Новости и аналитика Интервью Внедрение автоматизированных информационных технологий в архивном деле: актуальные проблемы и пути решения

Внедрение автоматизированных информационных технологий в архивном деле: актуальные проблемы и пути решения

15 декабря 2010 года в 10-00 часов в ИА "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция руководителя Федерального архивного агентства Артизова Андрея Николаевича.

Тема интернет-конференции: "Внедрение автоматизированных информационных технологий в архивном деле: актуальные проблемы и пути решения".

Ведущая интернет-конференции — Наталия Карпунина ( ИА "Гарант").

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя - руководителя Федерального архивного агентства Артизова Андрея Николаевича.

Уважаемый Андрей Николаевич, позвольте поблагодарить Вас за то, что нашли время прийти сегодня в ИА «ГАРАНТ» и ответить на вопросы нашей интернет-аудитории.

Тема интернет-конференции: "Внедрение автоматизированных информационных технологий в архивном деле: актуальные проблемы и пути решения".

Среди основных социальных задач, стоящих сегодня перед российскими архивистами, - обеспечение права граждан на информацию, предоставление им широкого доступа к информационным ресурсам, находящимся в архивах всех уровней.

Наиболее эффективным инструментом удовлетворения запросов общества и государства в архивной информации является информатизация архивной отрасли

Создание информационно-поисковых баз данных, электронных копий архивных документов с возможностью удаленного доступа через телекоммуникационные сети и системы, бесспорно, позволяет сегодня решить ряд проблем и существенно расширить доступ к архивной информации всех заинтересованных в ней граждан, приступить архивным учреждениям к предоставлению государственных услуг в электронном виде, способствовать внедрению межведомственного электронного документооборота.

В ходе интернет-конференции планируется обсудить вопросы совершенствования и практический опыт работы в области информатизации архивных учреждений, опыт зарубежных архивов в сфере информатизации, обсудить какие информационные технологии планирует внедрять Росархив в ближайшее время, провести анализ действующего законодательства, регулирующего архивное дело в России, выявить его пробелы и недостатки, а также сформулировать предложения по его совершенствованию. На эти и многие другие вопросы интернет-аудитории в ходе интернет-конференции ответит руководитель Федерального архивного агентства Артизов Андрей Николаевич.

К моменту начала нашей конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашему уважаемому гостю.?

С Вашего позволения разрешите задать первый вопрос. Андрей Николаевич, в каком направлении сегодня развивается отечественная архивная отрасль в целом? И какие наиболее явные проблемы сегодня существуют 

Артизов А. Н.: Вообще архивное дело – это та отрасль деятельности, которая имеет традиционные задачи и функции в любом государстве мира. Передовое ли это государство мира, с точки зрения культурного, экономического развития, или государство, не отличающееся богатством, благосостоянием – везде архивы занимаются одним и тем же. Но то, как они этим занимаются – это другой вопрос. Сохранение, пополнение, использование национальной памяти – основная задача, ради чего организовано архивное дело в широком смысле слова. Те задачи, которые стоят сегодня перед нами, сродни тем, которые стояли 50 - 60 лет назад перед советскими архивистами, и тем, которые через 50 - 60 лет будут стоять уже в будущем перед нашими потомками.

