Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2019 г. по делу N СИП-144/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против выдачи патента на промышленный образец, поскольку вывод Роспатента о соответствии спорного промышленного образца критерию патентоспособности "оригинальность" является недостаточно мотивированным

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 июня 2019 г. по делу N СИП-144/2019 Суд признал недействительным решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения против выдачи патента на промышленный образец, поскольку вывод Роспатента о соответствии спорного промышленного образца критерию патентоспособности "оригинальность" является недостаточно мотивированным

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 18 июня 2019 года.

Полный текст решения изготовлен 24 июня 2019 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Силаева Р.В., судей Снегура А.А., Четвертаковой Е.С.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Лялиной А.Е.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" (ул. Голянский Поселок, д. 1, г. Ижевск, 426063, ОГРН 1151832020504) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123955, ОГРН 1047730015200) от 30.11.2018 об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента Российской Федерации N 102942 на промышленный образец "Салатник с прозрачной крышкой",

при участии в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - общества с ограниченной ответственностью "Джидипро" (ул. Авиамоторная, д. 65, стр. 1, Москва, 111024).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" - до перерыва в судебном заседании Гетман В.А. (по доверенности от 21.02.2019), после перерыва Аленичева Е.В. (по доверенности от 13.06.2019);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Козача А.С. (по доверенности от 26.04.2019);

от общества с ограниченной ответственностью "Джидипро" - Пелих А.Н. (по доверенности от 07.03.2019) и до перерыва в судебном заседании Зуйков С.А. (по доверенности от 07.03.2019).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" (далее - общество "Фабрика Картекс") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением признании незаконным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 30.11.2018 об отказе в удовлетворении возражения против выдачи патента Российской Федерации N 102942 на промышленный образец "Салатник с прозрачной крышкой".

Определением Суда по интеллектуальным правам от 05.03.2019 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен патентообладатель спорного промышленного образца - общество с ограниченной ответственностью "Джидипро" (далее - общество "Джидипро").

В судебном заседании 11-18.06.2019 (с учетом перерыва) представитель заявителя поддержал заявленные требования. Представители Роспатента и третьего лица оспорили требования истца, считая оспариваемый ненормативный правовой акт законным и обоснованным.

При разрешении спора суд на основании материалов дела установил следующее.

Патент Российской Федерации N 102942 на промышленный образец "Салатник с прозрачной крышкой" выдан по заявке N 2016501196/49 на имя общества "Джидипро" с приоритетом от 01.04.2016.

Патент действует в объеме следующих изображений:

, , .

Против выдачи данного патента обществом "Фабрика Картекс" на основании пункта 2 статьи 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) было подано возражение, мотивированное несоответствием указанного промышленного образца условиям патентоспособности "новизна" и "оригинальность", в обоснование которого податель возражения указал, что из общедоступных сведений известны упаковки, внешний вид которых представлен в сети Интернет:

- https://web.archive.org/web/20160324124142/http://www.trial-market.ru/maslenitsa/ (далее - источник [1]);

- https://web.archive.org/web/20160318231759/http://colpacpackaging.com:80/product-categoiy/combinationpackaging/fuzione-combinationpackaging/ (далее - источник [2]);

- https://web.archive.org/web/20160321172959/http://colpacpackaging.com:80/product/medium-fuzione-tray-lid) (далее - источник [3]);

- https://web.archive.org/web/20150203063453/http://colpacpackaging.com/product-category/combination-packaging/fuzione/ (далее - источник [4]);

- первое изображение из https://web.archive.org/web/20141110024707/http://colpacpackaging.com:80/product-category/combination-packaging/fuzione/ (далее - источник [5]);

- второе изображение из того же источника (далее - источник [6]);

- https://web.archive.org/web/20150816112637/http://gdcentre.ru/cat-single/19/ (далее - источник [7]);

- https://web.archive.org/web/20160620094615/http://gdcentre.ru/katalog-sjngle/294/ (далее - источник [8]).

По мнению лица, подавшего возражение, любая из известных упаковок может быть выбрана в качестве ближайшего аналога. Вместе с тем в качестве ближайшего аналога салатника по оспариваемому патенту, в возражении указан салатник, известный из источников [2] и [6].

Общество "Фабрика Картекс" привело в возражении сравнительную таблицу признаков салатника по спорному патенту с признаками салатника, сведения о котором раскрыты именно в источниках [2] и [6]. На основании такого сопоставления подателем возражения сделан вывод о том, что салатник, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия по спорному патенту, производит на информированного потребителя такое же общее зрительное впечатление, которое производит салатник, внешний вид которого представлен на изображениях, содержащихся в источниках [2] и [6].

По мнению общества "Фабрика Картекс", признак салатника по оспариваемому патенту, характеризующий выполнение угловых частей боковых граней контейнера в виде заворотов треугольной формы, загнутых наружу по направлению к центру, имеет функциональное назначение, так как данные завороты предназначены для сборки контейнера, придания ему устойчивой формы и прочности. Выбор стенки контейнера (длинная или короткая), на которую будет осуществлен заворот, также имеет функциональное назначение, поскольку зависит от оборудования, на котором производится контейнер. При этом признаки, обусловленные технической функцией изделия, не являются существенными, поскольку не определяют эстетические особенности внешнего вида изделия.

