Новости и аналитика Интервью О реформе законодательства о трансфертном ценообразовании в Российской Федерации

О реформе законодательства о трансфертном ценообразовании в Российской Федерации

12 ноября в 14-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялось интернет-интервью с директором Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов Российской Федерации Ильей Вячеславовичем Труниным.

Тема интернет-интервью: "Реформа законодательства о трансфертном ценообразовании в Российской Федерации".

Ведущий интернет-интервью - Царь Сергей (ИА "ГАРАНТ").

Трансфертное ценообразование - реализация товаров или услуг в группе связанных между собой лиц по ценам, отличным от рыночных. Чтобы изымать справедливую долю налогов, причитающуюся при применении рыночных цен, государство регулирует трансфертное ценообразование.
В последнее время эта тема привлекает внимание как специалистов в области налогообложения, так и общественности. К примеру, до сих пор в НК РФ не внесены положения о трансфертном ценообразовании, актуальные для расчета налоговых баз по важнейшим бюджетообразующим налогам.

Об особенностях налогового регулирования трансфертного ценообразования и о поправках, которые необходимо внести в налоговое законодательство, рассказал директор Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов Российской Федерации Илья Вячеславович Трунин. Гость также ответил на вопросы, касающиеся основных механизмов построения ценообразования в холдинговых структурах и проблем, с которыми налоговые органы чаще всего сталкиваются при осуществлении контроля за трансфертным ценообразованием.

Ведущий: Какие недостатки действующего законодательства в области трансфертного ценообразования, на Ваш взгляд, являются наиболее существенными и требующими незамедлительного устранения?

Трунин И.В.: Спасибо большое за приглашение и за возможность рассказать о позиции Министерства финансов РФ в этом сложном вопросе. Это очень сложная и достаточно новая для налогового администрирования тема. Прежде всего следует сказать что такое трансфертные цены, потому что часто у нас понимают проблему решения трансфертного ценообразования, как вообще тотальный контроль над ценами во всех сделках. Т.е. если налоговому органу не понравятся цены, они могут их доначислить, изменить и начислить налоги. На самом деле это не так.

Трансфертные цены – это понятие, которое утверждено в мировой практике, разъяснено международными организациями, являющимися авторитетными в этой области. Трансфертные цены – это цены в сделках между лицами, не являющимися независимыми друг от друга. Что это значит?

Это означает, что если одна компания совершает сделку со своей родственной компанией, материнской компанией, дочерней компанией, т.е. со своими контролируемыми компаниями, то, строго говоря, они могут установить любые цены по своим сделкам. Это не будет влиять на их совокупный финансовый результат. А именно совокупный финансовый результат представляет для таких холдингов наибольшую ценность и олицетворяет их целевую функцию. Но между тем, манипулируя ценами, особенно в сделках между компаниями, которые находятся в разных юрисдикциях, можно существенным образом экономить на налогах, концентрируя прибыль с помощью таких цен в тех юрисдикциях, регионах или компаниях, которые пользуются льготным налоговым режимом, и минимизируя прибыль или финансовый результат там, где ставки налогов более высоки. И в этой связи контроль за трансфертным ценообразованием – это прежде всего контроль за сделками между взаимозависимыми лицами. И попытка установить такой контроль предусмотрена в Налоговом кодексе РФ в статье 40, где определяется принципы контроля за ценами, и статьей 20, где определяется, кто такие взаимозависимые лица.

Недостатки российского законодательства в этой части сводятся к тому, что Налоговый кодекс очень лаконичен в этой части, потому что трансфертные цены – это необычный вид налогового контроля. Например, правильно ли исчислил налогоплательщик налоговую базу, отнес или не отнес те или иные расходы туда, куда их следовало отнести, правильно ли включил что-то в доходы. А налоговый инспектор должен оценить насколько цена, если он подвергает ее сомнению, соответствует той цене, которая применялась бы в гипотетической ситуации, если бы эта аналогичная либо сходная сделка совершалась бы между независимыми лицами. Т.е. в этой области налоговый контроль основан на целом ряде допущений, предположений, гипотез, и на самом деле субъективных профессиональных суждений сотрудников налоговых органов.