На каждом этапе исторического развития нашей Родины, конечно, выдвигались специфические требования, ставящие перед архивистами те задачи, без которых невозможно модернизировать архивное дело, продвигать его в будущее, делать современным. Сегодня перед нами стоит особенно актуальная задача внедрения информационных технологий в развитие архивного дела – та актуальная задача, которая в повестке дня сегодняшней интернет-конференции. Это одно из новых веяний в развитии архивного дела, без которых мы не можем обеспечить развитие архивного дела и сделать современные российские архивы адекватными тем общественным требованиям, которые ожидает общество – это одно. Второе, о чем хотелось бы сказать в связи с современным днем – это то, что для нас важной является задача постепенного перевода документов, поступающих в архивы, с одного носителя (а традиционно в течение тысяч лет основным носителем для архивного документа всегда была бумага, папирус) на новый электронный носитель, который ставит массу проблем перед архивистами всего мира, и конечно, архивистами России. Мы находимся на том самом срезе общественного развития, когда эта задача очень актуальна. Есть и более конкретные проблемы непосредственно внутри российского архивного дела, они связаны с совершенствованием нормативно-правовой базы, поскольку мы переходим от унитарного государства, которое было в СССР, и этот процесс еще не завершен, к формированию гражданского общества, к созданию правового государства с разделением ветвей власти, собственности, с разделением уровней власти между федеральным центром и субъектами федерации, муниципальными образованиями. И в этой связи очень важно сохранить единые правила работы публичных архивов и в то же время разделить уровни ответственности, связанные с обеспечением финансирования, кадровым обеспечением, между Федерацией, субъектами, муниципальными образованиями – здесь у нас решены не все проблемы. И, пожалуй, еще одна проблема, которая тоже внутренняя – это кадровые вопросы, потому что сегодня развитие архивного дела во многом связано с заслугами старшего поколения, людей, вышедших из советского общества, прекрасных профессионалов своего дела, которые обеспечили в свое время сохранение национальной памяти нашей страны, и сейчас продолжают с честью выполнять эту задачу. Они, к сожалению, постепенно уходят. Возраст – такая физическая составляющая, которая неизбежно наступает у людей. Должен быть приток молодежи, а в публичных архивах у нас, к сожалению, не все обстоит благополучно, поскольку уровень оплаты труда, уровень социальной защищенности бюджетников, а к ним относятся и архивисты публичных архивов, далеко не всегда соответствуют тем требованиям, которые предъявляет молодое поколение. И это очень серьезная проблема сегодняшнего дня.

Ведущий: Спасибо, Андрей Николаевич, за подробный ответ. Вы заметили, что многие документы сегодня нуждаются в изменении правил хранения, комплектования, учета, использования. Поделитесь, пожалуйста, своим мнением относительно того, как Вы видите развитие данного процесса, какие у Вас есть предложения по совершенствованию правил хранения и дальнейшей обработки архивных документов?

Артизов А. Н.: У нас есть требования с нормативной точки зрения, они довольно традиционные. Есть установленные режимы хранения, комплектования, учета, использования архивных документов на бумажных носителях. Эти нормы применяются для государственных и муниципальных архивов нашей страны, т.е. для тех публичных архивов, которые содержатся на средства бюджета, на средства налогоплательщиков. У нас сегодня нет современных правил для работы архивов организаций. По действующему законодательству, собственники или владельцы частных архивов вправе сами устанавливать условия хранения, комплектования и учета документов. У нас либеральное архивное законодательство, мы не регулируем работу частных архивов. Традиционно собственники, владельцы частных архивов опираются на те нормы, которые установлены для государственных и муниципальных архивов. Вот эти новые правила архивов организаций необходимо разработать. Их проект готов. Обязательно будет его публичное обсуждение, проект будет опубликован на официальном сайте Росархива и только после этого мы запустим процедуру утверждения.

Если же говорить о второй части вашего вопроса, связанной с переходом от бумажного носителя к электронному носителю, то тут, конечно, колоссальное количество проблем, которые в течение одного года решить просто невозможно. Прежде всего, это проблемы технического характера. И я, и мои коллеги архивисты – представители гуманитарной профессии – мы здесь ответов не дадим, на них должны дать ответы представители технических, информационных отраслей знания, такие корпорации, как "Microsoft", "IBM", "Apple", являющиеся лидерами рынка информационных технологий.

