Грамотность для изобретателей (часть 1)

Устинова Елена

Елена Устинова

Консультант-патентовед "Ассоциации ЦЕМЕСС", к. х. н.

специально для ГАРАНТ.РУ

В 2019 году на заседании Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации РФ (далее – Совет) обсуждались вопросы поддержки и стимулирования изобретательской активности в Российской Федерации. Решением Совета были направлены рекомендации в адрес Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, Минобрнауки России, Минэкономразвития России.

Одна из них, адресованная Минобрнауки России, стала темой настоящей публикации. В данной рекомендации Совета предлагается "рассмотреть возможность включения в национальный проект "Наука" отдельной программы "IP-грамотность", направленной на популяризацию вопросов, связанных с созданием, правовой охраной и использованием результатов интеллектуальной деятельности, и повышение правовой грамотности в данной сфере".

Выбор обусловлен тем, что профессиональное рассмотрение такой рекомендации позволяет выявить проблемы, связанные конкретно с изобретательством, точнее с патентованием изобретений, решение которых представляет задачу государственной важности.

По нашему убеждению, повышение "IP-грамотности", то есть получение общих представлений о собирательном понятии "интеллектуальные права"в обширной области интеллектуальной деятельности для изобретателей не имеет смысла. Изобретателям крайне необходима грамотность в области конкретного патентного права, в частности, понимание механизма функционирования патентной системы, призванной защищать их права, и более основательные знания принципов оценки изобретений.

Изобретения – самый специфический, самый сложный и самый важный для экономики страны объект интеллектуальной собственности (далее – объект ИС), патентоспособность которого оценивается по очень своеобразной методологии, при этом при защите прав изобретателей возникают проблемы, не присущие всем остальным объектам ИС. Расширение сферы "IP-грамотности", то есть перенос частного и специфического (патентование изобретений) в сферу общего, а также подмена понятий и нарушение формальной логики – все это способы манипулирования, позволяющие уйти от решения конкретных проблем. По нашему мнению, именно такая ситуация имеет место в данном случае.

В настоящей публикации на основе аргументов и фактов показано, что внесение в национальный проект "Наука" подпрограммы "IP-грамотность" для изобретателей, как минимум, бесполезно, но при этом позволяет уйти от решения реальных проблем патентования изобретений.

Независимо от того, является ли это следствием осознанного манипулирования или некомпетентности тех, кто ставит и решает вопросы, связанные с патентованием изобретений, по факту имеет место сокрытие реальных проблем российской патентной системы и лишение изобретателей действительно необходимых знаний.

Разве не должны изобретатели знать, что такое патентная система и как в ее рамках осуществляется охрана их изобретений и защита прав? Вроде бы риторический вопрос. Однако получить ответ на него отечественные изобретатели и не только они, не смогут. Нами обнаружен удивительный факт: поисковые ресурсы русскоязычного Интернета на запросы по ключевым словам: патентная система РФ, российская патентная система в 100% случаев предлагают ссылки на ресурсы о патентной системе налогообложения в России.

В международной патентной системе (Европа и США) это понятие определенно связано с системой патентования объектов промышленной собственности, в то время как "Российская патентная система" в интернет-ресурсах ассоциирована в основном с налогообложением, то есть получить конкретную информацию о российской патентной системе и ее функционировании в русскоязычном интернет-пространстве, почти невозможно.

Однако термин как таковой широко используется в различных источниках, в частности, в документах, связанных с обсуждением проблем государственного уровня и принятием соответствующих решений. Президент РФ Владимир Путин на встрече с представителями общественности ярославской области, прошедшей в рамках Всероссийского форума "Будущие интеллектуальные лидеры России" 1 сентября 2017 года, отметил, что "нужно совершенствовать всю систему патентного дела и использовать те инструменты, которые применяются в других странах, но у нас пока не внедрены".

Совершенствование патентной системы в отсутствии четких представлений о ней в принципе невозможно. Зарубежные источники свидетельствуют о том, что в начале 90-х гг. в период введения патентного права в странах Восточной Европы и в СССР (затем в России) германские специалисты предупреждали – сравнительно просто создать законодательство, отвечающее современным требованиям, но этого недостаточно для обеспечения эффективной охраны объектов ИС.