Сейчас в Налоговом кодексе написано лишь то, что налоги могут быть доначислены, если цена в сделке отклоняется от цены, которая применялась этим же налогоплательщиком в сходной сделке, или другими налогоплательщиками в аналогичных сделках на 20% в сторону понижения или увеличения. Как проверять эту цену, как устанавливать что такое сходная аналогичная сделка, почему именно 20%, в некоторых случаях это может быть очень много, в некоторых это незначительный ущерб, на все эти вопросы Налоговый кодекс ответа не дает. Поэтому, на наш взгляд, реформа Налогового Кодекса РФ назрела уже очень давно.

Ведущий: Илья Вячеславович, на какой стадии сейчас находится законопроект о трансфертном ценообразовании, когда планируется ввести в действие новую главу Налогового кодекса РФ, посвященную трансфертному ценообразованию? По какой причине закон до сих пор не принят, ведь разговоры по данному вопросу ведутся еще с 2007 года?

Трунин И.В.: Этот законопроект родился далеко не в 2007 году. Непосредственно я участвую в его разработке с 2004 г., сначала как эксперт, потом как сотрудник Министерства финансов РФ.

Сама по себе проблема поднималась еще раньше. Ее сложность заключается в том, что, прежде всего, в этой области отсутствуют квалифицированные эксперты, которые способны ее осознать. В процессе написания этого законопроекта мы вместе с сотрудниками Минэкономразвития и налоговых органов просто учились тому, что такое трансфертные цены, сделки, что такое налоговый контроль трансфертных цен. И, получая это образование, все более продвигались на пути написания этого законопроекта.

Недавно мы вместе с руководителем Федеральной налоговой службы Мокрецовым и нашим статс-секретарем господином Шаталовым ездили в Китай и консультировались с нашими китайскими коллегами из Министерства финансовой и налоговой службы о том, каких ошибок следует избежать при внедрении законодательства, регулирующего трансфертные цены. Потому что в Китае они уже провели примерно такую же реформу, какую хотим осуществить и мы, и могут поделиться своими достаточно серьезными наработками.

У этого законопроекта долгая история, но сейчас мы финализировали эту работу. С участием бизнес сообщества, ведущих консультационных компаний, которые осуществляют работу в области трансфертного ценообразования по всему миру, совместно с Минэкономразвития мы закончили работу над этим законопроектом и направили его в правительство.

Это очень объемный, серьезный документ, который опубликован на сайте Министерства финансов РФ. Законопроекту предстоит еще экспертиза Министерства юстиции. Если правительство рассмотрит его на своем заседании до конца года и одобрит наши совместные с Минэкономразвития предложения, то он будет внесен в ГД РФ уже до конца этого года. В

силу того, что законопроект затрагивает общие вопросы налогов и сборов, то согласно процедуре, до первого чтения должна быть месячная рассылка, чтобы субъекты Федерации высказались на эту тему. Дальше следует уже законодательный процесс, это рассмотрение в первом чтении, работа над поправками в закон.

И у Минфина, и у Минэкономразвития еще есть вопросы, которые хотелось бы улучшить в ходе рассмотрения в ГД РФ. Впоследствии, если правительство одобрит, этот законопроект будет внесен в парламент.  

Ведущий: Какие меры необходимо закрепить на законодательном уровне для того, чтобы наиболее эффективным образом осуществлять контроль за уклонением от уплаты налогов в трансфертном ценообразовании, а также предотвратить утечку бюджетных средств?

Трунин И.В.: Можно получить ответ на этот вопрос, прочитав законопроект. Необходимо уточнить определение, кто такие взаимосвязанные лица, определить понятие трансфертной цены, принципы определения взаимной зависимости. В международной практике используется термин "цена на расстоянии вытянутой руки". На реализацию этого подхода направлен законопроект. Необходимо определить круг контролируемых сделок, т.е. сделок, которые налоговый орган вправе проконтролировать с точки зрения трансфертного ценообразования в соответствии с теми правилами, которые установлены в Налоговом кодексе РФ. Важнейший инструмент - детальное регламентирование методов, определение рыночной цены, которая при прочих равных условиях применялась в сделках между независимыми лицами. Иные технические вопросы также рассмотрены в законопроекте. Я призываю всех пользователей интернет-аудитории прочитать законопроект.

Ведущий: Не считаете ли вы, что принятие пакета поправок к Налоговому кодексу РФ, направленных на противодействие трансфертным ценам, означает увеличение налогового бремени?

