Новости и аналитика Аналитические статьи ВОПРОС О КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНА ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПЕНСИОННОМ СТРАХОВАНИИ

ВОПРОС О КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНА ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПЕНСИОННОМ СТРАХОВАНИИ

Адвокат Московской областной коллегии адвокатов
Е.П. Кондратова

С 1 января 2005 г. выплата страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой пенсии осуществляется только в отношении лиц, родившихся в 1967 г. и позднее. Будущие пенсионеры, родившиеся ранее 1967 г., видят в этом нарушение государственных гарантий на социальное обеспечение и принципа равенства прав и свобод граждан. Минздравсоцразвития РФ и Пенсионный фонд РФ утверждают, что законодательство имеет достаточно механизмов регулирования сложившейся ситуации и конституционные права граждан не будут ущемлены. Чью позицию поддержит Конституционный Суд РФ?

Вследствие нестабильности законодательства в социальной сфере, в частности в сфере пенсионного обеспечения, правовое положение большого количества граждан, прежде всего пенсионеров, становится весьма неопределенным. Ситуация настолько серьезна, что нередко даже территориальные органы Пенсионного фонда (ПФ) РФ испытывают затруднения при применении норм пенсионного законодательства.

Так, постановлением ФАС МО от 14 марта, 21 марта 2007 г. N КА-А41/167607 по делу о взыскании Управлением пенсионного фонда N 19 по г. Москве и Московской области с предпринимателя Д. штрафа за нарушение установленного срока представления сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, Управлению было отказано в удовлетворении кассационной жалобы. Суд указал заявителю на неправомерность предъявляемых им требований. Согласно материалам дела предприниматель Д. является военным пенсионером, а согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 223-О положения закона в той части, в какой они возлагают на являющихся военными пенсионерами индивидуальных предпринимателей и адвокатов обязанность уплачивать страховые взносы в бюджет ПФ РФ в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, при отсутствии в действующем нормативно-правовом регулировании надлежащего правового механизма, гарантирующего предоставление им соответствующего страхового обеспечения с учетом уплаченных сумм страховых взносов и увеличения, тем самым, получаемых пенсионных выплат, признаны не соответствующими Конституции РФ.

Аналогичный иск был предъявлен Управлением пенсионного фонда в г. Нижнем Тагиле и Пригородном районе Свердловской области (далее — Управление) к индивидуальному предпринимателю Б. ФАС Уральского округа, в который обратилось Управление с кассационной жалобой на решение суда первой инстанции, в своем постановлении от 24 апреля 2007 г. N Ф09-2166/07-С1 отказал заявителю в удовлетворении жалобы. Суд указал на отсутствие у Управления оснований для взыскания с предпринимателя — лица 1960 г. рождения — страховых взносов в виде фиксированного платежа в ПФ РФ, направляемых на финансирование накопительной части пенсии. Мотивируя свое решение, суд отметил, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 12 апреля 2005 г. N 165-О, нормы, содержащиеся в п. 1—3 ст. 28 Федерального закона от 15 декабря 2001 г. N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", определяющие порядок уплаты индивидуальными предпринимателями страховых взносов в виде фиксированного платежа на финансирование страховой и накопительной частей трудовой пенсии, по их конституционно-правовому смыслу в системе действующего нормативно-правового регулирования не предполагают возложение на индивидуальных предпринимателей 1966 г. рождения и старше (в 2002—2004 гг. — мужчин 1952 г. рождения и старше и женщин 1956 г. рождения и старше) обязанности уплачивать страховые взносы в бюджет ПФ РФ в виде фиксированного платежа в части, направленной на финансирование накопительной части трудовой пенсии.

Пенсионная реформа, начатая в 2000 г., пока далека от завершения. Государство еще не нашло оптимального решения в области пенсионного обеспечения граждан, позволяющего соблюсти баланс между созданием достойного уровня проживания настоящих и будущих пенсионеров и финансово-экономическими возможностями страны. 15 декабря 2001 г. был принят Федеральный закон N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" (далее — Закон о пенсионном страховании). Он определил круг подлежащих страхованию лиц, трудовая пенсия которых помимо базовой части складывается из уплачиваемых страхователями страховых взносов на финансирование страховой и накопительной частей пенсии (ст. 22 Закона о пенсионном страховании).

В соответствии с Законом о пенсионном страховании на индивидуальный лицевой счет граждан работодателем (страхователем) перечислялись страховые взносы, одна часть которых шла на финансирование страховой части трудовой пенсии, другая — на финансирование накопительной ее части. Таким образом, государство давало возможность будущим пенсионерам накапливать в специальной части индивидуального лицевого счета, на котором формировались "накопительные взносы", денежные средства, гарантировав тем самым дополнительный источник средств для повышения размера будущей пенсии за счет инвестирования накопительной части страховых взносов.

Однако Закон о пенсионном страховании в такой редакции просуществовал недолго. 20 июля 2004 г. к нему были приняты существенные поправки, которые не нашли понимания у граждан.

18 октября 2007 г. в Конституционном Суде РФ состоялось слушание(*1) по жалобе Катаняна К.А., Ревенко Л.В. и Слободянюка Д.В., которые считают, что действующее законодательство в области пенсионного
регулирования нарушает их конституционные права. Речь шла о Федеральном законе от 20 июля 2004 г. N 70-ФЗ "О внесении изменений в главу 24 части второй Налогового кодекса Российской Федерации, Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" и признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации" (далее — Закон о поправках).