Самое серьезное внимание следует обратить на формирование функционально-способной патентной системы, которая должна обеспечить надежную охрану объектов патентования и защиту прав патентовладельцев.

Для функционирования патентной системы наряду с патентным законом и патентным ведомством, необходимы патентный суд, институты представителей (патентных поверенных, патентоведов, адвокатов, судей), а также нормативно-правовое обеспечение (правила оценки патентоспособности изобретений), при этом подчеркивается, что несостоятельность последних является одной из основных причин ненадежности патентов1.

Сравнение с 200-летней германской патентной системой и более молодой, но эффективно действующей европейской, дает возможность получить представления, как она функционирует.

Рассмотрим один из обязательных элементов функционирования патентной системы – специализированный судебный орган.

Патентный суд в мировой патентной системе осуществляет независимый контроль над деятельностью патентного ведомства, а его судебная практика является базой для создания и совершенствования правил, регулирующих оценку патентоспособности изобретений.

В России никогда не было патентного суда, а Суд по интеллектуальным правам (СИП), который считается специализированным, был создан только в 2013 году.

В течение двух десятилетий российская патентная система (патентное право введено в 1991-1992 гг.) функционировала бесконтрольно и без возможности независимого рассмотрения патентных споров, то есть не обеспечивая надежность патентной охраны технических достижений и защиты прав их создателей. Появление СИП не изменило ситуации, по двум причинам:

  • судейский корпус СИП, состоящий только из судей-юристов арбитражной практики, в принципе не способен самостоятельно решать вопросы патентного права;
  • абсолютное отсутствие какого-либо предшествующего опыта (методологические наработки и нормативно-правовое обеспечение) и, как следствие, необходимость опираться на правила, установленные Роспатентом, исключающая контроль над Службой и независимость от нее.

Некоторые юристы справедливо считают, формирование судейского корпуса, отвечающего всем современным требованиям специализированного суда в области ИС, займет много времени и усилий. Без решения этого основополагающего вопроса СИП останется в полной зависимости от решений Роспатента и заключений экспертизы и в конечном счете превратится в очередную кампанию, которых было немало в современной России2.

В то же время существует достаточно распространенное, но абсолютно ошибочное мнение, что СИП создан по аналогии с германским патентным судом. Кардинальное различие между судами заключается в принципиально разных судейских составах. Федеральный патентный суд ФРГ состоит из судей-юристов и "технических судей" ("судьи-патентоведы"). Все они должны соответствовать требованиям Федерального закона о судьях, при этом к "техническим судьям"предъявляются особые требования:

  • высшее образование в области естественных или технических наук;
  • стаж работы в научно-исследовательской или проектно-конструкторской организации не менее 5 лет;
  • стаж работы в качестве эксперта в патентном ведомстве или патентоведа в организации не менее 7 лет, а также сдача специального экзамена.

Различие колоссальное, учитывая наличие "технических судей" и уровень требований к их квалификации. Кроме того, Федеральный патентный суд ФРГ имел возможность опираться на огромный опыт Имперского Суда Германии, рассматривающего дела по патентным спорам уже в XIX веке. Этот опыт и опыт других европейских стран позднее был использован Европейским патентным ведомством (далее – ЕПВ). Единый Патентный Суд ЕС на настоящий момент еще не функционирует. В то же время в европейской патентной системе отлично функционирует уникальная и очень эффективная практика прецедентов, которая создается органом (Апелляционные палаты), находящимся в структуре ЕПВ, но независимого от него и его документов.

Независимость Апелляционных палат от ЕПВ и ведомственных нормативных документов определена законом – ст. 23 Европейской Патентной Конвенции (далее– ЕПК). Кадровый состав (2-3 члена палаты с техническим образованием и 1-2 члена палаты с юридическим образованием) определен – ст.21 ЕПК.

Уникальное "прецедентное право" формируется на основе решений Апелляционных палат по неочевидным (спорным) вопросам, при одновременном выполнении следующих условий:

  • решения принимаются исключительно по сложным и специфическим вопросам патентного права;
  • наличие существенных законодательных пробелов в европейских нормативных правовых актах;
  • решения опубликованы в компетентных изданиях Единой патентной организации.

В юридической литературе подчеркивается: "авторитет прецедентных решений, столь высок, что оказывает влияние на судебную практику европейских государств"3.

