Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 16 декабря 2019 г. по делу N СИП-533/2019 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об удовлетворении возражения и о признании недействительным патента РФ на промышленный образец, поскольку он по данному патенту не соответствует условию патентоспособности "оригинальность"

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 16 декабря 2019 г. по делу N СИП-533/2019 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об удовлетворении возражения и о признании недействительным патента РФ на промышленный образец, поскольку он по данному патенту не соответствует условию патентоспособности "оригинальность"

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 10 декабря 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 16 декабря 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Васильевой Т.В., Мындря Д.И.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Пискаревой А.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Проммебель" (ш. Энтузиастов, д. 56, стр. 8, эт. 5, пом. VI, комн. 6, Москва, 111123, ОГРН 1027700335189) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730014200) от 21.06.2019 об удовлетворении возражения, поступившего 20.02.2019, о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец N 61881 полностью.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Мебель М" (ул. Нижняя Сыромятническая, д. 10, корп. 12, к. 211, Москва, 105120, ОГРН 1143256009698).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Проммебель" - Сыров А.П. (по доверенности от 15.05.2018) и Ченцова А.Д. (по доверенности от 01.11.2019);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Конюхова В.А. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-352/41);

от общества с ограниченной ответственностью "Мебель М" - Осипова Н.И. и Решетова Л.В. (по доверенности от 17.09.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Проммебель" (далее - общество "Проммебель") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 21.06.2019 об удовлетворении возражения, поступившего 20.02.2019, о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец N 61881 полностью.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Мебель М" (далее - общество "Мебель М").

В обоснование заявленного требования общество "Проммебель" ссылается на то, что Роспатент при принятии оспариваемого решения не провел должным образом сравнительный анализ чертежей противопоставленной полезной модели и существенных признаков, включенных в перечень существенных признаков спорного промышленного образца, исходя из того, как они визуализируются на изображениях промышленного образца, поскольку первичным для оценки патентоспособности промышленного образца является именно изображение изделия, а перечень существенных признаков не может иметь самостоятельного значения без изображения изделия, так как в качестве промышленного образца охраняется внешний вид изделия.

Заявитель полагает, что в чертежах к патенту Российской Федерации на полезную модель N 39051 не раскрыта конкретная форма съемного сиденья, так как по виду сбоку и виду спереди можно судить только о его толщине и габаритах.

Общество "Проммебель" считает неправомерным рассмотрение возражения против выдачи спорного патента без участия представителя экспертизы, поскольку в соответствии с пунктом 4.3 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56) предусмотрена возможность участия в заседании коллегии палаты по патентным спорам лица, принимавшего решение по результатам экспертизы.

Роспатентом представлен отзыв на заявление, в котором он просит отказать в его удовлетворении.

По утверждению Роспатента, сравнительный анализ внешнего вида тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 с внешним видом тумбы офисной, известной из патента Российской Федерации N 39051, показал, что сравниваемые внешние виды тумб обладают следующими общими признаками, а именно: выполнением тумбы в виде прямоугольного параллелепипеда с верхней крышкой, днищем, боковыми и задней стенками; наличием выдвижных ящиков во внутренней полости; наличием на верхней крышке сиденья; наличием колесных опор; выполнением верхней крышки с выступающим криволинейным краем со стороны лицевых панелей ящиков; выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой и закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита; наличием на выступающем криволинейном крае ручки.

При этом, с точки зрения Роспатента, внешний вид тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 отличается от внешнего вида тумбы офисной, известной из патента Российской Федерации N 39051, выполнением ручки врезной с декоративной рамкой, однако данный отличительный признак известен из патента Российской Федерации N 42003.

Исходя из этого, Роспатент полагает, что из сведений, содержащихся в патентах Российской Федерации N 39051 и N 42003, в совокупности известны все признаки промышленного образца по патенту Российской Федерации N 61881, нашедшие отражение на его изображениях и указанные в его перечне существенных признаков.

Роспатент указывает на то, что согласно имеющимся в деле изображениям внешний вид промышленного образца по патенту Российской Федерации N 61881, касающийся выполнения съемного сиденья совпадающим по форме с верхней крышкой и закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита, является общим с внешним видом тумбы офисной по патенту Российской Федерации N 39051.

