Новости и аналитика Аналитические статьи Валютное регулирование и контроль: законодательство vs антисанкционные меры

Валютное регулирование и контроль: законодательство vs антисанкционные меры

Валютное регулирование и контроль: законодательство vs антисанкционные меры
© slay19 / Фотобанк Фотодженика

На фоне объявления 24 февраля 2022 года о начале специальной военной операции на Украине федеральным властям пришлось оперативно реагировать на потенциальные риски, связанные с ее проведением. В числе последних – проблемы с оборотом наличной валюты, с расчетами между российскими организациями и их иностранными контрагентами, с осуществлением внешнеторговых, включая экспортные, операций и т. п. Одной из самых первых мер, затронувших сферу валютных правоотношений, стала мера по обязательной продаже валютной выручки, которую отечественные компании получают из иностранных источников. Эта мера была введена за несколько дней до того, как начали действовать другие ограничения – на оборот наличной валюты, на ее покупку и продажу гражданами, имеющими валютные счета или вклады в российских банках и т. д.

Однако оперативно выпущенные в рамках принимаемых специальных экономических мер в связи с недружественными действиями иностранных государств 28 февраля текущего года Указы Президента РФ, подкрепленные впоследствии документами Банка России и решениями Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ, изменили отдельные подходы к регулированию валютных правоотношений. И поскольку законодатель пошел по более простому и быстрому пути введения временных ограничений в специальных актах, а не внесения изменений в основной закон, регулирующий валютные правоотношения – Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" (далее – Закон № 173-ФЗ), то на практике начали возникать вопросы, обусловленные противоречием норм указанного закона и предписаний, утвержденных в рамках реализации контрсанкционных мер.

На актуальных на сегодняшний день ограничениях и требованиях в части продажи валютной выручки, о соотнесении норм валютного законодательства и отдельных актов, принятых в целях нивелирования влияния антироссийских санкций, а также на современных тенденциях по осуществлению валютного контроля остановимся более подробно.


Валютное регулирование, нормативные противоречия

Неудивительно, что в текущих политических и экономических условиях, осложненных введением в отношении российских граждан и организаций санкций, тема валютного регулирования обретает особую актуальность и значимость. Часто меняющиеся меры реагирования на новые внешние и внутренние вызовы, постоянная корректировка вводимых ограничений осложняют деятельность российских компаний, связанную с сотрудничеством с иностранными контрагентами. Старший юрист CMS International B.V. Юлия Смурова на состоявшемся 1 июня вебинаре на тему: "Меры стабилизации экономики и поддержки бизнеса – налоги, таможня, валютное регулирование, контрсанкции" отметила, что меры поддержки в сфере валютного регулирования принимаются чуть ли не ежедневно, но с ними сложно разобраться и сложно их сопоставить с тем, что уже есть сейчас.

Напомним, ключевым нормативным правовым актом федерального уровня, регулирующим порядок осуществления валютных операций, процедуру репатриации резидентами иностранной и российской валюты, а также особенности осуществления валютного контроля, является Закон № 173-ФЗ. Но стоит отметить, что в текущем году в этот закон были внесены лишь две точечные поправки, вступившие в силу с 1 мая, которые касаются:

  • расширения перечня валютных операций, осуществляемых между резидентами и уполномоченными банками без ограничений – речь идет об операции, связанной с предоставлением денежных средств по соглашению о финансировании участия в кредите или займе, передачей или возвратом денежных средств по соглашению о финансировании участия в кредите или займе;
  • распространения обязанности обеспечить получение на свои счета, открытые в уполномоченных банках или на счета, открытые в банках за рубежом, по внешнеторговым контрактам российской валюты в определяемой Правительством РФ доле, на всех резидентов, а не только тех, которые получают на свои российские или зарубежные счета оплату в валюте по внешнеторговым контрактам, для которых предусмотрено оформление паспорта сделки (Федеральный закон от 1 мая 2022 г. № 132-ФЗ "О внесении изменений в статьи 9 и 24 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле").

