ, а также Верховного Суда РФ. 

В ходе работы, которая длилась целый год, на многочисленных заседаниях рабочей группы была проанализирована каждая статья законопроекта и каждая норма, в ней содержащаяся. В итоге была подтверждена обоснованность концепции законопроекта и основного массива содержащихся в нем норм. Были предложены и некоторые поправки в отдельные положения законопроекта – они были одобрены на заседании Совета, состоявшемся в декабре 2019 года. 

При нормальном течении событий можно было ожидать, что проект будет принят в 2020 году. Однако этого не случилось. Полагаю, что на фоне законодательного хаоса, вызванного изменениями, внесенными в Конституцию РФ, а затем корректировкой законодательства в связи с пандемией, трудно было рассчитывать на то, что наш законопроект попадет в число первоочередных. Да и этот год пройдет под знаком выборов в Госдуму. Остается дождаться того самого нормального течения событий. 

В вопросе применения обновленных и новых норм, появившихся в ГК РФ в рамках реформы, важную роль играют тематические разъяснения Пленума ВС РФ. При этом предложенное в соответствующих постановлениях Пленума толкование, во-первых, не всегда совпадает с доктринальным, во-вторых, охватывает не все нормы – ряд этих новых статей в них в принципе не упоминается. Не нивелируется ли таким образом, по Вашему мнению, значение принятых изменений?

Должен заметить, что Пленум Верховного Суда РФ весьма последовательно и интенсивно занимается судебным толкованием новых законоположений, внесенных в текст ГК РФ в ходе реформы гражданского законодательства. Первым шагом в этом направлении было принятие Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I первой части Гражданского кодекса Российской Федерации". В этом постановлении содержатся многочисленные разъяснения новых законоположений о принципе добросовестности участников имущественного оборота, о порядке и пределах осуществления гражданских прав, о субъектах и объектах гражданских правоотношений, об основаниях и последствиях недействительности сделок и многих других новелл ГК РФ. Вскоре появились и другие постановления, посвященные толкованию новых норм, появившихся в ГК РФ:

В настоящее время Верховный Суд РФ работает над подготовкой проекта постановления Пленума по вопросам применения законоположений о залоге. 

В целом эта работа ВС РФ является важным этапом в развитии правового регулирования гражданских правоотношений. Надо понимать, что главная задача постановлений Пленума Верховного Суда РФ состоит в обеспечении единообразного применения новых законоположений всеми судами страны и исключении противоречий в судебной практике. То обстоятельство, что судебное толкование в некоторых случаях не совпадает с доктринальным, никого не должно смущать. В науке, как правило, представлены разные (иногда и противоположные) точки зрения. Однако в условиях единого рынка правовые нормы должны применяться единообразно всеми судами. При этом решается еще одна важная задача, а именно: предсказуемость судебных решений. 

Кроме того, Пленум ВС РФ весьма эффективно и уместно пользуется возможностью давать ограничительное либо расширительное толкование законоположений. В особенности это касается неудачных (а иногда и вредоносных) правовых норм, попавших в текст ГК РФ в результате "теневых" поправок. 

К примеру, следуя буквальному смыслу нормы, содержащейся в п. 2 ст. 174.1 ГК РФ, приходим к выводу, что сделка, совершенная с нарушением запрета на распоряжение имуществом должника, наложенного в судебном или ином предусмотренном законом порядке в пользу его кредитора, не может признаваться недействительной, а указанный кредитор получает в отношении спорного имущества права залогодержателя (п. 5 ст. 334 ГК РФ), за исключением случая, когда данное имущество приобретено добросовестным приобретателем. Это, в свою очередь, означает, что недобросовестный должник может легко "сбросить" наложенный судом арест на имущество, продав его добросовестному покупателю. Однако в п. 97 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 имеется разъяснение, согласно которому положения п. 2 ст. 174.1 ГК РФ не распространяются на случаи наложения ареста по требованиям, предполагающим возврат в натуре имущества, в отношении которого наложен арест. А значит, в подобных случаях совершаемые должником сделки по отчуждению арестованного судом имущества должны квалифицироваться в качестве недействительных со всеми вытекающими отсюда последствиями. Очевидно, что такое ограничительное толкование – во благо имущественного оборота. 

