Новости и аналитика Интервью Андрей Яковлев: "Без хорошего адвоката любое правовое поле – минное"

Андрей Яковлев: "Без хорошего адвоката любое правовое поле – минное"

Андрей Яковлев31 мая 2015 года российские адвокаты отметили в 11-й раз свой неофициальный профессиональный праздник – День Российской адвокатуры. Он был учрежден в апреле 2005 года Вторым Всероссийским съездом адвокатов. Именно в этот день Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Своими взглядами на проблемы "адвокатской монополии" и "юридических фирм", о необходимости разработать особый кодекс поведения адвокатов в социальных сетях и блогосфере поделился с читателями портала ГАРАНТ.РУ председатель Московской коллегии адвокатов "Яковлев и Партнеры" Андрей Яковлев.

От действий защитника подчас зависит судьба человека или организации, и любая ошибка может повлечь за собой катастрофические последствия для них. Этот факт определяет особые требования к адвокату, некоторые из которых установлены на законодательном уровне. В то же время, периодически слышны упреки как к профессионализму некоторых адвокатов, так и к их морально-этическим качествам. Андрей Юрьевич, как Вы полагаете, эффективна ли действующая модель отбора кандидатов на получение адвокатского статуса и если нет, то что следует в ней изменить?

Я согласен, что от действий адвоката зависит многое, в том числе и человеческие судьбы. Как говорится, без хорошего адвоката любое правовое поле – минное. Реального результата в суде можно добиться только путем напряженной и кропотливой работы. Мой личный опыт и опыт моих коллег опровергает сложившееся мнение о том, что на исход, прежде всего уголовных дел, адвокат не в состоянии повлиять. И тут в полной мере справедлива поговорка "вода камень точит". Поэтому в первую очередь при отборе претендентов на получение адвокатского статуса нужно обращать внимание на профессиональные качества будущего адвоката, его квалификацию и готовность настойчиво оспаривать все незаконные действия следствия и суда.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Профессиональный календарь на 2015 год. ИюньУзнать, какие работники отмечают свои профессиональные праздники в июне, можно из инфографики.

Существующую систему отбора адвокатских кадров можно назвать современной, правильной и продуманной. Она соответствует международным требованиям: включает стажировку, практический опыт работы и квалификационный экзамен. Однако настоящая беда – это система юридического образования, несущая на себе отпечаток проблем среднего образования, в том числе последствия введения единого государственного экзамена. Основная проблема в том, что выпускники юридических вузов слабо владеют русским языком, на юрфаках его не преподают. Я уже давно выступаю за введение в системе высшего юридического образования государственного экзамена по русскому языку. Язык – это оружие юриста! От современного выпускника сегодня трудно добиться подготовки краткого, написанного по существу юридического документа, и чтобы он при этом не заблудился в трех соснах.

К слову, полагаю, что периодически звучащие предложения о введении государственного экзамена на получение статуса адвоката несостоятельны. Профессиональное сообщество способно самостоятельно определиться с отбором достойных кадров, и привлекать к этому государство считаю нецелесообразным.

Наличие непогашенной судимости является препятствием осуществлению адвокатской деятельности (п. 2. ч. 2 ст. 9 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"; далее – Закон об адвокатуре). Возможно, есть необходимость на законодательном уровне закрепить дополнительные к существующим требования к личности претендентов, такие, как безупречная профессиональная история, отсутствие проблем с законом в прошлом и т. д.?

Мы почему-то все время ориентируемся на плохое и абсолютизируем риски. Не секрет, что юстиция у нас приобрела обвинительный, карательный характер, о чем говорит, в том числе, и мой личный профессиональный опыт. Например, в последнее время резко возросло количество арестов адвокатов, подозреваемых в совершении правонарушения. Я считаю, что усиливать в этом смысле запретительные меры нецелесообразно. Может быть, стоит подумать над включением в УК РФ такого наказания, как запрет на определенный срок заниматься адвокатской практикой за преступление, совершенное адвокатом, в связи с его профессиональной деятельностью. Но не более того.

Не так давно член Совета Адвокатской палаты города Москвы Лев Бардин предложил выработать своеобразный кодекс поведения адвокатов в социальных сетях и блогосфере: предполагается, что действия адвоката в Интернете не должны наносить вред профессиональной репутации как самого адвоката, так и профессионального сообщества в целом. Одобряете ли Вы эту инициативу?