Относительно признака салатника по оспариваемому патенту, характеризующего выполнение центральной части отворота в виде округлой трапециевидной формы, общество "Фабрика Картекс" в возражении указало, что по сути это результат небольшого изменения формы такого же элемента, присутствующего на изображении салатника, известного из источников [2] и [6].

В связи с изложенным в отношении данных признаков в возражении обществом "Фабрика Картекс" был сделан вывод о том, что они не являются доминантными, поскольку не определяют общее зрительное впечатление, производимое салатником по оспариваемому патенту, их исключение из совокупности признаков внешнего вида изделия не приводит к изменению общего зрительного впечатления.

По мнению общества "Фабрика Картекс", приведенный сравнительный анализ справедлив и для изделий, изображения которых представлены в источниках [1], [3]-[5] и [7].

Относительно внешнего вида изделия, изображение которого представлено в источнике [8], общество "Фабрика Картекс" в возражении указало, что совокупность его существенных признаков, полностью совпадает с совокупностью существенных признаков, нашедших отражение на изображениях салатника по спорному патенту.

В подтверждение данных доводов к возражению приложен нотариальный протокол осмотра доказательств в сети Интернет (далее - [9]).

Решением Роспатента от 30.11.2018 в удовлетворении указанного возражения общества "Фабрика Картекс" было отказано, правовая охрана спорного промышленного образца оставлена в силе.

Названное решение Роспатента мотивировано следующим.

Относительно источников [1]-[7] Роспатент указал, что по данным электронного архива WayBackMachin (Web.archive.org) представленные в них изображения были общедоступны до даты приоритета спорного промышленного образца.

Источник [8] не может быть включен в общедоступные сведения для оценки патентоспособности спорного промышленного образца, поскольку по данным электронного архива WayBackMachin информация, содержащая в нем, стала общедоступна 20.06.2016, то есть после даты приоритета (01.04.2016) промышленного образца по оспариваемому патенту.

Кроме того, как установил Роспатент, информация, представленная в источниках [7] и [8], размещена на сайте http://gdcentre.ru, администратором которого в период с 27.04.2009 и по состоянию на 03.07.2018 являлся автор спорного промышленного образца. Как следствие, в соответствии с пунктом 4 статьи 1352 ГК РФ информация, раскрытая в источниках [7] и [8], не является обстоятельством, препятствующим признанию спорного промышленного образца патентоспособным, поскольку заявка на выдачу данного патента подана в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности в течение двенадцати месяцев со дня раскрытия этой информации.

Салатник, известный из источников [2] и [6], и спорный салатник характеризуются следующими общими признаками, отображенными на изображениях изделия:

- выполнением в виде контейнера прямоугольной формы с прозрачной крышкой;

- выполнением салатника в виде усеченной четырехугольной пирамиды где дном контейнера является меньшее основание пирамиды;

- наличием в верхней части каждой из боковых граней контейнера отворотов по всей длине граней, причем отворот на каждой из граней выполнен с выступающей центральной частью, имеющей трапециевидную форму;

- выполнением отворотов на каждой из граней и внутренней поверхности контейнера в белом цвете;

- выполнением внешних боковых граней контейнера в светло-коричневом цвете;

- наличием на контейнере прозрачной крышки прямоугольной формы, причем нижняя часть боковых граней крышки выступает наружу относительно верхней части боковых граней, создавая впечатление выполнения крышки в два яруса, причем нижний ярус шире верхнего.

Отличие промышленного образца по оспариваемому патенту от салатника, представленного в источниках [2] и [6] заключается в следующем:

- выполнение отворотов на более длинной грани трапециевидной формы с закругленными углами;

- выполнение отворота на короткой грани с выступающей центральной частью в виде кругового сегмента;

- наличие заворотов/отворотов треугольной формы в виде клапанов, выполненных на угловых частях контейнера загнутых наружу по направлению к центру.

На основании изложенного Роспатент констатировал, что возражение не содержит доводов, позволяющих признать промышленный образец по оспариваемому патенту не соответствующим условию патентоспособности "новизна".

Приведенные отличительные признаки спорного промышленного образца, отличающие его от решения внешнего вида изделия, известного из источников [2] и [6], обуславливают, как указал Роспатент, наличие у салатника по спорному патенту эстетических особенностей, которые вносят существенный вклад в формирование внешнего вида этого изделия.

Так, по мнению Роспатента, завороты/отвороты треугольной формы в виде клапанов, выполненные на угловых частях контейнера загнутых наружу по направлению к центру, являются ритмичными выпуклыми элементами, четко очерченными, зрительно активными, которые придают наружной стенке контейнера как объем (визуальную массивность), так и фактуру. Следовательно, данные признаки участвуют в формировании иного зрительного впечатления, позволяющего отличить промышленный образец по оспариваемому патенту от решения внешнего вида изделия, известного из источников [2] и [6].

