Новости и аналитика Интервью Противодействие картелям. Итоги, проблемы, перспективы

Противодействие картелям. Итоги, проблемы, перспективы

15 марта 2013 года в 10-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялось интернет-интервью с начальником Управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы Кинёвым Александром Юрьевичем.

Тема интернет-интервью: "Противодействие картелям. Итоги, проблемы, перспективы".

Ведущая интернет-интервью – Наталия Карпунина (ИА "ГАРАНТ").

Ведущая: Здравствуйте, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем интернет-интервью. Разрешите представить нашего гостя, Кинева Александра Юрьевича — начальника Управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы. Александр Юрьевич, приветствую Вас в информагентстве "Гарант". Тема сегодняшней беседы: "Противодействие картелям: итоги, проблемы и перспективы".

Самым серьезным нарушением антимонопольного законодательства являются антиконкурентные соглашения — чаще всего они находят свое выражение в форме картельных, или трестовых сговоров.

Картель – одна из форм объединения предприятий на договорной основе. Его участники определяют общую политику ценообразования, распределяют сферы влияния на рынке, сохраняя при этом финансовую и производственную самостоятельность.

Картели представляют серьезную опасность для общества. Их участники, заключая тайные незаконные соглашения, ущемляют интересы потребителей и извлекают сверхприбыли. Картельные сговоры признаются самыми опасными и трудно доказуемыми нарушениями антимонопольного законодательства как в России, так и за рубежом.

В настоящее время участие в картелях рассматривается как нарушение административного и уголовного законодательства.

Российским законам, регулирующим отношения в области конкуренции, чуть более 20 лет. Неудивительно, что они требуют постоянной корректировки и внесения поправок, позволяющих вести реальную борьбу с ограничением конкуренции, создающих четкие механизмы, сводящие к минимуму возможность злоупотреблений.
На территории Российской Федерации вопросы, связанные с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, устранением противодействия конкуренции со стороны органов власти и управления регулируются Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".
Вопросы ответственности за участие в картельных сговорах регулируются ст. 178 УК РФ и ст. 14.32 КоАП РФ.

В ходе интернет-интервью планируется обсудить методы противодействия картельным сговорам, вопросы совершенствовании законодательства в данной сфере, а также результаты работы ведомства по их выявлению и пресечению. На эти и другие вопросы сегодня ответит начальник Управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы Кинев Александр Юрьевич.

К мероприятию поступило много различных вопросов как теоретических, так и из области практики, поэтому мы хотим сегодня Вам их задать и поговорить на озвученную тему. Александр Юрьевич, хотели бы Вы что-то сказать перед тем, как перейти непосредственно к ответам на вопросы?

Кинев А.Ю.: Спасибо за приглашение! Всегда очень рад бывать у вас в гостях, общаться с вашей аудиторией. Приятно, что здесь есть взаимный интерес. Нам важно рассказать аудитории о проблемах и достижениях Федеральной антимонопольной службы. Надеюсь, что тем, кто сейчас слушает и смотрит интервью, интересно услышать о нашей работе.

Ведущая: Приступим к вопросам. Александр Юрьевич, как известно, 2012 год был первым годом работы "третьего антимонопольного пакета". Как Вы оцениваете его эффективность на практике и эффективность иных законов, принятых за время существования возглавляемого Вами Управления. Смогли ли они в полной мере решить поставленные задачи в вопросе противодействия картельным сговорам?

Кинев А.Ю.: Да, действительно, 2012 год был первым годом, в ходе которого мы работали по обновленной законодательной базе. Вступил в силу пакет законов, который условно называется "третий антимонопольный пакет". Нововведения были внесены в Федеральный закон от 26 июля 2006г. № 135-ФЗ "О защите конкуренции", в КоАП РФ, УК РФ и другие законодательные акты.
Недавно в интервью одному из интернет-изданий руководитель Федеральной антимонопольной службы Игорь Юрьевич Артемьев сказал, что картелями засорены очень многие отрасли российской экономики. Мы никогда не поборем инфляцию, пока не победим картели. Серьезно активизировать работу с картелями помогают как раз те законодательные акты, которые были приняты, в том числе, в 2012 году.

Наиболее полно происходящие в связи с принятием нового законодательства процессы проиллюстрирует статистика. В последние годы мы наблюдали серьезный рост количества дел, возбужденных по ст. 11 и ст. 11.1 Федерального закона от 26 июля 2006г. № 135-ФЗ "О защите конкуренции", которые запрещают картельные сговоры. Максимальное количество дел было в 2010 году – более 600. Мы никогда не ставили перед собой целью увеличение количества таких дел. Но именно в этот период активность, в том числе, наших территориальных подразделений была максимальной. В 2011 году произошел небольшой спад – тогда мы взяли курс на повышение качества дел по антиконкурентным соглашениям и согласованным действиям. В 2011 году таких дел было уже менее 500. И еще более серьезная корректировка количественных показателей произошла по результатам 2012 года. Несомненно, огромное значение при этом имел третий антимонопольный пакет. Мы возбудили по ст. 11, ст. 11.1 менее 300 дел. Таким образом, по отношению к предыдущему году количество дел снизилось на 40%. Мы считаем это нормальной тенденцией и предполагаем, что в 2013 году она еще больше укрепится. Сейчас мы нацелены на то, чтобы не работать по мелочам. Задачу раскрывать действительно серьезные картели руководство службы ставит и перед нашим управлением, и перед территориальными органами. Объектом внимания для территориальных органов должны быть соглашения, влияющие на конкуренцию в масштабах субъектов Российской Федерации, для нас – те, которые имеют значение на федеральном уровне, чтобы пресечение деятельности таких картелей могло положительно повлиять на ситуацию в целых отраслях российской экономики.

Продолжу по статистике. В составе ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции" есть разные нарушения. Картели – это "горизонтальные" соглашения. Существует еще такой вид правонарушения, как заключение "вертикальных" соглашений. Есть ч. 4 ст. 11 Закона, где собраны иные соглашения. Почти половина из всех возбужденных в 2012 году дел – 44% – составили дела по ч. 1 ст. 11, то есть по картелям.

Ведущая: Александр Юрьевич, а среди выявленных Вами в 2012 году правонарушений, большинство обнаружено силами управления или связано с поступающими жалобами? Процент жалоб увеличивается или уменьшается?

Кинев А.Ю.: Фиксируется увеличение процента жалоб. Мы связываем это с результатами нашей деятельности, проводимой, в том числе, с вашей помощью. Большой составной частью нашей работы является адвокатирование конкуренции, разъяснение принципов и задач антимонопольного законодательства. Кстати, некоторые хозяйствующие субъекты, при этом, к сожалению, впервые узнают о существовании антимонопольного законодательства или антимонопольного органа. Занимаясь адвокатированием конкуренции, мы, в том числе, решаем просветительскую задачу, в результате реализации которой все больше людей начинают понимать определенные моменты в антимонопольном регулировании и все чаще к нам обращаются. В частности, они начинают понимать, что проблемы в определенных отраслях, секторах экономики можно решить с помощью антимонопольного органа, в том числе, рассматривая дела об антиконкурентных соглашениях и картельных сговорах. Поэтому число заявлений растет. Тенденция меняется и в центральном аппарате, и в территориальных органах – если раньше большинство дел мы возбуждали по собственной инициативе, то сейчас все чаще – по заявлениям от хозяйствующих субъектов.

Ведущая: А в каких экономических сферах по-прежнему наблюдается достаточно много картельных сговоров? Есть такая статистика?

