Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 сентября 2020 г. N С01-906/2020 по делу N А40-151039/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о прекращении производства по делу о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, поскольку ответчиком выступает юридическое лицо, являющееся резидентом иностранного государства и не имеющее на территории РФ представительства или филиала, а указанное нарушение осуществлено именно на территории иностранного государства

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15 сентября 2020 г. N С01-906/2020 по делу N А40-151039/2019 Суд оставил без изменения вынесенные ранее судебные решения о прекращении производства по делу о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, поскольку ответчиком выступает юридическое лицо, являющееся резидентом иностранного государства и не имеющее на территории РФ представительства или филиала, а указанное нарушение осуществлено именно на территории иностранного государства

Резолютивная часть постановления объявлена 9 сентября 2020 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 сентября 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей Снегура А.А., Силаева Р.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу акционерного общества "ДАНОН РОССИЯ" (ул. Вятская, 27, 13-14, г. Москва, 127015, ОГРН 1057749126820) на определение Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2020 по делу N А40-151039/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2020 по тому же делу,

по иску акционерного общества "ДАНОН РОССИЯ" к открытому акционерному обществу "Савушкин продукт" (Республика Беларусь, 224028, г. Брест, ул. Я. Купалы, 118),

с участием в деле третьих лиц общества с ограниченной ответственностью "Савушкин Продукт-Москва", общества с ограниченной ответственностью "Савушкин продукт" о взыскании компенсации.

В судебном заседании приняли участие представители:

от акционерного общества "ДАНОН РОССИЯ" - Мартыненко А.А. (по доверенности от 18.06.2020);

от открытого акционерного общества "Савушкин продукт" (Республика Беларусь) - Васильев С.В. (по доверенности от 14.08.2020 N 174/2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Савушкин Продукт-Москва" - Дементьев Д.А. (по доверенности от 20.01.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "ДАНОН РОССИЯ" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к открытому акционерному обществу "Савушкин продукт" (далее - ОАО "Савушкин продукт", ответчик) о взыскании компенсации в двукратном размере стоимости товаров с незаконно переработанным дизайном "Оптималь" на общую сумму 88 218 000 рублей.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Савушкин Продукт-Москва", общество с ограниченной ответственностью "Савушкин продукт".

Определением арбитражного суда города Москвы от 18.02.2020 производство по делу прекращено.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2020 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Истец, не согласившись с вышеназванными судебными актами судов первой и апелляционной инстанций, обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, просит отменить определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и направить вопрос на новое рассмотрение.

В обоснование поданной кассационной жалобы истец указал на то, что суды нижестоящих инстанций не применили пункт 2 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к оспариваемым правоотношениям, а также не учли практику применения данной правовой нормы, изложенную в пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 N 23 "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом" (далее - Постановление N 23) и в пункте 9 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 158.

В частности, по мнению истца, суды нижестоящих инстанций не учли факт того, что формальная регистрация или аккредитация в установленном порядке не требуется для целей процессуального представительства; представительством ответчика на территории Российской Федерации может признаваться постоянное место деятельности, где полностью или частично осуществляется деятельность иностранного лица на территории Российской Федерации, независимо от отсутствия его формальной регистрации или аккредитации в установленном законом порядке.

По мнению истца, судами нижестоящих инстанций не дана надлежащая правовая оценка доводу о том, что ответчик осуществляет коммерческую деятельность на территории Российской Федерации через компании со сходными наименованиями, которые фактически выступают в качестве представительств ответчика - иностранного лица и занимаются продвижением его товаров на российском рынке, не дана надлежащая правовая оценка представленным истцом доказательств в обоснование данного довода.

Истец утверждает, что судами нижестоящих инстанций не оценен тот факт, что у ответчика на территории Российской Федерации имеется имущество.

Суды, по мнению истца, в нарушении положений пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не указали нормативное обоснование недопустимости применения к спорным правоотношениям пункта 1 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец полагает, что у него имелись основания для обращения в Арбитражный суд города Москвы с иском к ответчику по месту нахождения одного из третьих лиц, поскольку ответчик является его учредителем.

Истец выражает несогласие с выводами судов об отсутствии в материалах дела доказательств связи спорного правоотношения с Российской Федерацией.

Как отмечает истец в своей кассационной жалобе, им представлялись такие доказательства, однако, в нарушение положений пункта 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды не указали мотивов, по которым представленные истцом доказательства были отвергнуты.

По мнению истца в отношении защиты исключительных прав путем предъявления требования о взыскании компенсации действует альтернативная подсудность, а именно по выбору потерпевшего, иск может быть предъявлен в суд по месту совершения деяния, вызвавшего ущерб, либо по месту, в котором возникли вредные последствия.

С учетом изложенного, как полагает истец, суды пришли к неверному выводу об отсутствии применения компетенции настоящего спора арбитражным судам Российской Федерации и неправомерно прекратили производство по заявлению истца.

Ответчик представил отзыв на кассационную жалобу, в котором просил отказать в ее удовлетворении, ссылаясь на то, что судами первой и апелляционной инстанций дана полная и всесторонняя оценка доказательствам, представленным в материалы дела, и доводам сторон, выводы судов сделаны при правильном применении норм материального и процессуального права, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, направлены на их переоценку, что недопустимо в суде кассационной инстанции в силу ограниченной компетенции, установленной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представители сторон поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее.

Представитель третьего лица, поддержал позицию ответчика по настоящему делу.

Законность определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов кассационной жалобы и отзыва на нее.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, в обоснование исковых требований истец в исковом заявлении указал на производство, рекламу и ввод в гражданский оборот обществом ОАО "Савушкин продукт" на территории Российской Федерации товаров в дизайне "Оптималь", который является переработкой дизайна, разработанного истцом.

В качестве основания для взыскания с ответчика компенсации за нарушение авторских прав истец указал на незаконную переработку ответчиком дизайна "Активия", разработанного истцом.

Ответчик, в свою очередь, заявил о том, что настоящий спор не относится к компетенции арбитражных судов Российской Федерации, поскольку ответчик является юридическим лицом, зарегистрированным на территории Республики Беларусь, не имеет на территории Российской Федерации филиалов или представительств и не осуществляет непосредственную хозяйственную деятельность на территории Российской Федерации, в связи с чем просил суд первой инстанции прекратить производство по делу в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Обосновывая подсудность данного иска Арбитражному суду города Москвы, истец указал на наличие тесной связи предмета спора с территорией Российской Федерации, наличие на территории Российской Федерации представительств ответчика (третьих лиц по настоящему делу) через которые ответчик осуществляет свою коммерческую деятельность и на нарушение прав истца на территории Российской Федерации.

Суд первой инстанции усмотрел основания для прекращения производства по делу применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что ответчиком выступает компания, являющаяся резидентом Республики Беларусь, не имеющая на территории Российской Федерации представительства или филиала, а также, что разработка спорного дизайна осуществлена на территории именно иностранного государства.

Суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции согласился, отклонив приведенные в апелляционной жалобе доводы истца, аналогичные доводам, изложенным в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела, рассмотрев изложенные в кассационной жалобе доводы, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, явившихся в судебное заседание, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанции, ответчик является иностранным юридическим лицом, зарегистрированным согласно законодательству Республики Беларусь.

В связи с этим на споры с его участием распространяются положения главы 32 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отражены общие правила международной компетенции арбитражных судов, содержащие различные юрисдикционные привязки, указывающие на возможность обращения за судебной защитой по критерию места нахождения одной из сторон, наличия имущества и права на территории России, характера требования либо тесной связи спорного правоотношения с территорией России.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды в Российской Федерации рассматривают дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием иностранных организаций, международных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность (далее - иностранные лица), в случае, если:

1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации либо на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;

2) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находится на территории Российской Федерации;

3) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

4) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации, или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;

5) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

6) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;

7) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;

8) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;

9) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации информационно телекоммуникационных сетей "Интернет" на территории Российской Федерации;

10) в других случаях при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

Как усматривается из обжалуемых судебных актов, суды установили, что разработка спорного дизайна была осуществлена именно на территории Республики Беларусь, ответчик, являющийся резидентом иностранного государства не имеет на территории Российской Федерации филиалов или представительств и не реализует самостоятельно на территории Российской Федерации продукцию с дизайном "Оптималь", в связи с чем пришли к выводу о наличии оснований для прекращения производства по делу применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием компетенции арбитражного суда Российской Федерации в рассмотрении настоящего спора.

Суд кассационной инстанции считает выводы судов обоснованными, соответствующими материалам дела и сделанными при правильном применении норм материального права и соблюдении норм процессуального права.

Судебной коллегией отклоняется довод истца о том, что третьи лица, участвующие в настоящем деле, являются представительствами ответчика на территории Российской Федерации.

В этой связи суд кассационной инстанции отмечает, что указанные лица являются самостоятельными юридическими лицами, зарегистрированными и осуществляющими свою деятельность по праву Российской Федерации, что подтверждается соответствующими выписками из Единого государственными реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), представленными в материалы дела.

Представленные в материалы дела данные о том, что ответчик является учредителем двух одноименных обществ, третьих лиц по настоящему делу, вопреки мнению истца не подтверждают обстоятельства того, что ответчик имеет на территории Российской Федерации какое-либо аккредитованное представительство или филиал или осуществляет именно свою деятельность на территории Российской Федерации.

Суды верно указали, что само по себе корпоративное владение ответчиком российскими компаниями, привлеченными судом первой инстанции в качестве третьих лиц по настоящему делу, не подтверждает связи спорного правоотношения (переработки дизайна) с территорией Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, соответствующие сведения об аккредитованных представительствах ответчика либо о его хозяйственной деятельности на территории Российской Федерации истцом в материалы дела представлены не были.

Вместе с тем предполагаемое правонарушение (разработка дизайна) было совершено на территории иностранного государства, поскольку такая разработка спорного дизайна осуществлялась ответчиком на территории именно Республики Беларусь.

Исходя из изложенного, суды пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для прекращения производства по делу применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как указано в пункте 16 Постановления N 23, для целей применения пункта 2 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и во взаимосвязи с пунктом 10 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, местом нахождения представительства иностранного лица на территории Российской Федерации может признаваться постоянное место деятельности, где полностью или частично осуществляется деятельность такого лица на территории Российской Федерации.

Между тем, как было установлено судами, ответчик не осуществляет никакой хозяйственной деятельности на территории Российской Федерации, поскольку является иностранным юридическим лицом, осуществляющим свою деятельность на территории Республики Беларусь.

По смыслу пункта 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 158, для признания юрисдикции суда необходимо наличие доказательств связи филиала (представительства) иностранного лица со спорным правоотношением (например, с договором, деликтом).

Сам по себе факт нахождения филиала иностранной компании на территории Российской Федерации еще не является достаточным основанием для признания компетенции арбитражного суда в Российской Федерации.

Вместе с тем в рассматриваемом деле истец данные доказательства связи в материалы дела не представил.

Таким образом, истец, вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказал наличие у ответчика представительства или филиала на территории Российской Федерации, а также ведения ответчиком хозяйственной деятельности на территории России.

Доводы истца о том, что судами нижестоящих инстанций не оценен тот факт, что у ответчика на территории Российской Федерации имеется имущество, что в нарушении положений пункта 3 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды не указали нормативное обоснование недопустимости применения к спорным правоотношениям пункта 1 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебной коллегией отклоняются как необоснованные.

Как было отмечено выше, само по себе корпоративное владение российскими компаниями, привлеченными судом первой инстанции в качестве третьих лиц по настоящему делу, никоим образом не подтверждает связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации.

Как верно заметили суды нижестоящих инстанций, надлежащих доказательств связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации истцом в материалы дела не представлено.

Кроме того, в обжалуемых судебных актах суды прямо указали, на то, что истец вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не доказал ведения ответчиком хозяйственной деятельности и наличия у ответчика имущества на территории России.

Доводы истца об обратном, отклоняются судебной коллегией, поскольку направлены на иную оценку имеющихся в материалах дела доказательств.

Сам факт того, что ответчик является учредителем третьих лиц, без привязки к спорному правоотношению и ведению хозяйственной деятельности на территории Российской Федерации, а также без соответствующих доказательств, не дает основания полагать, что спор по настоящему делу подсуден именно Арбитражному суду городу Москвы.

Согласно пункту 12 Постановления N 23 в основе общих правил определения компетенции арбитражных судов Российской Федерации лежит принцип наличия тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации, поэтому нормы части 1 статьи 241 Арбитражного процессуального кодекса Российской должны толковаться с учетом именно этого принципа.

Вместе с тем истец, вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не доказал, каким образом факт корпоративного владения третьими лицами, влияет на рассмотрение настоящего спора.

По смыслу пункта 3 Постановления N 23 при разрешении вопроса о компетенции арбитражных судов Российской Федерации по экономическим спорам, осложненным иностранным элементом, арбитражным судам следует руководствоваться общими правилами, установленными статьей 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а также правилами об исключительной и договорной компетенции (статьи 248, 249 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из статьи 247 и статьи 248 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, спор о взыскании компенсации не относится к специальной или исключительной компетенции арбитражных судов Российской Федерации.

Кроме того, в рассматриваемом случае отсутствует соглашение сторон об определении компетенции арбитражного суда в Российской Федерации, что не оспаривается сторонами в рамках настоящего дела.

В соответствии с пунктом 10 части 1 статьи 247 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации в каждом конкретном случае с учетом всей совокупности обстоятельств дела (пункт 15 Постановления N 23).

В рассматриваемом случае, указанные истцом факты, признаны судами недостаточными для подтверждения связи спорного правоотношения с Российской Федерацией.

В связи с чем суды нижестоящих инстанций правильно отметили, что применительно к данному спору следует признать право иностранного государства, Республики Беларусь.

По мнению истца, в отношении защиты исключительных прав путем предъявления требования о взыскании компенсации действует альтернативная подсудность, то есть по выбору потерпевшего, иск может быть предъявлен в суд по месту совершения деяния, вызвавшего ущерб, либо по месту, в котором возникли вредные последствия.

В этой связи, судебная коллегия отмечает, что Российская Федерация и Республика Беларусь являются участниками Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 года (далее - Соглашение).

Данное Соглашение регулирует вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами, а также исполнения решений по ним (статья 1 Соглашения).

Согласно пункту "г" статьи 4 Соглашения, компетентный суд государства-участника Содружества Независимых Государств вправе рассматривать споры, упомянутые в статье 1 Соглашения, если на территории данного государства-участника Содружества Независимых Государств имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

Пунктом "ж" статьи 11 Соглашения установлено, что права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяются по законодательству государства, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

В рассматриваемом случае судами установлено, что предполагаемое правонарушение (переработка дизайна) было совершено на территории Республики Беларусь, а значит спорные правоотношения должны подчиняться праву Республики Беларусь, и, следовательно, рассматриваться компетентным судом Республики Беларусь.

Кроме того, истец выбрал иной способ защиты исключительных прав, не связанный с возмещением вреда (то есть убытков), предъявив к ответчику иск о выплате компенсации на основании статьи 1301 ГК РФ. Следовательно, положения пункта "г" статьи 4 Соглашения к данному спору не применяются.

Другие условия статьи 4 Соглашения также не связаны с предметом заявленного требования, что не позволяет сделать вывод о подчинении данного спора юрисдикции арбитражных судов Российской Федерации.