Трунин И.В.: Я не считаю, что это является увеличением налогового бремени. Речь идет о том, чтобы с помощью изменений в законодательстве предотвратить целый ряд случаев уклонения от налогообложения. Если сейчас налогоплательщики видят, что они могут использовать трансфертные цены, если не полностью безнаказанно, то с высокой степенью вероятности не поймают, то предотвратить широкомасштабное использование трансфертных цен в целях минимизации налогов невозможно.

Ведущий: С какими проблемами в настоящее время налоговым органам чаще всего приходится сталкиваться при осуществлении контроля за трансфертным ценообразованием?

Трунин И.В.: Сталкиваются с проблемами, которые пытается решить законопроект. Налоговое законодательство не говорит о том, какие сделки можно контролировать, а самое главное, не описывает источники информации, из которых можно почерпнуть сведения о том, какие цены сейчас складываются на рынке, какова рентабельность компании, прибыль, какие функции выполняются холдингами. Но, самое главное, статья 40 Налогового кодекса РФ практически не содержит описания методов, с помощью которых определяются рыночные цены. Поэтому для налоговых органов это основная проблема. Если у налоговых органов появляются претензии, законодательная база им не позволяет набрать достаточное количество доказательств своей правоты. А в отдельных случаях, наоборот, налоговые органы, видя, по их мнению, необоснованно высокую или необоснованно низкую цену, пытаются применить статью 40 Налогового кодекса РФ. Хотя речь может идти о простой скидке или о каких-то взаимоотношениях между организациями, связанных с особенностями товара в условиях сделки, а не с тем, что налогоплательщики хотят уклониться.

Ведущий: В результате обсуждения в Правительстве РФ законопроекта о трансфертном ценообразовании Минфину РФ было поручено доработать законопроект и уточнить перечень контролируемых сделок. Какими сделками пополнился исчерпывающий перечень контролируемых сделок?

Трунин И.В.: На заседания Правительства РФ законопроект не выносился. В предыдущие годы он обсуждался именно на уровне рабочих совещаний в Правительстве РФ. Минфину было поручено определиться с контролируемыми сделками.

Сейчас законопроект в той редакции, в которой он направлен в Правительство РФ, предусматривает три группы контролируемых сделок. Первая, самая важная группа включает в себя сделки между взаимозависимыми лицами. Т.е. это тот основной круг компаний, цены в сделках между которыми по определению являются трансфертными.

Трансфертные цены - это цены в сделках между взаимозависимыми лицами. Все сделки между ними являются контролируемыми. Потенциально налоговые органы могут изъявить желание их проконтролировать на предмет рыночности цен. Налоговое законодательство позволяет им это сделать.

Существуют также две вспомогательные категории. Цены в этих двух категориях сделок могут и не быть трансфертными, но с высокой степенью вероятности высок риск уклонения от налогообложения. Это российская категория, сделки с товарами, которые являются предметами мировой биржевой торговли. Прежде всего, это нефть, цветные металлы. Наш бюджет очень сильно зависит от налогов, связанных со сделками, с этими товарами, поэтому внешнеторговые сделки - это только внешнеторговые сделки с перечисленными товарами, включенные в перечень контролируемых сделок. Но это не означает, что все сделки каждый раз будут проверяться и перепроверяться налоговиками. Если у налоговиков появятся подозрения, то такие сделки можно будет проконтролировать на предмет ценообразования, даже если нет доказательств, что они совершаются между взаимозависимыми лицами.

Третья группа контролируемых сделок - группа, которая в законодательстве развитых стран зачастую отнесена к контролируемым. Это сделки с компаниями, зарегистрированных в оффшорах. Оффшоры - собирательное название в зонах с льготным налогообложением. Это перечень, который утвержден Минфином, составлен на базе перечня организаций экономического сотрудничества и развития с учетом мнений Центрального Банка РФ и нашего собственного мнения о тех странах, которые либо применяют льготные налоговые ставки для своих нерезидентов, либо недостаточно активны в раскрытии информации во взаимоотношениях с нашими налоговыми органами. Сделки с компаниями из этих стран тоже включены в перечень контролируемых сделок.