Данные обстоятельства, по мнению Роспатента, опровергают доводы общества "Фабрика Картекс" о том, что данные признаки имеют лишь функциональное назначение.

Роспатент также отметил, что на короткой стороне контейнера по спорному патенту выполнен отворот в виде кругового сегмента, активно участвующий, наряду с указанными выше заворотами/отворотами в виде клапана, в формировании общего зрительного впечатления, производимого промышленным образцом по спорному патенту отличного от общего зрительного впечатления салатника, известного из источников [2] и [6]. На длинной стороне спорного контейнера выполнение отворота со скругленными углами поддерживает общую концепцию художественного построения изделия, что в совокупности с указанными выше признаками формирует зрительный образ изделия.

Таким образом, как указал Роспатент, общее зрительное впечатление, производимое совокупностью существенных признаков, нашедших отражение на изображении внешнего вида изделия по спорному патенту, не совпадает с общим зрительным впечатление, которое производит изделие известное из источников [2] и [6].

Внешний вид изделий того же назначения, представленных на изображениях в источниках [1], [3], [4] и [5], а также других изображений, содержащихся в источнике [2], согласно выводам Роспатента отличается от внешнего вида спорного промышленного образца, теми же существенными признаками.

На основании изложенного Роспатент констатировал, что возражение общества "Фабрика Картекс" не содержит доводов, позволяющих признать промышленный образец по спорному патенту не соответствующим условию патентоспособности "оригинальность".

Общество "Фабрика Картекс" не согласилось с приведенным выводом Роспатента о соответствии спорного промышленного образца условию патентоспособности "оригинальность", что и послужило мотивом для обращения в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании указанного решения Роспатента недействительным.

При этом вывод Роспатента о соответствии спорного промышленного образца условию патентоспособности "новизна" заявителем не оспаривается.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и дополнении к нему, в отзывах на заявление, выслушав пояснения представителей лиц, участвующих в деле, оценив имеющиеся в деле доказательства в совокупности в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявления общества "Фабрика Картекс" в силу следующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок предпринимателем соблюден, что не оспаривается Роспатентом и третьим лицом.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 138 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 23.04.2019 N 10), пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Согласно части 5 названной статьи Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в части 4 ГК РФ и Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218 "О Федеральной службе по интеллектуальной собственности", рассмотрение возражения на предоставление правовой охраны спорному промышленному образцу и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции этого государственного органа.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках его полномочий, что заявителем по делу и третьим лицом не оспаривается.

Согласно абзацу второму пункта 27 постановления от 23.04.2019 N 10 по возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки (01.04.2016), по которой выдан спорный патент, правовая база для оценки патентоспособности промышленного образца включает ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации промышленных образцов, утвержденные приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 30.09.2015 N 695 (далее - Правила от 30.09.2015 N 695).

Согласно пункту 1 статьи 1352 ГК РФ в качестве промышленного образца охраняется решение внешнего вида изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства. Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным. К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические особенности внешнего вида изделия, в частности форма, конфигурация, орнамент, сочетание цветов, линий, контуры изделия, текстура или фактура материала изделия.

Промышленный образец является новым, если совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца (пункт 2 названной статьи); является оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия, в частности если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца, неизвестно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя такое же общее впечатление, какое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия (пункт 3 той же статьи).

Согласно пункту 4 статьи 1352 ГК РФ раскрытие информации, относящейся к промышленному образцу, автором промышленного образца, заявителем либо любым получившим от них прямо или косвенно эту информацию лицом (в том числе в результате экспонирования промышленного образца на выставке), вследствие чего сведения о сущности промышленного образца стали общедоступными, не является обстоятельством, препятствующим признанию патентоспособности промышленного образца, при условии, что заявка на выдачу патента на промышленный образец подана в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности в течение двенадцати месяцев со дня раскрытия информации. Бремя доказывания того, что обстоятельства, в силу которых раскрытие информации не препятствует признанию патентоспособности промышленного образца, имели место, лежит на заявителе.

В соответствии с пунктом 54 Правил от 30.09.2015 N 695 общедоступными считаются сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым может ознакомиться любое лицо.

Согласно пункту 71 тех же Правил к существенным признакам промышленного образца в соответствии с пунктом 1 статьи 1352 ГК РФ относятся признаки, определяющие эстетические особенности внешнего вида изделия, в частности, форма, конфигурация, орнамент, сочетание цветов, линий, контуры изделия, текстура или фактура материала изделия.

Признаки внешнего вида изделия, обусловленные исключительно технической функцией изделия, в соответствии с пунктом 1 статьи 1352 ГК РФ, не являются охраняемыми признаками промышленного образца. Признаки внешнего вида изделия признаются существенными признаками, если они определяют эстетические особенности внешнего вида изделия, являясь доминантными, и определяют общее зрительное впечатление. К несущественным признакам внешнего вида изделия относятся такие мало различимые, невыразительные признаки внешнего вида изделия, исключение которых из совокупности признаков внешнего вида изделия не приводит к изменению общего зрительного впечатления (пункт 72 Правил от 30.09.2015 N 695).

