Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 19 октября 2020 г. по делу N СИП-407/2020 Суд удовлетворил требование заявителя и обязал антимонопольный орган повторно рассмотреть заявление о признаках нарушения антимонопольного законодательства, поскольку антимонопольный орган устанавливал наличие или отсутствие признаков состава правонарушения не в действиях третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, а в действиях лица, зарегистрировавшего товарные знаки и осуществившего отчуждение прав на них в пользу этого лица

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 19 октября 2020 г. по делу N СИП-407/2020 Суд удовлетворил требование заявителя и обязал антимонопольный орган повторно рассмотреть заявление о признаках нарушения антимонопольного законодательства, поскольку антимонопольный орган устанавливал наличие или отсутствие признаков состава правонарушения не в действиях третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, а в действиях лица, зарегистрировавшего товарные знаки и осуществившего отчуждение прав на них в пользу этого лица

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 13 октября 2020 года.

Полный текст решения изготовлен 19 октября 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Мындря Д.И.,

судей Борисовой Ю.В., Булгакова Д.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Латухиной В.С.

рассмотрел в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" (ул. Ленина, д. 55А, пом. N 5, раб. поселок Октябрьский, г. Люберцы, Московская обл., 140060, ОГРН 1175027006770) о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве (Мясницкий пр., д. 4, стр. 1, Москва, 107078, ОГРН 1037706061150) от 19.02.2020 N ПО/8494/20 об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Джордано Доменико (Москва, ОГРНИП 317774600599128).

В судебном заседании приняли участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" - Баранова Г.П. (по доверенности от 11.12.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве (далее - управление, антимонопольный орган) от 19.02.2020 N ПО/8494/20 об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Джордано Доменико (далее - предприниматель).

При рассмотрении дела судом установлены следующие обстоятельства.

Общество 21.01.2020 обратилось в антимонопольный орган с заявлением N 2781/20, в котором просило проверить действия предпринимателя по приобретению исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 651808 и N 651793 на соблюдение требований антимонопольного законодательства.

В обоснование доводов заявления общество ссылалось на положения части 9 статьи 4 и статью 14.4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) и указывало, что с 2017 года использует обозначение "DolceLatte" для маркировки производимого им товара, в то время как товарные знаки предпринимателя зарегистрированы в 2018 году. Общество также указывало на то, что предприниматель не использует указанные товарные знаки для индивидуализации товаров, однако препятствует обществу использовать соответствующее обозначение, которое уже приобрело достаточную известность среди потребителей. Кроме того, заявитель ссылался на то, что предприниматель совершает подготовительные действия для введения в гражданский оборот продукции, маркированной товарными знаками, охраняющими обозначение, которое приобрело известность благодаря действиям общества и которое ассоциируется с обществом.

Рассмотрев заявление общества, управление письмом от 19.02.2020 N ПО/8494/20 отказало в возбуждении дела о нарушении положений Закона о защите конкуренции в связи с отсутствием признаков совершения акта недобросовестной конкуренции.

Основанием для этого решения послужил вывод административного органа о том, что товарные знаки предпринимателя имеют более ранний приоритет, нежели регистрация общества в качестве юридического лица, в то время как сведения о том, что спорное обозначение использовалось до даты приоритета товарных знаков, обществом не представлено. С учетом изложенного управление пришло к выводу о том, что общество не указало в заявлении признаков нарушения предпринимателем положений Закона о защите конкуренции.

Не согласившись с указанным решением антимонопольного органа, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением по настоящему делу, в котором просит указанное решение отменить и обязать управление повторно рассмотреть заявление.

В обоснование доводов о незаконности оспариваемого решения заявитель ссылается на то, что административным органом не были оценены его доводы в том виде, в котором они были заявлены.

В частности, общество обращает внимание на то обстоятельство, что оно заявляло о недобросовестной конкуренции предпринимателя, который приобрел исключительные права на товарные знаки не с даты их приоритета, а с 19.11.2018 (с момента отчуждения прав на них), при этом общество ссылалось не только на приобретение этим лицом исключительных прав как на основание для признания его действий недобросовестной конкуренцией, но и на его последующее поведение - предъявление претензии и иска, направленных на препятствование обществу использовать соответствующее обозначение.

Кроме того, со ссылками на судебную практику общество указывает на нарушение антимонопольным органом процедуры рассмотрения его заявления.

Дополнительно позиция общества раскрыта в письменных пояснениях от 03.08.2020, от 01.10.2020.

Управление представило отзыв на заявление, в котором просило оставить оспариваемое решение в силе, ссылаясь на необоснованность приведенных в заявлении доводов.

В обоснование своей позиции антимонопольный орган указал на то, что общество не представило достаточной совокупности доказательств, свидетельствующих о наличии в действиях предпринимателя нарушения положений Закона о защите конкуренции. Отсутствие каких-либо доказательств данного обстоятельства, как полагает управление, являлось основанием для отказа в возбуждении административного дела.

Управление также ссылается на то, что приведенные в поданном в суд заявлении доводы общества о наличии в действиях предпринимателя признаков недобросовестной конкуренции основаны на неверном понимании норм материального права и не подтверждены соответствующими доказательствами.

Предприниматель не представил в материалы дела отзыв на заявление.

Явившийся в судебное заседание представитель общества выступил по доводам, изложенным в заявлении и дополнениях к нему, и настаивал на удовлетворении заявленных требований.

Антимонопольный орган до судебного заседания направил в адрес суда ходатайство о проведении судебного заседания в отсутствие его представителя.

Предприниматель извещен надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства как путем направления почтовой корреспонденции, так и путем публичного уведомления на официальных сайтах арбитражных судов www.arbitr.ru и Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru.

Дело рассмотрено в порядке статей 121-123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителя управления и предпринимателя.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 12.10.2020 на основании пункта 2 части 3 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена судьи Снегура А.А. на судью Булгакова Д.А. для рассмотрения заявления общества. Рассмотрение дела начато с самого начала.

Суд по интеллектуальным правам, исследовав обстоятельства дела, заслушав доводы представителя общества, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок обществом соблюден, что не оспаривается антимонопольным органом и предпринимателем.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 названной статьи обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

В соответствии с пунктами 1 и 5.3.1.1 Положения о Федеральной антимонопольной службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 N 331 (далее - Положение о службе), ФАС России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства в сфере конкуренции на товарных рынках, в том числе осуществляющим контроль и надзор за соблюдением коммерческими и некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления антимонопольного законодательства, законодательства о естественных монополиях, законодательства о рекламе (в части установленных законодательством полномочий антимонопольного органа), законодательства о государственном оборонном заказе, законодательства в сфере государственного регулирования цен (тарифов) на товары (услуги) в пределах своей компетенции.

Согласно пункту 4 Положения о службе ФАС России осуществляет свою деятельность непосредственно и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

Управление Федеральной антимонопольной службы по городу Москве является территориальным органом ФАС России.

Полномочия управления по принятию оспариваемого решения лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

По существу доводы общества сводятся к нарушению антимонопольным органом процедуры рассмотрения заявлений о нарушении антимонопольного законодательства, а также к необоснованности выводов управления об отсутствии в заявлении указания на признаки нарушения положений Закона о защите конкуренции.

Порядок рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства регламентирован главой 9 Закона о защите конкуренции.

В силу части 1 статьи 39 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган в пределах своих полномочий возбуждает и рассматривает дела о нарушении антимонопольного законодательства, принимает по результатам их рассмотрения решения и выдает предписания.

Одним из оснований для возбуждения и рассмотрения антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства является заявление юридического или физического лица, указывающее на признаки нарушения антимонопольного законодательства (пункт 2 части 2 статьи 39 Закона о защите конкуренции).

Статьей 44 Закона о защите конкуренции определен порядок рассмотрения заявления, материалов и возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Частью 1 указанной статьи Закона о защите конкуренции установлены требования к форме и содержанию заявления, направляемого в антимонопольный орган.

Согласно части 2 статьи 44 Закона о защите конкуренции к заявлению прилагаются документы, свидетельствующие о признаках нарушения антимонопольного законодательства. В случае невозможности представления таких документов указываются причины этого, а также предполагаемые лицо или орган, у которых эти документы могут быть получены.

В соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 44 Закона о защите конкуренции при рассмотрении заявления или материалов антимонопольный орган устанавливает наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства и определяет нормы, которые подлежат применению.