Один из этих глобальных вопросов: как сделать долговременным электронный носитель, на котором размещен электронный документ? Срок хранения современного долговременного электронного носителя от 10 до 40 лет. С точки зрения всемирной истории, вечности, тех категорий, которыми мы, как работники, сохраняющие национальную память, оперируем, 30-40 лет - это ничтожно мало. Нормальная бумага может храниться две тысячи лет – и ничего с ней не происходит. Если электронный носитель разрушается, с ним должна разрушиться и та информация, которая на этом электронном носителе находится. Возникает необходимость переноса такой информации с носителя на носитель. А это уже затратная процедура. Вторая часть вопроса: как сделать так, чтобы при переносе данных с одного носителя на другой ничего не было потеряно, было перенесено все абсолютно транспарентно, с сохранением оригинальных особенностей этой информации на новый носитель? Эти вопросы задают сегодня все архивисты. Это один круг вопросов. Другой круг вопросов, который тоже с этим связан: какие для этого должны быть стандарты, в том числе стандарты хранения, обмена электронными документами. Ведь с точки зрения законодательства, документ – это своеобразное соединение носителя и информации. Тут слишком много вопросов и дать на них исчерпывающие ответы в ближайшие несколько лет крайне сложно. Полагаю, что интернет не заменит собой традиционную книгу в бумажном виде. Останутся люди, которые будут читать книги на бумаге, хотя уже есть электронные книги в интернете, есть книги-ридеры. Мне кажется, будут существовать разные носители документов, так же как интернет уживается сегодня с театром и телевидением. У каждого носителя найдется своя ниша. Так и у нас, всегда будут архивы, которые будут хранить бумажные оригиналы документов, и будут такие архивы, где хранятся электронные документы. Например, законы, указы Президента, постановления Правительства – самые главные нормативно-правовые акты всегда будут иметь бумажные оригиналы. Менее ценные документы можно будет просто хранить в электронном виде, не имея бумажного оригинала. Такое разделение совершенно нормально.

Ведущий: Андрей Николаевич, слышала о том, что есть случаи, когда документы могут создаваться и обращаться только в электронной форме, без создания их бумажного аналога. Расскажите, пожалуйста, о каких документах идет речь и почему такие документы не целесообразно хранить в бумажном виде?

Артизов А. Н.: С точки зрения архивистов, это документы временных сроков хранения, документы текущего дня. Их можно хранить год, три, пять лет, а потом совершенно спокойно уничтожать. Вот для таких документов нет никакой необходимости держать бумажный оригинал. А важные, ценные документы, конечно, лучше, пока не созданы долговременные, надежные электронные носители, все-таки сохранять в бумажном виде. У нас никто не считал, сколько в стране в процессе деятельности различных юридических лиц создается документов. Их количество все больше и больше возрастает, потому что усложняется жизнь, усложняются и возникают новые виды деятельности. Если весь этот объем документов взять за 100%, примерно 5% - это документы постоянного срока хранения, т.е. те, которые должны попадать на хранение в государственные и муниципальные архивы, остальные 95% - это документы временных сроков хранения. Самый короткий срок хранения для таких документов – год, а самый длинный – 75 лет, это документы, связанные с кадрами, кадровым делопроизводством, персональные данные и т.д. Все виды основных документов в стране определяются или законодательными актами, или перечнями видов документов. В стране существует типовой перечень видов документов, он в 2010 году подготовлен нами, утвержден и зарегистрирован Министерством юстиции. Типовой перечень размещен на официальном сайте Росархива. Там примерно 1100 основных видов документов по всем видам деятельности в стране, с обозначением сроков хранения документов. Кроме типового перечня существуют отраслевые перечни по направлениям деятельности: по образованию, по науке, по финансовой, кредитной сфере деятельности и т.д. Многие из них очень старые, им по 20-30 лет. Сами представляете, что произошло со страной за это время: появилась новая экономика, новое государство. Конечно, все их нужно пересматривать. Ни в одном из этих перечней не было указаний на вид носителя, там речь идет только о сроках хранения. Сейчас перед нами стоит задача при определении этих сроков обращать внимание на носитель, чтобы не было никаких ограничений в использовании электронных носителей. В настоящее время готовится, пожалуй, первый такой перечень видов документов, которые могут храниться только в электронном виде без бумажного оригинала. Это перечень видов документов для Администрации Президента Российской Федерации и для Аппарата Правительства Российской Федерации. Идет практическая стадия завершения подготовки такого перечня. За ним пойдут уже другие перечни по министерствам и ведомствам, которые, я надеюсь, ускорят использование электронных документов.

Ведущий: Какие отношения у Росархива складываются с архивами частных компаний? Насколько охотно они предоставляют информацию и обязаны ли они вообще предоставлять свою документацию?

Артизов А. Н.: Ответ абсолютно простой: не обязаны, потому что у нас либеральное законодательство, мы не мешаем частным компаниям работать на рынке архивных услуг. У нас уже сегодня есть очень приличный рынок частных компаний, работающих в сфере архивного дела, причем как с российским, так и с иностранным капиталом. Но даже те компании, которые с иностранным капиталом, они – резиденты нашего рынка, платят налоги нашей стране, зарегистрированы здесь, как российские юридические лица. Они создали хранилища и обеспечивают практически весь спектр услуг по работе с архивными документами, в том числе и на бумажном носителе. Я посетил хранилище, где обеспечивают хранение съемных электронных носителей тех или иных частных компаний. Проблема у них сейчас одна, и мы, как государственный орган, очень заинтересованы в ее решении. Это проблема установления правил, стандартов работы на частном рынке, т.е. создание саморегулируемой организации в сфере архивного дел. Это нужно. Когда вы начинаете хранить документы других компаний, массивы документов накапливаются и надо, чтобы была ответственность за такое хранение. Потенциально компании меняются, приходят, уходят, исчезают, поэтому должны быть какие-то правила, когда ответственность за хранение этих документов будет нести не только действующая компания, которая приняла их по договору, но и другие члены саморегулируемой организации, которые в случае ликвидации такой компании возьмут на себя содержание архивных документов. Это одна из тех внутренних целей, которую мы приветствуем. В Великобритании, в США уже давно сложился цивилизованный рынок негосударственных архивных услуг. Это, кстати, дает возможность государственным органам власти не только создавать государственные архивы, но и использовать аутсорсинг для хранения государственных документов. Думаю, что в будущем такая возможность появится и у нас в России.

Ведущий: Андрей Николаевич, расскажите, пожалуйста, какие архивные услуги в электронном виде на сегодняшний день оказывает Росархив? Планируется в ближайшем будущем расширять перечень услуг? Если да, то какие новые услуги могут появиться?

Артизов А. Н.: Мы только начинаем эту работу. С начала нынешнего года мы модернизировали официальный сайт Федерального архивного агентства. Ввели на этом сайте различные формы тех или иных обращений граждан к нам, электронные формы. В этом году к нам поступило более 5 тысяч обращений, больше половины из которых в электронном виде.

Сами по себе задачи архивов в первую очередь связаны с информированием общественности, граждан о тех документах, о той информации, которая хранится в государственных и муниципальных архивах. Мы, как орган власти, документы не храним, мы принимаем запросы, а потом уже направляем их по принадлежности в тот или иной архив, чтобы архив ответил на запрос пользователя. У нас по всем государственным и муниципальным архивам поступает более двух миллионов обращений в год. В электронном виде поступает сейчас где-то 200-250 тысяч обращений.

Чтобы вообще перейти на электронное взаимодействие между архивами и пользователями, нужно проделать еще очень много работы. В первую очередь потому, что у большинства граждан Российской Федерации отсутствует электронная цифровая подпись, т.е. возможность их идентификации. Я не думаю, что здесь в ближайшие несколько лет грядут какие-то кардинальные перемены, если только не будет реализован проект создания единой социальной карты для наших граждан, который осуществляется в рамках Концепции электронного правительства в нашей стране. Эта та самая карта, куда должны быть зашиты чипы и вся информация о каждом гражданине: пенсионная, социальная и т.д. Пока идет только начальная стадия этого проекта. Это не дешевый проект для страны, осуществляемый за бюджетные деньги.

Гораздо более перспективным мне кажется другое направление, связанное с обеспечением информирования граждан о том, в каком именно архиве хранятся конкретные документы. Понимаете, сегодня масса людей обращается в архивы, но толком не знает, в каком именно архиве хранится нужная им информация. У нас пока нет единой базы, которая бы содержала в себе всю эту информацию. Точнее, она уже есть, но является "вещью в себе", а не является "вещью для граждан". Я имею ввиду программный комплекс "Архивный фонд" для системы автоматизированного учета документов Архивного фонда Российской Федерации. Открытый модуль информации из этой системы мы намереваемся разместить на портале "Архивы России". Думаю, что в течение двух, максимум трех лет мы реализуем этот проект и сделаем доступной он-лайн информацию о всех фондах публичных архивов России не только для наших граждан, но и для всех иностранцев. Для нас, мне кажется, это самая главная сейчас задача, к решению которой мы вплотную подошли. И поверьте, это будет впервые не только для России, но и в масштабе одной отдельно взятой крупной страны впервые в мировом архивном деле.

Ведущий: Уважаемый Андрей Николаевич, какие стандарты управления документами, действующие в зарубежных странах, на Ваш взгляд, могли бы быть наиболее приемлемыми для нашей страны?

Артизов А. Н.: Вы знаете, мы самым тщательным образом следим за тем, что происходит в других странах мира с точки зрения ценного опыта. В первую очередь, мы будем использовать опыт создания специальных хранилищ для электронных документов, потому что мы еще пока таких хранилищ на федеральном уровне не создали. Это одна из задач, которая перед нами стоит. Здесь мы используем опыт британцев, которые запустили такое хранилище в Национальном архиве Англии и Уэльса. Недавно мы были в Нидерландах, смотрели, как такое хранилище работает там. Его только-только запускают в тестовом режиме. В Германии сейчас тоже создают нечто подобное. У нас на повестке дня сейчас стоит задача строительства нового здания для Государственного архива Российской Федерации, где предусмотрено такое хранилище. Встает также вопрос: стоит ли нам создавать специальный федеральный архив, который будет хранить только электронные документы? Традиционно, архивы в современной России формировались в зависимости от времени создания документов или отрасли деятельности, которую документы отражают, а также от вида носителя. Архивные документы у нас всегда формировались по фондам: фонд, как комплекс документов, отложившихся в деятельности того или иного органа власти. Например, любое министерство создает в своей деятельности бумажные документы, которые поступают на хранение в Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), как основной архив, хранящий документы органов власти. И вдруг появляются электронные документы в деятельности того же министерства. Что делать? "Разрывать" документы в зависимости от носителя между разными архивами? Но есть маленькая подсказка. Как только появляются электронные документы, никаких проблем с их копированием не возникает. Электронная копия документа может быть как в одном архиве, так и в другом. Таким образом можно решить эту проблему. Это тот вопрос, где мы при окончательном выборе стратегического пути развития российских архивов, обязательно будем опираться на зарубежный опыт. Что же касается автоматизированного учета документов, то здесь мы пионеры. Единого программного комплекса для всех публичных архивов в стране нет ни в одной другой стране мира, кроме России. Нет этого. Я считаю, что мы вправе гордиться таким достижением, особенно когда доведем информацию из него до всех потребителей.

Ведущий: Много вопросов к нам пришло по проблеме рассекречивания документов. Почему рассекреченные документы архивов не выставляются в интернете? Народ должен знать своих героев, поскольку издание отдельной книжки – это не есть массовая доступность. Почему так медленно идет работа по рассекречиванию бумаг? Какие документы будут рассекречены в ближайшие 5 лет?

Артизов А. Н.: В отношении вопроса сразу две поправки. Вопрос вполне понятный, справедливый, спасибо за этот вопрос. Но, во-первых: бумаги не рассекречивают, рассекречивают сведения, составляющие государственную тайну. Во-вторых: видимо, под книжкой имеется в виду тот бюллетень рассекреченных документов, который раньше периодически издавала Федеральная архивная служба России, сегодня Федеральное архивное агентство. На нашем портале есть все выпуски этого бюллетеня в электронном виде.

Теперь по существу. Мы сами не устанавливаем правила доступа к архивным документам, их рассекречивания. Это прерогатива законодателей. Кроме того, органами власти, устанавливающими нормы и нормативы в сфере рассекречивания, являются Федеральная служба безопасности, а так же Межведомственная комиссия по защите государственной тайны.