Кинев А.Ю.: К сожалению, статистики именно по отраслям у нас нет. Могу сказать про отрасли, традиционно находящиеся под нашим вниманием. Во-первых, это такие социально значимые отрасли, как продукты питания, лекарственные препараты, услуги ЖКХ. Все, что связано с вопросами государственных закупок, со сговорами на торгах – эти направления также приоритетны.
Хочу отметить, что помимо роста количества заявлений мы наблюдаем и рост числа лиц, привлеченных к ответственности. Если раньше мы в основном рассматривали дела, связанные с соглашениями, в которых участвовало 2-3 хозяйствующих субъекта, то сейчас нередки дела, где мы квалифицируем правонарушение, участниками которого были 20-30 хозяйствующих субъектов. Таким образом растет количество юридических лиц, привлекаемых к ответственности по ст. 14.32 КоАП РФ. Если в 2011 году таких субъектов было 1400, то в 2012 – более 1500. И резко растет сумма штрафов: в 2012 году общая сумма штрафов, наложенная на участников картельных соглашений превысила 3 млрд рублей, из них большую часть штрафов – почти 2,5 млрд — наложил центральный аппарат Федеральной антимонопольной службы, оставшуюся часть – территориальные органы.

Ведущая: Александр Юрьевич, а есть ли у вас статистика относительно количества лиц, привлеченных на данный момент к уголовной ответственности по картельным сговорам к отбыванию наказания в виде именно реального лишения свободы? Есть ли такие вообще?

Кинев А.Ю.: Статистика есть. Сразу хочу разграничить компетенцию для тех, кто не в курсе: Федеральная антимонопольная служба не занимается вопросами привлечения к уголовной ответственности, это не наша компетенция. Наша компетенция заканчивается на моменте передачи материалов в правоохранительные органы. При этом, естественно, мы оказываем содействие органам внутренних дел в возбуждении и расследовании уголовных дел, формировании материалов уголовных дел для передачи в суд.

Сегодня мы выходим на новый уровень взаимодействия с правоохранительными органами. Для этого в конце 2012 года мы провели ряд важных встреч, в том числе, на высшем уровне. Руководством Федеральной антимонопольной службы и Министерства внутренних дел РФ принят ряд важных решений, которые отображены в специальных документах о порядке взаимодействия между МВД России и ФАС России. Надеемся, что это приведет к серьезным результатам.

Касательно уже отбывающих наказание. В прошлом году мы провели аналитическую работу, исследовав вопрос применения ст. 178 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за антиконкурентные соглашения. К сожалению, был выявлен ряд негативных тенденций. Оказалось, что зачастую ст. 178 УК РФ применяется правоохранительными органами, скажем так, не совсем по назначению. Например, в отношении руководителей предприятий малого бизнеса или даже индивидуальных предпринимателей. На наш взгляд, это связано с тем, что не всегда к расследованию дел по указанной статье правоохранители привлекали антимонопольные органы. Я уверен, что если бы антимонопольные органы с самого первого этапа участвовали в расследовании таких дел, то и квалификация была бы безошибочной, и доказательная база была бы гораздо более серьезной.

Такие предпринимательские объединения, как РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей), "Деловая Россия" вышли к Правительству РФ с инициативой внести поправки в закон, в частности, в Уголовно-процессуальный кодекс, о возможности возбуждения уголовных дел по ст. 178 УК РФ только после соответствующего решения антимонопольного органа. Чтобы устранить описанную ранее проблему, мы данную инициативу поддержали. Планируется сделать порядок возбуждения дел по ст. 178 УК РФ аналогичный недавно введенному для налоговых преступлений. Вы помните инициативу Дмитрия Анатольевича Медведева, которая реализована в виде поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ: сегодня дела по налоговым преступлениям могут возбуждаться только после решения налогового органа. Такой же порядок предполагается сделать в отношении дел по нарушениям антимонопольного законодательства, в частности по ст. 178 УК РФ.

Еще одно направление, которое сейчас реализуется в процессе взаимодействия с правоохранительными органами — это методическая работа. Большое количество мероприятий нами уже проведено и планируется к проведению именно с сотрудниками правоохранительных органов, занятых экономическими преступлениями. Мы разъясняем им суть антимонопольного законодательства, порядок работы с антимонопольным органом.