В силу пункта 74 названных Правил промышленный образец является оригинальным в соответствии с пунктом 3 статьи 1352 ГК РФ, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия.

Согласно пункту 75 тех же Правил существенные признаки, характеризующие промышленный образец, не признаются обусловленными творческим характером особенностей изделия в случае, если:

1) совокупность существенных признаков заявленного промышленного образца, нашедшая отражение на изображениях внешнего вида изделия, производит на информированного потребителя такое же общее впечатление, которое производит совокупность признаков внешнего вида известного изделия того же или сходного назначения. При сравнении общих впечатлений, производимых заявленным промышленным образцом и противопоставленным промышленным образцом, принимается во внимание информация об известных решениях, определяющих внешний вид изделий того же или сходного назначения, (об аналоговом ряде) и учитываются ограничения возможностей авторов по разработке решения внешнего вида изделия такого назначения, связанные, в частности, с технической функцией изделия или его элемента и стандартизированными требованиями к изделию, если таковые имеются (степень свободы дизайнера).

2) совокупность существенных признаков промышленного образца, нашедшая отражение на изображениях внешнего вида изделия, характеризует решение внешнего вида изделия как решение состоящее в:

- создании формы изделия в виде простой геометрической фигуры или тела типа круга, кольца, многоугольника, шара, конуса, пирамиды, призмы, параллелепипеда, тора и тому подобных без внесения каких-либо изменений в эти геометрические фигуры или тела;

- повторении формы, свойственной изделиям определенного назначения, и (или) использовании другого материала, в частности в целях имитации известного внешнего вида (например, изделие из полимерного (искусственного) материала, имитирующее изделие, традиционно выполняемое из дерева или других природных материалов);

- копировании внешнего вида известных изделий другого назначения и другого лица (например, при разработке игрушки "автомобиль" скопировано решение внешнего вида известной модели автомобиля), архитектурных сооружений, природных объектов (например, в решении новогодней искусственной елки скопирован внешний вид природной ели) и тому подобное без применения приемов стилизации и переработки;

- составлении набора (комплекта) из известных в отдельности изделий без изменения их внешнего вида;

3) совокупность существенных признаков промышленного образца, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, отличается от совокупности существенных признаков внешнего вида известного изделия того же или сходного назначения с особенностями, которые созданы за счет:

- изменения только размеров всего изделия (масштаба изделия) с сохранением всех остальных его признаков (форм, пропорций составляющих частей и (или) элементов, колористического решения и другие);

- изменения только цвета всего изделия, но не колористического решения;

- изменения только количества однотипных элементов без изменения структуры или системы их расположения в композиции внешнего вида изделия и без влияния этого изменения на эстетические особенности решения внешнего вида изделия;

4) совокупность существенных признаков промышленного образца, нашедших отражение на изображениях внешнего вида изделия, отличается от совокупности признаков внешнего вида известного изделия того же или сходного назначения одним или несколькими существенными признаками, а в общедоступных сведениях выявлены решения, содержащие признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками заявленного промышленного образца и обусловливающие в известном решении наличие таких же эстетических особенностей его внешнего вида, которые присущи заявленному промышленному образцу.

В силу пункта 76 Правила от 30.09.2015 N 695, если в результате проверки по подпункту 1 пункта 75 тех же Правил сделан вывод о несовпадении общих впечатлений, производимых проверяемым промышленным образцом и ближайшим аналогом, и о том, что промышленный образец не является решением, подпадающим под положения подпунктов 2, 3 пункта 75 Правил, проводится сравнение выявленных существенных признаков, указанных в подпункте 4 пункта 75 Правил, отличающих заявленный промышленный образец от ближайшего аналога с признаками промышленных образцов, выявленных в общедоступных сведениях в результате информационного поиска, совпадающими с существенными отличительными признаками заявленного промышленного образца.

При этом осуществляется сравнение эстетических особенностей заявленного промышленного образца, обусловленных его существенными отличительными признаками, и особенностей выявленных решений, обусловленных признаками, совпадающими с отличительными признаками заявленного промышленного образца.

В соответствии с пунктом 77 Правил от 30.09.2015 N 695 при проведении проверки по подпунктам 3, 4 пункта 75 тех же Правил учитываются сведения о решениях, определяющих внешний вид изделий того же, однородного или иного назначения, имеющих признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками заявленного промышленного образца.

Согласно пункту 78 названных Правил если в результате информационного поиска отличительные существенные признаки заявленного промышленного образца, указанные в подпунктах 3, 4 пункта 75 Правил, не обнаружены, заявленный промышленный образец признается соответствующим условию патентоспособности "оригинальность".

Первичным для определения объема правовой охраны промышленного образца является именно изображение изделий. Перечень существенных признаков не может иметь самостоятельного значения без изображения изделия, поскольку в качестве промышленного образца охраняется внешний вид изделия. Перечень существенных признаков необходимо оценивать исходя из того, как эти признаки проявляются на изображении изделия, то есть учитывая общее зрительное впечатление.

