Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 февраля 2020 г. по делу N СИП-490/2019 Суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака, поскольку признает обоснованным вывод уполномоченного органа о том, что спорное обозначение сходно до степени смешения с зарегистрированными ранее товарными знаками на имя других лиц

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 февраля 2020 г. по делу N СИП-490/2019 Суд отказал в удовлетворении требования о признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака, поскольку признает обоснованным вывод уполномоченного органа о том, что спорное обозначение сходно до степени смешения с зарегистрированными ранее товарными знаками на имя других лиц

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения оглашена 13 февраля 2020 года.

Решение в полном объеме изготовлено 20 февраля 2020 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Васильевой Т.В.,

судей Голофаева В.В., Лапшиной И.В.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Булыгиной Н.А.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению акционерного общества "Арзамасский машиностроительный завод" (ул. 9 мая, 2, г. Арзамас, Нижегородская обл., 607220, ОГРН 1025201335730)

к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200),

третье лицо: общество с ограниченной ответственностью "Механика" (дер. Пировы-Городищи, д. 13, Вязниковский р-н, Владимирская обл., 601402, ОГРН 1133332001351),

о признании недействительным решения Роспатента от 20.03.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2017730194,

в заседании приняли участие:

от заявителя: Капанов К.А. (по доверенности от 01.08.2019), Кузнецова А.И. (по доверенности от 21.02.2018),

от ответчика: не явился, извещен,

от третьего лица: не явился, извещен,

УСТАНОВИЛ:

акционерное общество "Арзамасский машиностроительный завод" (далее - завод, заявитель) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с требованиями:

признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 20.03.2019, принятое по результатам рассмотрения возражения на решение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2017730194;

обязать Роспатент устранить допущенное нарушение путем регистрации товарного знака "МЕДВЕДЬ" в отношении всех заявленных товаров и услуг по заявке N 2017730194.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Механика" (далее - общество "Механика").

В судебном заседании представитель завода поддержал заявленные требования по мотивам, изложенным в заявлении и письменных пояснениях, полагая, что оспариваемое решение административного органа является недействительным, так как противоречит подпункту 2 пункта 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также пунктам 41, 42, 45 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила ТЗ).

В обоснование заявленных требований заявитель указывает на то, что при вынесении решения не были учтены:

критерии однородности товаров, выработанные Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлениях Президиума от 24.12.2002 N 10268/02, от 18.07.2006 N 2979/06 и от 17.09.2013 N 5793/13 и указанные в Методических рекомендациях по определению однородности товаров и услуг, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 198 (далее - Методические рекомендации N 198);

принципы установления тождества и сходства обозначений, указанные в Методических рекомендациях по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 197 (далее - Методические рекомендации N 197);

позиции, указанные в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06, разъяснениях пункта 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, и пункта 162 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации";

рекомендации, указанные в информационном письме об оценке сходства словесных обозначении, включающих товарный знак другого лица, утвержденного на заседании Совета по качеству Роспатента 24.03.2017;

рекомендации, указанные в Руководстве по осуществлению административных процедур и действий в рамках предоставления государственной услуги по государственной регистрации товарного знака, знака обслуживания, коллективного знака и выдаче свидетельств на товарный знак, знак обслуживания, коллективный знак, их дубликатов, утвержденном приказом Роспатента от 24.07.2018 N 128 (далее - Руководство).

Кроме того, в ходе судебного разбирательства завод получил согласие общества "Механика" как правообладателя противопоставленного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 623029 на регистрацию обозначения "Медведь" по заявке N 2017730194 в качестве товарного знака для товаров 12-го класса МКТУ, перечисленных в заявке. Представители завода пояснили, что в ходе судебного разбирательства согласия правообладателей других противопоставленных товарных знаков ими получены не были.

Роспатент и 3-е лицо, надлежащим образом извещенные о месте и времени судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в судебное заседание Суда по интеллектуальным правам не направили. Суд счел возможным рассмотреть дело в их отсутствие в порядке статей 121-123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

От Роспатента в материалы дела представлен отзыв и письменные пояснения, согласно которым административный орган настаивал на том, что решение от 20.03.2019 законно и обоснованно.

Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, оценив все доказательства по делу в совокупности и взаимосвязи, суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, словесное обозначение "МЕДВЕДЬ" по заявке N 2017730194 с приоритетом от 25.07.2017 было заявлено на государственную регистрацию в качестве товарного знака на имя завода в отношении товаров 09, 12, 16, 28 и услуг 35, 37 классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), указанных в перечне заявки.

