Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 декабря 2019 г. N С01-1266/2019 по делу N А76-24792/2018 Суд оставил без изменения судебные акты об отказе в иске о привлечении лица к административной ответственности за недобросовестную конкуренцию, поскольку материалами дела подтверждено наличие в действиях предпринимателя состава административного правонарушения

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 12 декабря 2019 г. N С01-1266/2019 по делу N А76-24792/2018 Суд оставил без изменения судебные акты об отказе в иске о привлечении лица к административной ответственности за недобросовестную конкуренцию, поскольку материалами дела подтверждено наличие в действиях предпринимателя состава административного правонарушения

Резолютивная часть постановления объявлена 5 декабря 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 12 декабря 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Погадаева Н.Н.

судей Рогожина С.П., Четвертаковой Е.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Шестакова Сергея Васильевича (г. Челябинск, ОГРНИП 304745109900021) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.04.2019 по делу N А76-24792/2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2019 по тому же делу

по заявлению индивидуального предпринимателя Шестакова Сергея Васильевича об отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (пр. Ленина, д. 59, г. Челябинск, 454000, ОГРН 1027403895310) от 15.06.2018 о привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Уралхимфарм-Плюс" (ул. Медгородок, д. 6А, г. Челябинск, 454076, ОГРН 1027403886652), "Алтаймедбытхим" (Южный пр-д, д. 9, пом. Н-1, г. Барнаул, Алтайский край, 656905, ОГРН 1162225080115) и государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Городская больница N 4 г. Миасс" (ул. Ильмен-Тау, д. 3, г. Миасс, Челябинская обл., 456320, ОГРН 1027400872553).

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Уралхимфарм-Плюс" Третьяков И.Н. (по доверенности от 06.11.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Шестаков Сергей Васильевич (далее - предприниматель) обратился в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением об отмене постановления Управления Федеральной антимонопольной службы по Челябинской области (далее - антимонопольный орган) от 15.06.2018 N 8043/08 о привлечении к административной ответственности за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Уралхимфарм-Плюс", "Алтаймедбытхим" и государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Городская больница N 4 г. Миасс".

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 17.04.2019, оставленным без изменения постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, предприниматель обратился в Арбитражный суд Уральского округа с кассационной жалобой, которая определением от 27.09.2019 передана по подсудности в Суд по интеллектуальным правам.

Предприниматель в кассационной жалобе, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права и нарушение норм процессуального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит отменить решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Заявитель кассационной жалобы считает, что в его действиях не имеется признаков недобросовестной конкуренции, так как с обществом "Уралхимфарм-Плюс" у него имеются партнерские отношения, а следовательно, отсутствует и состав правонарушения, поскольку он действовал в рамках заключенного договора.

В судебном заседании представитель общества "Уралхимфарм-Плюс" в удовлетворении кассационной жалобы просил отказать, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Заявитель кассационной жалобы, антимонопольный орган и иные третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

В силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

Рассмотрев кассационную жалобу предпринимателя, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм материального права и соблюдения норм процессуального права, а также соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела при принятии обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для ее удовлетворения в связи со следующим.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, в антимонопольный орган 12.05.2017 поступило заявление по факту совершения недобросовестных действий, выразившихся во введении предпринимателем через общество "Алтаймедбытхим" в гражданский оборот дезинфицирующих средств с незаконным использованием фирменного наименования общества "Уралхимфарм-Плюс".

Рассмотрев материалы дела N 17-08нк/2017, антимонопольный орган 29.03.2018 вынес решение о признании действий предпринимателя, выразившихся во введении в оборот дезинфицирующих средств "Аминаз-Плюс" и "Ультима" с незаконным использованием фирменного наименования общества "Уралхимфарм-Плюс", нарушением пункта 1 части 14.6 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), и выдал предписание о незамедлительном прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

В последующем 04.05.2018 на основании части 1 статьи 28.3 КоАП РФ в отношении предпринимателя составлен протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ, а также вынесено определение о назначении времени и места рассмотрения дела об административном правонарушении.

По результатам материалов проверки и проведения административного расследования антимонопольным органом вынесено постановление от 15.06.2018, которым предприниматель признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Полагая, что постановление антимонопольного органа является незаконным, заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о его отмене.

Суд первой инстанции, рассматривая данное заявление, исходил из того, что материалами дела подтверждено наличие в действиях предпринимателя состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ, процедура проведения административного расследования и составления протокола об административном правонарушении соблюдена, установленный для данной категории дел статьей 4.5 КоАП РФ специальный срок давности привлечения к административной ответственности на момент рассмотрения дела не истек, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции указанные выводы поддержал, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

Суд по интеллектуальным правам считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций основаны на представленных в материалы дела доказательствах и соответствуют нормам материального и процессуального права.

В соответствии с частью 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает: имелось ли событие административного правонарушения; имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении; имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол; предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол; а также определяет меры административной ответственности.

Как указано в пункте 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если настоящим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными настоящим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную настоящим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается настоящим Кодексом.

Согласно пункту 1 статьи 1474 ГК РФ юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, в сети "Интернет".

При том не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица (пункт 3 статьи 1474 ГК РФ).

Часть 2 статьи 14.33 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за недобросовестную конкуренцию, выразившеюся во введении в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

Следовательно, для привлечения к административной ответственности за незаконное использование чужого фирменного наименования, необходимо доказать: тождество либо сходство между используемым обозначением и зарегистрированным наименованием, аналогичность деятельности, для которой оно зарегистрировано, и для которой используется сходное обозначение, а также что действия по вводу в гражданский оборот товара с использованием такого обозначения являются недобросовестной конкуренцией.

Как следует из пункта 1 статьи 14.6 Закона о защите конкуренции не допускается недобросовестная конкуренция путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот на территории Российской Федерации, в том числе незаконное использование обозначения, тождественного товарному знаку, фирменному наименованию, коммерческому обозначению, наименованию места происхождения товара хозяйствующего субъекта-конкурента либо сходного с ними до степени смешения, путем его размещения на товарах, этикетках, упаковках или использования иным образом в отношении товаров, которые продаются либо иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также путем его использования в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", включая размещение в доменном имени и при других способах адресации.

Под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (пункт 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Под хозяйствующим субъектом понимается коммерческая организация, некоммерческая организация, осуществляющая деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель, иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации (пункт 5 статьи 4 Закона о защите конкуренции).

Суд по интеллектуальным правам отмечает, что наличие конкурентных отношений, которые являются объектом правонарушения, выражающегося в недобросовестной конкуренции, служит необходимым элементом состава данного правонарушения.

В рассматриваемом деле необходимым квалифицирующим признаком недобросовестной конкуренции является наличие между хозяйствующими субъектами конкурентных отношений, осуществление ими деятельности на одном товарном рынке, способной вызвать смешение с деятельностью иного хозяйствующего субъекта-конкурента, а также незаконное использование обозначения, тождественного средству индивидуализации субъекта-конкурента.

Для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны одновременно совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом, быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности, противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, причинять (иметь возможность причинять) убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить (возможность наносить) вред его деловой репутации (причинение вреда).

Как следует из материалов дела, к административной ответственности предприниматель был привлечен за то, что без разрешения общества "Уралхимфарм-Плюс" использовал принадлежащее ему фирменное наименование, так как под его фирменным наименованием осуществил введение в гражданский оборот дезинфицирующих средств "Аминаз-Плюс", "Ультима", "Доктор Мойкин", "Соната".

При этом факт сходства обозначений, используемых на спорной продукции с фирменным наименованием общества "Уралхимфарм-Плюс", а также аналогичность деятельности, для которой оно зарегистрировано и использовалось сходное обозначение, предпринимателем не оспаривалось.

Обосновывая правомерность такого использования, предприниматель ссылался на договор подряда от 22.06.2007, по которому им по заданию общества "Уралхимфарм-Плюс" им осуществлялось производство указанных дезинфицирующих средств.

В свою очередь, как установили суды, по указанному договору предпринимателем могло осуществляться производство только тех дезинфицирующих средств, которые само общество производило на момент его заключения.

Вместе с тем, как было установлено судами, свидетельства на дезинфицирующие средства "Ультима" и "Аминаз-Плюс", разрешающие производство продукции, реализацию и использование, были получены обществом лишь 23.05.2012 и 22.01.2013, тем самым по данному договору общество "Уралхимфарм-Плюс" их производство предпринимателю не поручало.