Согласно методологическим подходам, выработанным правоприменительной практикой в вопросах существенности признаков промышленного образца и его оригинальности и нашедшим отражение в том числе в действовавших на дату приоритета спорного промышленного образца Рекомендациях по проверке новизны и оригинальности промышленного образца, утвержденных приказом Роспатента от 31.03.2009 N 48 (далее - Рекомендации от 31.03.2009 N 48), для подтверждения существенности признака внешнего вида изделия тот факт, что исследуемый признак является признаком формы изделия или его конфигурации, признаком орнаментации или сочетания цветов, линией или контуром или декором изделия, текстурой или фактурой материала изделия и/или его орнаментацией, не является достаточным.

Необходимым условием отнесения признака промышленного образца к существенным является признание его признаком, определяющим эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия. Таким образом, выявление существенных признаков промышленного образца подразумевает, прежде всего, выявление эстетических и (или) эргономических особенностей, присущих внешнему виду изделия, представленного на изображениях, и оценку роли признаков в формировании этих эстетических и (или) эргономических особенностей.

Упаковка может быть выполнена и как объемное изделие, и как плоскостное. Соответственно, для объемной упаковки-коробки ее интересная форма может быть основным существенным признаком, а для плоской упаковки-пакетика основными существенными признаками - изобразительный элемент и его цветографическое решение.

При определении существенности признаки могут быть разделены на существенные и несущественные по степени их влияния на формирование общего зрительного впечатления, оставляемого внешним видом изделия, по принадлежности их к доминантным либо нюансным признакам.

Доминантными являются господствующие признаки. Это элементы внешнего вида, явно выделяющиеся из признаков, образующих композицию, своим размером, формой, конфигурацией, образностью, тоном, цветом и другими свойствами. Существенные признаки промышленного образца, как правило, являются доминантными и поэтому оставляют зрительное впечатление. К нюансным признакам относятся признаки, недостаточно выразительные, зрительно мало различимые. В промышленном дизайне - это беспредельно разнообразная гамма вариантов в тончайших отношениях различных материалов, пластики, фактуры, графики, отделок, цвета и т.п. Мысленное исключение или включение этих признаков в совокупность признаков внешнего вида изделия не приводит к изменению зрительного впечатления, оставляемого изделием, поэтому, как правило, они признаются несущественными (пункт 1.2 Рекомендаций от 31.03.2009 N 48).

При анализе отличий с целью установления сходства (либо несходства) общих впечатлений, производимых проверяемым промышленным образцом и ближайшим аналогом, следует учитывать ограниченные возможности дизайнера, которые имели место при разработке проверяемого промышленного образца.

Необходимость такого учета обусловлена, как минимум, двумя обстоятельствами: функциональными особенностями изделия, к которому относится промышленный образец, и насыщенностью аналогового ряда (многообразием известных форм изделий того же назначения).

Учет функциональных особенностей изделия, к которому относится промышленный образец, необходим в связи с тем, что промышленный образец как результат интеллектуальной деятельности должен одновременно обеспечивать как возможность выполнения изделием его функций, так и внешнюю привлекательность (эстетичность) изделия. Необходимость функциональных (технических) признаков в композиции промышленного образца обусловлена функциями изделия, поэтому признаки внешнего вида изделия, обеспечивающие его функциональность, всегда должны в нем присутствовать, в то время как признаки, обеспечивающие внешнюю привлекательность (эстетичность) изделия, его эстетические особенности, могут отсутствовать либо существенно отличаться в изделиях одного и того же назначения. Чем выше "функциональность" изделия, чем большее количество функциональных признаков свойственно изделию данного вида, и тем больше ограничены возможности дизайнера по созданию оригинального внешнего вида изделия, производящего принципиально новое общее впечатление. Это обстоятельство также необходимо принимать во внимание при анализе отличий сравниваемых промышленных образцов с целью установления сходства (либо несходства) производимых ими впечатлений.

Другим ограничивающим фактором является насыщенность аналогового ряда (многообразие форм). Чем больше разработано образцов внешнего вида изделия, тем труднее создать принципиально отличающийся образ, внешний вид изделия, производящий принципиально новое впечатление. Поэтому чем шире представлен ассортимент изделия на рынке, тем больше ограничены возможности дизайнера по созданию внешнего вида, производящего новое, отличное от других промышленных образцов впечатление.

Оценка ограничений, возникающих при разработке внешнего вида изделия, требует осведомленности в отношении изделий аналогового ряда. Поэтому при оценке сходства до степени смешения необходимо проводить не только сопоставительный анализ проверяемого промышленного образца и ближайшего аналога, но и анализ аналогового ряда, позволяющий выявить функциональные признаки и сделать вывод в отношении насыщенности аналогового ряда.

В случаях, когда возможности дизайнера по созданию внешнего вида не ограничены либо ограничены незначительно, при анализе отличий с целью установления сходства (не сходства) общих впечатлений, производимых проверяемым промышленным образцом и ближайшим аналогом, целесообразно руководствоваться принципом, согласно которому для вывода о сходстве до степени смешения наличие сходства имеет большее значение, чем наличие отличий. В частности, в так называемых "пограничных" ситуациях, когда в равной мере имеются и сходства и отличия, в целях предупреждения смешения промышленных образцов целесообразным является вывод о сходстве.