По результатам экспертизы заявленного обозначения 26.07.2018 Роспатентом было принято решение о государственной регистрации обозначения по заявке N 2017730194 в качестве товарного знака в отношении:

части товаров 16 класса МКТУ "доски, щиты для объявлений бумажные или картонные; штемпели [печати]; печати [канцелярские товары]; мешки [конверты, пакеты] для упаковки из полимерных материалов; изделия для упаковки бумажные или из полимерных материалов; коробки картонные или бумажные или из полимерных материалов или комбинированные из двух или более различных вышеуказанных материалов; упаковки картонные или бумажные или из полимерных материалов или комбинированные из двух или более различных вышеуказанных материалов";

всех товаров 28 класса МКТУ.

При этом в отношении всех товаров 09, 12 классов МКТУ, части товаров 16 класса МКТУ и всех услуг 35, 37 классов МКТУ в государственной регистрации в качестве товарного знака было отказано в связи с несоответствием заявленного обозначения требованиям пункта 6 статьи 1483 ГК РФ на основании установленного сходства до степени смешения и однородностью товаров с ранее зарегистрированными на имя других лиц следующими товарными знаками:

[1] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 612634, зарегистрированный с приоритетом от 30.09.2015 на имя общества с ограниченной ответственностью "ИК "ХОСТ" в отношении однородных товаров 09 класса МКТУ;

[2] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 623029, зарегистрированный с приоритетом от 02.12.2015 на имя общества "Медведь" (3-е лицо по настоящему делу) в отношении товаров 12 класса МКТУ, однородных заявленным товарам 12 класса, и услугам 35, 37 классов МКТУ;

[3] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 474346, зарегистрированный с приоритетом от 05.03.2011 на имя общества с ограниченной ответственностью "Киностудия "Медведь" в отношении однородных товаров 09 класса МКТУ;

[4] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 423629, зарегистрированный с приоритетом от 14.08.2009 на имя общества с ограниченной ответственностью "ИК "ХОСТ" в отношении однородных товаров 09 класса и услуг 35 класса МКТУ;

[5] и [6] - комбинированные товарные знаки со словесными элементами "МЕДВЕДЬ" по свидетельствам N 415779 (приоритет от 10.04.2009) и N 209921 (приоритет от 22.03.1999) соответственно, зарегистрированные в отношении однородных товаров 16 класса МКТУ. Правообладателем знаков [5] и [6] является общество с ограниченной ответственностью "Форвард Медиа Групп";

[7] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 327689, зарегистрированный с приоритетом от 31.05.2006 на имя общества с ограниченной ответственностью "Медведь АвтоТехЦентр" в отношении однородных услуг 35, 37 классов МКТУ;

[8] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "MEDVED" по свидетельству N 194325, зарегистрированный с приоритетом от 30.08.1999 в отношении товаров 12 класса МКТУ, признанных однородными заявленным товарам 12 класса и услугам 35, 37 классов МКТУ. Правообладателем знака [8] является акционерное общество "Кордиант";

[9] - словесный товарный знак "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 598917, зарегистрированный с приоритетом от 19.01.2016, на имя общества с ограниченной ответственностью "ЗАЩИТНИК 24" в отношении товаров 12 класса МКТУ, признанных однородными заявленным товарам 12 класса и услугам 35, 37 классов МКТУ;

[10] - комбинированный товарный знак со словесным элементом "МЕДВЕДЬ" по свидетельству N 391510, зарегистрированный с приоритетом от 27.08.2007 на имя общества с ограниченной ответственностью "Трубчевские сыры" в отношении однородных услуг 35 класса МКТУ.

В Роспатент 19.11.2018 поступило возражение завода на решение от 26.07.2018, в котором заявитель просил предоставить правовую охрану обозначению по заявке N 2017730194 также для всех товаров 09, 12, 16 классов и услуг 35, 37 классов МКТУ.

Решением Роспатента от 20.03.2019 возражение завода было удовлетворено частично, решение Роспатента от 26.07.2018 изменено. Заявленному обозначению была предоставлена правовая охрана в отношении:

части товаров 09 класса МКТУ "вывески светящиеся; вывески электронные, вывески электронные с бегущей строкой; панели сигнальные светящиеся или механические; коробочные программные продукты; устройства для автоматического управления транспортными средствами; имитаторы для управления или проверки транспортных средств; носители информации оптические; носители информации для видеоигр; публикации электронные загружаемые; программные продукты, предоставляемые через Интернет и беспроводные устройства; компьютерные игровые программы, используемые с компьютерами и игровыми приставками, в мобильных телефонах и других портативных беспроводных устройствах; магниты декоративные; программы игровые для компьютеров; руководство по эксплуатации транспортных средств электронные; приложения для компьютерного программного обеспечения, загружаемые; книги электронные; каталоги электронные; триd очки; смарт-очки";