В силу пункта 2 части 9 названной статьи Закона о защите конкуренции антимонопольный орган принимает решение об отказе в возбуждении дела, в том числе в случае, если признаки нарушения антимонопольного законодательства отсутствуют.

Оценка доказательств по существу на этой стадии не осуществляется.

Исходя из положений пункта 1 части 1 статьи 49 Закона о защите конкуренции доказательства и доводы, представленные лицами, участвующими в деле, оценивает комиссия при принятии решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

Таким образом, на стадии возбуждения дела на основании поданного заявления исследуются само заявление на предмет наличия в нем доводов о признаках нарушения антимонопольного законодательства в тех действиях, на которые указывает сам заявитель, и то, приложены ли к заявлению доказательства, на которые заявитель ссылается как на подтверждающие эти доводы.

При этом по делам о недобросовестной конкуренции к признакам нарушения антимонопольного законодательства, наличие или отсутствие которых проверяется на стадии возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства, относятся не обстоятельства, указанные в конкретных статьях главы 2.1 Закона о защите конкуренции, а обстоятельства, приведенные в пункте 9 статьи 4 названного Закона и в статье 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена 20.03.1883 в Париже).

Так, из определения недобросовестной конкуренции, содержащегося в пункте 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции, следует, что для признания действий недобросовестной конкуренцией они должны одновременно выполнять несколько условий, а именно: действия должны совершаться хозяйствующими субъектами; быть направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности; противоречить законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; причинить или быть способными причинить убытки другому хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации (причинение вреда).

При этом обстоятельства, подтверждающие факт совершения нарушения антимонопольного законодательства (либо факт отсутствия нарушения), которые должны быть установлены антимонопольным органом при производстве по делу в случае его возбуждения, в данном случае (на стадии рассмотрения вопроса о возбуждении дела) установлению не подлежат.

Выводы о наличии нарушения антимонопольного законодательства могут быть установлены лишь при рассмотрении дела в порядке главы 9 Закона о защите конкуренции.

Доводы о признаках нарушения антимонопольного законодательства в заявлении должны свидетельствовать о том, что, по мнению подателя заявления, действия нарушителя в том виде, в котором они охарактеризованы в заявлении, охватываются составом недобросовестной конкуренции.

Обращаясь в антимонопольный орган с заявлением, общество просило оценить действия предпринимателя по приобретению исключительных прав на товарные знаки (путем отчуждения этих прав в его пользу первоначальным правообладателем) с учетом последующих действий предпринимателя по запрету обществу производить и реализовывать товары под указанным обозначением, а также интенсивного использования обществом спорного обозначения до момента приобретения предпринимателем исключительных прав на товарные знаки.

При этом из доводов, приведенных обществом в заявлении, поданном в антимонопольный орган, усматривается, что производство товаров, маркированных спорным обозначением, осуществлялось обществом до даты приобретения исключительных прав на товарные знаки именно предпринимателем. Между тем, по мнению общества, совокупность действий предпринимателя по приобретению прав на товарные знаки и по последующему препятствованию обществу в использовании спорного обозначения направлены на ущемление прав общества, связанных с выпуском продукции под указанным обозначением.

Более того, общество указало, что предприниматель осуществляет подготовительные действия для производства продукции, которая будет маркирована товарными знаками, сходными с используемым обществом обозначением, что, по мнению общества, свидетельствует об их конкурентных отношениях и направленности действий предпринимателя на использование известности и репутации общества на рынке соответствующих товаров.

Вместе с тем из оспариваемого ненормативного правового акта усматривается, что вместо исследования заявления общества на предмет наличия в нем доводов о признаках нарушения антимонопольного законодательства в тех действиях, на которые указывает заявитель, а также наличия доказательств, на которые общество ссылается в подтверждение этих доводов, управление устанавливало наличие/отсутствие признаков состава правонарушения не в действиях предпринимателя, а в действиях лица, зарегистрировавшего товарные знаки и осуществившего отчуждение прав на них в пользу предпринимателя.

При этом управлением в форме решения об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в нарушение статей 44, 45, 49 Закона о защите конкуренции, по сути, было принято решение об отказе в удовлетворении заявления общества вне рамок установленной процедуры для принятия такого решения, которая предусматривает принятие решения коллегиальным составом в открытом заседании в присутствии представителей лиц, участвующих в административном деле.