Еще один общий принцип состоит в том, что при анализе на предмет сходства общих впечатлений требования к наличию отличий в отношении объемных промышленных образцов, как правило, должны быть ниже, чем требования к наличию отличий в отношении плоскостных промышленных образцов.

Если при соблюдении рекомендованных выше подходов в результате проведенного сравнительного анализа эксперт приходит к выводу о том, что проверяемый промышленный образец и ближайший аналог производят совпадающие общие зрительные впечатления, имеются основания для вывода о несоответствии заявленного промышленного образца условию патентоспособности "оригинальность" (пункт 2.3 Рекомендаций от 31.03.2009 N 48).

Аналогичный методологический подход отражен и в действующем на момент судебного разбирательства Руководстве по осуществлению административных процедур и действий в рамках предоставления государственной услуги по государственной регистрации промышленного образца и выдаче патента на промышленный образец, его дубликата, утвержденного приказом Роспатента от 24.07.2018 N 127.

Как следует из оспариваемого решения Роспатента, названным органом проведен сравнительный анализ спорного и противопоставленного (источники [2] и [6]) изделий с учетом изображений и описания существенных признаков, приведенных в заявке патентообладателя.

Как указывалось выше, Роспатент в качестве отличий спорного промышленного образца от изделия, раскрытого ранее даты его приоритета в источниках [2] и [6], определяющих его "оригинальность" указал следующие признаки:

- выполнение отворотов на более длинной грани трапециевидной формы с закругленными углами;

- выполнение отворота на короткой грани с выступающей центральной частью в виде кругового сегмента;

- наличие заворотов/отворотов треугольной формы в виде клапанов, выполненных на угловых частях контейнера загнутых наружу по направлению к центру.

Коллегия судей по результатам сопоставления сравниваемых художественно-конструкторских решений с учетом доводов лиц, участвующих в деле, пришла к выводу о том, что оспариваемый заявителем вывод Роспатента об оригинальности спорного результата интеллектуальной деятельности, положенный в основу оспариваемого решения, представляется недостаточно обоснованным.

Так, вопреки выводам Роспатента, Судом по интеллектуальным правам в результате самостоятельного изучения сравниваемых изображений промышленного образца и изделий из источников [2] и [6] (том 2, листы дела 92 и 100) установлено, что признак "выполнение отворотов на более длинной грани трапециевидной формы с закругленными углами" присутствует в указанных противопоставленных источниках информации.

Более того, соответствующий довод приводится обществом "Фабрика Картекс" в заявлении, поданном в Суд по интеллектуальным правам, однако, вопреки положениям части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, однако Роспатент в своем отзыве и его представители в ходе рассмотрения дела не оспорили, что в соответствии с нормами части 3.1 статьи 70 названного Кодекса расценивается как обстоятельство, освобождающее заявителя от доказывания соответствующего довода, вне зависимости от мнения Роспатента и иных лиц, участвующих в деле, относительно существенности/несущественности данного признака.

Относительно признака "наличие заворотов/отворотов треугольной формы в виде клапанов, выполненных на угловых частях контейнера загнутых наружу по направлению к центру" Роспатент в оспариваемом решении и отзыве на заявление общества "Фабрика Картекс" указал, что такие отвороты-клапаны являются ритмичными выпуклыми элементами, четко очерченными, зрительно активными, которые придают наружной стенке контейнера как объем (визуальную массивность), так и фактуру.

Вместе с тем заявитель справедливо отмечает, что такие загибы (завороты/отвороты/клапаны) являются технологическими элементами, образующимися в результате складывания вырубленной из единого листа картона формы. Такие загибы приклеиваются к стороне коробки. Их наличие снаружи изделия данного назначение обусловлено необходимостью избежать контакта клеящего вещества с продуктами, находящимися внутри упаковки (салатника).

Из отзыва общества "Джидипро" на возражение общества "Фабрика Картекс", рассмотренного в Палате по патентным спорам, усматривается, что патентообладатель не отрицал функциональное (технологическое) назначение таких клапанов (страницы 12 и 13 отзыва - том 2, листы дела 12, 13). Вместе с тем патентообладатель настаивал на оригинальном исполнении таких клапанов/заворотов на достаточно простой форме изделия, что при ограниченности возможностей дизайнера является особенностью внешнего вида изделия и влияет на внешнее восприятие.

Оценив с учетом вышеприведенных методологических подходов приведенные лицами, участвующими в деле, доводы и аргументы, коллегия судей пришла к выводу об обоснованности мнения заявителя об ошибочности выводов Роспатента относительно того, что данные загибы являются "зрительно активными, придающими наружной стенке контейнера объем (визуальную массивность) и фактуру".

Так, вопреки мнению Роспатента, с точки зрения коллегии судей, рассматриваемые отвороты (загибы/клапаны) практически не возвышаются над поверхностью стенки контейнера и видны не под всяким углом зрения, что подтверждается неразличимостью такого загиба, являющегося ближним к наблюдателю на первом изображении, раскрывающем спорный промышленный образец, и слабой различимости того же на третьем изображении.