товаров 16 класса МКТУ "доски, щиты для объявлений бумажные или картонные; штемпели [печати]; каталоги деталей транспортных средств; материалы графические печатные; эмблемы; печати [канцелярские товары]; бланки; репродукции графические для заявляемых товаров указанных в 12, 28 классе; изображения графические для заявляемых товаров указанных в 12, 28 классе; буклеты, для заявляемых товаров указанных в 12, 28 классе; чертежи; проспекты для заявляемых товаров указанных в 12, 28 класс; мешки [конверты, пакеты] для упаковки из полимерных материалов; изделия для упаковки бумажные или из полимерных материалов; коробки картонные или бумажные или из полимерных материалов или комбинированные из двух или более различных вышеуказанных материалов; постеры, руководства по эксплуатации транспортных средств; флаги бумажные; этикетки, за исключением текстильных, для заявляемых товаров указанных в 09, 12, 28 классе; упаковки картонные или бумажные или из полимерных материалов или комбинированные из двух или более различных вышеуказанных материалов; наклейки самоклеящиеся, для заявляемых товаров указанных в 09, 12, 28 классе; флаеры";

всех товаров 28 класса МКТУ.

В остальной части товаров 09 класса МКТУ, всех товаров 12 класса МКТУ и всех услуг 35, 37 классов МКТУ в удовлетворении возражения завода было отказано.

Завод, не согласившись с решением Роспатента от 20.03.2019 в части отказа в государственной регистрации в качестве товарного знака обозначения по заявке N 2017730194 в отношении заявленной части товаров 09 класса МКТУ, всех товаров 12 класса МКТУ и всех услуг 35, 37 классов МКТУ, обратился в Суд по интеллектуальным правам с вышеуказанными требованиями.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление Пленума N 10)).

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и никем не оспариваются.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 постановления Пленума N 10, при оспаривании решений Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент.

По возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Основания для признания недействительным патента на изобретение, выданного по международной заявке на изобретение или по преобразованной евразийской заявке, признания недействительным предоставления правовой охраны промышленному образцу или товарному знаку по международной регистрации определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату поступления соответствующей международной или преобразованной евразийской заявки в Роспатент, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Аналогичным образом определяются подлежащие применению нормы законодательства при рассмотрении возражений на решения Роспатента об отказе в выдаче патента, предоставлении правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты поступления заявки на регистрацию товарного знака (25.07.2017) правовой базой для оценки охраноспособности заявленного обозначения является ГК РФ в соответствующей редакции и Правила ТЗ.

В соответствии с пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени их смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

На основании пункта 41 Правил ТЗ обозначение считается тождественным с другим обозначением (товарным знаком), если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Сходство обозначений для отдельных видов обозначений определяется с учетом требований пунктов 42-44 Правил ТЗ.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам, а именно:

1) звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение;

2) графическое сходство определяется на основании следующих признаков: общее зрительное впечатление; вид шрифта; графическое написание с учетом характера букв (например, печатные или письменные, заглавные или строчные); расположение букв по отношению друг к другу; алфавит, буквами которого написано слово; цвет или цветовое сочетание;

3) смысловое сходство определяется на основании следующих признаков: подобие заложенных в обозначениях понятий, идей (в частности, совпадение значения обозначений в разных языках); совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение; противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

Признаки, указанные в настоящем пункте, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 44 Правил ТЗ комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил ТЗ, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Согласно подходу, изложенному в пункте 6.3.1 Методических рекомендаций N 197, при исследовании положения словесного и изобразительного элемента в комбинированном обозначении учитывается фактор визуального доминирования одного из элементов. Такое доминирование может быть вызвано как более крупными размерами элемента, так и его более удобным для восприятия расположением в композиции (например, элемент может занимать центральное место, с которого начинается осмотр обозначения). Изображение одного из элементов в цвете может способствовать доминированию этого элемента в композиции.

Значимость положения элемента в комбинированном обозначении зависит также от того, в какой степени элемент способствует осуществлению обозначением его основной функции - индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

В пункте 6.3.2 Методических рекомендаций N 197 содержится подход, в соответствии с которым при восприятии потребителем комбинированного обозначения, состоящего из изобразительного и словесного элементов, его внимание, как правило, акцентируется на словесном элементе. Словесный элемент к тому же легче запоминается, чем изобразительный.

Если при сравнении словесного элемента комбинированного обозначения будет установлена его тождественность или сходство до степени смешения со словесным товарным знаком, то комбинированное обозначение может быть признано сходным до степени смешения с этим товарным знаком.