Применительно к архивам: после 1991 года, конечно, произошли колоссальные перемены в этом вопросе. Раньше начальник Главного архивного управления при Совете министров СССР Ф.М.Ваганов, когда ему такой вопрос задавали, отвечал : "А кто сказал, что у нас архивы закрыты? Они у нас открыты с 9:00 утра до 18:00 вечера". И все. Вот такой был ответ на подобные вопросы. Сегодня у нас примерно 265 миллионов дел в архивах всех уровней. Из этих 265 миллионов дел 98% - это открытые документы. И только 2% - закрытых. Т.е. это документы, которые содержат сведения, составляющие государственную тайну. К ним, конечно, осуществляется допуск в особом режиме. Допускаются только те люди, которые имеют допуск, прошли соответствующую проверку и имеют право работать с этими документами, но не оглашать их. Все остальные документы открыты, не только для наших граждан, но и для граждан иностранных государств.

Действительно, нужно проводить активнее процедуру рассекречивания документов. Я не буду комментировать действующее законодательство, не моя это задача, хотя, на мой взгляд, конечно, можно было бы быстрее вносить изменения в действующее законодательство по рассекречиванию. 7 сентября 2010 года прошло совместное заседание двух комиссий: Межведомственной комиссии по защите государственной тайны (МВК) и Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Я выступал на этом заседании. Рассматривался один вопрос: о состоянии архивного дела в стране. Пожалуй, в центре обсуждения была проблема доступа к архивным документам и необходимости активизации процесса их рассекречивания. Сейчас совместно с МВК мы заканчиваем формирование нового пятилетнего плана рассекречивания, который в разы увеличивает темпы работ по рассекречиванию архивных документов, хранящихся в федеральных архивах. Мы сами заинтересованы в снятии ограничений с как можно большего объема документов, чтобы сделать их доступными для граждан. Мы поставили на том самом заседании 7 сентября вопрос о том, чтобы по некоторым архивным комплексам документов Росархиву передали полномочия по рассекречиванию. Такого права сегодня архивисты не имеют. Это предложение было поддержано, и я надеюсь, что в ближайшее время такое решение будет принято. Хотя это, конечно, очень большая ответственность для руководителя агентства и тех, кто будет этими вопросами заниматься. Кроме того, мы уже сегодня начали такую практику, как информирование наших граждан об основных, самых интересных рассекреченных документах. Например, документы по "проблеме Катыни" из "пакета N 1". Они сейчас открыты для граждан. Недавно мы разместили на нашем сайте огромную подборку документов, связанных с подготовкой и началом функционирования Нюрнбергского международного трибунала, который судил нацистских преступников. В перспективе нам, видимо придется создавать специальную базу данных или реестр, куда будут заноситься сведения о рассекречивании тех или иных документов, чтобы все знали: какие комплексы документов уже открыты, стали доступны для общественности. Мы сами заинтересованы в этом. Здесь нужна большая прозрачность.

Ведущий: Андрей Николаевич, расскажите, пожалуйста, о фактах выявления поддельных документов в архивах. Было ли что-то выявлено за последнее время? Ведется ли Росархивом какая-то работа по выявлению таких документов?

Артизов А. Н.: Вы знаете, я за 35 лет своей работы в архивах ни одного факта поддельных документов не припомню. Если кто знает, пусть скажет. Я догадываюсь, чем вызван этот вопрос. Вероятно, намекают на те самые документы по проблеме Катыни. Когда мы разместили электронные образы этих документов, сразу же пошла волна так называемых разоблачений.

Есть люди, которые говорят, что это подделки, фальшивки. Мне кажется, надо обладать очень богатым воображением, чтобы додуматься, что в сверхсекретных архивах партии, куда доступ имели один – два архивиста, которые даже не знали, что внутри конверта, потому что право вскрывать этот конверт имел только генеральный секретарь в присутствии заведующего общим отделом ЦК КПСС, изменялись и корректировались документы. Вероятно, по политическим соображениям, таким гражданам не хочется верить, что случившееся в Катыни – это правда. В поисках любых зацепок считают, в частности, в письме Берии, где он предлагает расстрелять польских офицеров и на котором стоит резолюция Сталина и его окружения о согласии с этим предложением, количество орфографических ошибок, отсутствие запятых там, где они должны стоять. Один лист больше выцвел, другой лист меньше выцвел. И из этого делается вывод, что документ фальшивый.