Коллегия судей отмечает, что в ситуации, когда салатник закрыт крышкой (изображение 1 спорного промышленного образца), в силу ряда факторов (смещение отворотов ближе к стенкам контейнера, а также преломление изображения материалом крышки, имеющей по краям изгибы) верхние грани загибов-клапанов фактически не просматриваются. При этом исходя из назначения спорного промышленного образца, являющегося упаковкой для готовых блюд, годных к употреблению, потребитель воспринимает такое изделие преимущественно в положении "вид сверху" с закрытой крышкой салатника, на котором спорный признак не будет просматриваться.

Как следствие, названное отличие не будет оказывать существенного влияния на общее зрительное впечатление, производимое сравниваемыми изделиями на потребителя, поскольку такие отличительные признаки не обуславливают наличие у спорного промышленного образца эстетических особенностей, которые вносят существенный вклад в формирование внешнего вида этого изделия. Доводы представителей Роспатента и третьего лица об обратном не опровергают мнение коллегии судей, сформировавшееся по результатам самостоятельного сопоставления сравниваемых художественно-конструкторских решений с позиций информированного потребителя соответствующих изделий, являющихся упаковкой готовых блюд (продуктов питания).

Таким образом, коллегия судей пришла к выводу о том, что данный признак промышленного образца, обусловлен исключительно технической функцией изделия, и, как следствие, при проверке патентоспособности промышленного образца не должен был приниматься во внимание.

Более того, из источников [2] (первое изображение - "Deep tray & plastic lid"), [4] (третье изображение - "Small Pot & lid") усматривается наличие в противопоставленных художественно-конструкторских решениях с более ранним приоритетом того же признака "наличие заворотов/отворотов треугольной формы в виде клапанов, выполненных на угловых частях контейнера загнутых наружу по направлению к центру".

По мнению коллегии судей, спорный промышленный образец фактически копирует изделия "Deep tray & plastic lid", "Small Pot & lid" (том 2, листы дела 92 и 96), отличаясь лишь по высоте (менее глубокая емкость) репликой ранее известных объектов промышленного дизайна - упаковок-салатников.

При этом, как указывалось выше, особенности изделия, созданного дизайнером, не могут быть признаны имеющими творческий характер, если промышленный образец имитирует внешний вид какого-либо известного изделия, поэтому такие промышленные образцы не могут быть признаны соответствующими условию патентоспособности "оригинальность".

Относительно третьего отличительного признака "выполнение отворота на короткой грани с выступающей центральной частью в виде кругового сегмента" коллегия судей пришла к выводу о том, что соответствующие отвороты, приведенные на изображениях из источников [2] и [6] в сравнительной таблице, представленной в возражении общества "Фабрика Картекс", производят различное зрительное впечатление.

При этом не имеет значения различия в терминах, которыми заявитель, Роспатент и третье лицо описывают форму таких отворотов (сегмент круга / трапеция, меньшее основание которой выполнено дугообразным / треугольник со скругленной вершиной и т.п.). Значение для информированного потребителя, по мнению коллегии судей, может иметь лишь то, что в спорном промышленном образце соответствующий элемент (признак) имеет более плавную (сглаженную) округлую (дугообразную) форму, не обусловленную функциональным назначением соответствующего элемента упаковки, что потенциально позволяет признать его результатом творчества дизайнера в сравнении противопоставленными конструкторско-художественными решениями из источников [2] и [6], определенных заявителем и Роспатентом как ближайшие аналоги.

В то же время из аргументации Роспатента, приведенной в оспариваемом решении, а также отзыве на заявление общества "Фабрика Картекс", не представляется возможным понять, почему скругленный отворот "поддерживает общую концепцию художественного построения изделия" а отворот трапециевидной формы с закругленными углами - нет.

В любом случае необходимо учитывать, что с учетом выводов, приведенных выше, данный признак является, по сути, единственным отличительным признаком спорного промышленного образца, из числа выявленных Роспатентом. Как следствие, с учетом вышеприведенных норм права и методологических подходов, сформированных многолетней правоприменительной практикой и обязательных для Роспатента в силу их утверждения приказом названного уполномоченного органа в Рекомендациях от 31.03.2009 N 48, какое значение данный конкретный единственный отличительный признак мог иметь для разрешения вопроса о соответствии спорного конструкторско-художественного решения критерию патентоспособности "оригинальность".

Кроме того, из оспариваемого решения Роспатента усматривается, что при проверке доводов заявителя - подателя возражения о несоответствии спорного промышленного образца критерию "оригинальность" оценивались лишь приведенные обществом "Фабрика Картекс" в сравнительной таблице изображения ближайших аналогов из источников [2] и [6], которые оценивались при проверке промышленного образца на соответствие критерию патентоспособности "новизна". Из заключения Палаты по патентным спорам не усматривается, что иные изображения конструкторско-художественных решений из источника [2] были предметом оценки в качестве составляющих, так называемый, аналоговый ряд.