В соответствии с пунктом 45 Правил ТЗ при установлении однородности товаров (услуг) определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров (услуг) одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров (услуг), их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров (услуг), условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

В соответствии с пунктом 3.1 Методических рекомендаций N 198, при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю. Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа по признакам однородности товаров, которые подразделяются на основные и вспомогательные. К основным признакам относятся: род (вид) товаров; назначение товаров; вид материала, из которого изготовлены товары. Основные признаки однородности товаров могут учитываться как каждый в отдельности, так и в совокупности один с другим и со вспомогательными признаками. Степень однородности товаров тесно связана со степенью сходства обозначений, предназначенных для их маркировки. Чем сильнее сходство, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные (пункт 3.6.).

Также необходимо отметить, что согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 18.07.2006 N 2979/06, однородность признается по факту, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 162 постановления N 10, смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься обычными потребителями соответствующих товаров в качестве соответствующего товарного знака, или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения определяется исходя из степени сходства обозначений и степени однородности товаров для указанных лиц. При этом смешение возможно и при низкой степени сходства, но идентичности (или близости) товаров или при низкой степени однородности товаров, но тождестве (или высокой степени сходства) товарного знака и спорного обозначения.

Однородность товаров устанавливается исходя из принципиальной возможности возникновения у обычного потребителя соответствующего товара представления о принадлежности этих товаров одному производителю. При этом суд учитывает род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей, взаимодополняемость или взаимозаменяемость и другие обстоятельства.

Установление сходства осуществляется судом по результатам сравнения товарного знака и обозначения (в том числе по графическому, звуковому и смысловому критериям) с учетом представленных сторонами доказательств по своему внутреннему убеждению. При этом суд учитывает, в отношении каких элементов имеется сходство - сильных или слабых элементов товарного знака и обозначения. Сходство лишь неохраняемых элементов во внимание не принимается.

Специальных знаний для установления степени сходства обозначений и однородности товаров не требуется.

При наличии соответствующих доказательств суд, определяя вероятность смешения товарного знака и спорного обозначения, оценивает и иные обстоятельства, в том числе:

используется ли товарный знак правообладателем в отношении конкретных товаров;

длительность и объем использования товарного знака правообладателем;

степень известности, узнаваемости товарного знака;

степень внимательности потребителей (зависящая в том числе от категории товаров и их цены);

наличие у правообладателя серии товарных знаков, объединенных общим со спорным обозначением элементом.

При определении вероятности смешения также могут учитываться представленные лицами, участвующими в деле, доказательства фактического смешения обозначения и товарного знака, в том числе опросы мнения обычных потребителей соответствующего товара.

Суд учитывает влияние степени сходства обозначений, степени однородности товаров, иных обстоятельств на вероятность смешения, а не каждого из соответствующих обстоятельств друг на друга.

Разъяснения, изложенные в пункте 162 постановления Пленума N 10, применяются в том числе в отношении пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

В ходе рассмотрения возражения завода Роспатент принимал во внимание, что правовая охрана товарного знака по свидетельству N 598917 [9] была досрочно прекращена (дата внесения записи в Государственный реестр товарный знаков, знаков обслуживания и наименования мест происхождения товаров (Госреестр) - 03.12.2018), в связи с чем не учитывал данный противопоставленный знак при анализе сходства обозначений.

Кроме того, представленное письмо-согласие от правообладателя противопоставленных товарных знаков [5, 6] в соответствии с положениями абзаца 5 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ при установленном отсутствии вероятности введения потребителя в заблуждение позволило снять противопоставления [5, 6]. Приведенные выводы Роспатента не оспариваются заявителем.

Суд считает несостоятельным довод завода о неправомерном противопоставлении заявленному обозначению товарного знака [8], так как правовая охрана данного товарного знака была продлена (дата внесения записи в Госреестр - 26.12.2018), в связи с чем он не мог не учитываться при анализе сходства обозначений.

Таким образом, на основании анализа звукового, графического и смыслового признаков административный орган признал, что обозначение по заявке N 2017730194 и противопоставленные товарные знаки [1-4], [7], [8], [10] ассоциируются друг с другом в целом, несмотря на отдельные отличия, в связи с чем являются сходными.

В ходе проверки выводов Роспатента о сходстве заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков [1-4], [7], [8], [10] судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с нормой статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Обозначение по заявке N 2017730194 является словесным и представляет собой слово "МЕДВЕДЬ", выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами кириллического алфавита.