Принятие решения с превышением полномочий и с нарушений установленной процедуры является существенным нарушением вышеназванных норм Закона о защите конкуренции.

По мотивам, аналогичным вышеизложенным, подлежат отклонению доводы антимонопольного органа, изложенные в отзыве, об отсутствии в действиях предпринимателя недобросовестной конкуренции. Соответствующие доводы подлежат оценке уполномоченным антимонопольным органом, суд в данном случае не может подменять собой антимонопольный орган и давать оценку обстоятельствам, которые таким органом по существу в установленном порядке не анализировались.

Таким образом, выводы антимонопольного органа, содержащиеся в оспариваемом ненормативном правовом акте, сделаны с существенным нарушением предусмотренной законом процедуры рассмотрения заявления при разрешении вопроса о возможности возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства.

Оспариваемое решение антимонопольного органа нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской деятельности.

Нарушение процедуры принятия антимонопольным органом оспариваемого ненормативного правового акта не позволяет суду проверить обоснованность содержащихся в нем выводов, в связи с чем доводы общества о ненадлежащей оценке антимонопольным органом представленных совместно с заявлением доказательств, а также доводы управления о законности и обоснованности выводов по существу содержащихся в заявлении доводов не могут быть рассмотрены и проверены судебной коллегией.

Суд также принимает во внимание, что антимонопольным органом не исполнены требования, содержащиеся в определении суда от 02.09.2020, в частности, о представлении в суд описи материалов административного дела, а также (на обозрение) оригинала материалов административного дела, что также свидетельствует о неисполнении управлением предусмотренной частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанности доказать законность своих действий.

Принимая во внимание изложенное, Суд по интеллектуальным правам считает необходимым признать решение Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве от 19.02.2020 N ПО/8494/20 об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства недействительным.

Согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконными.

Согласно пункту 3 части 4 названной статьи в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, в случае признания оспариваемого акта недействительным или решения незаконным должно содержаться указание на обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

При этом суд не связан требованием заявителя о способе устранения его нарушенных прав и может самостоятельно сформулировать соответствующий способ с учетом действующего законодательства и установленных им фактических обстоятельств по делу; применяемая восстановительная мера должна отвечать определенным критериям, в том числе обеспечивать восстановление права, нарушенного этими деяниями (актами), и быть обусловленной существом спора.

Учитывая, что в рамках настоящего дела судом установлено нарушение антимонопольным органом процедуры рассмотрения заявления общества о возбуждении дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства, в целях эффективного восстановления нарушенного права общества суд полагает возможным обязать антимонопольный орган повторно рассмотреть заявление общества с учетом указаний Суда по интеллектуальным правам. Судебная коллегия учитывает, что такой подход согласуется со смыслом разъяснений, содержащихся в пункте 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации".

На основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные заявителем по уплате государственной пошлины за подачу (рассмотрение) заявления, подлежат взысканию в его пользу с антимонопольного органа.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования общества с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" удовлетворить.

Обязать Управление Федеральной антимонопольной службы по городу Москве повторно рассмотреть заявление общества с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" о признаках нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации с учетом решения по настоящему делу.

Взыскать с Управления Федеральной антимонопольной службы по городу Москве в пользу общества с ограниченной ответственностью "Сыроварня ДольчеЛатте" 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Ю.В. Борисова
Судья Д.А. Булгаков

Обзор документа


Компания просила антимонольный орган проверить действия предпринимателя по приобретению прав на сходные с ее обозначением товарные знаки. Она указывала, что ИП не использует знаки, но препятствует заявителю выпускать продукцию под соответствующим обозначением, которое уже приобрело известность среди потребителей и ассоциируется с ней. Однако УФАС не нашел признаков недобросовестной конкуренции, так как товарные знаки ИП получили приоритет ранее создания заявителя как юридического лица, а последний не доказал, что использовал обозначение до этого приоритета. Однако Суд по интеллектуальным правам обязал УФАС повторно рассмотреть заявление.

Антимонопольный орган превысил полномочия, нарушил установленную процедуру. Исследовать доказательства и делать выводы об обстоятельствах можно при рассмотрении дела по существу, а не при проверке заявления. Суд не может подменять собой антимонопольный орган и оценить обстоятельства, которые госорган не анализировал.