По большому счету, все правила, которым должен следовать адвокат, содержатся в Законе об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката. Самая значимая составляющая поведения адвоката, – это, прежде всего, сохранение адвокатской тайны. На мой взгляд, это требование распространяется и на поведение адвокатов в социальных сетях. Я, например, в соцсетях практически не обсуждаю профессиональные темы и вообще стараюсь ими не пользоваться.

Однако прогресс не стоит на месте, поэтому нельзя запретить адвокатам пользоваться социальными сетями. Можно уже сейчас говорить о том, что виртуальное пространство может выступать и площадкой для обсуждения профессиональных вопросов, и даже некоей средой для оказания юридических услуг. Кроме того, адвокатское сообщество активно использует Интернет популяризуя и рекламируя свою деятельность.

В то же время, обсуждать на форумах какие-то конкретные дела, с номерами и фамилиями, я считаю неэтичным.

Одновременно я не считаю создание отдельного документа, посвященного поведению адвоката в Интернете, насущным вопросом. В любом случае важные темы поведения адвокатов в социальных сетях можно включить в действующий Кодекс профессиональной этики адвоката, если профессиональное сообщество сочтет это нужным.

Устроиться на работу в коллегию или бюро стажером либо помощником адвоката для начинающего юриста – один из путей в адвокатуру. Такая работа дает претенденту возможность получить практические навыки и дополнительные знания. В то же время, с учетом фактического числа желающих получать знания на таких условиях и усилий, которые затрачивает при этом адвокат, не раз звучали предложения о введении института учеников адвокатов. Причем, статус ученика подразумевает более низкую его профессиональную подготовленность, по сравнению со стажером. Предполагается, что ученик должен будет оплачивать труд своего учителя-адвоката. Как Вы относитесь к такой инициативе?

Я считаю, что такая точка зрения имеет право на существование. Хотя адвокатскую деятельность и не называют бизнесом, – это все-таки правовая помощь, но труд наставника все же должен быть как-то вознагражден. Если человек приходит в коллегию адвокатов именно в качестве ученика, для получения знаний, то он может и должен внести вклад в деятельность этой коллегии. Причем речь необязательно вести именно о взимании платы.

Так, между коллегией и учеником должен быть заключен контракт, в котором должны быть прописаны не только обязанность наставника обучать ученика профессиональным навыкам, но и условия, согласно которым ученик обязуется отработать в коллегии в течение какого-то времени и на определенных условиях после обучения. При этом законом должно быть установлено обязательство о возмещении учеником, ставшим впоследствии адвокатом, затрат на его обучение, если он вдруг передумал и решил разорвать отношения с коллегией. Ведь именно в коллегии он приобрел профессиональный потенциал, а наставники делились с ним клиентами и т. д.

По данным Федеральной палаты адвокатов РФ, на апрель 2015 года в России насчитывается 70 414 действующих адвокатов. Но на территории некоторых регионов, особенно в отдаленных местах, в сельской местности, ощущается их нехватка. Как Вы считаете, правильно ли в нынешней ситуации говорить о необходимости установления "адвокатской монополии", при которой право на ведение дел в судах будет предоставлено исключительно адвокатам?

Адвокатская монополия, я считаю, крайне необходимая вещь. В первую очередь в ней нуждается институт судебного представительства. И это не затрагивает темы доступности правосудия, так как в соответствии с российским законодательством (например, ч. 1 ст. 48 ГПК РФ) никто не вправе ограничить сторону участвовать в судопроизводстве лично, а вот представительство должно быть квалифицированным. Это не только повысит качество юридической помощи, но и поможет охладить пыл некоторых сутяг.

Необходимость адвокатской монополии подтверждает и международная практика. Например, в странах англо-саксонского права в судах могут выступать не просто лица, имеющие юридическое образование, а только члены так называемой bar association – коллегии адвокатов.

Мало того, я бы ввел еще и градацию полномочий адвоката по выступлению в различных судах в зависимости от его опыта и квалификации. Так, начинающий адвокат мог бы представлять сторону только перед мировым судьей. Имеющий определенный стаж – в районных, городских и областных судах. Адвокаты высшей квалификации – в ВС РФ и КС РФ. Кстати, в отношении КС РФ адвокатская монополия уже существует. Представлять интересы стороны в этом суде могут либо юристы, имеющие ученую степень кандидата или доктора юридических наук, либо адвокаты (ст. 53 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"). А чем у нас КС РФ отличается от других судов? Почему судья КС РФ имеет право на работу с квалифицированным представителем, а судья районного – нет? Здесь можно говорить в некотором роде и о защите личности судьи.

