Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 ноября 2019 г. N С01-1280/2019 по делу N А12-5301/2019 Оснований для отмены ранее принятых судебных решений нет, поскольку суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что, используя аббревиатуру в своем фирменном наименовании, общество нарушает законодательные требования, предъявляемые к фирменному наименованию юридического лица; противоречие общественным интересам выражается в том, что выбор аббревиатуры в собственном фирменном наименовании вызывает у потребителей ассоциацию участия муниципалитета в деятельности данной организации, что вводит их в заблуждение

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 ноября 2019 г. N С01-1280/2019 по делу N А12-5301/2019 Оснований для отмены ранее принятых судебных решений нет, поскольку суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что, используя аббревиатуру в своем фирменном наименовании, общество нарушает законодательные требования, предъявляемые к фирменному наименованию юридического лица; противоречие общественным интересам выражается в том, что выбор аббревиатуры в собственном фирменном наименовании вызывает у потребителей ассоциацию участия муниципалитета в деятельности данной организации, что вводит их в заблуждение

Резолютивная часть постановления объявлена 27 ноября 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 28 ноября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Рогожина С.П.

судей Лапшиной И.В., Четвертаковой Е.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Михайловская муниципальная управляющая компания" (ул. Пархоменко, д. 2, кор. В, комн. 4, г. Михайловка, Волгоградская область, 403342, ОГРН 1183443005680) на  решение  Арбитражного суда Волгоградской области от 15.05.2019 по делу N А12-5301/2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019 по тому же делу по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Михайловская муниципальная управляющая компания" о признании недействительным решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Волгоградской области (ул. 7-й Гвардейской, д. 12, г. Волгоград, 400005, ОГРН 1023403460596) по делу N 18-01-14.4-02/453 от 28.12.2018 и предписания от 28.12.2018, с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, общества с ограниченной ответственностью "Домоуправление N 1" (ул. Серафимовича, д. 9А, г. Михайловка, Волгоградская область, 403343), общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Жилищное хозяйство" (ул. Республиканская, д. 28 А, г. Михайловка, Волгоградская область, 403342), общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Сантехстрой" в лице конкурсного управляющего Токарева А.В. (ул. Серафимовича, д. 9А, г. Михайловка, Волгоградская область, 403343).

В судебном заседании приняла участие представитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Волгоградской области Кириллова Т.С. (по доверенности N 01-03-33-69 от 08.08.2019).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Михайловская муниципальная управляющая компания" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с заявлением к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Волгоградской области (далее - УФАС по Волгоградской области) о признании незаконными и необоснованными решения комиссии УФАС по Волгоградской области по делу N 18-01-14.4-02/453 от 28.12.2018 и предписания от 28.12.2018. Кроме того, общество просило прекратить дело N 18-01-14.4-02/453 по признакам нарушения общества, предусмотренным ч. 1 ст. 14.4 Федерального закона Российской Федерации от 26.07.2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции).

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Домоуправление N 1", общество с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Жилищное хозяйство", общество с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Сантехстрой".

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 15.05.2019, оставленным без изменения постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит на решение Арбитражного суда Волгоградской области от 15.05.2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019 отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Определением Арбитражного суда Поволжского округа от 17.10.2019 кассационная жалоба вместе с делом передана по подсудности в Суд по интеллектуальным правам.

В обоснование кассационной жалобы общество указывает на формальный подход к рассмотрению дела; судами нарушены положения пункта 9 статьи 4, части 1 статьи 14.4 Закона о защите конкуренции, пункта 5 части 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) и статей 5-9, 71, 168-170, 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, общество отмечает, что судом первой инстанции не указаны доказательства, на которых основаны его выводы об обстоятельствах дела и мотивы, по которым были отклонены доказательства и доводы заявителя.

УФАС по Волгоградской области представлен отзыв на кассационную жалобу, в котором оно просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании представитель антимонопольного органа возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Заявитель и третьи лица, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания по рассмотрению кассационной жалобы, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, в судебное заседание суда кассационной инстанции своих представителей не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых судебных актов проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций в антимонопольный орган поступила жалоба общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Сантехстрой" на недобросовестное использование обществом фирменного наименования. В жалобе было указано, что общество вводит потребителей в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги, так как данная организация не имеет какого-либо отношения к муниципальному образованию - городскому округу город Михайловка Волгоградской области, однако использует в наименовании слова "Михайловская муниципальная".

Волгоградским УФАС России проведена проверка заявленных доводов общества с ограниченной ответственностью "Управляющая компания "Сантехстрой". Решением комиссии по делу N 18-01-14.4-02/453 от 28.12.2018 общество признано нарушившим часть 1 статьи 14.4 Закона о защите конкуренции.