Кроме этого, в силу пункта 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить ее, что как правильно указал суд первой инстанции, положениями указанной нормы не предусматривается для подрядчика возможности реализации изготовленной продукции по заключенному договору.

Распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается (пункт 2 статьи 1474 ГК РФ).

С учетом изложенного Суд по интеллектуальным правам считает, что суд первой инстанции обоснованно не учитывал факт наличия договора подряда от 22.06.2007 при разрешения настоящего спора.

Следовательно, ссылки заявителя кассационной жалобы на указанные обстоятельства, не могут быть приняты во внимание, так как наличие договорных отношений с обществом "Уралхимфарм-Плюс" на производство дезинфицирующих средств не предоставляет предпринимателю права на реализацию произведенной продукции третьим лицам с использованием фирменного наименования данного общества.

Как установлено судом первой инстанции, общество "Уралхимфарм-Плюс" было зарегистрировано в качестве юридического лица 08.10.2001, и основным видом его деятельности является производство материалов, применяемых в медицинских целях, которую оно осуществляет на всей территории Российской Федерации. Как и основным видом деятельности предпринимателя является производство прочих химических органических основных веществ, к дополнительным, в том числе относится производство материалов, применяемых в медицинских целях.

Таким образом, поскольку судом первой инстанции было установлено наличие у общества "Уралхимфарм-Плюс" и предпринимателя конкурентных отношений на территории Российской Федерации с использованием последним фирменного наименования данного лица, используемого для осуществления своей (аналогичной) предпринимательской деятельности, Суд по интеллектуальным правам считает, что суды обоснованно признали факт наличия в действиях предпринимателя умысла на получение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности, так как, реализуя продукцию под фирменным наименованием названного общества, предприниматель имеет возможность пользоваться его известностью для привлечения потенциальных потребителей, тогда как такие действия противоречат действующему законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, способны причинять убытки другому хозяйствующему субъекту конкуренту либо наносить вред его деловой репутации.

Частями 1 и 2 статьи 26.2 КоАП РФ установлено, что доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

По правилу части 1 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Судами было установлено наличие в действиях предпринимателя состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 14.33 КоАП РФ, поскольку у предпринимателя не имелось правовых оснований для использования фирменного наименования общества "Уралхимфарм-Плюс", поскольку произведенным по делу исследованием доказательств был установлен тот факт, что спорная продукция является контрафактной и отношения к правообладателю не имеет (что также было подтверждено обществом "Уралхимфарм-Плюс"), тогда как доказательств, опровергающих указанные выводы судов, предпринимателем в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

В силу части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Возражения предпринимателя в данной части по существу сводятся к изложению его субъективного мнения о недостаточности представленных в материалы доказательств для подтверждения его вины в совершении административного правонарушения.

Вместе с тем занятая им правовая позиция не соответствует фактическим обстоятельствам дела и представленным в их подтверждение доказательствам, а также не находит своего подтверждения в исследуемых нормах права.

Несогласие заявителя кассационной жалобы с результатами содержащейся в оспариваемых судебных актах оценки доказательств по делу не является основанием для их отмены, поскольку его доводы не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального или процессуального права, а также не опровергают установленные ими по делу обстоятельства.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Фактически доводы кассационной жалобы направлены на переоценку представленных в материалы дела доказательств и установленных судами обстоятельств, что не относится в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к полномочиям суда кассационной инстанции.

В соответствии с частью 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Вопреки доводам кассационной жалобы, фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, а окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, которые основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба предпринимателя - без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 17.04.2019 по делу N А76-24792/2019 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Шестакова Сергея Васильевича - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Н.Н. Погадаев
Судья С.П. Рогожин
Судья Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Суды согласились со штрафом, который антимонопольный орган наложил на предпринимателя за реализацию контрафактного товара с незаконным использованием чужого фирменного наименования.

Предприниматель ссылался на договор подряда, по которому он производил товар по заданию правообладателя. Однако судебные инстанции не приняли этот договор во внимание, поскольку он не предусматривает для подрядчика право продавать товар третьим лицам с использованием фирменного наименования правообладателя. Предприниматель имел умысел на получение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности, так как он пользовался известностью товара для привлечения потребителей. Такие действия способны причинять правообладателю убытки либо наносить вред его деловой репутации.