Новости и аналитика Мнения Авторы Даниленков Алексей К вопросу о порядке реализации права на одностороннее изменение цены договора аренды недвижимого имущества

К вопросу о порядке реализации права на одностороннее изменение цены договора аренды недвижимого имущества

Алексей В. Даниленков

Алексей Даниленков

Юридический консультант ООО "Солантек" (Санкт-Петербург), к. ю. н.

специально для ГАРАНТ.РУ

 

В материале

Любое одностороннее изменение существенных условий договора не может не проецироваться на общие условия реализации гражданского обязательства, имея в виду, в частности, запреты на злоупотребление правом (ст. 10 Гражданского кодекса) и на произвольный отказ от его исполнения без предусмотренных договором и (или) законом вынуждающих обстоятельств (ст. 309-310 ГК РФ), учет публично-правового режима осуществления сделок (ст. 422 ГК РФ) и т. д. Таким образом, пределы свободы усмотрения и диспозитивность поведения сторон сделки всегда должны оцениваться под углом зрения фундаментальных основ осуществления договорных обязательств с учетом установленного в п. 1 ст. 307.1 ГК РФ коллизионного правила (lex specialis derogat generali): "к обязательствам, возникшим из договора (договорным обязательствам), общие положения об обязательствах применяются, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а при отсутствии таких специальных правил – общими положениями о договоре".

По общему правилу, обязательства должны исполняться надлежащим образом (ст. 309 ГК РФ). Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ или иными правовыми актами, а по обязательствам, связанным с осуществлением обеими сторонами предпринимательской деятельности, также в случаях, предусмотренных договором (ст. 310 ГК РФ). При этом, если одна из сторон договора не осуществляет предпринимательскую деятельность, такое право может быть предоставлено договором лишь экономически более слабой стороне.

Законодатель также допускает расторжение или изменение договора при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа (ст. 451 ГК РФ – клаузула rebus sic stantibus).

Изложенное выше особенным образом касается договора аренды недвижимости, поскольку в случае одностороннего изменения его цены заинтересованным в ценовой эскалации лицом, как правило, выступает субъект предпринимательской деятельности – арендодатель (коммерческая организация или ИП) и, как правило, экономически более сильная сторона сделки. Если ставки арендной платы не нормируются актами органов публичной власти, стороны вправе самостоятельно урегулировать этот в вопрос в договоре. Интерес же представляют ограничения в порядке реализации принципов автономии воли и свободы договора.

При рассмотрении вынесенного в заголовок вопроса затронем два наиболее значимых аспекта:

  • оформление соответствующего волеизъявления с точки зрения законодательных условий действительности сделок;
  • пределы свободы усмотрения заинтересованной стороны договора на изменение цены в одностороннем порядке.


Оформление одностороннего изменения цены договора аренды недвижимого имущества

В качестве отправной точки позволим себе обратиться к Постановлению Президиума ВАС РФ от 11 мая 2010 г. № 2015/10 по делу № А40-26457/09-54-204, согласно которому исполнение положения договора аренды, определяющего порядок изменения размера арендной платы, не противоречит ч. 1 ст. 452 ГК РФ. Оно представляет собой исполнение согласованного сторонами условия этого договора, в связи с чем не требуется заключения дополнительного соглашения и его регистрация. В данном деле арендодатель исправил допущенную им при заключении договора аренды ошибку в расчете суммы арендной платы и привел ее в соответствие с распоряжением мэра Москвы, которым установлен порядок расчета размера арендной платы за пользование объектами культурного наследия, находящимися в собственности города.

СПРАВКА

В силу п. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 4 июня 2014 г. № 8-ФКЗ только постановления Пленумов ВАС РФ по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ. При этом относительно юридической силы постановлений Президиума ВАС РФ в законе умалчивается. Тем не менее, согласно абз. 5 подп. 3 ч. 4 ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса в мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ. В определении Конституционного Суда РФ от 28 сентября 2017 г. № 1898-O разъяснено же, что полномочие, ранее предоставленное Президиуму ВАС РФ (ст. 16 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации") ничем не отличается по своей правовой сути от соответствующих полномочий ВС РФ, закрепленных в подп. 1 и подп. 7 ч. 1 ст. 7 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", согласно которым Президиум ВС РФ в соответствии с процессуальным законодательством РФ и в целях обеспечения единства судебной практики и законности проверяет в порядке надзора, в порядке возобновления производства по новым или вновь открывшимся обстоятельствам вступившие в силу судебные акты и рассматривает отдельные вопросы судебной практики.