Роспатент отмечает, что заявителем не оспаривает его выводы о том, что внешний вид тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 отличается от внешнего вида тумбы офисной, известной из патента Российской Федерации N 39051, выполнением ручки врезной с декоративной рамкой, а также о том, что данный отличительный признак известен из патента Российской Федерации N 42003.

По мнению Роспатента, довод общества "Проммебель" о том, что в решении Роспатента не приведено доводов относительно того, что отличительные признаки не обуславливают творческий характер особенностей изделия, является необоснованным, поскольку отличительные признаки обеспечивают такое же влияние на особенности решения внешнего вида тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881.

Возражая против довода заявителя о нарушении пункта 4.3 Правил N 56, Роспатент отмечает, что представитель экспертизы был извещен надлежащим образом, однако не явился на заседание коллегии палаты по патентным спорам, назначенное на 14.05.2019, что в силу абзаца третьего пункта 4.3 Правил N 56 не может являться препятствием для рассмотрения возражения.

Общество "Мебель М" в представленном отзыве также возражает против удовлетворения заявления.

Как полагает третье лицо, из изображений противопоставленных изделий (тумб) видно, что в каждом изделии сиденья по форме совпадают с верхней крышкой, а верхние крышки имеет совпадающие формы, следовательно, и сиденья совпадают по форме.

Общество "Проммебель" в письменных объяснениях, поступивших в суд 31.10.2019, дополнило основания заявленного требования.

Заявитель обращает внимание на то, что в перечне существенных признаков спорного промышленного образца приведен такой признак как "выполнение съемного сидения совпадающим по форме с верхней крышкой..."), в то время как в формуле полезной модели по патенту Российской Федерации N 39051 сиденье характеризуется признаком "подушка выполнена с площадью, несколько превышающей площадь крышки с козырьком", а на эскизе, иллюстрирующем формулу этой полезной модели, показано сиденье, форма которого однозначно отличается от формы подушки.

Общество "Проммебель" ссылается на то, что магнитные держатели подушки согласно полезной модели по патенту Российской Федерации N 39051 отличаются от застежек-магнитов по спорному промышленному образцу. При этом заявитель отмечает, что на застежки-магниты был получен патент Российской Федерации N 55056 на полезную модель "Фиксирующий узел для съемных деталей мебели", что подтверждает творческий характер этого решения.

Заявитель также оспаривает утверждение Роспатента о том, что признак "выполнение ручки врезной с декоративной рамкой" известен из патента Российской Федерации N 42003, указывая на то, что врезные ручки в изделиях по этому патенту расположены на фронтальных поверхностях, выполнены выделяющимися, привлекающими к ним внимание, формирующими единый образный и стилистический принцип решения набора мебели, подчеркивая прямоугольные формы композиционных элементов и задавая ритм композиционного решения в целом и, соответственно, влияют на эстетические особенности изделий, тогда как врезная ручка по оспариваемому патенту расположена так, что она скрыта при рабочем положении тумбы, то есть ее вклад в формирование внешнего вида изделия в сборе заключается в сохранении доминирующего влияния на формирование зрительного образа формообразующих элементов и их расположения, а именно: формы ящиков, корпуса тумбы и их лицевых панелей, а также выступающего криволинейного края верхней крышки со стороны лицевых панелей ящиков, что повторено в формообразовании ручек ящиков тумбы. Кроме того, заявитель считает, что наличие врезной ручки обеспечивает эргономические особенности решения мобильной тумбы, отсутствующие в противопоставленном аналоге.

Общество "Проммебель" не согласно с применением Роспатентом критериев оценки патентоспособности спорного промышленного образца без учета степени свободы дизайнера такого предмета мебели как тумба мобильная (офисная), ссылаясь при этом на то, что для информированного пользователя выполнение ручки врезной, расположенной на нижней поверхности выступающего криволинейного края крышки тумбы и предназначенной для ее передвижения, будет обеспечивать совершенно иное влияние на особенности внешнего вида изделия, нежели внешние ручки на ящиках изделий аналога, предназначенных для их выдвигания.

Роспатентом 06.12.2019 представлены письменные объяснения на письменные пояснения заявителя.