Практика прецедентов – это основа для совершенствования методологии патентной экспертизы изобретений, что находит непосредственное отражение в нормативном документе ЕПВ "Принципы патентной экспертизы изобретений".

Апелляционные палаты проводят глубокий анализ практики прецедентов, систематизируют материалы согласно основным аспектам спорных вопросов, а результаты анализа с комментариями публикуются в специальном сборнике Case Law, который издается ЕПВ.

Этот сборник зарубежные специалисты называют "Белой книгой"и считают "суперкнигой, которая на самом деле лучше, чем любое другое руководство". На сайте ЕПВ совершенно справедливо отмечается, что это бесценный источник информации для всех, кто связан с европейским патентным законодательством. (Прецедентное право апелляционных советов https://www.epo.org/law-practice/case-law-appeals/case-law.html).

В отсутствии независимого судебного органа, способного решать вопросы патентного права практика прецедентов ЕПВ – это единственный источник информации для образовательных программ и методических пособий. Эта тема исключительно важна как с государственной точки зрения (необходимость реформирование патентной системы путем совершенствования ее судебной части), так и с точки зрения непосредственных интересов изобретателей в качестве настоящей школы правовой грамотности и правового опыта.

Но школу надо создать, а при этом возникнет очень нелицеприятная ситуация для Роспатента: раскрытие несостоятельности собственной методологии оценки изобретений и дезориентирующая деятельность ведомства, направленная на сокрытие проблем, что будет рассмотрено в материале "Грамотность для изобретателей (часть 2)".

Выводы

  • Отечественные изобретатели осуществляют свою деятельность в рамках системы, которая не может обеспечить квалифицированную и независимую защиту прав патентовладельцев (изобретателей) и "третьих лиц", так как существующий СИП несостоятелен в качестве патентного суда.
  • Отечественные патентовладельцы и представители бизнеса, внедряющие новую технику в стране и за рубежом, лишены возможности получения полноценных знаний о практических правилах оценки нарушения патента.
  • Программа повышения "IP-грамотности" в рамках национального проекта "Наука" при современном состоянии патентной системы будет только способствовать сохранению полной неосведомленности изобретателей и неспособности системы защищать их права и интересы.

_____________________________

1 Erich Hаuer. Die Zusammenarbeit des Deutschen Patentamts mit den Patentamtern der mittelund osteuropischen Lаnder. GRUR Int. № 12, 1992, S. 883-885
2 В. И. Еременко "О создании в Российской Федерации Суда по интеллектуальным правам"журнал "Законодательство и экономика", № 8, август 2012 года.
3 А. К Геворкян, Г. К Мурадян. "Европейская патентная организация"Журнал "Евразийский Научный Журнал", №5 2017"

Документы по теме:

Гражданский кодекс Российской Федерации

Читайте также: 

Патентообладателям из недружественных стран не будет выплачиваться компенсация

Патентообладателям из недружественных стран не будет выплачиваться компенсация

Компенсация, выплачиваемая патентообладателю при принятии решения об использовании изобретения, полезной модели или промышленного образца без его согласия ранее составляла 0.5% от фактической выручки лица, которое воспользовалось ими.

Иск о запрете на использование изобретения: может ли суд отказать, если доказан факт нарушения?

Иск о запрете на использование изобретения: может ли суд отказать, если доказан факт нарушения?

Запрет на дальнейшее использование (пресечение действий, представляющих собой нарушение) больше не рассматривается в качестве универсальной меры защиты нарушенных патентных прав.

Проблема злоупотребления правом субъектами служебных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов

Проблема злоупотребления правом субъектами служебных изобретений, полезных моделей, промышленных образцов

Досрочное прекращение действия патента на изобретение с целью прекращения выплаты вознаграждения работнику (автору) при продолжении использования изобретения в производстве – один из видов злоупотребления правом.

Правовые проблемы использования открытого программного обеспечения (open source)

Правовые проблемы использования открытого программного обеспечения (open source)

Повсеместность использования open source влечет технические риски уязвимости и устаревания ПО и юридические риски, которые выражаются в растущем числе судебных споров, выявлении множества нарушений в ходе предынвестиционных проверок и аудитов для регистрации продукта в реестре российского ПО. Несмотря на это многие организации до сих пор предпочитают игнорировать вопросы, связанные с открытым ПО.