В соответствии с п. 3 ст. 2 Закона о поправках была принята новая редакция ст. 22 Закона о пенсионном страховании, согласно которой выплата страховых взносов на финансирование накопительной части трудовой пенсии с 1 января 2005 г. стала осуществляться только в отношении лиц 1967 г. рождения и младше. В результате в отношении мужчин 1953—1966 гг. рождения и женщин 1957—1966 гг. рождения перестали производиться начисления по обязательному пенсионному страхованию в части формирования накопительной части трудовой пенсии. Указанная категория граждан была лишена возможности иметь дополнительный источник средств для повышения размера своей пенсии.

В обоснование своих позиций заявители ссылались на нарушение Законом о поправках ч. 1 ст. 39 Конституции РФ, гарантирующей каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Заявители указывали, что конституционное право на социальное обеспечение включает в себя право на получение пенсии в установленных законом случаях и размерах, реализация которого осуществляется в том числе посредством обязательного и добровольного пенсионного страхования. Однако с принятием Закона о поправках государство фактически разделило граждан на две категории: с одной стороны те, кому по-прежнему дана возможность увеличить размер своей пенсии, т. е. лица 1967 г. рождения и моложе, а с другой — лица, фактически оставшиеся за пределами пенсионной реформы и вынужденные довольствоваться прежней распределительной системой либо довериться добровольному пенсионному страхованию. Заявители утверждали, что, оказавшись в подобной ситуации, они уже не могут рассчитывать на те государственные
гарантии, касающиеся сохранения и возврата страховых взносов, которыми обладает на сегодняшний момент категория лиц 1967 г. рождения и младше, направляя свои взносы в накопительной части через ПФ РФ во Внешэкономбанк, являющийся государственной управляющей компанией. Данное обстоятельство, по их мнению, не соотносится также с провозглашенным в ст. 19 Конституции РФ принципом равенства прав и свобод граждан.

Позиция заявителей была поддержана Советом Федерации Федерального Собрания РФ. В заключении, составленном Правовым управлением Совета Федерации, сказано, что законодатель, исходя из принципа всеобщности конституционного права на социальное обеспечение и ответственности государства за соблюдение и защиту данного права, был обязан установить для более старшей категории граждан иное правовое регулирование, с тем чтобы освобождение от обязанности уплачивать взносы не приводило к лишению их при наступлении страхового случая (достижении пенсионного возраста) возможности пользоваться государственными гарантиями социальной защиты, предоставляемыми гражданам в рамках обязательного социального страхования.

Полномочный представитель Президента РФ в Конституционном Суде РФ М. Кротов занял иную позицию. Он считает, что лишение указанной категории лиц возможности перечислять страховые взносы на финансирование накопительной части трудовой пенсии не означает ограничения в праве на получение трудовой пенсии. Данная часть граждан наравне со всеми другими застрахованными приобретет право на пенсию, гарантированную действующим в настоящий момент законодательством. Кроме того, М. Кротов полагает, что, поскольку данная возрастная категория застрахованных лиц не лишена возможности воспользоваться уже сформированными за период с 2002 по 2004 г. пенсионными накоплениями, за ними сохраняется право на получение в перспективе накопительной части трудовой пенсии с учетом перечисленных ранее сумм.

С такой позицией согласиться трудно, поскольку денежные суммы, сформированные в накопительной части трудовой пенсии за три года, вряд ли можно считать достаточными для того, чтобы лица, исключенные из системы пенсионного страхования в части формирования накопительной части пенсии, могли рассчитывать на ощутимую прибавку к моменту своего выхода на пенсию.

Судом были также заслушаны представители Минздравсоцразвития России и ПФ РФ. Выступавшие пришли к общему выводу о том, что отсутствуют основания для удовлетворения жалоб заявителей и что действующее законодательство имеет достаточно механизмов для регулирования сложившейся ситуации с тем, чтобы конституционные права будущих пенсионеров не были нарушены. Однако обосновали они данную позицию по-разному. Представители ПФ РФ утверждали, что обсуждаемое право может быть реализовано лишь путем заключения договора о негосударственном пенсионном обеспечении с негосударственным пенсионным фондом в соответствии с Федеральным законом от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах", так как данная категория граждан в соответствии с Законом о пенсионном страховании не обладает правом на добровольное вступление в правоотношения по обязательному пенсионному страхованию. Представители же Минздравсоцразвития России отметили, что освобождение мужчин 1953—1966 гг. рождения и женщин 1957—1966 гг. рождения от обязательного участия в накопительной части пенсионной системы не лишает их права добровольно вступить в соответствующие правоотношения в целях самостоятельной уплаты страхового взноса на финансирование накопительной части их трудовой пенсии.

Учитывая существенные расхождения в позициях привлеченных представителей различных министерств и ведомств по данному делу, сложно предсказать, какое решение будет вынесено Конституционным Судом РФ.



*1) Автор участвовала на предварительном этапе подготовки жалобы одного из заявителей по данному делу к рассмотрению в Конституционном Суде РФ.


Журнал "Законодательство" N 12/2007, Е.П. Кондратова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов