Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 31 октября 2019 г. по делу N СИП-569/2019 Оснований для признания решения Роспатента недействительным нет, поскольку представленные предпринимателем документы не подтверждают различительную способность словесных элементов и, как следствие, аффилированность предпринимателя и общества применительно к обстоятельствам данного конкретного дела правового значения не имеет

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 31 октября 2019 г. по делу N СИП-569/2019 Оснований для признания решения Роспатента недействительным нет, поскольку представленные предпринимателем документы не подтверждают различительную способность словесных элементов и, как следствие, аффилированность предпринимателя и общества применительно к обстоятельствам данного конкретного дела правового значения не имеет

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 24 октября 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 31 октября 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе: председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Мындря Д.И., Снегура А.А.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лялиной А.Е.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление индивидуального предпринимателя Покровского Виталия Сергеевича (г. Казань, ОГРНИП 316169000168029) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 16.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 28.08.2019 относительно регистрации товарного знака по заявке N 2017709255.

В судебном заседании принял участие представитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Гибер В.И. (по доверенности от 26.04.2019 N 01/32-373/41).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Покровский Виталий Сергеевич (далее - предприниматель) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 16.04.2019, принятого по результатам рассмотрения возражения от 28.08.2019, в части отказа в предоставлении правовой охраны словесным элементам "Британский клуб" и "British club" в обозначении " " в качестве товарного знака по заявке N 2017709255.

Роспатент в отзыве и его представитель в ходе судебного заседания против удовлетворения требования предпринимателя возражали.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о месте и времени проведения судебного заседания, явку своего представителя не обеспечил, в то же время до начала судебного заседания ходатайствовал об отложении судебного разбирательства ввиду отклонения его ходатайства о проведении судебного заседания с использованием систем видеоконференц-связи и невозможности обеспечить явку представителя до 04.11.2019.

Суд, рассмотрев названное ходатайство, пришел к выводу об отсутствии предусмотренных частями 3 и 4 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отложения судебного разбирательства, что нашло отражение в протокольном определении от 24.10.2019.

При изложенных обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии препятствий к рассмотрению спора по существу в соответствии с частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителя заявителя.

При разрешении спора суд исходит из нижеследующего.

Предприниматель 15.03.2017 обратился в Роспатент с заявкой N 2017709255 на регистрацию обозначения " " в качестве товарного знака в отношении товаров "апостольники; банданы [платки]; белье нижнее; белье нижнее, абсорбирующее пот; береты; блузы; боа [горжетки]; боди [женское белье]; боксеры [шорты]; ботильоны; ботинки лыжные; ботинки спортивные; бриджи; брюки; бутсы; бюстгальтеры; валенки [сапоги фетровые]; воротники [одежда]; воротники съемные; вставки для рубашек; вуали [одежда]; габардины [одежда]; галоши; галстуки; галстуки-банты с широкими концами; гамаши [теплые носочно-чулочные изделия]; гетры; голенища сапог; грации; джерси [одежда]; жилеты; изделия спортивные трикотажные; изделия трикотажные; каблуки; капюшоны [одежда]; каркасы для шляп [остовы]; карманы для одежды; кашне; кимоно; козырьки [головные уборы]; козырьки для фуражек; колготки; комбинации [белье нижнее]; комбинезоны [одежда]; комбинезоны для водных лыж; корсажи [женское белье]; корсеты [белье нижнее]; костюмы; костюмы купальные; костюмы маскарадные; костюмы пляжные; купальники гимнастические; куртки [одежда]; куртки из шерстяной материи [одежда]; куртки рыбацкие; легинсы [штаны]; ливреи; лифы; майки спортивные; манжеты; манишки; мантильи; манто; маски для сна (одежда); меха [одежда]; митенки; митры [церковный головной убор]; муфты [одежда]; муфты для ног неэлектрические; набойки для обуви; нагрудники детские, за исключением бумажных; накидки меховые; накидки парикмахерские; наушники [одежда]; носки; носки, абсорбирующие пот; обувь пляжная; обувь спортивная; обувь*; одежда бумажная; одежда верхняя; одежда готовая; одежда для автомобилистов; одежда для велосипедистов; одежда для гимнастов; одежда из искусственной кожи; одежда кожаная; одежда непромокаемая; одежда форменная; одежда*; окантовка металлическая для обуви; орари [церковная одежда]; пальто; панталоны [нижнее белье]; парки; пелерины; перчатки [одежда]; перчатки для лыжников; пижамы; плавки; пластроны; платки шейные; платочки для нагрудных карманов; платья; повязки для головы [одежда]; подвязки; подвязки для носков; подвязки для чулок; подкладки готовые [элементы одежды]; подмышники; подошвы; подтяжки; полуботинки; полуботинки на шнурках; пуловеры / свитера; пончо; пояса [белье нижнее]; пояса [одежда]; пояса-кошельки [одежда]; приданое для новорожденного [одежда]; приспособления, препятствующие скольжению обуви; пятки для чулок двойные; ранты для обуви; ризы [церковное облачение]; рубашки; сабо [обувь]; сандалии; сандалии банные; сапоги*; сарафаны; сари; саронги; союзки для обуви; стельки; стихари; тапочки банные; тоги; трикотаж [одежда]; трусы; туфли гимнастические; туфли комнатные; туфли*; тюбетейки; тюрбаны; уборы головные; фартуки [одежда]; форма для дзюдо; форма для карате; футболки; халаты; халаты купальные; цилиндры; части обуви носочные; чулки; чулки, абсорбирующие пот; шали; шапки [головные уборы]; шапки бумажные [одежда]; шапочки для душа; шапочки купальные; шарфы; шипы для бутс; шляпы; штанишки детские [белье нижнее]; штрипки; шубы; эспадриллы; юбки; юбки нижние; юбки-шорты" 25-го и услуг "академии [обучение]; библиотеки, обеспечивающие выдачу книг на дом; воспитание физическое; информация по вопросам воспитания и образования; информация по вопросам отдыха; информация по вопросам развлечений; обеспечение интерактивными электронными публикациями незагружаемыми; обучение заочное; обучение практическим навыкам [демонстрация]; организация досуга; организация и проведение мастер-классов [обучение]; организация и проведение образовательных форумов невиртуальных; организация и проведение семинаров; организация конкурсов [учебных или развлекательных]; ориентирование профессиональное [советы по вопросам образования или обучения]; переподготовка профессиональная; предоставление видео файлов онлайн, незагружаемых; предоставление музыкальных файлов онлайн, незагружаемых; предоставление незагружаемых телевизионных программ через сервисы "видео по запросу"; предоставление незагружаемых фильмов через сервисы "видео по запросу"; предоставление спортивного оборудования; предоставление услуг игровых залов; предоставление услуг кинозалов; проведение экзаменов; развлечения; тьюторинг; услуги баз отдыха [развлечения]; услуги клубов [развлечение или просвещение]; услуги образовательно-воспитательные; услуги образовательные, предоставляемые школами; услуги переводчиков; услуги репетиторов, инструкторов [обучение]; услуги спортивных лагерей; услуги устных переводчиков; учреждения дошкольные [воспитание]" 41-го и "аренда временного жилья; аренда помещений для проведения встреч; базы отдыха; бронирование мест в гостиницах; бронирование мест в пансионах; бронирование мест для временного жилья; услуги баз отдыха [предоставление жилья]" 43-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

Заявленное обозначение является комбинированным, включающим в себя стилизованное изображение щита, внутри которого расположены следующие элементы: в левой верхней части - буквенный элемент "В", выполненный оригинальным шрифтом; в правой верхней части - стилизованное изображение прыгающих мальчика и девочки; в левой нижней части - стилизованное изображение книги; в правой нижней части - буквенный элемент "С", выполненный оригинальным шрифтом.