Обществу выдано предписание N 18-01-14.4-02/453 от 28.12.2018 об изменении фирменного наименования юридического лица путем исключения использования в наименовании организации слов "муниципальный/муниципальная" в срок не позднее истечения 2 (двух) месяцев с момента получения предписания.

Не согласившись с указанными решением и предписанием, общество обратилось в арбитражный суд с заявленными требованиями.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, установил, что указание в фирменном наименовании общества слов "Михайловская муниципальная" вводит в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к органам местного самоуправления. Регистрация фирменного наименования общества с ограниченной ответственностью "Михайловская муниципальная УК", а также последующее его использование в хозяйственной деятельности является актом недобросовестной конкуренции, так как отвечает всем квалифицирующим признакам недобросовестной конкуренции, закрепленным Законом о защите конкуренции.

Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции обоснованными и законными.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзывах на нее, выслушав мнение явившегося в судебное заседание представителя антимонопольного органа, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов в силу следующего.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Исходя из приведенной нормы, суд устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), в любом случае, в том числе и когда соответствующий довод не приводится заявителем.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным, а действий незаконными являются одновременно как несоответствие решения или действий закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом или действиями гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ), пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В силу части 1 статьи 23 Закона защите конкуренции к полномочиям антимонопольного органа относится в том числе: возбуждение и рассмотрение дел о нарушениях антимонопольного законодательства.

Согласно части 1 статьи 39 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган в пределах своих полномочий возбуждает и рассматривает дела о нарушении антимонопольного законодательства, принимает по результатам их рассмотрения решения и выдает предписания.

Полномочия антимонопольного органа на принятие оспариваемого решения заявителем кассационной жалобы не оспариваются.

В пункте 10 Обзора по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016, отмечено, что совокупность условий, необходимых для квалификации действий хозяйствующего субъекта в качестве акта недобросовестной конкуренции, определяется положениями пункта 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции (применяемого с учетом пункта 16.1 и абзацев третьего и четвертого пункта 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"; далее - постановление от 17.02.2011 N 11).

В соответствии с пунктом 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации, квалифицируются как недобросовестная конкуренция.

Из приведенного определения понятия недобросовестной конкуренции следует, что для признания действий недобросовестной конкуренцией они должны одновременно выполнять несколько условий, а именно: совершаться хозяйствующими субъектами; быть направлены на получение преимуществ в предпринимательской деятельности; противоречить законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; причинить или быть способными причинить убытки другому хозяйствующему субъекту-конкуренту либо нанести ущерб его деловой репутации (причинение вреда).

Под направленностью действий хозяйствующего субъекта на получение преимуществ в предпринимательской деятельности понимается их объективная способность предоставить хозяйствующему субъекту такие преимущества. При этом сами преимущества означают такое превосходство над конкурентами, которое обеспечивает, в том числе возможность увеличить размер получаемой прибыли по отношению к уровню прибыли при воздержании от указанных действий. Таким образом, действия хозяйствующих субъектов могут считаться направленными на получение преимуществ, если они позволяют хозяйствующим субъектам увеличить получаемую прибыль либо предотвратить ее неизбежное снижение.

Частью 1 статьи 14.4 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг.

Как отмечено в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Для признания действий по приобретению исключительного права на средство индивидуализации актом недобросовестной конкуренции, прежде всего, должна быть установлена цель совершения соответствующих действий. На необходимость учета цели действий при анализе добросовестности поведения обращено внимание в частности в пункте 17 постановления от 17.02.2011 N 11.

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, приобретающего исключительное право на средство индивидуализации, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что иные лица (конкуренты) на момент такого приобретения законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации юридического лица, товаров, работ, услуг.

С учетом указанного для выяснения действительных намерений лица, приобретающего исключительное право на средство индивидуализации (в том числе на фирменное наименование), установлению подлежит наличие конкурентных отношений (наличие конкурентов) на момент такого приобретения исключительного права, использующих в качестве средства индивидуализации тождественное либо сходное обозначение, товарный знак.

Под противоречием законодательству Российской Федерации следует понимать не только нарушение норм Закона о защите конкуренции, но и иных законов, устанавливающих требования к осуществлению добросовестной конкуренции и запреты различных недобросовестных действий, направленных на получение преимуществ в предпринимательской деятельности.

В силу пункта 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

В фирменное наименование юридического лица не могут включаться полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления (подпункт 2 пункта 4 статьи 1473 ГК РФ).