Противопоставленный товарный знак [8] является комбинированным и представляет собой обозначение, в состав которого входят графический элемент в виде шагающего медведя и словесный элемент "MEDVED", выполненный стилизованным шрифтом буквами латинского алфавита. Правовая охрана данному знаку предоставлена в том числе в отношении товаров 12 класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [7] является комбинированным и представляет собой геометрическую фигуру в виде полукруга с прямоугольным основанием. В центре геометрической фигуры расположено изображение медведя. В верхней части геометрической фигуры расположен неохраняемый словесный элемент "холдинг". В прямоугольном основании геометрической фигуры расположен словесный элемент "МЕДВЕДЬ", выполненный стилизованным шрифтом буквами кириллического алфавита. Правовая охрана данному знаку предоставлена в отношении услуг 35, 37 классов МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [4] является комбинированным и представляет собой обозначение, в которое входят изображение головы медведя и словесные элементы "МЕДВЕДЬ" и "информационная система". Словесный элемент "информационная система" является неохраняемым элементом. Правовая охрана данному знаку предоставлена в отношении товаров 09 класса и услуг 35 класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [3] является комбинированным и представляет собой прямоугольное полотно черного цвета. В левой части черного полотна размещено изображение медведя, а в правой части стилизованное изображение кинопленки, в центре которой расположен словесный элемент "МЕДВЕДЬ". Над изображением кинопленки расположен неохраняемый словесный элемент "киностудия". Правовая охрана данному знаку предоставлена, в том числе, в отношении товаров 09 класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [10] является комбинированным и представляет собой стилизованное изображение щита, в центре которого изображен медведь с кувшином. На кувшине расположен словесный элемент "МЕДВЕДЬ". Правовая охрана данному знаку предоставлена, в том числе, в отношении услуг 35 класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [1] является комбинированным, в состав которого входят графический и словесный элементы. Графический элемент противопоставленного товарного знака представляет собой изображение двух маленьких и одного большого шестиугольника. Внизу графического элемента расположен словесный элемент "МЕДВЕДЬ". Правовая охрана данному знаку предоставлена, в том числе, в отношении товаров 09 класса МКТУ.

Противопоставленный товарный знак [2] является комбинированным и представляет собой прямоугольное полотно черного цвета. В левой части черного полотна размещено изображение медведя, в правой части расположены словесные элементы "снегоболотоход" и "МЕДВЕДЬ". Словесный элемент "снегоболотоход" является неохраняемым элементом товарного знака. Правовая охрана данному знаку предоставлена в отношении товаров 12 класса и услуг 35 класса МКТУ.

Судебная коллегия признает обоснованным и подлежащим учету при проверке выводов Роспатента о сходстве обозначений тот факт, что доминирующим (сильным) элементом противопоставленных товарных знаков, который несет в себе основную функцию индивидуализации и на который падает логическое ударение, является их словесный элемент "МЕДВЕДЬ", поскольку именно с него начинается восприятие данных товарных знаков. Указанный вывод соответствует пунктам 6.3.1 и 6.3.2 Методических рекомендаций N 197.

Сравнительный анализ заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков показал, что обозначения обладают высокой степенью сходства, обусловленной полным фонетическим и семантическим вхождением заявленного обозначения "МЕДВЕДЬ" в доминирующие словесные элементы "МЕДВЕДЬ / MEDVED / МЕДВЕДЬ снегоболотоход" противопоставленных товарных знаков. При этом отличие заявленного обозначения и противопоставленных товарных знаков по графическому признаку сходства не влияет на вывод о сходстве сравниваемых обозначений в целом в силу их фонетического и семантического сходства.

При этом суд признает ошибочным довод заявителя о том, что обозначение по заявке N 2017730194 отличается по семантическому признаку сходства с противопоставленными товарными знаками [2], [3], [4], [7] ввиду включения в состав указанных противопоставленных товарных знаков словесных элементов "холдинг", "информационная система", "киностудия", а также "снегоболотоход", в связи со следующим.

Принимая во внимание подход, приведенный в пункте 4.2.1.3 Методических рекомендаций N 197, суд отмечает, что в состав словесных обозначений могут входить как сильные, так и слабые элементы. Сильные элементы оригинальны, не носят описательного характера. При экспертизе словесных обозначений необходимо учитывать сходство именно сильных элементов.

При этом, как было указано выше, словесные элементы "холдинг", "информационная система", "киностудия", "снегоболотоход" в соответствующих противопоставленных товарных знаках являются слабыми элементами, поскольку являются неохраняемыми.

Таким образом, данные элементы не оказывают существенного влияния на индивидуализирующую функцию товарных знаков, а значит, наличие их как неохраноспособных элементов не влияет на вывод о сходстве заявленного обозначения и знаков [2], [3], [4], [7], так как их включение в состав знаков не привносит качественных отличий, позволяющих признать заявленное обозначение и противопоставленные знаки несходными в целом.

Изложенное соответствует правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 02.02.2017 по делу N 309-ЭС16-15153.

Таким образом, обозначение по заявке N 2017730194 и противопоставленные товарные знаки обладают высокой степенью сходства, что в соответствии с разъяснениями пункта 162 постановления Пленума N 10 обуславливает высокую вероятность смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте, в связи с чем судебная коллегия признает обоснованным соответствующие выводы Роспатента.