Отнюдь не все позиции упраздненного ВАС РФ ныне востребованы правоприменительной практикой в связи с их фактической утратой силы или принятием последующих постановлений Пленума ВС РФ. Именно поэтому так важно собирать по крупицам и тщательно анализировать кейсы из практики ВС РФ, в которых он своим авторитетом для нижестоящих инстанций "засиливает" правовые позиции Президиума ВАС РФ.


Здесь интересен прецедент, в котором ВС РФ в определении от 22 августа 2016 г. № 308-ЭС16-9526 по делу № А53-21597/2015 как раз опирается на значимое наследие ВАС РФ, используя выработанный в недрах арбитражного судопроизводства довод о том, что в случае одностороннего изменения арендодателем цены в порядке, предусмотренном договором, не требуется заключать дополнительное соглашение. Так, ВС РФ, в частности, указал, что согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Президиума ВАС РФ от 26 января 2010 г. № 11487/09, когда согласно условиям договора размер арендной платы может пересматриваться арендодателем в одностороннем порядке в результате принятия уполномоченными органами нормативных актов, изменение размера арендной платы вследствие принятия соответствующими органами таких актов не является изменением условия договора о размере арендной платы применительно к п. 3 ст. 614 ГК РФ, а представляет собой исполнение согласованного сторонами условия договора.


Договорно-правовые приемы и методы обоснования ценовой коррекции

Практически во всех обнаруженных нами юридических конфликтах, дошедших до судебного разбирательства, фабула дела, как правило, строится вокруг закрепленного в договоре аренды права арендодателя на одностороннее изменение размера арендной платы со ссылкой:

  • на регулируемый на публично-властный порядок ценообразования;
  • публично доступный инфляционный индекс роста цен (или инфляции);
  • оценку рыночной стоимости права аренды и т. п.

В Решении Арбитражного суда Московской области от 10 июня 2022 г. по делу № А41-25174/22 также установлено, что право увеличения арендодателем в одностороннем порядке размера арендной платы за владение и пользование арендованным федеральным имуществом в связи с изменением рыночной стоимости права пользования и владения арендованными объектами предоставлено ответчику п. 4.9 договора и п. 3 ст. 614 ГК РФ.

Возникает вопрос: а вправе ли арендодатель в уведомительном порядке увеличить арендную плату лишь с формальной адресацией к соответствующему условию договора о праве на одностороннюю корректировку цены договора?

В приводимых выше примерах из судебной практики повышение цены договора обосновывалось, как правило, объективными факторами роста издержек арендодателя и (или) изменением рыночной стоимости права аренды недвижимого имущества на сопоставимых условиях.
Тем не менее, согласно Решению Арбитражного суда Красноярского края от 4 мая 2021 г. по делу № А33-1530/2021, если в соответствии с законом или договором арендодатель имеет право в одностороннем порядке изменять размер арендной платы (ст. 310 ГК РФ), то по смыслу п. 3 ст. 614 ГК РФ такое изменение может осуществляться им не чаще одного раза в год. В данном деле суд провозгласил общее правило об одностороннем изменении цены договора аренды без привязки его к каким-либо объективным факторам, находящимся вне сферы контроля заинтересованной стороны (динамика индекса инфляции; текущая рыночная конъюнктура и т. п.).


Условие об одностороннем пересмотре цены договора аренды с точки зрения кабальности

Заметим, что по общему правилу, условие гражданско-правовой сделки не может быть признано кабальным на основании п. 3 ст. 179 ГК РФ только в связи с его несправедливостью для одной из сторон предпринимательского правоотношения.

С одной стороны, согласно весьма распространенной практике опция на односторонний внесудебный пересмотр арендной платы по инициативе, как правило, экономически доминирующей в арендном правоотношении стороны (арендодатель) предполагает ее увеличение не более чем на 15%, что заметно ниже порога чрезмерного превышения цены договора, который обычно исчисляется в кратном размере к сопоставимым условиям аналогичных сделок (п. 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. № 162 "Обзор практики применения арбитражными судами ст. 178 и 179 ГК РФ"). По первому впечатлению здесь нельзя усмотреть корреляцию с доктриной laesio enormis в ее крайне усеченной и избирательной цивилистической интерпретации на уровне позитивного права (п. 3 ст. 179 ГК РФ, п. 2 ст. 174 и иные положения ГК РФ).

В этой связи наилучшим ориентиром (и в определенной степени – карт-бланшем) для практики может служить п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. № 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил ГК РФ о договоре аренды" (далее – Постановление Пленума № 73), в котором сформулирована правовая позиция, сводящаяся к нижеследующим постулатам:

  • право арендодателя на одностороннее увеличение цены не является абсолютным даже, если такая опция предусмотрена в договоре аренды в отношении которого не применяется государственное регулирование цен;
  • в случае, если размер арендной платы в результате одностороннего волеизъявления арендодателя увеличился настолько непропорционально изменению средних рыночных ставок, уплачиваемых за аренду аналогичного имущества в данной местности за соответствующий период, и существенно их превысил, то суд на основании п. 2 ст.10 ГК РФ отказывает во взыскании арендной платы в части, превышающей названные средние рыночные ставки.

По тексту п. 22 Постановления Пленума № 73 речь идет буквально о "непропорциональном изменении" среднерыночных ставок. И действительно ценообразование крупных арендодателей может оказывать настолько решающее влияние на баланс спроса и предложения в конкретном муниципальном образовании или даже регионе, что объективность критерия существенности превышения может подвергнуться риску эрозии в силу злонамеренного создания арендодателем выгодной для себя конъюнктуры цен.

Также в Постановлении Пленума № 73 не раскрывается понятие "существенность" превышения средних рыночных ставок, что оставляет широкие дискреционные просторы для судов в плане оценки конкретных фактических обстоятельств дела. Представляется, что немотивированное объективными экономическими или иными причинами изменение цены договора аренды не должно приводить к существенному изменению обстоятельств для арендатора (rebus sic stantibus), поскольку в таком случае право арендатора на расторжение или изменение договора носило бы встречно-зачетный характер, что заключает в себе элемент абсурда и не может быть признано соответствующим целям гражданско-правового регулирования.

Если применять по аналогии закона критерий существенности диспаритета договорной и рыночных цен, то можно обратиться к практике применения специального законодательства о банкротстве. Согласно п. 1 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – закон о банкротстве) сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств. В одном из своих решений ВС РФ установил, что расхождение между общей договорной ценой шести взаимосвязанных сделок и совокупной рыночной стоимостью отчужденных по ним транспортных средств составило 15,5%, что "не является существенным, а значит не является достаточным основанием для признания взаимосвязанных сделок недействительными на основании п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве" (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 21 ноября 2019 г. № 306-ЭС19-12580 по делу № А65-10085/2016).


***

Таким образом, любая договорная модель призвана на основе принципов диспозитивности и автономии воли (при неукоснительном соблюдении запрета на злоупотребление правом (ст. 10 ГК РФ) обеспечивать разумный баланс между правами и законными интересами обеих сторон сделки. Равным образом императивы добросовестности поведения распространяются и на участников арендного правоотношения, имея в виду изложенные выше соображения и комментарии, а также существующий правоприменительный формат.

Документы по теме:

Гражданский кодекс Российской Федерации

Читайте также:

2 новые формы исковых заявлений в Конструкторе правовых документов

2 новые формы исковых заявлений в Конструкторе правовых документов

Добавлены исковое заявление о признании имущества личным имуществом супруга и исковое заявление о признании права собственности на объект недвижимости в порядке приобретательной давности.

Налог на имущество физлиц был рассчитан с новыми понижающими коэффициентами

Налог на имущество физлиц был рассчитан с новыми понижающими коэффициентами

Подробнее о ставках налога в том или ином регионе можно узнать в соответствующем разделе на официальном сайте налоговой службы.

Ставка по включенным в региональный перечень объектам недвижимости не может превышать 2%

Ставка по включенным в региональный перечень объектам недвижимости не может превышать 2%

Ежегодно регионы составляют перечни объектов недвижимости, учитываемые в целях налогообложения по их кадастровой стоимости, и размещают их на своих официальных сайтах.

Налоговая служба рассказала об особенностях расчета налога на помещение, по которому не определена кадастровая стоимость

Налоговая служба рассказала об особенностях расчета налога на помещение, по которому не определена кадастровая стоимость

Налоговая база определяется как доля кадастровой стоимости здания, в котором находится помещение, соответствующая доле, которую составляет площадь помещения в общей площади здания.