Все остальные особенности, связанные с текущей ситуацией, отражены в иных актах – Указах Президента РФ, письмах и официальных разъяснениях Банка России, информации Минфина России и выписках из протокола заседания Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ. Как отметила эксперт, в настоящее время фактически формируется параллельный пласт правовых норм, временно регулирующих отдельные аспекты осуществления деятельности в валютной сфере.

Примечательно, что указанные акты принимаются не в целях реализации Закона № 173-ФЗ, а в рамках действия других законов. Напомним, согласно ч. 1 ст. 4 Закона № 173-ФЗ валютное законодательство РФ состоит из Закона № 173-ФЗ и принятых в соответствии с ним федеральных законов. Но ни в одном из документов, принятых в связи с недружественными и противоречащими международному праву действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций, связанными с введением ограничительных мер в отношении граждан РФ и российских юрлиц, не говорится, что они приняты во исполнение положений Закона № 173-ФЗ. Там упоминаются только федеральные законы:

Органам валютного регулирования (Правительству РФ и Банку России) разрешено издавать нормативные правовые акты по вопросам валютного регулирования, но исключительно в случаях и пределах, предусмотренных валютным законодательством и актами органов валютного регулирования, и только по вопросам, отнесенным к их компетенции. При этом издаваемые ими акты не должны содержать положений, касающихся вопросов регулирования валютных операций (ч. 1, ч. 5 ст. 4 Закона № 173-ФЗ).

В связи с этим на практике все чаще возникает вопрос, какие нормы превалируют – нормы Закона № 173-ФЗ или антисанкционные предписания. И этот вопрос возникает неспроста – ведь зачастую эти положения либо противоречат друг другу, либо в какой-то степени одно перекрывает другое. Для иллюстрации этой проблемы Юлия Смурова обратила внимание на четыре статьи Закона № 173-ФЗ, которые требуют нового прочтения в связи с действием контрсанкционных мер.

Во-первых, это ст. 6 Закона № 173-ФЗ, гласящая, что валютные операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений. В настоящее время по рассматриваемому закону исключения предусмотрены для валютных операций по купле-продаже иностранной валюты и чеков (в том числе дорожных чеков), номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте – напомним, такие операции в России производятся только через уполномоченные банки и государственную корпорацию развития "ВЭБ.РФ" и ограничения в отношении них преследуют цель – предотвратить существенное сокращение золотовалютных резервов, резкие колебания курса рубля, а также поддержать устойчивость платежного баланса страны. При этом ограничения носят недискриминационный характер и отменяются органами валютного регулирования по мере устранения обстоятельств, вызвавших их установление (ст. 6 и ст. 11 Закона № 173-ФЗ).

Но по факту сейчас положения ст. 6 Закона № 173-ФЗ работают только искусственно и в отрыве от специальных мер, отраженных в Указах Президента РФ в области валютного контроля. Если же рассматривать ее в связке с этими мерами, то целесообразно следующее ее прочтение: "Валютные операции между резидентами и нерезидентами осуществляются без ограничений, за исключением валютных операций, в отношении которых введены дополнительные ограничения в связи с контрсанкционными мерами", – пояснила спикер.

Примерно то же – и с действующей редакцией ст. 12 Закона № 173-ФЗ, которая регулирует порядок зачисления денежных средств валютными резидентами (физлицами и юрлицами) на счета, открытые за пределами территории РФ. В ней имеются две нормы, которые фактически тоже сейчас не работают. Первая – о том, что российская компания может без ограничений отправлять деньги на счет своего филиала или представительства, открытый в иностранном государстве. Речь идет о ч. 4 ст. 12 Закона № 173-ФЗ, согласно которой резиденты вправе переводить на свои счета (во вклады) в иностранной валюте и (или) в валюте РФ, открытые в банках, расположенных за пределами территории России, денежные средства со своих счетов (с вкладов) в уполномоченных банках или с других своих счетов (с вкладов) в иностранной валюте и (или) в валюте РФ, открытых в банках, расположенных за пределами страны. Но сейчас это не так – изначально Правительство РФ запретило все валютные переводы любых валютных резидентов на свои иностранные счета, но затем смягчило этот запрет, разрешив российским компаниям перечислять за границу денежные средства только для финансирования операционной деятельности своего иностранного филиала, и то – в размере не больше, чем это было в прошлом году.