С точки зрения Роспатента, указание в формуле полезной модели по патенту Российской Федерации N 39051 на то, что "подушка выполнена с площадью, несколько превышающей площадь крышки с козырьком" не свидетельствует о том, что форма подушки изделия отличается от формы ее крышки; то, что форма сиденья тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 совпадает с таковой у тумбы офисной по патенту Российской Федерации N 39051, подтверждают изображения оспариваемого и противопоставленного изделий; о совпадении формы сиденья и крышки тумбы по патенту Российской Федерации N 39051 свидетельствует изображение на фиг. 4, представляющее вид тумбы со стороны основания, в отношении которой не указано, что данный вид тумбы представлен без подушки.

Роспатент обращает внимание на то, что в описании к спорному патенту отсутствует какая-либо информация, указывающая на то, что застежка-магнит тумбы имеет какие-либо особенности решения внешнего вида, влияющие на эргономику и эстетику данного изделия, в связи с чем утверждение заявителя о значимости данного элемента при формировании эстетических особенности изделия не подтверждено материалами спорного патента.

Роспатент считает несостоятельным довод заявителя о том, что наличие скрытой врезной ручки обеспечивает эргономические особенности решения тумбы, отсутствующие в противопоставленном аналоге по патенту Российской Федерации N 42003 [2], поскольку выполнение ручки врезной с декоративной рамкой у изделия по патенту Российской Федерации N 42003 обеспечивает те же эстетические и эргономические особенности внешнего вида изделия (удобство, мобильность и безопасность), что и у тумбы мобильной по спорному патенту.

Считая необоснованным ссылку заявителя на то, что вывод Роспатента сделан без учета степени свободы дизайнера такого предмета мебели как тумба мобильная (офисная), Роспатент отмечает, что при компилятивном характере дизайнерской разработки в принципе не возникает творческий характер ее особенностей ввиду отсутствия таковых.

Роспатент также не согласен с доводом заявителя о нарушении при рассмотрении возражения пункта 4.9 Правил N 56, указывая на то, что коллегия палаты по патентным спорам не усмотрела возможность внесения изменений в перечень существенных признаков, которые бы привели к патентоспособности спорного промышленного образца.

Общество "Мебель М" 04.12.2019 представило в суд письменные объяснения на дополнительные письменные пояснения заявителя, поступившие 31.10.2019, в которых возражает против доводов заявителя.

Заявителем 04.12.2019 представлены письменные объяснения, к которым приложены таблицы N 1, N 2 и N 3, в которых систематизированы ранее изложенные доводы применительно к спорным отличительным признакам.

Представители общества "Проммебель" в судебном заседании поддержали доводы, изложенные в заявлении и письменных объяснениях.

Представители Роспатента и общества "Мебель М" возражали против удовлетворения заявленного требования по доводам, содержащимся в отзывах на заявление и письменных пояснениях.

Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации N 61881 на промышленный образец "Тумба мобильная" был выдан по заявке N 2005503332 с приоритетом от 17.11.2005, установленным по дате подачи указанной заявки, на имя общества "Проммебель", со следующим перечнем существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия:

"Тумба мобильная, характеризующаяся

- выполнением тумбы в виде прямоугольного параллелепипеда с верхней крышкой, днищем, боковыми и задней стенками;

- наличием выдвижных ящиков во внутренней полости;

- наличием на верхней крышке сиденья;

- наличием колесных опор;

отличающаяся

- выполнением верхней крышки с выступающим криволинейным краем со стороны лицевых панелей ящиков;

- выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой и закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита;

- наличием на выступающем криволинейном крае врезной ручки с декоративной рамкой.

"

Общество "Мебель М" 20.02.2019 обратилось в Роспатент с возражением против выдачи патента Российской Федерации N 61881, мотивированным несоответствием этого промышленного образца условию патентоспособности "оригинальность".

С возражением представлены следующие источники информации:

- патент Российской Федерации N 39051 на полезную модель "Тумба офисная", опубликованный 20.07.2004 [1];

- патент Российской Федерации N 42003 на промышленный образец "Набор мебели для офиса", опубликованный 16.01.1996 [2].

По мнению подателя возражения, из указанных источников выявлены сведения о решении, имеющем признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками спорного промышленного образца.