Поверх нижней части изображения щита расположено стилизованное изображение ленты, на которой размещен словесный элемент "British club", выполненный стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита. Над стилизованным изображением щита. расположено стилизованное изображение короны. Словесный элемент "Британский клуб" выполнен в две строки, оригинальным шрифтом кириллического алфавита. Слово "Британский" расположено над изобразительным элементов по дуге. Словесный элемент "Клуб" расположен под изобразительным элементом.

Роспатентом 17.04.2018 принято решение о государственной регистрации заявленного обозначения с дискламацией из объема правовой охраны в отношении услуг 41-го класса МКТУ словесных элементов "Британский клуб" и "British club". В отношении иных заявленных предпринимателем товаров и услуг спорное обозначение зарегистрировано без каких-либо ограничений объема правовой охраны.

Не согласившись с решением Роспатента от 17.04.2018 в части дискламации словесных элементов, предприниматель 28.08.2018 обратился в административный орган с возражением, доводы которого сводились к следующему:

- словесные элементы "British club" и "Британский клуб" сами по себе не имеют прямого, ясного и четного указания на сферу деятельности заявителя, поскольку для этого нужны дополнительные рассуждения, домысливания, ассоциации;

- заявленное обозначение можно воспринимать в различных семантических значениях, например, клуб, выполненный в британском стиле, клуб с национальным характером британцев и так далее;

- к неохраняемым элементам обозначения можно отнести такие словосочетания, как "Клуб обучения английскому, шотландскому, уэльскому языкам", "Клуб истории Британии", заявленное обозначение к таким обозначениям не относится;

- позиция заявителя подтверждается практикой Суда по интеллектуальным правам по делам N СИП-286/2015, N СИП-640/2015 и регистрацией обозначений "English club";

Кроме того, заявитель представил в обоснование возражения документы, подтверждающие, по его мнению, широкое и интенсивное использования заявленного обозначения, а именно:

- отчет о поиске товарных знаков на тождество и сходство [1];

- договоры об оказании услуг, счета [2];

- страницы печатных изданий [3];

- лицензия на осуществление образовательной деятельности [4];

- заключение о соответствии объекта защиты требованиям пожарной безопасности [5];

- санитарно-эпидемиологическое заключение [6];

- акты на размещение рекламной информации [7];

- сведения из сети Интернет [8];

- фотографии клуба [9];

- благодарственные письма, сертификаты [10];

- товарные накладные [11].

По результатам рассмотрения возражения предпринимателя Роспатент пришел к выводу об отсутствии оснований для его удовлетворения в силу следующего.

Роспатент согласился с выводами экспертизы о том, что спорные словесные элементы в отношении услуг 41-го класса МКТУ не обладают различительной способностью, могут быть восприняты как указание на область деятельности предпринимателя и назначение услуг, в связи с чем не соответствуют требованиям пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Как указал Роспатент, анализ словарей основных европейских языков (http://translate.google.com/) показал, что словесный элемент "British club" в переводе с английского языка имеет значение "Британский клуб".

Роспатент отметил, что словесный элемент "Британский" является прилагательным, относящийся к британцам, к их языкам (английскому, шотландскому, уэльскому), национальному характеру, образу жизни, культуре, а также к Великобритании, ее территории, внутреннему устройству, истории; такой, как у британцев, как в Великобритании, британские территории, британские острова, британская голубая кошка (порода), по-британски (наречие). (Толковый словарь С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведова 1949-1992 (http://dic.academic.ru/).

Роспатент также принял во внимание определение словесного элемента "клуб" - 1) общественное собрание для препровождения времени; получило свое начало в Англии; 2) место подобных собраний; 3) подобное же собрание с политическими целями (например, клуб якобинцев во время французской революции) (словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленко Ф. 1907 (http://dic.academic.ru/).

С учетом этого Роспатент пришел к выводу о том, что спорные словесные элементы могут быть восприняты потребителями, в том числе как "место, организация, имеющие отношение к британцам, к их языку, образу жизни, культуре, внутреннему устройству" и указывают на вид деятельности предпринимателя, а также на назначение заявленных услуг 41-го класса МКТУ, связанных с обучением и различными ее видами, воспитанием, отдыхом, развлечением.

При таких обстоятельствах Роспатент констатировал, что спорные элементы заявленного обозначения в отношении услуг 41-го класса МКТУ, не занимающие доминирующего положения и не обладающие различительной способностью являются неохраняемыми элементами обозначения в соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ.

Оценив представленные предпринимателем в подтверждение наличия у заявленного обозначения различительной способности документы [2-11], Роспатент сделал вывод, что они либо датированы после даты приоритета спорного обозначения, либо их невозможно соотнести с предпринимателем.

Не согласившись с решением Роспатента от 16.04.2019, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

По мнению предпринимателя, Роспатент неправильно применил пункт 1 статьи 1483 ГК РФ при оценке охраноспособности спорных словесных элементов, поскольку они не характеризуют заявленные услуги 41-го класса МКТУ и не вошли во всеобщее употребление в таком качестве.

При этом, с точки зрения предпринимателя, приведенные Роспатентом ссылки на словарные источники не доказывают, что спорные словесные элементы указывают на вид деятельности заявителя и на назначение услуг 41-го класса МКТУ, связанных с обучением, воспитанием и отдыхом.

Словарные источники, на которые сослался Роспатент в оспариваемом решении, предприниматель считает устаревшими.

Предприниматель также полагает, что Роспатентом неправильно трактуются понятия "обозначения, указывающие на вид услуги" и "обозначения, указывающие на назначение услуги", поскольку, по мнению заявителя, спорные словесные элементы отсутствуют в словарно-справочных источниках, не употребляются работниками и потребителям отрасли.

Кроме того, предприниматель указывает на нарушение Роспатентом пункта 4.8 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56), которое заявитель усматривает в том, что административный орган в решениях от 17.04.2018 и 16.04.2019 ссылается на два разных словарно-справочных источника, не проинформировав об этом предпринимателя до момента вынесения соответствующих актов.

Предприниматель также не согласен с проведенным Роспатентом анализом документов, представленных заявителем в подтверждение приобретения спорным обозначением различительной способности. В частности, предприниматель отмечает, что Роспатентом не дана оценка его аффилированности с обществом с ограниченной ответственностью "Кругозор" (далее - общество "Кругозор").

При этом предприниматель обращает внимание на противоречие выводов Роспатента резолютивной части оспариваемого решения.

Помимо этого, предприниматель считает, что Роспатент не доказал неохраноспособность спорных словесных элементов для каждой из заявленных услуг 41-го класса МКТУ в отдельности.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и в отзыве на него, выслушав пояснения представителя Роспатента, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления предпринимателя в силу следующего.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок предпринимателем соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, исходя из которых, рассмотрение возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку и принятие решения по результатам его рассмотрения входят в компетенцию Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своей компетенции, что предпринимателем не оспаривается.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункте 138 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), основанием для признания судом ненормативного акта государственного органа недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а отсутствие данных условий в совокупности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Из изложенного следует, что основанием для удовлетворения заявления о признании ненормативного правового акта недействительным является обязательное одновременное наличие в совокупности двух условий:

1) нарушение им прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) несоответствие ненормативного правового акта закону или иному правовому акту.

При этом в случае, если судом будет установлено отсутствие какого-либо из двух указанных условий, то оспариваемый ненормативный правовой акт не может быть признан недействительным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 27 постановления от 23.04.2019 N 10, по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям.

Вместе с тем, подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты поступления в Роспатент заявки N 2016731790 на регистрацию спорного обозначения в качестве товарного знака (15.03.2017) и возражения предпринимателя на решение экспертизы (28.08.2018) законодательством, применимым для оценки законности оспариваемого ненормативного правового акта, является ГК РФ, Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила N 482), и Правила N 56.