Как усматривается из обжалуемых судебных актов, на основании указанных выше норм права и разъяснений, данных судом высшей инстанции, судами был верно определен круг обстоятельств, подлежащих установлению в рамках рассматриваемого дела. Указанные обстоятельства были судами изучены и установлены на основании имеющихся в деле доказательств и доводов лиц, участвующих в деле.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями части 2 статьи 2 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", установили, что указание в фирменном наименовании общества слов "Михайловская муниципальная" вводит в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к органам местного самоуправления.

На основании этого суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что, используя аббревиатуру "Михайловская муниципальная" в своем фирменном наименовании, общество нарушает законодательные требования, предъявляемые к фирменному наименованию юридического лица, а именно пункт 5 части 4 статьи 1473 ГК РФ; противоречие общественным интересам выражается в том, что выбор аббревиатуры "Михайловская муниципальная" в собственном фирменном наименовании вызывает у потребителей ассоциацию участия муниципалитета в деятельности данной организации, что вводит в заблуждение потребителей и создает обладателю наименования недопустимые конкурентные преимущества.

На основании вышеизложенного судебная коллегия соглашается с выводами судов первой и апелляционной инстанций о том, что использование "Михайловской муниципальной УК" дает организации необоснованное преимущество перед конкурентами (хозяйствующими субъектами, выполняющим аналогичные услуги в Волгоградской области), так как воспринимается потребителями как муниципальная управляющая компания, чем способно вызвать большее доверие к организации и ее привлекательность для потребителей благодаря восприятию организации как государственной или муниципальной, специализирующейся на управлении жилыми домами.

Таким образом довод общества о формальном подходе судами к рассмотрению дела не нашел своего подтверждения.

Суд кассационной инстанции также признает обжалуемые судебные акты обоснованными и соответствующими требованиям статей 168, 169, части 4 статьи 170, статье 201, части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в них имеются указания на то, какие обстоятельства дела, были установлены арбитражным судом и как они подтверждают либо опровергают выводы антимонопольного органа, изложенные в оспариваемых решении и постановлении, конкретизированы доказательства, на которых основаны выводы судов об этих обстоятельствах; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле.

При разрешении спора по существу суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований общества.

Выводы судебных инстанций сделаны с учетом оценки тех доказательств, которыми руководствовался антимонопольный орган при принятии оспариваемого ненормативного акта, а материалы антимонопольного дела были представлены в суд и являлись предметом исследования судов.

Вывод о наличии (отсутствии) нарушения антимонопольного законодательства должен быть подтвержден надлежащими и достаточными доказательствами.

Проверка судом обоснованности сделанных антимонопольным органом выводов, по сути, и представляет собой проверку оспариваемого решения и установление его соответствия закону или иному нормативному правовому акту.

При этом при рассмотрении судами первой и апелляционной инстанций настоящего спора по существу в оспариваемых судебных актах сделан вывод о соответствии закону выводов комиссии антимонопольного органа при принятии оспариваемого решения.

Вопреки доводу кассационной жалобы об обратном, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам по делу и не нарушают положения пункта 9 статьи 4 и 14.4 Закона о конкуренции.

Судом по интеллектуальным правам отклоняются доводы заявителя о том, что в решении не содержится оценки доводов общества, равно как и причин отказа в удовлетворении его требований, как не соответствующие материалам дела.

Фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц. Окончательные выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции полагает, что в рассматриваемом случае заявитель кассационной жалобы выражает несогласие с выводами, изложенными в решении комиссии УФАС по Волгоградской области по делу N 18-01-14.4-02/453 от 28.12.2018, и отсутствием критической оценки данного решения со стороны судов первой и апелляционной инстанций.

У суда кассационной инстанции в силу его компетенции, установленной главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отсутствуют правовые основания для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций, рассмотревших настоящее дело по существу.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанции правомерно установлено наличие в действиях общества нарушения части 1 статьи 14.4 Закона о защите конкуренции, а изложенные в кассационной жалобы доводы направлены на переоценку выводов судов первой и апелляционной инстанции.

С учетом изложенного, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов нижестоящих инстанций в обжалуемой части соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

Судом кассационной инстанции также принимается во внимание правовая позиция, содержащаяся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Нарушений норм процессуального права, которые в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Судебные расходы, связанные с уплатой государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относятся на заявителя этой кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение  Арбитражного суда Волгоградской области от 15.05.2019 по делу N А12-5301/2019 и постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2019 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий
судья
С.П. Рогожин
Судья И.В. Лапшина
Судья Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Управляющая компания (УК) проиграла во всех инстанциях спор с антимонопольным органом, который обязал ее исключить из фирменного наименования слово "муниципальная".

УК воспринимается потребителями как муниципальная управляющая компания. Это дает ей необоснованные преимущества перед конкурентами и вызывает большее доверие потребителей, что считается недобросовестной конкуренцией.