Примером удачного расширительного толкования может быть признано разъяснение, содержащееся в п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7. Согласно данному пункту на основании п. 1 ст. 308.3 ГК РФ в целях побуждения должника к своевременному исполнению обязательства в натуре, а также к исполнению судебного акта, предусматривающего устранение нарушения права собственности, не связанного с лишением владения (ст. 304 ГК РФ), судом могут быть присуждены денежные средства на случай неисполнения соответствующего судебного акта в пользу кредитора-взыскателя (судебная неустойка). Как можно видеть, Пленум ВС РФ допустил применение судебной неустойки, которая служит средством защиты кредитора в обязательстве, и к негаторным искам, то есть к вещно-правовым отношениям. И в данном случае такое расширительное толкование представляется вполне оправданным. 

Конечно же, не все разъяснения из содержащихся в постановлениях Пленума ВС РФ равнозначны, некоторые из них носят весьма спорный характер. Кроме того, вне поля зрения высшей судебной инстанции остались новые законоположения, имеющие важное значение для судебной практики и имущественного оборота в целом. Пока отсутствуют разъяснения о таких объектах гражданских прав, как бездокументарные ценные бумаги, в том числе о специальных способах защиты их правообладателей (ст. 149.3 ГК РФ), о правовых последствиях признания реорганизации корпорации несостоявшейся (ст. 60.2 ГК РФ), о безотзывной доверенности (ст. 188.1 ГК РФ), о корпоративном договоре с участием третьих лиц (ст. 67.2 ГК РФ), об обусловленном исполнении обязательства (ст. 327.1 ГК РФ), опционе на заключение договора (ст. 429.2 ГК РФ) и др. 

Необходимо учитывать, что, помимо постановлений Пленума, высшей судебной инстанцией активно используется такой способ формирования единообразной судебной практики, как подготовка обзоров судебной практики Верховного Суда РФ. Будем надеяться на то, что отмеченные и некоторые другие проблемы, связанные с судебным толкованием новелл ГК РФ, будут решаться в рабочем порядке.  

Уже не первый год обсуждаются планы по серьезной корректировке Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", предлагаемой Минэкономразвития России. В марте прошлого года министерство опубликовало на федеральном портале проектов нормативных правовых актов очередную версию многостраничного, затрагивающего практически все статьи закона о банкротстве, законопроекта. Потом проект еще дорабатывался – например, на рассмотрение в Совет в декабре прошлого года была направлена уже другая версия. Тем не менее принятие законопроекта в том или ином виде, похоже, все-таки предопределено – поручение о доработке и завершении согласования проекта в срок до 20 апреля текущего года дано Правительству РФ Президентом РФ. Не вдаваясь в подробный анализ законопроекта (тем более что не известно, какой будет его итоговая редакция), расскажите, пожалуйста, в чем, на Ваш взгляд, заключаются главные недостатки действующего закона о банкротстве, требующие корректировки, и какие новеллы Вы бы, напротив, не хотели в нем увидеть.

В свое время (кажется, в 2012 году) Высший Арбитражный Суд РФ предложил всем заинтересованным ведомствам и организациям выступить единым фронтом по вопросу о введении пусть неофициального, но всеми согласованного моратория на внесение изменений в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – закон о банкротстве) хотя бы на три года. Это время можно было бы использовать для подготовки концепции дальнейшего развития законодательства о банкротстве. Соответствующая концепция (ее первый вариант для обсуждения) могла быть подготовлена рабочей группой, которая действовала в ВАС РФ с 1992 года и пользовалась авторитетом у федеральных ведомств, а также профессиональных сообществ. Данная концепция должна была стать предметом широкого обсуждения судей, рассматривающих дела о банкротстве, арбитражных управляющих, соответствующих служб банков и иных кредитных организаций, ученых и других специалистов, занимающихся вопросами банкротства. В результате такого обсуждения сложилась бы ясная картина того, что должно представлять собой правовое регулирование банкротства. На основе доработанной концепции можно было бы приступить к подготовке новой редакции закона о банкротстве. 

Вскоре, однако, было объявлено о судебной реформе, и вопросы банкротства перестали быть первоочередными. Работа по совершенствованию закона о банкротстве вернулась на привычные "рельсы". Было принято Распоряжение Правительства РФ от 24 июля 2014 г. №1385-р, утвердившее "дорожную карту" совершенствования процедур банкротства, согласно которой федеральные министерства и ведомства (в основном Минэкономразвития России и Минфин России) должны были в течение ряда лет готовить многочисленные законопроекты о внесении изменений в разные разделы и главы закона о банкротстве.