Согласно пункту 1 статьи 1499 ГК РФ в ходе проведения экспертизы Роспатентом проверяется соответствие заявленного обозначения требованиям статьи 1477 и пунктов 1-7 статьи 1483 ГК РФ.

По результатам экспертизы заявленного обозначения федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности принимает решение о государственной регистрации товарного знака или об отказе в его регистрации (пункт 2 статьи 1499 ГК РФ).

Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака предусмотрены статьей 1483 ГК РФ.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, характеризующих товары, в том числе указывающих на их место производства или сбыта.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения (абзац шестой пункта 1 статьи 1483 ГК РФ).

Положения пункта 1 статьи 1483 ГК РФ не применяются в отношении обозначений, которые приобрели различительную способность в результате их использования (подпункт 1 пункта 1.1 названной статьи).

При рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, учитываются имеющиеся или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств.

При этом представленные доказательства относимы, если на основании них возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

Оценка обозначения на соответствие требованиям пункта 1 статьи 1483 ГК РФ производится исходя из: восприятия этого обозначения потребителями в отношении конкретных товаров, для которых предоставлена или испрашивается охрана, а не товаров, однородных им, или любых товаров; в отношении конкретного обозначения в том виде, в котором это обозначение заявлено на государственную регистрацию.

Аналогичная правовая позиция содержится в постановлениях Президиума Суда по интеллектуальным правам от 15.12.2014 по делу N СИП-572/2014 (определением Верховного Суда Российской Федерации от 13.04.2015 N 300-ЭС15-1994 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации) и от 23.07.2015 по делу N СИП-35/2015.

Следует, однако, различать обозначения описательные и обозначения, вызывающие в сознании потребителя представление о производимых товарах через ассоциации. Последним может быть предоставлена правовая охрана.

Согласно обязательным для применения Роспатентом, его сотрудниками и сотрудниками подчиненных организаций и учреждений положениям Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - рекомендации N 39), если в процессе экспертизы возникает вопрос - является ли элемент описательным, целесообразно исходить из следующего. В том случае, когда для того, чтобы сформулировать описательную характеристику товара или характеристику сведений об изготовителе, нужны дополнительные рассуждения, домысливания, ассоциации, можно признать, что анализируемый элемент не является описательным.

Подтверждением описательности могут быть положительные ответы на следующие вопросы:

1) понятен ли рядовому потребителю смысл элемента без дополнительных рассуждений и домысливания?

2) воспринимается ли рядовым потребителем элемент как прямо (не через ассоциации) описывающий вид, характеристики товара, сведения об изготовителе?

Для установления (подтверждения) того, что элемент является описательным, можно использовать любую информацию, касающуюся семантики анализируемого словесного элемента: энциклопедии, справочники, в том числе и специальную, в частности техническую, литературу, толковые и другие словари, сведения, полученные из баз данных, сети Интернет (пункт 2.2 рекомендаций N 39).

Элементу, который исходя из вышеизложенного может быть отнесен к описательным, может быть предоставлена правовая охрана, если представленные заявителем материалы подтверждают то, что заявленный описательный элемент воспринимался потребителем как обозначение товаров производителя до даты подачи заявки. В качестве такого подтверждения могут быть представлены сведения, указанные в пункте 2.1 рекомендаций от 23.03.2001 N 39, а именно подтверждающие то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки.

Роспатент, делая вывод о несоответствии государственной регистрации спорного товарного знака (без дискламации вышеуказанных словесных элементов из объема правовой охраны в отношении услуг 41-го класса МКТУ) положениям подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ, исходил из приведенной в оспариваемом решении семантики, пришел к обоснованному выводу о том, что входящие в состав заявленного обозначения словесные элементы "British club/Британский клуб" по отношению к услугам 41-го класса МКТУ указывают на вид деятельности и назначение услуг, для которых зарегистрирован товарный знак, а именно: связанных с обучением, воспитанием, отдыхом, развлечениями.