Вторая – ч. 5 ст. 12 Закона № 173-ФЗ, допускающая зачисление экспортной выручки на счет филиала российской компании за пределами РФ, если отменено правило о репатриации. Сейчас исходя из разъяснений Банка России, связанных с обязательной продажей валютной выручки, этого делать нельзя и, как показывает практика, банки учитывают эту позицию.

Третья проблемная в плане реализации в текущих условиях статья – ст. 19 Закона № 173-ФЗ о репатриации. С учетом временных норм регулирования независимо от того, поставлен контракт на учет или нет, даже если репатриация отменена, обязательство по продаже валютной выручки все равно действует, но чтобы его выполнить, нужно зачислить выручку на российский счет. "Получается, что контрмеры фактически создали альтернативный институт репатриации, но только не в форме ст. 19 Закона № 173-ФЗ, а в рамках отдельного регулирования", – отметила представитель компании CMS International B.V.

Более того, эксперт предрекла увеличение объема негативной практики по ст. 19 Закона № 173-ФЗ – сейчас уходить от штрафов за нерепатриацию (в том числе путем принятия мер по истребованию долга, ведения претензионной работы, обращения в суд, страхования рисков неуплаты по договору с иностранным контрагентом и т. п.) будет сложнее. Поэтому тем, для кого репатриация все еще актуальна, нужно заранее подумать, какие инструменты им сейчас доступны и как при необходимости доказать, что нет вины в совершении правонарушения в связи с незачислением средств.

Что касается ст. 24 Закона № 173-ФЗ, в соответствии с которой внешнеторговый договор должен быть исполнен любым способом, разрешенным российским законодательством, даже если в отношении какой-то операции (например, экспорта) правило репатриации отменено, то, по мнению эксперта, в современных условиях эта статья может получить новую жизнь и использоваться как лазейка для обхода некоторых претензий со стороны регулятора, агентов валютного регулирования и налогового органа.


Обязательная продажа валютной выручки

Такая мера была введена в связи с недружественными и противоречащими международному праву действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций, связанными с введением ограничительных мер в отношении граждан РФ и российских юридических лиц, в целях защиты национальных интересов Российской Федерации. Указом Президента РФ от 28 февраля 2022 г. № 79 "О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций" резидентам – участникам внешнеэкономической деятельности предписано осуществить обязательную продажу иностранной валюты в размере 80% суммы иностранной валюты, зачисленной начиная с 1 января 2022 года на их счета в уполномоченных банках на основании внешнеторговых контрактов, заключенных с нерезидентами и предусматривающих передачу последним товаров, оказание услуг, выполнение работ, передачу нерезидентам результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, не позднее трех рабочих дней со дня вступления в силу Указа. Отметим, впоследствии был продлен срок продажи и скорректирован объем валюты, подлежащей обязательной продаже.

По логике буквального толкования речь идет только о выручке, зачисленной на счета. Но Закон № 173-ФЗ в некоторых случаях позволяет не зачислять выручку на счет – например, такая выручка может быть зачислена на иностранные счета, она может не зачисляться, если имеются взаимозачеты или действует схема по оплате в пользу третьего лица. Но позиция регулятора по этому вопросу, хоть и не подкрепленная законодательными нормами, оказалась более жесткой.