При таких условиях любые предложения о внесении изменений в закон о банкротстве являются результатом "вкусовых" предпочтений их разработчиков (а то и – в лучшем случае – ведомственных, в худшем – шкурных интересов). 

Конечно, я мог бы отметить многочисленные недостатки закона о банкротстве и прежде всего крайне низкую эффективность реабилитационных процедур, применяемых к должникам – юридическим лицам. Однако разговор о конкретных недостатках закона мне представляется беспредметным, поскольку при его корректировке не соблюдены фундаментальные принципы работы с подобным законодательством – текст закона в результате многочисленных изменений, внесенных в разное время в различные его разделы, оказался совершенно разбалансированным. 

Что касается глобального законопроекта, о котором Вы ведете речь, то по нему неоднократно готовились экспертные заключения Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. И всякий раз Совет полагал, что законопроект нуждается в серьезной доработке. Основная идея законопроекта состоит в том, чтобы заменить неэффективные процедуры (финансовое оздоровление, внешнее управление) новой процедурой реструктуризации задолженности должника. Может быть, эта попытка совершенствования правового регулирования банкротства окажется успешной. А может быть и нет. Без серьезного анализа причин низкой эффективности действующих реабилитационных процедур и широкого обсуждения предлагаемых изменений профессиональным сообществом уверенность разработчиков в том, что принятие законопроекта позволит улучшить правовое регулирование банкротства, выглядит как гадание на кофейной гуще. 

Совет при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, членом которого Вы являетесь, в своих заключениях на законопроекты обязательно отмечает не стыкующиеся с нормами ГК РФ положения. Есть ли у Вас какая-то статистика о том, сколько таких положений все равно попадает в принятые законы, и можно ли, по Вашему мнению, как-то решить эту проблему?

Наш Совет работает более 20 лет. На его заседаниях рассмотрено огромное число законопроектов, имеющих отношение к частному праву, которые направляются в Совет Правительством РФ, Администрацией Президента РФ, федеральными министерствами и ведомствами, комитетами Госдумы. По каждому законопроекту готовится экспертное заключение Совета. Как правило, наши замечания учитываются при доработке соответствующих законопроектов. Но бывали и случаи, когда при повторном рассмотрении законопроекта на заседании Совета мы видели, что отмечавшиеся ранее в экспертном заключении Совета недостатки не устранены. Естественно, при таких обстоятельствах мы не могли рекомендовать законопроект к принятию. 

Были и такие случаи, когда законы принимались в редакции, отвергнутой Советом. Однако я не вижу здесь проблемы, ведь члены Совета работают на общественных началах, а сам Совет не имеет никаких властных полномочий. 

 

О судебной деятельности и третейском разбирательстве

Василий Владимирович, с момента упразднения ВАС РФ, заместителем председателя которого Вы были с 1992 по 2013 год, прошло уже почти семь лет – достаточный срок, чтобы оценить последствия передачи его полномочий ВС РФ. Как, по Вашему мнению, изменилось за это время качество рассмотрения экономических споров?

На мой взгляд, всякая специализация, особенно в серьезных делах, гораздо продуктивнее универсализма. Скажу прямо: я не относил и не отношу себя к сторонникам судебной реформы. Объявленное слияние высших судебных инстанций на деле выразилось в ликвидации Высшего Арбитражного Суда РФ и переподчинении созданной им системы арбитражных судов Верховному Суду РФ. 

Не могу рассуждать о качестве рассмотрения экономических споров. Скорее, это смогут сделать юристы, выступавшие ранее в качестве представителей сторон в арбитражных судах, а также руководители коммерческих организаций. 

Скажу лишь, что ранее экономические споры и соответствующее законодательство были в центре внимания юридической и экономической общественности. Каждое заседание Президиума ВАС РФ по рассмотрению надзорных дел и тем более результатов обобщения судебно-арбитражной практики являлось значительным событием в сфере правового регулирования экономических отношений. Президиум ВАС РФ каждый год рассматривал более 500 надзорных дел, которые и выносились на заседание Президиума в целях формирования и поддержания на должном уровне судебно-арбитражной практики. Для сравнения: в прошлом году на заседании Президиума ВС РФ рассмотрено всего два экономических спора. 