Ведущий: Учитывались ли при подготовке законопроекта о трансфертном ценообразовании международная практика и опыт зарубежных стран? Если да, то какие страны стали для России "образцом для подражания"? Как Вы полагаете, "приживутся" ли данные нормы в нашей стране, учитывая особенности российской финансовой и налоговой системы?

Трунин И.В.: Я уже упомянул про Китай. Мы общались на эту тему со многими странами, начиная с США и заканчивая Польшей, т.е. с Евросоюзом и с другими государствами смотрели формы документов, например, уведомление о контролируемых сделках, которые применяются в Австралии. Общались с налогоплательщиками, которые заключали соглашения о ценообразовании в Швейцарии, в Австралии и других странах. Мы изучали и учитывали в разработке законопроекта опыт всех этих стран.

Комитет по налоговым вопросам является в настоящее время ведущим авторитетным центром в области распространения лучшей практики международного налогообложения.

Трансфертные цены - это, прежде всего, проблема не внутреннего налогообложения, а, прежде всего, международного, хотя в России она тоже отчасти затрагивается. Для того чтобы регулирование было эффективным, во избежание двойного налогообложения, важно, чтобы во всех странах, которые его применяют, соглашения заключались бы по одной модели, к которой также стремилось бы все законодательство в области трансфертных цен.

Существуют методические рекомендации по контролю за трансфертными ценами, которые постоянно уточняются. На этих методических рекомендациях, организации и развитии экономического сотрудничества мы основывали свой законопроект, потому что именно на этих принципах основано законодательство по трансфертному ценообразованию в подавляющем большинстве стран, где оно считается эффективным. Приживется оно в России или нет, покажет практика.

Скажем, китайцы начали внедрение законодательства о трансфертных ценах в начале 90-х годов, и исходные условия, состояние системы налогового администрирования для этого у них были еще хуже, чем в России.

Мы специально ограничили права налоговых органов по контролю за трансфертными ценами. Мы предусмотрели, что проверкой, вынесением решений по фактам обнаружения нарушений, по начислению налогов по фактам трансфертных цен занимается только Центральный аппарат Федеральной налоговой службы. То есть линейный инспектор из обычной инспекции может собрать материал и направить в Центральный аппарат, но провести проверку, ответить на вопросы, истребовать информацию, т.е. выполнять техническую функцию, вправе только Центральный аппарат. Это автоматически сужает сферу применения этих норм, потому что

Центральный аппарат с учетом прочих ограничений на налоговые проверки не сможет проверять каждую сделку каждого ларька, мелких и средних предприятий, если появятся подозрения. Он должен сосредоточиться только на тех случаях, которые с точки зрения налоговиков представляют реальную опасность для интересов бюджета.

Ведущий: Илья Вячеславович, что означает понятие: "консолидированный налогоплательщик"? Для решения каких вопросов Министерство финансов РФ предлагает его ввести?

Трунин И. В.: Здесь речь идет не о создании нового налогового плательщика, а скорее, о консолидированной налоговой отчетности. Если есть случаи наличия крупного холдинга, состоящего из множества бизнес-единиц с высокой степенью участия, то в целях налога на прибыль мы предлагаем рассматривать сделки между участниками этого холдинга, как внутризаводской оборот. Т.е. определять налоговые обязательства по этому холдингу в совокупности по всем бизнес-единицам.

Это направлено на решение многих проблем, в частности, упрощение отчетности, снижения в какой-то степени нагрузки на самих налогоплательщиков. Так как у нас система федеративная, и налог на прибыль администрируется в бюджеты субъектов, по нашему мнению, это не должно приводить к тому, что этот субъект будет искусственно получать в свой бюджет доходы. Получение доходов бюджетными субъектами должно быть связано, прежде всего, с масштабами экономической деятельности, которая осуществляется на территории этого субъекта.

Поэтому, первая задача Минфина – это более равномерное и более справедливое распределение доходов от налога на прибыль между регионами. В этих целях законопроект, который еще в прошлом году был опубликован на сайте Минфина, не менялся, потому что мы достигли согласия по основным его положениям со всеми участниками процесса.

Вторая задача в большей степени прикладная, но она именно и относится к законопроекту о трансфертном ценообразовании. Законопроект предусматривает, что сделки между участниками консолидированной группы не будут включаться в число контролируемых сделок.