С целью "заинтересовать" правоохранительные структуры в результатах совместной с ФАС России работы, чтобы они поняли важность деятельности по противодействию картелям, мы сегодня вместе с руководством Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России выстраиваем следующую линию. Дело в том, что картель – это единственное преступление в сфере экономики, которое изначально определено, как преступление, совершаемое группой лиц. Картель – это изначально организованная группа. В уголовно-процессуальном законодательстве, уголовном законодательстве есть определение организованной группы. Картель отвечает всем этим признакам – объединение двух и более лиц, наличие устойчивых связей, тщательное планирование и подготовка к совершению преступлений, длительность существования во времени, распределение ролей. Это важно, так как выявление и пресечение деятельности организованных преступных групп является одним из важнейших направлений деятельности органов внутренних дел и имеет большой "удельный вес" в показателях их работы. Выявление таких организованных преступных групп считается большим достижением в деятельности полиции.

Более того, зачастую картель представляет из себя преступное сообщество. Этот термин также из уголовного законодательства. Я не буду перечислять все признаки организованного преступного сообщества, но хочу сказать, что если картель будет таким образом квалифицирован правоохранительными органами, то согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" помимо ст. 178 УК РФ будет применена еще и ст. 210 УК РФ.

Ведущая: Спасибо! Александр Юрьевич, остаются ли на данный момент какие-либо сложности при доказывании фактов сговора?

Кинев А.Ю.: Сложностей, конечно, по прежнему много. Дело в том, что ни одно наше дело не похоже на другое. У нас нет типичных дел, каждое индивидуально. Поэтому в любом конкретном случае, исходя из материалов, полученных в ходе предварительного расследования, в ходе проверок, от заинтересованных лиц, от пострадавших сторон, от самих хозяйствующих субъектов для каждого дела приходится выстраивать собственную систему доказательств. Суммируя и анализируя все доказательства, находящиеся в нашем распоряжении, мы пытаемся сформировать ту или иную логику их изложения, ту или иную структуру доказательств. Еще раз повторю: каждое наше дело уникально и при его рассмотрении приходится заново переосмысливать вопрос "виновен – не виновен", доказано нарушение антимонопольного законодательства или не доказано. Все зависит от конкретного набора фактов, обстоятельств, которые есть в материалах дела.

Ведущая: Спасибо! Александр Юрьевич, хотелось бы спросить о работе Управления по борьбе с картелями в сфере формирования судебной практики. Расскажите немного об основных ее направлениях.

Кинев А.Ю.: Работа с судами является самой важной частью нашей работы, потому что именно суды ставят конечную точку во всех наших разбирательствах. Статистика дел по картелям следующая: 100% решений обжалуются в судах. К сожалению, законодательство выстроено таким образом, что оспаривать решение антимонопольного органа выгодно в любом случае. Если суд встанет на сторону ответчика, значит решение будет отменено, а в случае, если решение антимонопольного органа останется в силе, то на время судебных разбирательств приостанавливается исполнение предписаний, приостанавливается выплата штрафов и т.д. Таким образом, повторю, для хозяйствующего субъекта в любом случае выгодно оспаривать решение антимонопольного органа.

Со 100% наших решений мы ходим в арбитражный суд и доказываем нашу правоту. Конечная оценка, которую выставляет суд является самой важной из тех, что мы получаем по результатам нашей деятельности.

Основными направлениями нашей работы с судейским сообществом в 2012 году являлись: во-первых, повышение качества принимаемых нами решений по делам о нарушении антимонопольного законодательства; во-вторых, повышение уровня подготовки к самим судебным заседаниям; в-третьих, системный анализ судебной практики, которая складывается по делам о картелях. В 2012 году у нас регулярно проходили совместные с судейским сообществом мероприятия, где обсуждались проблемы квалификации антиконкурентных соглашений.

В декабре 2012 года от имени руководителя Федеральной антимонопольной службы в адрес председателя Высшего арбитражного суда РФ было направлено письмо, в котором сформулированы предложения о необходимости внесения изменений в Постановление Пленума Высшего арбитражного суда от 30 июня 2008 года № 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства". В нем подробно описаны различные аспекты применения судами антимонопольного законодательства. С 2008 года практика существенно пополнилась, поэтому мы предложили внести в это постановление ряд изменений, которые, в первую очередь, касаются практики применения судами положений законодательства о картелях, об антиконкурентных соглашениях.