Как Вы полагаете, соответствует ли действительности утверждение о том, что большинство опытных практикующих юристов не заинтересованы в том, чтобы стать судьями?

Не думаю, что опытные практикующие юристы не стремятся стать судьями. Скорее, их останавливает весьма сложная система отбора судей: квалификационный экзамен, тщательная проверка правоохранительных органов, конкурс, квалификационная коллегия. Юрист, желающий стать судьей, должен с первых шагов своей профессиональной деятельности заботиться о своей квалификации и чистоте биографии. 

Хороший судья арбитражного суда – какими качествами он, по Вашему мнению, должен обладать?

Какие качества важны для судьи арбитражного суда, да и для любого судьи в принципе? Высокий профессиональный уровень и повседневная готовность повышать свою профессиональную квалификацию, трудолюбие, доброжелательное отношение к людям, в особенности к представителям сторон, помощникам и техническому персоналу. При этом надо быть морально готовым к колоссальным нагрузкам. 

Вы являетесь арбитром Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ. Расскажите, пожалуйста, часто ли российские компании обращаются в МКАС?

МКАС при ТПП РФ существует 80 лет и пользуется заслуженным авторитетом не только у российских, но и у иностранных компаний. Правда, в прошлом году количество международных споров, переданных на рассмотрение в МКАС, несколько сократилось (весьма незначительно). Причины этого очевидны: меры, принимаемые в разных странах в целях борьбы с пандемией. В то же время значительно увеличилось число дел по внутренним спорам между российскими компаниями. И это уже тенденция последних лет. 

Как Вы считаете, для каких споров предпочтительной формой рассмотрения является третейское, а не судебное разбирательство?

Полагаю, что третейское разбирательство наиболее приемлемо для рассмотрения споров, связанных с договорными обязательствами. 

Повлияло ли, по Вашему мнению, принятие Постановления Пленума ВС РФ от 10 декабря 2019 г. № 53 "О выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в отношении третейского разбирательства, международного коммерческого арбитража" на восприятие третейского разбирательства государственными судами?

По поводу данного Постановления Пленума Верховного Суда РФ мне довелось слышать только положительные отклики, в том числе со стороны арбитров МКАС при ТПП РФ. 

 

О жизни

Василий Владимирович, у Вас за плечами многолетний стаж не только практической, в том числе судебной, но и научной, и преподавательской деятельности. Какая из них для Вас самая любимая?

Чувствую себя комфортно, когда приходится заниматься всеми указанными видами деятельности. Правда, я добавил бы к названным видам деятельности еще и законотворчество. Признаюсь, что после отставки какое-то время мне очень не хватало деятельности по рассмотрению споров. Но после того как в результате изменения законодательства судьям в отставке разрешили работать в третейских судах, и я попал в список арбитров МКАС при ТПП РФ, все встало на свои места. 

Расскажите, пожалуйста, о Ваших главных жизненных принципах как профессионала и как человека – думаем, многим начинающим юристам и тем, кто только задумывается о выборе профессии, эта информация очень поможет.

Не люблю рассуждать о жизненных принципах. Просто стараюсь жить честно и порядочно по отношению к близким и окружающим меня людям. А начинающим юристам могу посоветовать работать постоянно, не останавливаясь, над повышением своей профессиональной квалификации. 

В заключение поделитесь, пожалуйста, своими профессиональными и творческими задумками. Есть ли в планах издание новой книги по гражданскому праву или, может быть, нового сборника стихотворений и текстов песен, ведь в юридическом сообществе Вы известны не только как выдающийся цивилист, но и как бард?

Все будет зависеть от судьбы обсуждавшегося нами законопроекта о вещных правах. Если он будет принят, займусь подготовкой очередного издания моей книги о реформе гражданского законодательства. 

Ну а сочинение песен для моих друзей зависит только от настроения. А оно у меня сейчас хорошее. 

Документы по теме:

Читайте также:

С 1 мая – измененный порядок банкротства финансовых организаций

С 1 мая – измененный порядок банкротства финансовых организаций

Президент РФ подписал соответствующий закон.