В настоящее время рабочий день адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению, оплачивается в размере от 550 до 1,2 тыс. руб. В то же время, в конце апреля Минфин России выступил с предложением1 приостановить до 1 января 2016 года действие нормы об индексации такого вознаграждения адвокатам на уровень инфляции, которая должна быть произведена в текущем году. Скажется ли такое решение, по Вашему мнению, на доступности для граждан бесплатной юридической помощи?

Разумеется, эти суммы смехотворны. Даже за 1,2 тыс. руб. в день найти квалифицированного специалиста нельзя. Поэтому уровень юридической помощи, оказываемой адвокатом по назначению, продолжает оставлять желать лучшего. Государству не надо делать вид, что оно справедливо оплачивает адвокатский труд, тогда и адвокатам не придется делать вид, что они работают. Создать спрос в адвокатской среде на оказание юридической помощи по назначению без приближения государственных ставок к рыночным весьма затруднительно. Профессионал не может существовать исключительно за счет идеи. Кроме того, повышение расценок могло бы повысить качество юридической помощи за счет усиления государственного контроля над качеством работы адвокатов, ведь деньги дисциплинируют. Однозначно, от такой экономии не выиграет никто.

Перечисленные в законе формы адвокатских образований вызывают определенную критику в профессиональном сообществе. Так, отмечается отсутствие гарантий стабильной оплаты труда, аналогичных предусмотренным трудовым законодательством, наряду с отсутствием у адвокатского образования рычагов воздействия на поведение адвокатов. Как Вы полагаете, возможно ли дополнить принципы работы адвокатских образований элементами трудовых отношений и если да, то какими?

Правильно, что вызывают критику. Я полагаю, что давно уже нужно было поставить вопрос о создании такого адвокатского образования, как юридическая фирма, аналогичного непубличному хозяйственному обществу. Такая форма организации адвокатской деятельности не только решила бы вопросы трудовых отношений, но и позволила бы урегулировать проблемы нематериальных активов, создаваемых в результате работы. Я имею в виду репутационную составляющую бизнеса, которая значительно повышает его стоимость.

Хотя юридическую практику (как и любую консультационную практику) передать по наследству практически невозможно, однако имеет смысл говорить об урегулировании вопросов передачи определенных нематериальных прав, связанных с ней. Например – права на имя. Для того, чтобы организовать прибыльный юридический бизнес и получать от него доход, требуется вложить массу труда и ежедневно активно участвовать в его жизни. Например, я 25 лет жизни отдал, чтобы создать компанию. Через какое-то время выйду на пенсию. Хочется ли мне получить за свое имя разумное вознаграждение, например в виде определенных отчислений? Думаю, ответ очевиден. Поэтому такая организационно-правовая форма заслуживает фиксации на законодательном уровне.

В конце апреля текущего года в Госдуму был внесен законопроект, в соответствии с которым предлагается сократить срок представления ответа на запрос адвоката с одного месяца до 10 дней, а за необоснованный отказ в предоставлении необходимых сведений – штрафовать. Какие еще аналогичные изменения, позволяющие расширить инструментарий защитника в судопроизводстве, Вы бы произвели?

Вопрос реализации права адвоката по сбору доказательств в пользу лиц, интересы которых он представляет, кажется мне наиболее важным. Адвокат, являясь таким же равноправным участником состязательного судопроизводства, как и все остальные, не просто имеет право, а обязан собирать доказательства по делу. В законодательстве существует декларативная норма, дающая право адвокату запрашивать документы у органов государственной власти, местного самоуправления и организаций, предоставить которые они обязаны в месячный срок (п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре). При этом обязанность адресатов адвокатского запроса представлять документы не подкреплена никакими санкциями за ее нарушение.

В этом вопросе я бы пошел дальше указанного законопроекта, который предусматривает административное нарушение за подобный проступок. Конечно, административный штраф должен существовать, причем в крупном размере. Но необходима также уголовная ответственность за систематическое немотивированное непредставление сведений.

Помимо этого считаю необходимым уполномочить адвокатов назначать экспертизы, которые должны приниматься следствием и судом наравне с экспертизами, назначаемыми другими уполномоченными лицами.

Что Вы думаете о законопроекте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, который предусматривает возрождение института народных заседателей по некоторым категориям дел?

К этому проекту я отношусь с большой долей скепсиса. Народные заседатели, если обратиться к истории, обычно занимали соглашательскую позицию и существенно не влияли на судебный процесс. Они представляли собой, по сути, суррогат суда присяжных.