Ведущий: Считаете ли вы целесообразным уменьшить допустимое отклонение от уровня рыночных цен с 20% до, например, 5-8%, что, в свою очередь, позволит снизить потери бюджета от применения схем налоговой минимизации?

Трунин И. В.: Я считаю целесообразным. И это нашло отражение в законопроекте вовсе избавиться от этого коридора. Есть такое понятие интерквартильный интервал. Если мы рассматриваем некую совокупность из 100 сделок для того, чтобы понять, какой интервал цены является рыночным, делим, ранжируем эти сделки по возрастанию. Если все сделки сосредоточены в очень узком интервале, то и интервал будет тоже очень узкий. В этой связи мы отказываемся от какого-то заранее заданного коридора, будь то 20%, 5% или 50%, в зависимости от условий на рынке конкретного товара или услуги, он может быть и 1%, а может быть 50%.

Ведущий: Существует ли шаблон по расчету трансфертной цены. И как правильно пользоваться ценами из официальных источников, если там цена указана только для определенного условия поставки?

Трунин И.В.: Это очень важный вопрос. Точнее, из этого вопроса следует неверное понимание налогоплательщиками, которое следует из неверного понимания налоговыми органами, понятие контроля за ценами в налоговых целях.

Опять же повторюсь, что из редакции статьи 40 НК РФ следует, что налоговые органы вправе проверить цены в любых сделках. Не нравится цена? Кажется, что налогоплательщик специально продает дешево, чтобы не платить налоги, хотя у него могут быть другие основания. И зачастую налогоплательщик продает товар по низким ценам, если у него нет никаких задних мыслей, он не получает вторую часть цены, каким-то неофициальным образом не учтенной наличностью. Но в нормальном случае налогоплательщик может продавать товар или показывать услуги за низкую цену по целям, не связанным с налогом.

Это, иногда сложно представить налоговикам, но такое случается. Поэтому налоговые органы предъявляют претензии налогоплательщикам в том, что вы продаете что-то по цене, которая ниже, чем продают все. Это не трансфертные цены, и их никто контролировать не должен. И на самом деле, если налоговики предъявляют претензии, как правило, они заканчиваются ничем, только потраченными нервами налогоплательщиков. Поэтому, если есть официальный источник и там указана цена, которая складывается на основании обзоров рынка или мониторинга или чего-то еще, то они имеют значение в соответствии с новым подходом к трансфертному ценообразованию, только для контролирования сделок.

А я напомню, контролируемые сделки - это сделки между взаимозависимыми лицами, биржевые товары во внешней торговле и сделки с оффшорами. Ларьки, вообще розничная торговля, либо мелкий бизнес, который оказывает услуги неопределенному кругу лиц, не связанных с ними, просто сюда не попадают, и беспокоиться тут вообще не о чем. И я считаю, что в этой связи, если опять же вернуться к одному из предыдущих вопросов, в этой связи законопроект означает реальное снижение, если не налогового, то административного бремени налогоплательщиков.

Ведущий: Как применяется на практике принцип, согласно которому при контроле следует уделять особое внимание содержанию сделки, а не только форме?

Трунин И.В.: Это вопрос многогранный. Как применяется такой принцип на практике – это скорее вопрос надо задавать налоговым органам, как они в своей деятельности применяют такой принцип. Такого принципа, по большому счету, у нас в налоговом законодательстве не закреплено. И косвенным образом, контроль за трансфертными ценами означает, что несмотря на то, что сделка совершена с точки зрения гражданского, любого другого законодательства без каких-либо нарушений, но так как одна сторона сделки имеет возможность оказывать влияние на решение другой, при определенных условиях, существует возможность пересмотреть условия этой сделки и доначислить налоги.

На практике он будет применяться в соответствии с законопроектом следующим образом: налогоплательщики, которые совершают контролируемые сделки, заранее будут знать, что они совершают контролируемые сделки, потому что все правила их определения будут предусмотрены, если закон будет принят. Он представляет уведомление в налоговые органы по итогам каждого года о том, что он такие сделки совершал. Он должен хранить у себя документы, составлять и хранить у себя документы, обосновывающие уровень цены в контролируемых сделках, которые должен предоставить по требованию налогового органа, если он их затребует. Налоговый орган должен провести полноценный анализ.