Могу озвучить несколько проблем, которые нас волнуют в наибольшей степени. Во-первых, смешение понятий "соглашение" и "согласованные действия". В третьем антимонопольном пакете эти понятия были окончательно разделены, соглашения остались в ст. 11 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ "О защите конкуренции", согласованным действиям было дано отдельное определение, им теперь посвящена целая ст. 11.1 Закона. Мы пытаемся довести до сведения суда, что эти два самостоятельных состава нарушения антимонопольного законодательства никак друг с другом не взаимосвязаны и доказывание каждого из этих составов должно происходить по-разному. Пока, к сожалению, есть некоторые решения судов, где происходит смешение этих понятий. Во-вторых, обязательность наличия в деле о картеле доказательств, которые мы называем прямыми: договора, протоколы, документы с печатями, подписями юридических лиц. Обязательно ли наличие именного прямых доказательств, либо достаточно определенной совокупности косвенных доказательств? Напомню, что полномочия антимонопольного органа ограничены. Сегодня все чаще картельные соглашения заключаются устно. Например, для того, чтобы согласованно действовать в ходе торгов, некоторым участникам рынка достаточно перемигнуться между собой и будет понятно – каков порядок их действий в ходе проведения аукциона. Такие устные соглашения непросто доказывать, так как прямые доказательства в этом случае добыть крайне сложно. Зачастую это могут быть только результаты оперативно-розыскной деятельности, которые нам представят наши коллеги из правоохранительных органов. Таким образом, иногда доказывание антиконкурентных соглашений строится только на совокупности косвенных доказательств. Мы настаиваем на позиции, что в определенных случаях такая совокупность может являться достаточной для того, чтобы доказывать антиконкурентные соглашения, картели.

Ведущая: Спасибо, Александр Юрьевич, за подробный ответ. Расскажите, пожалуйста, о наиболее интересных случаях выявления картелей сотрудниками Вашего управления за 2012 год?

Кинев А.Ю.: С удовольствием расскажу, потому что практика, наверное, самая показательная часть нашей работы. Несколько примеров.

То, что мы называем "классический картель" — это картель по установлению цен, разделу рынка. В конце 2011-2012 годах нами было рассмотрено несколько важных дел, одно из которых — "содовый картель" на рынке химической продукции. Решение по этому картелю было вынесено в декабре 2011 года. В решении прописано, что начиная с 2005 года большинство участников рынка химической продукции, всего 23 предприятия, в том числе лидеры химического рынка – ОАО "Саянскхимпласт", ОАО "Каустик" (г. Стерлитамак), ОАО "Каустик" (г. Волгоград), ЗАО "Ренова Оргсинтез", ОАО "Сибур", ОАО "Минерально-химическая компания „ЕвроХим“" были участниками картеля по установлению цен и разделу товарного рынка жидкой каустической соды. Это очень востребованный в нашей промышленности продукт, важный для многих производств. Участники картеля распределяли между собой клиентов, территории, согласованным образом устанавливали цены и другие условия продаж жидкой каустической соды. Основными доказательствами по этому делу послужили материалы, которые были получены в ходе внезапных проверок. Для получения этих материалов мы провели более десяти проверок в различных субъектах РФ, часть которых проходила при поддержке и активном содействии со стороны правоохранительных органов. В результате рассмотрения дела на участников картеля были наложены штрафы. Общая сумма штрафов превысила 1,6 миллиарда рублей. При рассмотрении дела были выявлены признаки налоговых и таможенных правонарушений, поэтому материалы дела отправлены в налоговую и таможенную службы. Кстати, Федеральная налоговая служба уже представила первые ответы об изучении предоставленных материалов. По участникам картеля были дополнительно начислены налоги на общую сумму более 1,4 миллиарда рублей. Материалы также направлены в правоохранительные органы, которые возбудили уголовное дело по ч. 2 ст. 178 УК РФ. И самый главный результат, которого мы достигли: картель, который существовал на рынке порядка семи лет фактически распался. Участники рынка стали действовать самостоятельно, претензии от потребителей сократились.