Поскольку данные словесные элементы не занимают в заявленном обозначении доминирующего положения, то Роспатент правомерно исключил их в отношении услуг 41-го класса МКТУ из объема правовой охраны товарного знака (дискламировал).

Заявляя довод об использовании Роспатентом устаревших словарно-справочных источников, предприниматель не предоставляет каких-либо доказательств того, что значения слов "британский" и "клуб" в настоящее время отличаются от тех определений, которые привел в оспариваемом решении Роспатент со ссылкой на оспариваемые заявителем словарно-справочные источники, в связи с чем данный довод подлежит отклонению.

Более того, суд соглашается с выводом Роспатента о том, что "британский клуб" - место, организация, имеющая отношение к британцам, к их языку, образу жизни, культуре. Семантика данного словосочетания является понятной российскому потребителю и не требует обращения к словарно-справочным источникам. При этом, вопреки мнению заявителя, суд пришел к выводу о том, что слово "клуб" ассоциируется с местом и формой проведения каких-либо мероприятий образовательного, развлекательного, спортивного и пр. характера без каких-либо домысливаний. Например, языковой клуб, клуб по интересам, развлекательный клуб, клуб отдыха, спортивный клуб, читательский клуб, дискуссионный клуб, видео- и кино-клуб и т.п.

Судебная коллегия также соглашается с выводом Роспатента о том, что в отношении услуг 41-го класса МКТУ, связанных с обучением, отдыхом, развлечением, занятием спортом, спорные словесные элементы, очевидно, будут восприниматься, как указание на вид деятельности и назначение услуг - клубная деятельность, направленная на изучение английского языка, культуры, образа жизни британцев. Какие-либо дополнительные рассуждения для формулирования данной семантики потребителям не требуется.

В силу этих же мотивов судебная коллегия отклоняет довод предпринимателя о том, что Роспатент не доказал неохраноспособность спорных словесных элементов для каждой из заявленных услуг 41-го класса МКТУ в отдельности, как носящий сугубо формальный характер.

Подлежат также отклонению доводы предпринимателя о том, что при анализе документов [2-11] Роспатентом не была принята во внимание его аффилированность с обществом "Кругозор", вследствие чего им был сделан неправомерный вывод о невозможности предоставления правовой охраны спорным словесным элементам в отношении услуг 41-го класса МКТУ.

В соответствии с пунктом 2.1 рекомендаций N 39, при оценке наличия приобретенной различительной способности заявленного обозначения во внимание могут быть приняты в целом или в части следующие сведения, подтверждающие то, что заявленное обозначение приобрело различительную способность в результате его использования до даты подачи заявки: объемы производств и продаж товаров, маркированных заявленным обозначением; территории реализации товаров, маркированных заявленным обозначением; длительность использования заявленного обозначения для маркировки товаров (услуг), указанных в заявке; объемы затрат на рекламу товаров (услуг), маркированных заявленным обозначением; сведения о степени информированности потребителей о заявленном обозначении и производителе маркированных им товаров, включая результаты социологических опросов; сведения о публикациях в открытой печати информации о товарах, маркированных заявленным обозначением; сведения об экспонировании на выставках в Российской Федерации и за ее пределами товаров, маркированных заявленным обозначением, а также иные сведения.

При этом, как следует из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.04.2006 N 15736/05, поскольку товарный знак регистрируется в отношении определенных объектов, сгруппированных по классам МКТУ, то наличие различительной способности знака оценивается по отношению к конкретным объектам. Оценка должна проводиться на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака.