Мы предлагаем налоговикам 6 методов, кстати, не только налоговикам, но и налогоплательщикам, потому что в тех документах, которые налогоплательщик представит, точнее, составит, и при необходимости предоставит в налоговый орган, он должен пользоваться этими же методами, которые будут предусмотрены Налоговым кодексом. А дальше идет уже оценка, анализ и вынесение решения.

Ведущий: Какой метод будет использован при определении рыночной цены по товарам, которых нет на международных торгах, статистический или таможенный?

Трунин И.В.: В законопроекте, мы предлагаем 6 методов определения рыночной цены. Этот вопрос относится к первому методу, т.е. когда есть товар, широко обращающийся в торговом обороте, либо услуга, которая оказывается множеством организаций. И на основании анализа цен на эти товары или услуги необходимо определить цену, рыночную цену товара в соответствии с определенными правилами.

Очень часто, а в случаях с крупными международными компаниями, практически всегда, первый метод не применим. Существует метод цены последующей реализации, т.е. когда товар впоследствии реализуется независимому лицу, т.е. цена уже не является трансфертным путем отсчета от этой цены вычета, понесенных, некой маржи и всех затрат, выходим на ту цену, которая должна быть при приобретении. Вот этот метод уже не связан с анализом цен на товары, которые проданы или куплены, реализуются ли услуги на рынке. Он связан с тем, какая норма прибыли, маржа при перепродаже подобных товаров.

Далее идут более сложные методы. Затратный метод, когда мы считаем цену, исходя из некоего сложившегося уровня затрат, связанных с производством этого товара. Это еще дальше от анализа тех цен, которые складываются на рынках и от соответствующих источников.

Далее, в соответствии с законопроектом и по мнению всех экспертов, уже высший пилотаж в области трансфертного ценообразования. Это два последних метода, метод распределения прибыли и метод распределения рентабельности. Когда сделки совершаются между группой взаимозависимых лиц. Сделки совершаются либо с уникальными товарами. Например, автомобильный завод, у него есть сборочное производство. Одно его предприятие производит двигатели, другое еще какие-то детали. В третьей организации, в третьей юрисдикции сосредоточен правообладатель, куда идут лицензионные платежи, и все эти сделки уникальны. Нет рынка, нет биржи, нет ничего. Любой автопроизводитель скажет, что его двигатель нельзя сравнивать с двигателем другого автопроизводителя, потому что у него патент, это уникальная разработка. И тут вступают в силу уже последние методы. У

прощенно скажем так, в сравнении с аналогичными холдингами тот, кто проводит анализ, должен понять, как в подобной организации бизнеса с учетом функций, рисков каждого участника такой группы должна распределяться прибыль. И тут уже любые источники информации и таможенные и статистические. Существуют специальные статистические агентства, которые работают в мире и чьей информацией пользуются налоговики большинства стран, которые специализируются на споре. Эта информация из открытых источников, она не связана с анализом какой-то коммерческой деятельности, в смысле секретов коммерческой деятельности. И с ее учетом, соответственно, как налоговики, так и налогоплательщики смогут обосновать рыночный уровень используемых цен для налогоплательщиков или опровергнуть его.

Ведущий: В Налоговом Кодексе РФ нет определения, понятия "непродолжительный период времени", в пределах которого определяется отклонение от уровня рыночных цен. Что можно считать непродолжительным периодом времени?

Трунин И.В.: Этот вопрос рассматривается в законопроекте. Понятие "непродолжительный период времени" относится к действующей модели регулирования в этой области.

Мы предлагаем несколько новую модель, ту, о которой я вкратце рассказал. В рамках этой модели имеет главное значение сопоставимость условий сделок, которую мы анализируем. То есть это может быть продолжительный, непродолжительный период времени. Но самое главное, что налоговый орган, если он предъявляет претензии к налогоплательщику, должен доказать, что те цены, которые этот налогоплательщик в сделках с взаимозависимыми лицами использовал, с его точки зрения являются не рыночными, и надо было использовать другие цены.

Налоговый орган должен доказать, что в качестве обоснования для уровня этих цен, он использует сделки с сопоставимым условием. И законопроект достаточно подробно описывает, какие факторы надо принимать во внимание, а какими источниками информации пользоваться. И как в принципе строить систему доказательств по этим сопоставимым условиям.