18 марта 2022 года был издан Указ Президента РФ № 126 "О дополнительных временных мерах экономического характера по обеспечению финансовой стабильности Российской Федерации в сфере валютного регулирования", предоставивший Банку России и Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ полномочия по выдаче разрешений на изменение срока на продажу обязательной части валютной выручки, а также на изменение процента такой продажи (п. 4 Указа Президента РФ № 126). Эти решения могут быть как индивидуальными (по заявлению), так и универсальными (для какого-то отдельного вида бизнеса, для всех валютных резидентов). Здесь же участники мероприятия остановились на обсуждении уже появляющихся на практике проблем с получением положительного решения на конкретные операции от Правительственной комиссии. Но все сошлись во мнении, что пока решить эти проблемы не представляется возможным. Так, партнер CMS International B.V. Гайк Сафарян отметил, что юридическая составляющая при принятии решения по этим вопросам минимальна, это, скорее, дискреционное право – разрешать или не разрешать. "Разрешение дается в случае, если сделка целесообразна. Например, если комиссия посчитает, что конкретная сделка каким-то образом влияет на экономическую ситуацию в России, противоречит интересам нашей страны, комиссия или откажет, или не даст никакого ответа. Правительство РФ специально себя не ставит в рамки для того, чтобы отвечать, например, в трехдневный срок, потому что оно понимает, что контекст – динамичный, меняется, и ту операцию, которую не разрешили сегодня, они могут разрешить завтра", – пояснил он.

С 26 апреля Правительственная комиссия разрешила резидентам не продавать валютную выручку, если:

  • резидент является одновременно стороной по экспортному и импортному контрактам, заключенным с одним и тем же нерезидентом или с разными нерезидентами;
  • экспортный и импортный контракт резидента поставлены на учет в одном уполномоченном банке или расчеты осуществляются через счета, открытые в одном уполномоченном банке;
  • списание иностранной валюты в пользу нерезидента в рамках импортного контракта осуществляется с транзитного валютного счета резидента, на который ранее была зачислена иностранная валюта по экспортному контракту, в размере сумм предстоящих платежей по исполнению обязательств по импортному контракту (Выписка из протокола заседания Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ от 26 апреля 2022 г. № 39).

Затем с 24 мая 2022 года принято решение о снижении уровня обязательной продажи экспортной выручки в иностранной валюте, предусмотренного Указом Президента РФ № 79, с 80% до 50%, а Совету директоров Банка России предоставлена возможность устанавливать иной срок продажи валютной выручки (Выписка из протокола заседания Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в РФ от 23 мая 2022 г. № 52/1, Указ Президента РФ от 23 мая 2022 г. № 303, Информация Минфина России от 23 мая 2022 года). А с 26 мая – увеличен срок продажи валютной выручки экспортерами до 120 рабочих дней со дня зачисления валюты на транзитные валютные счета. Решение действует в отношении полученной иностранной валюты, по которой не была осуществлена обязательная продажа, независимо от даты ее зачисления на счет резидента в уполномоченном банке (Решение Совета директоров Банка России от 26 мая 2022 года, Информация Банка России от 26 мая 2022 года).

Главный вопрос, который возникает на практике у резидентов, – какими нормами руководствоваться в случае, если выручка зачислена на счет, а через два дня появился новый порог или новый срок – теми, которые действовали в момент зачисления выручки или теми, что имеются на момент ее фактической продажи. И если в отношении срока в 120 дней регулятор пояснил, что он распространяется на всю полученную иностранную валюту, по которой не была осуществлена обязательная продажа, независимо от даты ее зачисления на счет резидента в уполномоченном банке (Информация Банка России от 26 мая 2022 года "Банк России увеличил срок продажи валютной выручки экспортерами до 120 рабочих дней)", то в отношении снижения порога выручки вопрос остается открытым – то ли в момент зачисления выручки, то ли с 28 февраля, как упоминается в п. 2 Указа Президента РФ № 79. Эксперт рекомендует обговорить этот вопрос со своим банком, а именно – с работником отдела валютного контроля банка, который, в свою очередь, может проконсультироваться с сотрудничающим с конкретным банком представителем Банка России.