Российская Федерация и Республика Беларусь в числе иных являются государствами, ратифицировавшими Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенную в Минске 22.01.1993. Таким образом, при рассмотрении указанного спора подлежат применению, в том числе, положения означенной Конвенции.

Пунктом 1 статьи 20 Конвенции предусмотрено, что если в частях II - V настоящего раздела не установлено иное, иски к юридическим лицам предъявляются в суды Договаривающейся Стороны, на территории которой находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Конвенции, суды Договаривающихся Сторон могут рассматривать дела и в других случаях, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этим судам.

В рассматриваемом случае, учитывая наличие между Российской Федерацией и Республикой Беларусь обязательств о взаимопомощи, вытекающих из обозначенной международной Конвенции, а также то обстоятельство, что заявленное требование вытекает из авторских прав, отсутствует соглашение о передаче спора в компетентный суд Российской Федерации, ответчик не имеет на территории России ни представительств, ни филиалов и непосредственную хозяйственную деятельность на территории Российской Федерации не осуществляет, то настоящий спор подлежит разрешению по месту нахождения ответчика, в хозяйственном суде Республики Беларусь.

Суд кассационной инстанции считает, что суды нижестоящих инстанций правильно отметили, что причинение вреда не имело место на территории Российской Федерации, поскольку переработка дизайна осуществлялась на территории иного государства.

В этой связи, выводы судов являются верными, обоснованными и соответствуют установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

С учетом вышеизложенного суды пришли к правомерному и обоснованному выводу об отсутствии компетенции у арбитражного суда Российской Федерации на рассмотрение настоящего спора и прекратили производство по делу.

Рассмотрев кассационную жалобу, судебная коллегия усматривает, что доводы кассационной жалобы истца, по сути, сводятся к его несогласию с правовой оценкой данной судами нижестоящих инстанций, представленным в материалы дела доказательствам и доводам сторон, и они заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судом первой инстанции обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом судебная коллегия отмечает, что доводы истца, изложенные в кассационной жалобе, во многом повторяют доводы, заявленные истцом в апелляционной жалобе, которым судом апелляционной инстанции была дана надлежащая правовая оценка.

Несогласие истца с соответствующими выводами судов первой и апелляционной инстанций не свидетельствует о судебной ошибке, не связано с неверным применением судами норм материального и процессуального права, и не может являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов.

Судебной коллегией принимается во внимание правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Указанная правовая позиция также подлежит применению судом кассационной инстанции при пересмотре в порядке кассационного производства вступивших в законную силу определения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены обжалуемых судебных актов в любом случае, не установлено.

С учетом изложенного, обжалуемые судебные акты являются законными, обоснованными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

определение Арбитражного суда города Москвы от 18.02.2020 по делу N А40-151039/2019 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2020 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу акционерного общества "ДАНОН РОССИЯ" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
Д.А. Булгаков
Судьи А.А. Снегур
    Р.В. Силаев

Обзор документа


Компания "Данон Россия" обвинила брестскую компанию "Савушкин продукт" в копировании дизайна "Активия" для упаковки йогуртов "Оптималь". Суд по интеллектуальным правам согласился с прекращением дела нижестоящими судами, поскольку спор не может рассматриваться в России.

Ответчиком выступает резидент Республики Беларусь. Он не имеет в России представительств или филиалов, не ведет хозяйственную деятельность и не реализует самостоятельно продукцию "Оптималь". Спорный дизайн разработан в Беларуси, а из международных договоров между двумя государствами следует, что спор рассматривается там, где совершено нарушение.

Отклонены доводы истца о том, что в России ответчик действует через одноименные дочерние компании, которые фактически представляют ответчика и продвигают его товар. Они не являются ни филиалами, ни представительствами. Это самостоятельные организации. Сам факт того, что ответчик является их учредителем, не связывает нарушение с территорией России.