Ведущий: В российском законодательстве термин "трансфертная цена" не употребляется. А все нормы, направленные на противодействие манипулированию ценами, оперируют понятиям либо "рыночная", либо "расчетная" цена. Под рыночной ценой соответственно понимается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных товаров или услуг, а понятие расчетной цены в российском законодательстве отсутствует. Что подразумевается под понятием "расчетная цена"?

Трунин И.В.: Этот вопрос относится к действующему законодательству. Мы не предлагаем вводить понятие "трансфертная цена" в законодательство. У нас по-прежнему используется понятие рыночная цена, которая определяется достаточно детально.

По поводу расчетной цены, этот вопрос будет не актуален, если будет принят новый законопроект. Т.е. мы не пошли, как я уже говорил, по пути какого-то расширения или доработки действующей 40-й статьи, мы предложили принципиально иную, новую, и с нашей точки зрения более эффективную модель налогового регулирования в области трансфертного ценообразования. И понятие расчетной цены мы не используем. Сейчас я предложил бы действующие нормы не обсуждать, они все равно не работают. Расчетная цена используется только в одном.

На самое деле, понятие расчетной цены, если уж мы об этом заговорили, используется при определении рыночной цены ценных бумаг, финансовых инструментов, срочных сделок.

И в этой связи я посоветовал бы обратиться к законопроекту о налогообложении ценных бумаг и финансовых инструментов срочных сделок. Он не менее объемен и не менее важен для рынка, для налогоплательщиков, чем тот законопроект о трансфертных ценах, который мы обсуждаем. Он был одобрен Государственной Думой РФ во втором чтении в прошлую пятницу и планируется его рассмотрение завтра в окончательном третьем чтении. Он кардинальным образом уточняет, а в некоторых случаях меняет налоговое регулирование ценных бумаг, ИПО по налогу на добавленную стоимость. Там принципиально новая редакция статьи 214-прим по налогам на доходы физических лиц. Там вводится три новых статьи в налог на доходы физических лиц, касающихся налогообложения операций РЕПО. Правда, она вводится с 2011 года, не с 2010. Вводится новый налоговый инструмент для физических лиц. По предложению депутатов, Налоговый кодекс будет содержать возможность переноса убытков от операций с ценными бумагами на будущее для физических лиц. Это уже Дума одобрила. И в том числе масштабные изменения в 25-у главу по прибыли.

Эти изменения по-новому определяют понятие расчетной цены ценных бумаг и финансовых инструментов срочных сделок. Все то, что не относится к Налоговому кодексу, законопроект выносит в отраслевое законодательство. Но это достаточно серьезный законопроект, его надо обсуждать, его последствия для рынка и для налогоплательщиков, его надо обсуждать отдельно.

Ведущий: Кто осуществляет контроль правильности применения цен по сделкам? И по каким основаниям с 1 января 2010 года суд может признать взаимозависимость сделки?

Трунин И.В.: Суд на самом деле не сделки, а взаимозависимость лиц, которые могут осуществлять и могут не осуществлять сделки. Я отвечу на другой вопрос, потому что с 1 января 2010 ничего не поменяется, потому как закон явно не вступил в силу 1 января 2010 года. Мы просто несколько детализируем 20 статью НК РФ. Есть закрытый перечень оснований сделки, закрытый перечень лиц, который по умолчанию признается взаимозависимыми. И есть общий принцип, что взаимозависимыми признаются лица, когда одно из этих лиц может оказать влияние на экономический результат деятельности другого лица. И вот, исходя из этого общего основания, суд может признать взаимозависимость лиц.

В этом отношении поменяется в законодательстве не очень много. Скорее, там будут детализированы эти принципы, что такое "оказывает влияние", "прямая зависимость", "косвенная зависимость". Но базовый критерий, базовый признак взаимозависимости, он сильно не изменится, даже если законопроект будет принят в части судов, в той части, когда решение о взаимной зависимости принимает суд.

Вопрос из зала: В 2009 году ФНС РФ был реализован пилотный проект по внедрению электронного документооборота счетов-фактур хозяйствующих субъектов. Хотелось бы узнать, какие изменения планируется внести в НК РФ и приказ Минфина №119н, так как сейчас в налоговом законодательстве нет упоминания об электронных счетах-фактурах.