В целом же при реализации предписания об обязательной продаже валютной выручки следует учитывать ряд общих моментов, оговоренных в Указах Президента РФ и в разъяснениях Банка России. В частности:

  • обязательная продажа части валютной выручки осуществляется по всем внешнеторговым контрактам, предусматривающим передачу нерезидентам товаров, выполнение для них работ, оказание им услуг, передачу им информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них, независимо от факта постановки контракта на учет;
  • обязательной продаже подлежат все виды иностранных валют без исключения;
  • обязанность резидентов – участников внешнеэкономической деятельности по осуществлению обязательной продажи части валютной выручки по внешнеторговым экспортным контрактам, а также запрет на зачисление резидентами иностранной валюты на свои счета (вклады), открытые в расположенных за пределами территории РФ банках, распространяются на все внешнеторговые экспортные контракты и не содержат исключений в отношении внешнеторговых экспортных контрактов, требование о репатриации по которым с 1 июля 2021 года отменено;
  • резиденты – участники внешнеэкономической деятельности вправе выбрать любой не противоречащий законодательству РФ способ обязательной продажи части валютной выручки, такая продажа может осуществляться как уполномоченному банку, в котором резидент находится на обслуживании, так и иному уполномоченному банку либо на организованных торгах;
  • продажа валютной выручки может осуществляться частями в течение установленного срока продажи, не обязательно продавать ее одномоментно;
  • выручку нужно продавать по рыночному курсу, то есть по тому, который установлен обслуживающим банком или другим уполномоченным банком, или же по биржевому курсу.

Следует помнить, что требование об обязательной продаже части валютной выручки также распространяется на резидента, являющегося ИП, лицом, занимающимся в установленном законодательством РФ порядке частной практикой, в случае, когда он осуществляет внешнеторговую деятельность и получает валютную выручку (п. 1.5 Официальное разъяснение Банка России от 4 апреля 2022 г. № 3-ОР "О применении положений Указа Президента Российской Федерации от 28 февраля 2022 года № 79 "О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций" и Указа Президента Российской Федерации от 5 марта 2022 года № 95 "О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми иностранными кредиторами)".

Как отметила Юлия Смурова, требование о продаже валютной выручки универсально – оно касается всех видов валюты и всех резидентов, включая резидентов особых экономических зон, и на практике банки придерживаются рекомендаций регулятора – запрашивают необходимую информацию как агенты валютного контроля, проверяют соблюдение специальных мер и в случае сомнений отказывают своим клиентам в подтверждении платежного поручения и не разрешают соответствующую операцию.


Контроль, мораторий на проверки и ответственность

ФНС России еще в марте текущего года анонсировала введение моратория на проведение проверок в рамках валютного контроля – своим Письмом от 5 марта 2022 г. № ШЮ-4-17/2734@ "О приостановлении назначения и проведения проверок соблюдения валютного законодательства за исключением проверок связанных с исполнением положений Указов Президента Российской Федерации от 28.02.2022 № 79, от 01.03.2022 № 81 в части незаконных валютных операций" она поручила вплоть до особых указаний приостановить назначение и проведение проверок соблюдения валютного законодательства, за исключением проверок, связанных с исполнением положений Указов Президента РФ № 79 и № 81 в части незаконных валютных операций.

Но законодательное подтверждение такое решение получило лишь в конце мая. Так, Постановлением Правительства РФ от 28 мая № 977 "О мерах валютного контроля в условиях внешнего санкционного давления" предписано приостановить до 31 декабря 2022 года включительно проведение налоговыми органами проверок соблюдения валютного законодательства РФ, за исключением случаев, когда по проводимым проверкам выявлены нарушения, срок давности привлечения к административной ответственности по ст. 15.25 КоАП за которые истекает до конца текущего года – в этих случаях проведение проверок и осуществление административного производства могут продолжаться, но только в части таких нарушений.

При этом мораторий на проведение проверок соблюдения валютного законодательства РФ не распространяется на нарушения требований, установленных нормативными правовыми актами Президента РФ и Правительства РФ, принятыми начиная с 28 февраля 2022 года, которые устанавливают специальные экономические меры в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций, а также на нарушения валютного законодательства РФ, связанные с куплей-продажей иностранной валюты, минуя уполномоченные банки, и нарушения, связанные с расчетами при осуществлении валютных операций между резидентами без использования банковских счетов в уполномоченных банках в наличной форме.