Решением Роспатента от 21.06.2019 возражение общества "Мебель М" удовлетворено, патент Российской Федерации N 61881 на промышленный образец "Тумба мобильная" признан недействительным полностью.

Принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент исходил из того, что в результате сравнительного анализа внешнего вида тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 с внешним видом тумбы офисной, известной из патента [1] было установлено, что сравниваемые внешние виды тумб обладают следующими общими признаками:

- выполнением тумбы в виде прямоугольного параллелепипеда с верхней крышкой, днищем, боковыми и задней стенками;

- наличием выдвижных ящиков во внутренней полости;

- наличием на верхней крышке сиденья;

- наличием колесных опор;

- выполнением верхней крышки с выступающим криволинейным краем со стороны лицевых панелей ящиков;

- выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой и закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита;

- наличием на выступающем криволинейном крае ручки.

Изложенное, по мнению Роспатента, следует из изображений изделий и чертежей, размещенных в сравниваемых патентах.

Роспатент пришел к выводу о том, что внешний вид тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881 отличается от внешнего вида тумбы офисной, известной из патента [1], выполнением ручки врезной с декоративной рамкой (изображение ниже).

решение внешнего вида изделия по патенту Российской Федерации N 61881 решение внешнего вида тумбы, известной из патента [1] (позиция убрана, повернуто, увеличено)
 

При этом Роспатент установил, что названный отличительный признак известен из патента [2] (изображение, перечень) .

Как полагает Роспатент, данный признак обеспечивает такое же влияние на особенности внешнего вида тумбы мобильной по патенту Российской Федерации N 61881.

Исходя из изложенного, Роспатент пришел к выводу о том, что из сведений, содержащихся в патентах Российской Федерации N 39051 и N 42003, в совокупности известны все признаки промышленного образца по патенту Российской Федерации N 61881, нашедшие отражение на его изображениях и указанные в его перечне.

Общество "Проммебель", полагая, что решение Роспатента от 21.06.2019 не соответствует закону, иным нормативным правовым актам и нарушает его права и законные интересы, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении, отзывах на него, письменных пояснениях и объяснениях, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, заслушав в судебном заседании мнение представителей лиц, участвующих в деле, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на подачу заявления о признании недействительным решения Роспатента от 21.06.2019 обществом "Проммебель" соблюден, что не оспаривается Роспатентом и обществом "Мебель М".

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против выдачи патента на промышленный образец и принятию по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 10) разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент.

По возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи обществом "Проммебель" заявки N 2005503332 на выдачу патента на промышленный образец (17.11.2005) законодательством, применимым для оценки патентоспособности полезной модели, является Патентный закон российской Федерации от 23.09.1992 N 3517-1 (далее - Патентный закон; в редакции, действовавшей на дату приоритета спорного промышленного образца), Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на промышленный образец, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 06.06.2003 N 84 (далее - Правила N 84), Правила N 56 в части, не противоречащей ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 6 Патентного закона к промышленным образцам относится художественно-конструкторское решение изделия, определяющее его внешний вид.

Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если он является новым, оригинальным и промышленно применимым.

Промышленный образец признается оригинальным, если его существенные признаки обусловливают творческий характер эстетических особенностей изделия.

К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия, в частности форма, конфигурация, орнамент и сочетание цветов.

В силу подпункта 2 пункта 19.5.2 Правил N 84 существенные признаки, характеризующие промышленный образец, обусловливают творческий характер особенностей изделия (с учетом исключений подпункта 4 этого пункта), в частности, если:

- хотя бы для одного из существенных отличительных признаков, включенных заявителем в перечень, не выявлены решения, которым присущ этот признак, или

- такие решения выявлены, однако этот признак обеспечивает наличие у рассматриваемого промышленного образца особенности, не присущей выявленным решениям.

Проверка соблюдения указанных условий может включать:

- определение наиболее близкого аналога в соответствии с пунктом 3.3.4.2 названных Правил;

- выявление существенных признаков, которыми заявленный промышленный образец, представленный на изображениях и охарактеризованный заявителем в перечне существенных признаков, отличается от наиболее близкого аналога (существенных отличительных признаков);

- выявление из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета, сведений о решениях, имеющих признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками рассматриваемого промышленного образца;

- сравнение особенностей рассматриваемого промышленного образца, обусловленных его существенными отличительными признаками, и особенностей выявленных решений, обусловленных признаками, совпадающими с отличительными признаками выявленных решений.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 19.5.2 Правил N 84 не признаются соответствующими условию оригинальности промышленные образцы, отличающиеся от наиболее близкого аналога одним или несколькими существенными признаками, нашедшими отражение на изображениях изделия и включенными заявителем в перечень существенных признаков, для которых экспертизой установлено влияние этих признаков на указанные заявителем особенности решения этого изделия на основании приведенных доводов заявителя или самостоятельно проведенного теоретического анализа, если выявлены решения, содержащие признаки, совпадающие с вышеупомянутыми существенными отличительными признаками рассматриваемого промышленного образца, и обеспечивающие такое же влияние на указанные заявителем особенности решения изделия.

По смыслу вышеприведенных положений Правил N 84, если установлено, что совокупность существенных признаков заявленного промышленного образца, нашедшая отражение на изображениях изделия, отличается от известной совокупности признаков внешнего вида ближайшего аналога одним или несколькими существенными признаками, а в общедоступных сведениях выявлены решения, содержащие признаки, совпадающие с вышеупомянутыми существенными отличительными признаками заявленного промышленного образца и обуславливающие в известном решении наличие таких же эстетических и (или) эргономических особенностей, что и в заявленном промышленном образце, такой промышленный образец не может быть признан соответствующим условию патентоспособности "оригинальность", поскольку в этом случае имеет место компилятивное дизайнерское решение, что исключает творческий характер эстетических особенностей изделия.

Как усматривается из материалов дела, разногласия между заявителем, с одной стороны, и Роспатентом и третьим лицом, с другой стороны, возникли относительно оценки таких существенных признаков спорного промышленного образца, как "выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой и закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита", "наличием на выступающем криволинейном крае врезной ручки с декоративной рамкой".

Заявляя о том, что из сведений, содержащихся в патенте [1], не известен признак "выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой", общество "Проммебель" обращает внимание на то, что согласно формуле этой полезной модели "подушка выполнена с площадью, несколько превышающей площадь крышки с козырьком".

Ссылаясь на положения ГОСТ 2.305-68 "Единая система конструкторской документации. Изображения - виды, разрезы, сечения", ГОСТ 2.109-73 "Единая система конструкторской документации. Основные требования к чертежам", согласно которым подробность изображения предмета устанавливает разработчик исходя из требований к содержанию и виду документа, сборочные чертежи следует выполнять, как правило, с упрощениями, на сборочных чертежах допускается не показывать видимые составные части изделий или их элементы, расположенные за сеткой, а также частично закрытые впереди расположенными составными частями, заявитель полагает, что изображение съемного сиденья на фиг. 4 (вид тумбы снизу) по патенту [1] не имеет смысла с точки зрения обеспечения полного представления о предмете.

Обращая внимание на то, что на фиг. 1 по патенту [1] на крышке имеется короткая вертикальная линия, заявитель считает, что эта линия может означать только переход плоской торцевой поверхности в криволинейную торцевую поверхность козырька.

Суд по интеллектуальным правам, рассмотрев перечисленные доводы общества "Проммебель", не может их признать в достаточной степени обоснованными в силу следующего.

Указание в формуле полезной модели по патенту [1] на то, что "подушка выполнена с площадью, несколько превышающей площадь крышки с козырьком", не свидетельствует о том, что крышка с козырьком и сиденье имеют разную форму, поскольку форма предмета - это взаимное расположение границ (контуров) предмета, объекта, а также взаимное расположение точек линии (dic.academic.ru). Исполненная несколько большей по площади подушка для сидения имеет ту же форму, какую имеет крышка с козырьком, так как первая может быть преобразована (мыслительно) во вторую путем пропорционального уменьшения.

Тот факт, что сиденье выполнено той же формы, что и крышка с козырьком, следует из приведенной ниже фиг. 4. При этом судом не принимается ссылка заявителя на то, что указанный чертеж выполнен без сиденья, поскольку данное утверждение носит предположительный характер и не вытекает из вышеприведенных положений ГОСТ 2.305-68 и ГОСТ 2.109-73.