Анализ однородности товаров 09, 12, 16 классов и услуг 35, 37 классов МКТУ, в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194 и в отношении которых зарегистрированы противопоставленные товарные знаки [1] - [4], [7], [8], [10], показал следующее.

Товары 09 класса МКТУ "книги электронные; каталоги электронные; руководство по эксплуатации транспортных средств электронные", в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются однородными товарам 09 класса МКТУ "доски объявлений электронные; публикации электронные загружаемые", в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [3], поскольку данные товары соотносятся как род - вид (носители информации, а также загружаемое в них программное обеспечение), имеют одно назначение, а также имеют один круг потребителей.

Необходимо также отметить, что вышеуказанные товары 09 класса МКТУ, в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются однородными товарам 09 класса МКТУ "компьютерные программы и программное обеспечение любого вида, независимо от носителя записи или способы распространения, то есть программное обеспечение, записанное на магнитное носителе или загруженное из внешней компьютерной сети", для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [1]. Сравниваемые товары 09 класса МКТУ относятся к программным приложениям, которые могут загружаться на различные носители информации, и имеют один источник реализации.

Товар 09 класса МКТУ "книги электронные", для которого испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, является однородным товарам 09 класса МКТУ "компьютеры; компьютеры портативные", в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [4]. Однородность указанных товаров 09 класса МКТУ обусловлена тем, что сравниваемые товары соотносятся как род - вид, поскольку электронная книга представляет собой узкоспециализированное компактное компьютерное устройство, предназначенное для отображения текста в электронном виде. При этом также следует отметить, что сравниваемые товары имеют один источник реализации, производятся на предприятиях, осуществляющих сборку и реализацию подобного оборудования, а также имеют одинаковый круг потребителей.

Товары 09 класса МКТУ "смарт-очки", в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются однородными товарам 09 класса МКТУ "компьютеры; компьютеры портативные", в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак по свидетельству [4], поскольку согласно информации информационно-телекоммуникационной сети Интернет, "смарт-очки - это носимые компьютерные очки, которые показывают информацию в дополнение, или вместо того, что видит носящий. Также умные очки иногда определяются как носимые компьютерные очки, которые могут изменять свои оптические свойства для выполнения определенных функций. Современные смарт-очки - это пригодные для носки компьютеры, которые могут запускать автономные мобильные приложения. Некоторые из них - с помощью голосовых команд, а другие - с помощью сенсорных кнопок" (https://megaobzor.com/review-HARPER-HB-600.htrnl; https://3dnews.ru/916065; http://www.sotovik.ru/news/226689-samsung-vipustit-smart-ochki.html). В этой связи, сравниваемые товары 09 класса МКТУ являются однородными, поскольку соотносятся как род - вид (относятся к компьютерам).

Следует отметить, что однородность вышеуказанных товаров 09 класса МКТУ заявителем не оспаривается.

Вместе с тем, заявитель приводит довод о том, что товары 09 класса МКТУ "устройства для автоматического управления транспортными средствами; имитаторы для управления или проверки транспортных средств", в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются не однородными товарам 09 класса МКТУ "пульты управления", для которых предоставлена правовая охрана противопоставленному товарному знаку [3].

Судебная коллегия не принимает этот довод в связи со следующим.

При принятии оспариваемого решения Роспатент верно исходил из того, что указанные сравниваемые товары 09 класса МКТУ являются однородными, так как соотносятся как род - вид, поскольку являются оборудованием для управления.

При этом довод завода об отсутствии однородности сравниваемых товаров 09 класса МКТУ ввиду различия по способу управления (с участием оператора (человека) и без участия оператора) не опровергает вывод Роспатента о соотношении указанных товаров 09 класса МКТУ по основному признаку однородности (одна родовая группа товаров). Кроме того указанные товары 09 класса МКТУ имеют одно назначение, а также у данных товаров одни условия производства и сбыта.

Судебная коллегия принимает во внимание, что для обозначения по заявке N 2017730194 испрашивалась правовая охрана в отношении товаров 12 класса МКТУ, которые представляют собой различные виды транспортных средств, а также их детали.

Роспатент пришел к правильному выводу о том, что товары 12 класса МКТУ, для которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются однородными товарам 12 класса МКТУ "шины для транспортных средств; камеры для пневматических шин; протекторы; заплаты самоклеящиеся резиновые для ремонта камер шин; брызговики; щитки противогрязевые", для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [8]. Однородность сравниваемых товаров 12 класса МКТУ обусловлена тем, что данные товары соотносятся как род - вид, поскольку относятся к колесам и их частям, инструментам и материалам для обслуживания транспортных средств, а также функциональным принадлежностям для транспортных средств.