Другим примером крупного дела, которое мы закончили расследовать в декабре 2012 года, стал "минтаевый картель". Дело было возбуждено в отношении рыбопромышленных предприятий Дальнего Востока. Первоначально к участию в рассмотрении дела было привлечено 52 компании, однако при вынесении решения в отношении части компаний мы применили норму о прекращении рассмотрения дела. В окончательном виде в решении виновными признано 26 компаний, в том числе, некоммерческая организация "Ассоциация добытчиков минтая". Антимонопольный орган посчитал, что "Ассоциация добытчиков минтая" незаконно координировала поведение хозяйствующих субъектов. Все это выглядело примерно следующим образом: крупные участники рынка договаривались о цене, договаривались о сроках, объемах производства продукции (непосредственно минтая и продукции из него). Началось это все в 2006 году, то есть картель действовал на протяжении достаточно длительного промежутка времени. С целью согласования позиций, обмена данными участники картеля создали площадку в виде ассоциации, после создания которой основные решения, в том числе, в рамках картеля, принимались на заседаниях ассоциации, оформлялись решениями и протоколами заседаний ассоциации. Интересную роль в картеле играли иностранные предприятия. Дело в том, что наше расследование проходило параллельно с расследованием о нарушении Федерального закона об иностранных инвестициях в стратегические отрасли, согласно которому ностранные компании не имеют права без разрешения правительственной комиссии входить в уставные капиталы наших юридических лиц, занимающихся рыбодобычей. Однако, было выявлено, что многие рыбодобывающие компании через подставных лиц посредством различного рода соглашений и договоренностей контролируются иностранными компаниями, в первую очередь из Китайской народной республики, Республики Корея и Японии. К созданию "Ассоциации добытчиков минтая" имела отношение крупнейшая китайская рыбоперерабатывающая компания Pacific Andes. После вынесения решения мы передали материалы в правоохранительные органы. В решении констатированы также признаки налоговых и таможенных правонарушений. Интересный факт – участники картеля добывали на 40% больше рыбы, чем продавали. Никто из них не смог нам объяснить, куда девались эти 40%. По нашим предположениям они уходили заграницу по, так называемым, серым схемам. Основные доказательства по делу были также получены в ходе внезапных проверок. Здесь мы работали совместно с подразделениями Федеральной службы безопасности. Огромное им спасибо, очень плодотворное получилось сотрудничество, я думаю, оно у нас продолжится в рамках других дел в рыбной отрасли, которые мы сегодня расследуем.

Несколько интересных дел у нас состоялось по сговорам на торгах. В частности, хочется рассказать о деле, где мы привлекли ряд компаний, поставлявших продукты питания для силовых структур. Здесь была применена схема, которая среди участников госзаказа получила условное наименование "Таран". К сожалению, на сегодняшний день это достаточно распространенная схема. Она заключается в том, что несколько компаний сговариваются, две из них вводят остальных участников электронных торгов в заблуждение, торгуясь между собой и при этом резко снижая цену, а затем отказываются от заключения государственного контракта. В результате этого сговора выгоду получают третьи компании, которые незначительно отклонившись от начальной цены, заканчивает торги с третьим результатом и получает право заключить государственный контракт. По этому делу в настоящий момент материалы тоже направлены в правоохранительные органы, возбуждено уголовное дело. Нами наложен штраф на участников этого антиконкурентного соглашения.

В 2012 году также было закончено рассмотрение крупного дела по поставкам вещевого имущества для нужд Министерства внутренних дел РФ – самое крупное у нас дело по количеству ответчиков, где к ответственности привлечено 32 компании. Фактически, это все компании, которые работают на рынке поставки вещевого имущества для силовых структур. Было выявлено, что перед проведением аукционов по поставке формы для МВД компании сговаривались между собой, определяли принцип квотирования: кто какие лоты выигрывает на этом или следующем аукционе, кто кому и сколько будет должен.

Решения Федеральной антимонопольной службы по всем делам, о которых я вам рассказал, поддержаны судом. Правда, по большинству этих дел судебное разбирательство еще продолжается.