Напротив, как следует из описания полезной модели по патенту [1], фиг. 4 представляет собой вид тумбы со стороны основания. При этом в описании отсутствует указание на то, что данный чертеж выполнен без подушки для сидения (в отличие от фиг. 3, которая согласно описанию представляет собой вид тумбы сверху без подушки).

Из фиг. 1 и 2 по патенту [1] действительно усматривается, что подушка для сидения выполнена несколько большей (равномерно по всем краям) по площади, чем крышка с козырьком, однако в силу незначительности такого превышения тумба по патенту [1] не создает какого-либо отличного зрительного впечатления по отношению к тумбе по спорному патенту.

Представляется предположительным и довод общества "Проммебель" о том, что короткая вертикальная линия на крышке на фиг. 1 по патенту [1] может означать только переход плоской торцевой поверхности в криволинейную торцевую поверхность козырька. Заявителем в рассматриваемом случае не приведено ссылок на конкретные пункты ГОСТ 2.305-68 и ГОСТ 2.109-73, из которых это следует.

Между тем, исходя из обозначений, имеющихся на фиг. 1 по патенту [1], данная короткая вертикальная линия может указывать на место расположения скрытой ручки 8, расположенной снизу радиусного козырька 7.

Судом не принимается ссылка заявителя на релевантное изображение тумбы, изготовленной по патенту [1], содержащееся в таблице N 3 письменных объяснений заявителя, поскольку это изображение не относится к сведениям, приведенным в противопоставленном источнике - патенте [1].

Таким образом, коллегия судей приходит к выводу о том, что Роспатент обоснованно признал признак "выполнением съемного сиденья, совпадающим по форме с верхней крышкой" известным из патента [1].

Полагая несовпадающими признак спорного промышленного образца "выполнением съемного сиденья закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита" и признак формулы полезной модели по патенту [1] "...она (тумба) снабжена подушкой для сидения и магнитными держателями подушки", общество "Проммебель" ссылается на то, что в описании полезной модели не определяется исполнение магнитных держателей, не содержится указание на наличие эргономических особенностей, обеспечиваемых магнитными держателями, а именно, точное позиционирование и надежная фиксация сиденья.

По мнению заявителя, реальное исполнение застежек-магнитов в спорном промышленном образце представляет собой оригинальное решение, обеспечивающее надежную фиксацию сиденья в требуемом положении и также формирующее его эстетические особенности. Заявитель при этом отмечает, что творческий характер застежек-магнитов подтверждается полученным патентом Российской Федерации N 55056 на полезную модель "Фиксирующий узел для съемных деталей мебели (варианты)".

Заявитель считает важным влияние указанного признака как на эстетические, так и на эргономические особенности внешнего вида тумбы.

Рассмотрев данные доводы заявителя, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу об их необоснованности в силу следующего.

Факт обладания заявителя патентом Российской Федерации N 55056 на полезную модель "Фиксирующий узел для съемных деталей мебели (варианты) может свидетельствовать о творческом характере технического решения, но не подтверждает творческий характер решения внешнего вида изделия.

В описании спорного промышленного образца содержится лишь указание на то, что застежка-магнит является удачным эргономическим решением проблемы закрепления сиденья на верхней крышке тумбы. Ссылка на то, что этот признак определяет эстетические особенности изделия в описании спорного промышленного образца отсутствует. При этом заявитель не указывает, в чем заключаются эстетические особенности изделия в этом случае.

Согласно фиг. 3 по патенту [1] известны места расположения магнитных держателей, эти места примерно совпадают с местами расположения магнитов на крышке тумбы по спорному патенту.

Ссылка общества "Проммебель" на то, что в описании полезной модели по патенту не содержится указание на наличие эргономических особенностей не принимается судом, поскольку названное описание содержит указание на то, что задачей полезной модели является расширение функциональных возможностей тумбы, которая достигается в том числе выполнением тумбы с магнитными держателями подушки.

При таких обстоятельствах Роспатент пришел к обоснованному выводу о том, что признак, характеризующий выполнение съемного сиденья закрепленным на верхней крышке с помощью застежки-магнита, является общим с внешним видом тумбы офисной, известной из патента [1].