Трунин И.В.: Эксперимент, по-моему, еще проводится ФНС. Нельзя сказать, что он окончательно завершен. Но одно понятно сейчас, что возможность использования счетов фактур должна быть. Я бы не сказал, что проблема в том, что в НК РФ не упоминаются электронные счета-фактуры. По законодательству, насколько мне известно, у нас электронный документ приравнивается к бумажному документу.

Проблема в том, что в НК РФ указано, что счет-фактура должна быть подписана собственноручно руководителем организации и не предусмотрена возможность использования электронной цифровой подписи. Если Правительство согласится с тем, что электронные счета- фактуры должны применяться.

По моему мнению, они должны применяться, потому что есть масса компаний, для которых оформление счетов фактур на бумаге вызывает серьезную нагрузку. Сначала просто по их печати, по их подписыванию, а потом, если налоговый орган затребует эти документы, по их предоставлению в налоговый орган, если это можно все будет сделать в электронном виде, то нагрузка может быть существенно снижена. Надо решить очень много технических проблем.

Насколько мне известно, есть разные восприятия итогов этого эксперимента. Точнее той методологии как должен быть организован оборот счетов фактур. Это в большой степени технические детали, на которые предстоит ответить представителям ФНС РФ, но мы готовы согласиться с внесением изменений в НК РФ, которые позволят применять механизм электронных счетов фактур, если для этого будет найдена оптимальная форма.

Прежде, чем менять приказ Минфина, нужно еще поменять постановление Правительства, которое определяет порядок использования счетов-фактур. Мы полностью открыты. У нас абсолютно никаких возражений к электронному документообороту. Более того, в свете того, что сегодня сказал Президент: это очень важный компонент модернизации системы документооборота и модернизации всей налоговой системы в итоге.

Вопрос из зала: Телеканал РБК. Что теперь ждет компании, которые работают с оффшорами? Для них настанут "черные дни" или нет? Как будут налоговые органы прослеживать их деятельность? Какое наказание предусматривается за нарушение этих норм.

Трунин И.В.: Компании, которые работают с оффшорами, ничего не ждет, кроме того, что те сделки, которые совершаются с резидентами этих оффшоров, будут признаны контролируемыми сделками. Налоговые органы будут вправе проверить эти сделки на предмет трансфертных цен. Отличие от компаний, которые не работают с оффшорами, будет заключаться в том, что налоговые органы получать возможность проверить эти сделки на предмет трансфертных цен только по взаимозависимым компаниям. Насколько мне известно, те компании, которые работают с оффшорами, они, как правило, работают со своими взаимозависимыми лицами. Поэтому, в общем и целом, они должны будут подлежать контролю.

Дополнительные основания для контроля появятся только в том случае, если на первый взгляд там не будет взаимозависимости. Поэтому, тем, кто работает с оффшорами, будет уделяться повышенное внимание, с точки зрения налогового контроля. Это признано на международном уровне, что именно при работе с оффшорами сосредоточены основные риски, как налоговые, так, кстати, и не налоговые, связанные с раскрытием информации, с функционированием финансовой системы.

По поводу наказания. Наказание общее. Если налог доначислен, то первое, что должен будет сделать налогоплательщик, так это уплатить сумму доначисленного налога, уплатить пени и в отдельных случаях уплатить штраф. Единственная инновация, которую мы предусмотрели, в нашем законопроекте, это концепция в соответствии с которой, если налогоплательщик раскрывает информацию налоговым органам. То есть готовит все предусмотренные НК РФ документы, хранит их и предоставляет по первому требованию налогового органа. В этом случае налогоплательщик освобождается от штрафа. То есть, реального наказания он не понесет, а будет только возмещение не уплаченного налога с учетом тех процентов, которые прошли с момента его неуплаты.

Ведущий: Спасибо большое. Я хочу вас поблагодарить за то, что нашли время прийти к нам сегодня и ответить на вопросы интернет аудитории. И, честно сказать, у меня сложилось мнение, что сегодняшнее интернет-интервью будет хорошим подспорьем для изучения законопроекта о трансфертном ценообразовании.

Трунин И.В.: И поводом для этого. Спасибо.

Интернет-интервью организовано ИА "ГАРАНТ". Информационное агентство "ГАРАНТ" свидетельство: ИА № 77-14642. При распространении сообщений и материалов Информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на Информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона "О СМИ").