Помимо картелей, в ст. 11 Федерального закона "О защите конкуренции" есть другие составы правонарушений, например, незаконная координация экономической деятельности. В прошлом году у нас было крупное дело по группе компаний "Соллерс". Это производитель автомобилей УАЗ. Группа компаний "Соллерс" занималась незаконной координацией поведения своих дилеров на торгах, определяя, кто из дилеров в каких торгах должен участвовать, предупреждая остальных, что на этих торгах уполномочена участвовать определенная компания, а все остальные должны воздержаться от участия. Если на торги заявлялся участник, не входящий в состав дилеров группы компаний "Соллерс", всем дилерам давалось указание воздержаться от поставок техники такой компании в случае, если она выиграет аукцион. Все это приводило к срывам государственных контрактов, к повышению цен на торгах. Такую деятельность мы признали незаконной координацией экономической деятельности. Группа компаний "Соллерс" была привлечена к ответственности.

Интересное было дело по смартфонам. В решении по этому делу мы квалифицировали такой состав нарушения антимонопольного законодательства как согласованные действия. Нас заинтересовал момент, что продукция компании "Apple" в разных магазинах, у разных продавцов продавалась по одной и той же цене. При чем цена синхронно и единообразно менялась как при выходе той или иной модели iPhone на рынок, так и при дальнейших продажах, вне зависимости от общих экономических условий. Мы не выявили, что в основе таких действий находилось антиконкурентное соглашение, был какой-то сговор, но само по себе такое поведение было расценено как согласованные действия. У нас две компании на тот момент имели право ввозить и продавать продукцию компании "Apple": "МТС" и "ВымпелКом". Обе эти компании привлечены к ответственности, заплатили штраф порядка 30 миллионов рублей.

Несколько слов хочется сказать еще о практике, которая складывается в территориальных органах. За ней мы активно следим и регулярно подводим итоги среди территориальных управлений, выявляя лучшие дела, лучшие практики. Это, кстати, сильно отражается на рейтинге территориальных органов. В прошлом – 2012 году – пять дел были определены как лучшие среди дел по антиконкурентным соглашениям. Одно из них — дело Магаданского УФАС России: согласованные действия на рынке морских перевозок. Две компании, которые возили грузы в магаданский порт, сговорившись, вели себя параллельно, одинаковым образом устанавливая и меняя цены и другие условия перевозки контейнеров. Магаданский УФАС защитил свое решение в судах всех трех инстанций. Среди лучших было дело Московского УФАС: соглашение на рынке услуг такси. Было установлено, что в одном из аэропортов Москвы таксисты договаривались между собой об уровне расценок и реализовывали это соглашение. Дело Тюменского УФАС России: согласованные действия на рынке авиаперевозок. Установлено, что из Тюмени в наши южные причерноморские курорты осуществляют рейсы только две авиакомпании, и цены на услуги этих авиакомпаний также единообразно и синхронно менялись в отсутствие объективных экономических причин. Среди лучших и дело Башкортостанского УФАС: соглашение на рынке реализации пищевой соды. У нас единственный завод в России – ОАО "Сода", который производит пищевую соду. Все мы знаем этот продукт, в каждом доме он присутствует, пусть это не самый дорогой, но очень важный продукт. Помимо домашних нужд он используется в хлебопечении, в кондитерской промышленности, во многих других социально важных отраслях. ОАО "Сода", которое, как я уже сказал, является монополистом по производству этого продукта в РФ, передало право продавать почти весь этот продукт одной компании, ОАО "ЕТК", которая сразу повысила цены на него. Соглашение между ними выглядело следующим образом: на территории Республики Башкирия соду продает ОАО "Сода", а на всей остальной территории РФ – "ЕТК". Башкортостанским УФАС это было расценено как антиконкурентное соглашение о разделе рынка и вынесено соответствующее решение. Еще в пятерку вошло дело Оренбургского УФАС: сговор на торгах по ремонту одной из больниц, находящейся на территории Оренбургской области. Здесь проводились электронные торги, где участники также применили схему "Таран", о которой я уже рассказывал. Оренбургское УФАС выявило это нарушение антимонопольного законодательства с использованием тех же средств, которые использует наше управление: внезапные проверки, копирование электронных доказательств, анализ электронной переписки между хозяйствующими субъектами и т.д.