Ну да, Петр Великий в слове из пяти букв делал три орфографические ошибки. И что же – из-за этого бумаги поддельные? Если вы что-то считаете фальшивкой и можете это доказать, пожалуйста, обращайтесь в суд. В случае с "катынскими документами" внук Сталина на Росархив подавал в суд, обвиняя нас в том, что мы разместили фальшивки на нашем официальном сайте. Суд рассмотрел это исковое заявление, было довольно долгое судебное разбирательство, однако, суд подтвердил нашу правоту. Я думаю, что в правовом обществе лучшего ответа на подобные вопросы просто нет. Архивисты не имеют никакого права подменять подлинные документы фальшивками и подделками, и я таких примеров, повторяю, не знаю.

Бывали другие случаи: отдельные архивисты, готовя ответ на социально-правовой запрос того или иного гражданина, дописывали ему дополнительный трудовой стаж. Документы говорили об одном, а они дописывали другое. Такие факты встречались. Но это уже не подделка документов, а это выдача недостоверной архивной справки. К сожалению, с такими фактами мы встречались.

Ведущий: По какому принципу сегодня Росархив выбирает, какие старинные, ветхие документы подлежат оцифровке, а какие нет?

Артизов А. Н.: Это очень сложная методика, о которой, мне кажется, не стоит рассказывать слушателям нашей интернет-конференции. Честно говоря, в любой методике кто-то всегда найдет что-то более нравящееся, что-то менее нравящееся.

Поэтому основной принцип здесь – комиссионное осуществление экспертизы ценности документов. Должна быть собрана комиссия профессионалов, которая на основании своих знаний, опыта, иногда - интуиции определит, какие документы должны считаться особо ценными, уникальными, к которым должен применяться особый режим хранения, учета и использования, в том числе их оцифровка. А обычные документы совсем не обязательно оцифровывать. Мы пока не занимаемся массовой оцифровкой архивных документов. Это все дорого. Мы будем заниматься этим тогда, когда завершим оцифровку поисковых средств документов, описей и индексов, перечней дел. Это нам даст возможность не только ускорить поиск, но и сделать его доступным через интернет, чтобы люди, находясь в разных уголках нашей планеты, искали необходимую информацию и знали, стоит им куда-либо съездить и поработать непосредственно с самим подлинником документа или не стоит. Пока мы не сделаем эти электронные описи, электронные фонды, справочники, заниматься массовой оцифровкой самих документов дорого и накладно.

Представьте себе, перед нами стоит задача - к 70-летию Дня Победы создать архив документов Великой Отечественной войны. С нас решение этой задачи никто не снимал. Когда прорабатывался вопрос, рассматривались возможности строительства нового здания (цена – 6 млрд. рублей) и оцифровки архивов войны.

Примерно это 12 миллионов дел. Одно среднее дело состоит из 200 листов, но иногда может быть и больше. Как правило, информация содержится на каждом обороте страницы. Значит, 200 листов необходимо умножить на 2, получается 400 листов, 400 образов. 400 образов умножьте на 12 миллионов дел, получится более 4 миллиардов дел.

Самые дешевые расценки на сканирование с описанием, т.е. с указанием соответствующих индексов для поиска, сегодня составляют 10 рублей. Получается, что оцифровка документов Великой Отечественной войны стоит более 40 миллиардов рублей.

Поэтому в первую очередь должны быть оцифрованы электронные средства поиска, а затем уже уникальные документы, самые ценные и те, к которым чаще всего обращаются пользователи. Вот такой подход.

Ведущий: Спасибо, Андрей Николаевич, за подробные, интересные ответы! Позвольте поблагодарить Вас за то, что ответили на вопросы нашей интернет-аудитории и пожелать Вам успехов в реализации Ваших дальнейших проектов!

Артизов А. Н.: Спасибо вам!