Однако в целях снижения рисков совершения операций, которые могут быть связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, с учетом текущей ситуации Банк России рекомендовал кредитным организациям обращать повышенное внимание:

  • на операции физических и юридических лиц, направленные на обход специальных экономических мер, в том числе ограничений по валютным операциям, по выводу активов организациями-нерезидентами;
  • на нестандартное поведение клиентов, аномалии в транзакционной активности, изменение характера потребительских расходов и расходов инвестиционного характера, которые ассоциируются с текущей социально-экономической обстановкой (например, нехарактерный для частного потребления рост объемов и однотипность операций, связанных с приобретением товаров, что может свидетельствовать о приобретении товаров для последующей перепродажи, осуществление операций, направленных на вывод средств за рубеж, операций, связанных с цифровой валютой).

В случае выявления таких операций кредитным организациям рекомендуется:

  • обеспечить им повышенное внимание;
  • провести углубленную проверку в отношении клиента;
  • рассматривать вопрос о реализации в отношении таких операций клиента права отказать в совершении операции при наличии подозрений, что операция совершается в целях легализации (отмывания) полученных преступным путем доходов или финансирования терроризма;
  • рассматривать вопрос о квалификации таких операций в качестве подозрительных в соответствии с п. 3 ст. 7 Федерального закона 115-ФЗ (Письмо Банка России от 16 марта 2022 г. № 019-12/1796 "О повышении внимания к отдельным операциям клиентов").

Не стоит также забывать, что уполномоченные банки, являясь агентами валютного контроля, в рамках реализации своих функций должны осуществлять контроль за соблюдением резидентами требования об обязательной продаже валютной выручки, установленного Указом Президент РФ № 79, и в случае выявления нарушений – передавать информацию о признаках нарушений валютного законодательства РФ, в том числе положений издаваемых Указов Президента РФ, органам валютного контроля (п. 1.7 Официального разъяснения Банка России от 4 апреля 2022 г. № 3-ОР). 

Кроме того, ФНС России предписала представлять в Управление международного сотрудничества и валютного контроля проекты актов проверок соблюдения валютного законодательства, предварительно доработанные управлениями ФНС России по субъектам РФ или межрегиональными инспекциями ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам, в которых содержатся выводы о нарушениях Указа № 79 и Указа № 81. Причем делать это нужно до возбуждения дел об административных правонарушениях и не позднее, чем за 15 календарных дней до окончания проверки (Письмо ФНС России от 5 марта 2022 г. № ШЮ-4-17/2734@).

Что касается ответственности, то, по общему правилу, в соответствии со ст. 25 Закона № 173-ФЗ резиденты и нерезиденты, нарушившие положения актов валютного законодательства РФ и актов органов валютного регулирования, несут ответственность в соответствии с законодательством РФ – соответствующие санкции предусмотрены ст. 15.25 КоАП РФ. Здесь стоит помнить, что на основании ч. 2 ст. 5 Закона № 173-ФЗ издаваемые для реализации функций, предусмотренных Законом № 173-ФЗ, Банком России и Правительством РФ акты органов валютного регулирования, являются обязательными для резидентов и нерезидентов.

Но, как еще раз подчеркнула эксперт, юридически контрсанкционные меры в области валютного контроля не относятся к собственно валютному законодательству. Более того, в действующих федеральных актах – ни в ст. 15.25 КоАП РФ, ни в Уголовном кодексе – нет специального состава правонарушения (преступления), связанного с несоблюдением норм о контрсанкциях. Хотя косвенно их все-таки можно отнести к нарушениям валютного законодательства, опираясь на высказывания Банка России по этому вопросу. Ведь в одном из апрельских разъяснений регулятор упоминал, что в случае нарушения клиентами законодательства РФ, регулирующего валютные правоотношения, уполномоченные банки должны передавать органам валютного контроля информацию о признаках нарушений валютного законодательства РФ, в том числе положений издаваемых в настоящее время Указов Президента РФ. Делать это они должны в порядке, установленном Указанием Банка России от 16 августа 2017 г. № 4498-У. Информация о нарушениях передается в территориальное учреждение Банка России, на территории которого расположен уполномоченный банк, в виде электронного сообщения, снабженного кодом аутентификации, для последующего направления ее органам валютного контроля. Информация о нарушениях передается не позднее второго рабочего дня декады, следующей за отчетной декадой, в которой они выявлены уполномоченным банком.

Но для того, чтобы не было сомнений ни в возможности, ни в обоснованности применения ответственности, предусмотренной в рамках валютного законодательства, к нарушителям норм о контрсанкциях эксперт считает необходимым синхронизировать валютное законодательство с нормами об антисанкционных мерах, "потому что пока они живут параллельными жизнями и непонятно, что из них превалирует". Не вносит ясности в этот вопрос и внесенный в Госдуму в конце марта законопроект № 94339-8  о корректировках в ст. 15.25 КоАП РФ. Напомним, именно эта статья в действующей редакции КоАП РФ устанавливает санкции за нарушение валютного законодательства и актов органов валютного регулирования. Разработанные поправки, инициированные Правительством РФ, направлены на либерализацию административной ответственности за осуществление незаконных валютных операций и за нерепатриацию экспортерами выручки в валюте РФ за счет снижения размеров административных штрафов для большинства субъектов ответственности. Также законопроектом предусмотрено исключение специальных административных составов для профессиональных участников внешнеэкономической деятельности – предполагается, что такие субъекты будут нести ответственность на общих основаниях. Наконец, предлагается в отношении должностных лиц штрафные санкции взамен фиксированного размера исчислять в процентном отношении к сумме нарушения. А вот поправок, так или иначе затрагивающих валютное регулирование в условиях контрсанкций, в инициативе пока нет. Хотя не исключено, что соответствующие положения появятся при подготовке законопроекта к рассмотрению во втором чтении, ведь пока он принят только в первом.


***

В опубликованном вчера на официальном сайте Банка России Бюллетене Департамента исследований и прогнозирования "О чем говорят тренды. Макроэкономика и рынки"1 отмечается положительная тенденция по укреплению российского рубля – после резкого его ослабления в конце февраля – начале марта с 75 руб. до 120 руб. за $1 вследствие масштабных финансовых шоков рубль стал укрепляться и в конце мая уже уходил ниже отметки 60 руб. за $1. Во многом такого результата удалось достичь благодаря влиянию нескольких однонаправленных факторов – сильное сокращение импорта при относительной стабильности экспорта, прекращение покупки валюты в рамках бюджетного правила и ограничения на валютные и трансграничные финансовые операции. Благодаря этому в настоящее время даже в условиях ограничений на движение капитала динамика российского рынка практически перестала зависеть от внешних факторов.

Очевидно, что резкого снятия введенных ограничений пока ждать не стоит, поэтому в текущих условиях финансистам, банкирам и юристам следует ориентироваться не только на закрепленные в Законе № 173-ФЗ положения, касающиеся валютного регулирования и валютного контроля, но и параллельно отслеживать изменения антисанкционного законодательства в этой сфере (в этом может помочь размещенная в системе ГАРАНТ подборка "Антисанкционные меры 2022 (специальные экономические меры и меры, направленные на поддержку бизнеса и граждан)"). Следует внимательно изучать предписания и соотносить новые нормы с уже действующими, а при наличии сомнений в тех или иных вопросах – не бояться направлять регулятору запросы с просьбой дать соответствующие разъяснения. Что же касается частных случаев, то в любой сомнительной ситуации эксперты рекомендуют обращаться за советом и согласованием планируемых локальных решений в свой обслуживающий банк.  

______________________________

1 С текстом Бюллетеня Департамента исследований и прогнозирования "О чем говорят тренды. Макроэкономика и рынки" можно ознакомиться на официальном сайте Банка России (https://www.cbr.ru/Collection/Collection/File/41049/bulletin_22-03.pdf).

Источник: ГАРАНТ.РУ

Документы по теме:

Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле"

Читайте также:

Резиденты смогут вносить средства в уставный капитал компаний из дружественных стран

Резиденты смогут вносить средства в уставный капитал компаний из дружественных стран

Решение принято в целях оптимизации процедуры выдачи регулятором разрешений, предусмотренных п. 2 Указа Президента РФ от 18 марта 2022 г. № 126.