Довод общества "Проммебель" об ошибочности вывода Роспатента о том, что признак "выполнение ручки врезной с декоративной рамкой" известен из патента [2] также подлежит отклонению.

Заявляя данный довод, общество "Проммебель" указывает на то, что врезные ручки в изделиях по патенту [2], будучи расположенными на фронтальных поверхностях, влияют на эстетические особенности изделий, тогда как врезная ручка по спорному патенту расположена так, что она скрыта при рабочем положении тумбы, то есть ее вклад в формирование внешнего вида изделия в сборе заключается в сохранении доминирующего влияния на формирование зрительного образа формообразующих элементов и их расположения. Заявитель также полагает, что наличие врезной ручки обеспечивает эргономические особенности решения мобильной тумбы, отсутствующие в патенте [2].

Помимо этого, общество "Проммебель" ссылается на то, что Роспатент в оспариваемом решении неправомерно разделил существенный признак "наличием на выступающем криволинейном крае врезной ручки с декоративной рамкой" на части, выделив признак "выполнение ручки врезной с декоративной рамкой".

Как следует из патента [2], набор мебели для офиса характеризуется в том числе наличием врезной внешней фурнитуры (заглубленных ручек). При этом из имеющихся в названном патенте изображений изделий усматривается, что врезные ручки выполнены с декоративной рамкой.

Вопреки доводу заявителя о том, что в спорном промышленном образце врезная ручка также влияет на формирование эстетических особенностей изделия, описание данного промышленного образца содержит указание лишь на то, что врезная ручка, расположенная на нижней поверхности криволинейного выступающего края, предназначена для удобства перемещения тумбы.

Коллегия судей также считает необоснованным довод заявителя о том, что Роспатент неправомерно разделил существенный признак "наличием на выступающем криволинейном крае врезной ручки с декоративной рамкой" на части, выделив признак "выполнение ручки врезной с декоративной рамкой", поскольку наличие на выступающем криволинейном крае верхней крышки врезной ручки, имеющей то же функциональное назначение (удобство перемещения тумбы), следует из патента [1] - расположение на радиусном козырьке снизу ручки 8 следует из формулы полезной модели и фиг. 4. Отличие заключается лишь в декоративной рамке, наличие которой не следует из патента [1], но усматривается из патента [2].

Расположение ручек врезных с декоративной рамкой на фронтальных поверхностях мебели не влечет за собой различий в восприятии этого элемента по сравнению с ручкой врезной с декоративной рамкой по спорному промышленному образцу.

С учетом вышеизложенного Роспатент пришел к правильному выводу о том, что выполнение ручки врезной с декоративной рамкой у изделия по патенту [2] обеспечивает те же особенности внешнего вида изделия, что и у тумбы мобильной по спорному патенту.

Судом по интеллектуальным правам не принимается ссылка общества "Проммебель" на то, что Роспатент применил критерии оценки патентоспособности спорного промышленного образца без учета степени свободы дизайнера такого предмета мебели как тумба мобильная (офисная), мотивированная тем, что выполнение ручки врезной, расположенной на нижней поверхности выступающего криволинейного края крышки тумбы и предназначенной для ее передвижения, будет обеспечивать совершенно иное влияние на особенности внешнего вида изделия, нежели внешние ручки на ящиках изделий аналога, предназначенных для их выдвигания.

Применительно к данному доводу заявителя коллегия судей считает необходимым еще раз подчеркнуть, что выполнение ручки врезной, расположенной на нижней поверхности выступающего криволинейного края крышки тумбы и предназначенной для ее передвижения известно из патента [1], в котором этот признак оказывает такое же влияние на особенности внешнего вида изделия.

Предметом же сопоставления с решением внешнего вида изделия, охарактеризованного в патенте [2], являлся только признак "выполнение ручки врезной с декоративной рамкой".

В этой связи суд соглашается с мнением Роспатента о том, что в рассматриваемом случае имеет место компиляция различных решений внешнего вида изделий, что исключает творческий характер особенностей созданного в результате этого изделия.

Судом по интеллектуальным правам отклоняется ссылка заявителя на неправомерное рассмотрение возражения третьего лица против выдачи спорного патента в отсутствие представителя экспертизы.