С учетом приведенных правовых позиций и методологических подходов судебная коллегия соглашается с выводами Роспатента о том, что большинство документов (в частности лицензия на осуществление образовательной деятельности от 27.09.2017, заключение о соответствии объекта защиты требованиям пожарной безопасности от 15.05.2017, санитарно-эпидемиологическое заключение от 24.04.2017) относятся к периоду после даты приоритета заявленного на регистрацию обозначения, на фотографиях лагеря "Британский клуб" отсутствуют даты, позволяющие установить период, в который они сделаны, что не позволяет сопоставить данные фотоснимки с каким-либо периодом деятельности предпринимателя.

Договоры об оказании услуг по организации образовательно-развлекательного проекта от 01.11.2013 N 13069В, от 10.08.2013 N 13051А, от 30.10.2014 N 36014, заключенные от имени общества "Кругозор" не содержат информации об их фактическом исполнении до даты приоритета заявленного обозначения.

С учетом приведенных обстоятельств, судебная коллегия соглашается с выводами Роспатента, что представленные предпринимателем документы не подтверждают различительную способность словесных элементов "Британский клуб" и "British club", как следствие, аффилированность предпринимателя и общества "Кругозор" применительно к обстоятельствам данного конкретного дела правового значения не имеет.

По тем же мотивам подлежат отклонению и ссылки заявителя на судебные акты по делам N СИП-286/2015 и СИП-640/2015, принятые по делам с иными фактическими обстоятельствами дела.

Подлежит отклонению и довод предпринимателя о том, что Роспатент при анализе слова "клуб" привел ссылку на словарь, которая отсутствует в решении экспертизы и не проинформировал об этом заявителя, поскольку, как уже было указано выше, данное слово понятно российскому потребителю без обращения к словарно-справочным источникам и не опровергается самим предпринимателем. При этом семантика, приведенная в оспариваемом решении Роспатента со ссылкой на такой словарно-справочный источник, по своей сути не отличается от приведенной в решении экспертизы.

Относительно довода о противоречии выводов Роспатента об обоснованности доводов предпринимателя содержанию резолютивной части оспариваемого решения, судебная коллегия пришла к выводу о том, что имеет место очевидная опечатка, которая не привела к принятию Роспатентом неверного решения. Как следствие, соответствующий довод заявителя носит формальный характер.

Изложенные предпринимателем в заявлении, поданном в суд, доводы не опровергают выводы Роспатента об отсутствии охраноспособности у словесных элементов "Британский клуб/British club".

Таким образом, судебная коллегия не находит оснований согласиться с доводами заявителя о соответствии названных выше словесных элементов нормам подпункта 3 пункта 1 статьи 1483 ГК РФ.

По сути, приведенные предпринимателем в заявлении доводы отражают декларативную субъективную позицию лица, заинтересованного в исходе спора, об охраноспособности спорных словесных элементов, которая не нашла подтверждения в материалах дела и признана судом не соответствующей обстоятельствам дела.

Учитывая изложенное и принимая во внимание, что предметом спора является проверка законности решения Роспатента, а не повторное рассмотрение вопроса о предоставлении правовой охраны спорному обозначению, суд приходит к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, а доводы заявителя не опровергают выводы Роспатента, изложенные в обжалуемом ненормативном правовом акте.

Вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения требований заявителя является в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отнесения бремени судебных расходов по уплате госпошлины на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

требования индивидуального предпринимателя Покровского Виталия Сергеевича оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Р.В. Силаев
судьи Д.И. Мындря
    А.А. Снегур

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам согласился с Роспатентом, который не предоставил правовую охрану словесным элементам товарного знака "Британский клуб" и "British club" в отношении услуг по воспитанию, образованию, развлечению, организации спортивных и культурно-просветительных мероприятий.

Словесные элементы не занимают доминирующего положения в спорном обозначении, указывают на вид деятельности и назначение услуг. Слово "клуб" ассоциируется с местом и формой каких-либо мероприятий. Дополнительного осмысления не требуется. Британский клуб - это место, организация, имеющая отношение к британцам, к их языку, образу жизни, культуре. Семантика словосочетания в целом понятна российскому потребителю, обращаться к словарям не нужно.

Различительная способность словесных элементов не подтверждена.