Судебная коллегия принимает при этом во внимание, что заявителем не оспаривается вывод Роспатента о том, что сравниваемые товары 12 класса МКТУ относятся к одной родовой группе товаров, в частности, данные товары являются запасными частями для транспортных средств.

Кроме того, сравниваемые товары 12 класса МКТУ являются однородными, поскольку являются сопутствующими, имеют одинаковые места сбыта, а также имеют один круг потребителей.

Товары 12 класса МКТУ "транспорт военный", для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [2], являются однородными товарам 12 класса МКТУ "транспортные средства, а именно, средства военные, средства двойного назначения, средства санитарно-транспортные, бронированные транспортные средства, бронемашины, дроны военного назначения, автомобили беспилотные [автономные автомобили]", в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194.

Указанный вывод Роспатента правомерно обусловлен тем, что сравниваемые товары 12 класса МКТУ относятся к одному роду, имеют одинаковое назначение (военный транспорт), могут быть произведены на одном и том же предприятии, а также имеют один круг потребителей (заказчики военной техники).

Товары 12 класса МКТУ, для которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, относящиеся к элементам подвески и трансмиссии, двигателям, кузовам и кузовным деталям, устройствам тормозным и их частям, принадлежностям функциональным для транспортных средств, также являются однородными товарам 12 класса МКТУ (относящиеся к запасным частям для транспортных средств), в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [2].

Указанный вывод Роспатента правомерно обусловлен тем, что сравниваемые товары относятся к роду, могут быть произведены на одном и том же машиностроительном предприятии, с применением одинаковых технологий, кроме того, сравниваемые виды товаров могут быть взаимодополняемыми.

При этом довод завода о том, что сравниваемые товары 12 класса МКТУ не являются однородными, поскольку перечень товаров противопоставленного товарного знака [2] ограничен конкретным видом товара, в частности, "все товары для снегоболотоходов", является необоснованным, поскольку в сравниваемых обозначениях есть товары 12 класса МКТУ одного вида (запасные детали транспортных средств), имеются совпадающие товары (военные транспортные средства), а также сравниваемые товары 12 класса МКТУ соотносятся как род - вид, так как в каждом из сравниваемых обозначений есть транспортные средства и их детали.

Судебная коллегия также обращает внимание на то, что, как было указано выше, обозначение по заявке N 2017730194 и противопоставленные товарные знаки имеют высокую степень сходства, а сравниваемые товары 12 класса МКТУ, в отношении которых испрашивалась правовая охрана указанному обозначению и зарегистрированы противопоставленные товарные знаки, имеют высокую степень однородности (близкую к идентичности).

В этой связи, принимая во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 162 постановления Пленума N 10, вне зависимости от вида и категории товаров 12 класса МКТУ, а также их потребителей, существует высокая вероятность смешения сравниваемых обозначений в гражданском обороте.

Следует отметить, что при оценке однородности подлежат сравнению перечни товаров 12 класса МКТУ обозначения по заявке N 2017730194 и противопоставленных товарных знаков, а не фактическая деятельность завода и правообладателей противопоставленных товарных знаков.

Поскольку товары 12 класса МКТУ, для которых испрашивается правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, не ограничены транспортными средствами специального назначения и их деталями, поскольку испрашиваемый перечень товаров также содержит "транспортные средства двойного назначения, их узлы и детали", потребителями заявленных товаров 12 класса МКТУ могут быть как специалисты силовых структур, так и обычные средние российские потребители, а значит товары 12 класса МКТУ, маркированные сравниваемыми обозначениями могут смешаться в гражданском обороте.

Судебная коллегия также отмечает, что услуга 35 класса МКТУ "реклама", для которой зарегистрирован противопоставленный товарный знак [10], является общей (родовой) услугой, а значит, все услуги 35 класса МКТУ "реклама наружная; реклама телевизионная; реклама интерактивная в компьютерной сети, а именно для вышеуказанных товаров 12 класса МКТУ", в отношении которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, являются однородными.

Кроме того, сравниваемые услуги 35 класса МКТУ являются однородными, поскольку представляют собой совокупность разных мер, усилий, действий, предпринимаемых в целях повышения спроса на товары, увеличения их сбыта, расширения рыночного поля товаров.

Следует отметить, что услуги 35 класса МКТУ "демонстрация товаров; продвижение товаров для третьих лиц", в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [7], также являются однородными услугам 35 класса МКТУ "продвижение вышеуказанных товаров 12 класса [для третьих лиц]; демонстрация вышеуказанных товаров 12 класса", для которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194, поскольку данные услуги соотносятся как род - вид.

Кроме того, услуги 35 класса МКТУ (относящиеся к розничной, оптовой продаже снегоболотоходов), для которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [2], являются однородными услугам 35 класса МКТУ, для которых испрашивалась правовая охрана обозначению по заявке N 2017730194.