В то же время, суд присяжных – это по-настоящему народная форма отправления правосудия. Я бы говорил о расширении подсудности дел, рассматриваемых таким судом. Однако компетенцию и подсудность суда присяжных у нас, наоборот, сокращают. На мой взгляд, этот процесс в большей степени связан с недостатками следственной работы и слабой поддержкой обвинения в судах.

Таким образом, говорить о введении института народных заседателей можно только наполнив его другим содержанием. Например, если эту роль смогут выполнять только адвокаты, или иные высококвалифицированные представители юридической профессии.

К слову, государству, для повышения качества правосудия, необходимо по максимуму задействовать опыт наиболее квалифицированных и опытных адвокатов. Например в США вершиной карьеры юриста считается должность судьи. Причем подавляющее большинство судей – бывшие адвокаты. У нас же обратная картина: если ты был адвокатом, то дорога в судьи тебе заказана.

Федеральная палата адвокатов РФ в начале мая заявила о недопустимости привлечения адвокатов к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования в нарушение данной ими подписки, несмотря на то, что к моменту, когда они публично распространили такие сведения, эта информация уже стала достоянием гласности благодаря другим источникам. Что Вы думаете об этой проблеме?

Позицию Федеральной палаты адвокатов РФ по этому вопросу я полностью поддерживаю. Разумеется, такая ситуация абсурдна. Если та или иная информация по делу уже была обнародована на момент ее фактического оглашения адвокатом, то в чем состоит вина адвоката? В том, что он эту информацию повторил? Ведь адвокат может сказать, что узнал эти конкретные сведения, допустим, из СМИ. Поэтому состава преступления в этом случае я не вижу, и вредных последствий от таких действий адвоката нет.

С другой стороны, если уж ты дал подписку, то будь любезен ее соблюдать. Вообще подписка, если она не содержит государственной тайны, или, к примеру, банковской либо налоговой тайны, должна действовать до начала рассмотрения дела в суде. Суд у нас открытый и гласный. В то же время, если адвокату стало известно о нарушении закона в ходе предварительного расследования, то я считаю, что предать эти сведения огласке – его гражданский долг.

На протяжении ряда лет периодически поднимается тема допустимости выплаты дополнительного гонорара в зависимости от будущего решения суда – так называемого "гонорара успеха". Причем не раз высшими судами признавалось противозаконным включение таких условий в договоры на оказание юридических услуг, однако на практике суды не всегда следуют этим решениям. Насколько сегодня "гонорар успеха" часто используется и признается судами?

На мой взгляд, "гонорар успеха" адвоката должен быть одной из основных форм оплаты его труда. Только здесь следует говорить не о самом факте выигрыша в суде, а об экономическом эффекте от работы адвоката. Допустим, адвокат защищает клиента от необоснованных претензий налоговой инспекции. В результате работы он добился снижения суммы взыскания, предположим, с 10 млн до 1 млн руб. Почему за эту квалифицированную работу он не может получить адекватное вознаграждение? Я считаю, что эта форма оплаты труда адвоката совершенно законна и, кроме того, применяется во многих правовых системах. "Гонорар успеха" – это и компенсация издержек, и защита выигравшей стороны, и наказание проигравшей.

Одновременно судьи не должны уклоняться от вынесения решения от компенсации юридических расходов. Причем безусловное взыскание таких расходов позволит снизить количество лиц, злоупотребляющих своими правами, сутяг.

Какой совет Вы можете дать нашим читателям – начинающим адвокатам? 

Совет начинающим адвокатам я могу дать только один, который даю всем начинающим юристам. Есть две самые сложные вещи в юридической профессии: не лениться каждый день читать закон и не лениться читать "за собой", то есть собственные тексты. У тех, кто следует этим правилам, есть большие шансы стать хорошим юристом.

 

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме: 

Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами
Суд пришел к выводу, что на адвокатов не распространяется действие антимонопольного законодательства. 

Интервью: 

Генри Резник

Генри Резник: "Юриспруденция для меня – наука, адвокатура – это моя жизнь"
Президент Адвокатской палаты г. Москвы, старший партнер Адвокатского бюро "Резник, Гагарин и Партнеры", заслуженный юрист РФ, к. ю. н.

 

______________________________

1 С текстом проекта постановления Правительства РФ "О приостановлении действия пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации "О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР и Правительства Российской Федерации" и материалами к нему можно ознакомиться на Едином портале для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения (ID 00/04-25405/04-15/21-14-3).