В силу пункта 4.3 Правил N 56 участвовать в рассмотрении дела на заседании коллегии палаты по патентным спорам может лицо, подавшее возражение или заявление, и/или его представитель, обладатель авторского свидетельства и свидетельства СССР, патентообладатель, обладатель исключительного права на товарный знак, обладатель свидетельства на право пользования наименованием места происхождения товара и/или его представитель, в необходимых случаях лицо, принимавшее решение по результатам экспертизы.

Неявка любого лица, имеющего право участвовать в рассмотрении дела и уведомленного о дате и месте проведения заседания коллегии, не может явиться препятствием к рассмотрению дела.

Таким образом, участие в заседании коллегии палаты по патентным спорам лица, принимавшего решение по результатам экспертизы, не является обязательным (является правом такого лица) и не влияет на возможность проведения заседания коллегии в его отсутствие.

Как утверждается Роспатентом в отзыве на заявление, представитель экспертизы был извещен надлежащим образом, однако не явился на заседание коллегии палаты по патентным спорам, назначенное на 14.05.2019. Доказательств иного заявителем в материалы дела не представлено.

Не может быть признан обоснованным и довод заявителя о нарушении Роспатентом при рассмотрении возражения пункта 4.9 Правил N 56.

Согласно абзацу второму пункта 4.9 Правил N 56 при рассмотрении возражения, предусмотренного пунктами 1.3 и 1.4 этих Правил, коллегия Палаты по патентным спорам вправе предложить патентообладателю, обладателю авторского свидетельства и свидетельства СССР внести изменения в формулу изобретения, полезной модели, перечень существенных признаков промышленного образца в случае, если без внесения указанных изменений оспариваемый патент, авторское свидетельство и свидетельство СССР должны быть признаны недействительными полностью, а при их внесении - могут быть признаны недействительными частично.

По смыслу приведенного положения, предложение о внесении изменений в перечень существенных признаков промышленного образца является правом коллегии, обусловленным наличием определенных обстоятельств.

Заявитель, ссылаясь на необходимость применения пункта 4.9 Правил N 56, не мотивировал, какие изменения могли быть внесены им в перечень существенных признаков промышленного образца и каким образом такие изменения могли бы привести к признанию патента недействительным частично.

При таких обстоятельствах Роспатент пришел к правомерному выводу о том, что промышленный образец по патенту Российской Федерации N 61881 не соответствует условию патентоспособности "оригинальность", в связи с чем названный патент подлежит признанию недействительным полностью.

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным удовлетворению не подлежит.

Поскольку оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления подлежат отнесению на общество "Проммебель" в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание, что государственная пошлина при подаче заявления была уплачена обществом "Проммебель" в размере 12 000 рублей, тогда как в силу подпункта 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации государственная пошлина при подаче заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным составляет 3 000 рублей, излишне уплаченная государственная пошлина в размере 9 000 рублей на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации подлежит возврату из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

заявление общества с ограниченной ответственностью "Проммебель" оставить без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Проммебель" (ш. Энтузиастов, д. 56, стр. 8, эт. 5, пом. VI, комн. 6, Москва, 111123, ОГРН 1027700335189) из федерального бюджета государственную пошлину за подачу заявления в размере 9 000 (Девять тысяч) рублей, уплаченную по платежному поручению от 19.07.2019 N 139.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Т.В. Васильева
Судья Д.И. Мындря

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам поддержал решение аннулировать патент на промышленный образец ввиду его неоригинальности. Мебельная тумба из этого патента отличалась от противопоставленного образца лишь врезной ручкой. Однако подобная ручка, в свою очередь, имеется в другом запатентованном аналоге. Компиляция различных дизайнерских решений исключает творческий характер внешних особенностей промышленного образца. При этом неважно, что в аналоге ручка расположена на фронтальной поверхности тумбы, а в спорном изделии скрыта под выступающим краем его крышки. Оба решения одинаково влияют на внешний вид изделий.

Обладатель спорного патента также не указал, в чем заключаются эстетические особенности магнитных держателей подушки для сидения в его изделии. Отклонен и довод о различной площади этих подушек в спорных образцах, поскольку они совпадают по форме, а разница в размерах незначительна.