Указанный вывод Роспатента правомерно обусловлен тем, что такие транспортные средства, как снегоболотоходы, бронетранспортеры, а также санитарно-транспортные средства, имеют один источник реализации (сбыта) (https://оооstm.ги/, http://girtek.ru/tekhnika/kolesa/ и так далее). Таким образом, услуги 35 класса МКТУ, связанные с реализацией различных видов транспортных средств и их частей, являются однородными.

Административный орган также пришел к правильному выводу о том, что услуги 37 класса МКТУ "восстановление двигателей, полностью или частично изношенных, информация по вопросам ремонта, обработка антикоррозионная, обработка антикоррозионная транспортных средств, обслуживание техническое транспортных средств, полирование транспортных средств, ремонт и техническое обслуживание автомобилей, ремонт транспортных средств, смазка транспортных средств, станции обслуживания транспортных средств, установка и ремонт охранной сигнализации", в отношении которых зарегистрирован противопоставленный товарный знак [7], являются однородными услугам 37 класса МКТУ "ремонт транспортных средств, а именно, транспортных средств указанных в 12 классе; техническое обслуживание машинного оборудования; восстановление полностью или частично изношенных вышеуказанных транспортных средств 12 класса" заявленного обозначения по заявке N 2017730194, поскольку сравниваемые услуги 37 класса МКТУ относятся к общей родовой группе "услуги по ремонту и техническому обслуживанию транспортных средств", которые могут оказываться совместно, быть взаимозаменяемыми и взаимодополняемыми.

Необходимо отметить, что выводы Роспатента об однородности вышеуказанных услуг 35, 37 классов МКТУ заявителем не оспариваются.

При этом судебная коллегия отмечает, что высокая степень сходства обозначения по заявке N 2017730194 и противопоставленных товарных знаков за счет доминирующего словесного элемента "Медведь" увеличивает опасность смешения потребителем сравниваемых товаров и услуг, что в целях исключения такой опасности также позволяет шире рассматривать диапазон товаров и услуг, которые могут быть признаны однородными в соответствии с пунктом 3.6 Методических рекомендаций N 198 и разъяснениями пункта 162 постановления Пленума N 10.

Судом также отклонен довод заявителя о наличии у него серии товарных знаков как ошибочный и противоречащий правовому подходу, приведенному в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 3691/06.

Представленное заявителем письмо-согласие общества "Механика" как правообладателя противопоставленного товарного знака [2] на регистрацию заявленного обозначения для товаров 12 класса МКТУ не устраняет предусмотренные пунктом 6 статьи 1483 ГК РФ основания для отказа в государственной регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака в отношении товаров и услуг 9, 12, 35, 37 классов МКТУ ввиду отсутствия соответствующих согласий правообладателей иных вышеуказанных товарных знаков, в объем правовой охраны которых включены товары и услуги, однородные товарам и услугам, перечисленным в заявке N 2017730194.

На основании изложенного судебная коллегия признает обоснованным вывод Роспатент о том, что регистрация заявленного обозначения в качестве товарного знака противоречит пункту 6 статьи 1483 ГК РФ, что является основанием для принятия решения об отказе в его регистрации.

Учитывая изложенное, оспариваемое решение Роспатента от 20.03.2019 соответствует закону, основания для признания его недействительным отсутствуют, в связи с чем в удовлетворении требований заявителя следует отказать.

Судебные расходы по делу в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя.

На основании статей 13, 1248, 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации и руководствуясь статьями 4, 65, 71, 75, 110, 121-123, 156, 176, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Т.В. Васильева
Судьи В.В. Голофаев
    И.В. Лапшина

Обзор документа


Роспатент отказал заводу в регистрации словесного обозначения "МЕДВЕДЬ" в отношении заявленной части товаров и услуг из-за сходства с ранее зарегистрированными товарными знаками. Суд по интеллектуальным правам подтвердил правоту ведомства.

Словесный элемент "МЕДВЕДЬ" доминирует во всех противопоставленных товарных знаках. Он несет в себе основную функцию индивидуализации. На него падает логическое ударение. Именно с него начинается восприятие спорных товарных знаков. Графические отличия не влияют на вывод о сходстве сравниваемых обозначений. Они сходны в целом по звучанию и смыслу. Остальные словесные элементы в противопоставленных знаках являются слабыми неохраняемыми элементами и не индивидуализируют товар. По каждому противопоставленному знаку суд установил однородность товаров, учитывая их назначение, круг потребителей, источник реализации, условия производства и сбыта. При этом неважно, что один из правообладателей дал согласие на регистрацию спорного обозначения для части товаров. От других правообладателей такого согласия не получено.