Ведущая: Спасибо, Александр Юрьевич, за интересные случаи. А как обстоят сейчас дела в сфере ЖКХ? Есть ли что-то такое, что хотелось бы особо отметить?

Кинев А.Ю.: Сфера ЖКХ находится под нашим пристальным вниманием. Есть ряд интересных расследований, которые мы ведем по занятым в этой сфере предприятиям. Пока я не хотел бы предвосхищать события и рассказывать об этом. Если можно, в рамках какого-нибудь следующего интервью.

Ведущая: Хорошо! Александр Юрьевич, тогда у меня следующий вопрос. Каковы приоритетные направления работы Управления по борьбе с картелями на текущий 2013 год? На что будете делать упор прежде всего?

Кинев А.Ю.: Несколько основных направлений мы для себя определили. О некоторых из них я уже частично рассказал. Это, в первую очередь, формирование положительной судебной практики по делам о картелях. Совместная работа с Высшим арбитражным судом РФ, в том числе, над новой редакцией положений постановлений Пленума ВАС России, касающихся картелей. Второе важное направление — это развитие взаимоотношений с правоохранительными органами. Мы планируем, что в этом году несколько уголовных дел по ст. 178 УК РФ, расследованных с нашим участием, будут переданы в суд, и начнется судебная стадия рассмотрения этих картельных дел. И третий, принципиально важный для нас момент, который хотелось бы развить в 2013 году – это расследование международных картелей, в том числе, возбуждение ряда антимонопольных дел в отношении иностранных предприятий, нарушающих антимонопольное законодательство на территории РФ.

Как вы знаете, на прошедшей Коллегии Федеральной антимонопольной службы руководитель ФАС России поставил задачу войти в десятку лучших антимонопольных органов мира. На сегодняшний момент в рейтинге, в котором участвуют более ста антимонопольных органов мира, ФАС России занимает 17-е место. На ближайшие несколько лет перед нами стоит задача: решить вопрос о вхождении в десятку. Однако, осуществить это невозможно, пока мы не научимся выявлять международные картели. Несколько интересных расследований такого уровня на сегодняшний день у нас ведется. В частности, мы помогаем правоохранительным органам в расследовании случая вытеснения с рынка Узбекистана компании "МТС". Летом с этой компанией произошли не очень приятные события. У нее была отозвана лицензия, ее деятельность на территории Узбекистана была прекращена. На наш взгляд это связано с тем, что некоторые узбекские компании, сговорившись, нарушали антимонопольное законодательство, осуществляли совместные действия по вытеснению с рынка компании "МТС". Интересное дело, которое вошло в активную стадию расследования в феврале 2013 года, – дело по океанским контейнерным перевозчикам. В феврале совместно с сотрудниками правоохранительных органов одновременно в Москве и Санкт-Петербурге нами проведено порядка 25 проверок крупнейших океанских перевозчиков, которые осуществляют деятельность на территории Российской Федерации. Мы задались целью повнимательнее изучить вопрос – почему у компаний, которая занимаются этим видом деятельности, достаточно часто и синхронно увеличиваются цены на их услуги.

Ведущая: Спасибо! Александр Юрьевич, к сожалению, время нашего интервью подошло к концу. От лица ИА "Гарант" желаем успехов в Вашей деятельности и надеемся, что благодаря Вашей работе в России будет продолжать развиваться исключительно добросовестная конкуренция!

Кинев А.Ю.: Мы тоже на это надеемся! Хочу пожелать всем участникам рынка одну простую вещь – не нарушать антимонопольное законодательство, не договариваться с конкурентами о ценах и разделе рынка, об участии в торгах. Тогда Федеральная антимонопольная служба никогда Вами не заинтересуется.

Ведущая: Спасибо Вам большое!

 

ПРЕЗЕНТАЦИЯ. Итоги работы ФАС России по картелям - 2012 Гарант