При этом из распечатки изображения упоминавшегося выше изделия "Deep tray & plastic lid" из источника [2] (содержит несколько миниатюрных изображений разных типоразмеров упаковки "Fuzione") в том виде, в котором оно содержится в материалах административного дела и в котором оно было представлено Роспатентом в материалы настоящего судебного дела, усматривается выполнение отворота на короткой грани с выступающей центральной частью округлой формы (в виде кругового сегмента).

Относительно доказательственного значения представленных патентообладателем - обществом "Джидипро" в подтверждение правомерности выводов Роспатента заключений патентного поверенного Ермаковой Елены Анатольевны N 333/19 и Лаборатории социологической экспертизы федерального государственного бюджетного учреждения науки "Федеральный научно-исследовательский социологический центр Российской академии наук" от 17.05.2019 N 142-2019, составленного по результатам социологического опроса, проведенного с 07.05.2019 по 14.05.2019, судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Названные заключения не являются заключением специалиста и судебной экспертизой по смыслу части 1.1 статьи 16, статей 54, 55, 55.1 и 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Вместе с тем они могли быть представлены патентообладателем в суд с целью сохранения правовой охраны результата интеллектуальной деятельности (абзац второй пункта 37 постановление от 23.04.2019 N 10) и подлежат оценке наряду с иными доказательствами (статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако доказательственное значение указанных доказательств оценивается судом критически в силу следующего.

Заключение патентного поверенного Ермаковой Е.А. является субъективным мнением лица, не являющегося лицом, участвующим в судебном процессе по данному делу. Кроме того, выводы названного патентного поверенного обусловлены анализом иной совокупности отличительных признаков промышленного образца, нежели той, которая была предметом анализа Роспатента.

Заключение же, составленное лабораторией социологической экспертизы по результатам социологического опроса, нельзя признать отражающим мнение информированных потребителей, которое может быть принято во внимание судом при проверке соответствия ненормативного правового акта пункту 3 статьи 1352 ГК РФ.

Так, из вышеприведенных нормативных правил проверки оригинальности промышленного образца следует, что значение имеет мнение информированного потребителя.

Понятие "информированного потребителя" не раскрыто в нормативных актах, в связи с чем толкуется буквально: это потребитель, которому хорошо знакомы изделия данного назначения, которые образуют так называемый аналоговый ряд.

Иными словами информированный потребитель - это гипотетический опытный специалист в данной области знаний, опытный эксперт, рассматривающий заявки на промышленные образцы в конкретной области, определяемой рубриками классификатора промышленных образцов, опытный продавец в отношении таких изделий, продажей которых он занимается, и т.п.

При проверке оригинальности промышленного образца информированный потребитель должен сравнить общие впечатления, оставляемые проверяемым промышленным образцом и промышленным образцом - ближайшим аналогом, найденным в результате информационного поиска. При этом информированный потребитель должен оценить степень свободы дизайнера (автора) промышленного образца, то есть установить факторы, ограничивавшие возможности дизайнера при создании внешнего вида изделия (такие как техническая функция изделия или его элемента, требования стандартов и др.), и выявить различия между сравниваемыми образцами, обусловленные творческим вкладом автора.

Таким образом, понятие "информированный потребитель", применяемое в законодательстве о промышленных образцах, отличается по своему содержанию от аналогичного понятия "потребитель", применяемого в нормах о товарных знаках (статья 1483 ГК РФ).

Вопреки этому, из заключения, составленного по результатам социологического опроса, не следует, что респонденты, принявшие участие в опросе, являются информированными потребителями, знакомыми с аналоговым рядом изделий данного назначения, как то: специалистами в области промышленного дизайна упаковок, продавцами таких товаров и т.п. Из названного заключения также не следует, что респондентам в ходе опроса демонстрировался аналоговый ряд конструкторско-художественных решений изделий данного назначения: при опросе в течение короткого времени демонстрировались лишь изображения спорного промышленного образца и ближайшего аналога.

Вследствие этого указанные заключения не опровергают вышеприведенных выводов суда.

На основании изложенного суд пришел к выводу о том, что вывод Роспатента о соответствии спорного промышленного образца критерию патентоспособности "оригинальность" является недостаточно мотивированным, Роспатент при рассмотрении возражения общества "Фабрика Картекс" не дал оценку всем обстоятельствам и доводам заявителя. Данное обстоятельство могло повлечь вынесение Роспатентом незаконного решения по результатам рассмотрения возражения и не может быть устранено на стадии последующего судебного контроля.

На основании изложенного судебная коллегия пришла к выводу о том, что оспариваемое решение нарушает права общества "Фабрика Картекс" и принято с нарушением пункта 3 статьи 1352 ГК РФ и, как следствие, подлежит признанию недействительным.

Доводы общества "Джидипро" о том, что оспариваемое решение не нарушает права заявителя - общества "Фабрика Картекс", отклонены коллегией судей в силу нижеследующего.

Оспариваемым решением Роспатента отказано в удовлетворении возражения общества "Фабрика Картекс". При этом доводы соответствующего возражения рассмотрены Роспатентом по существу, поскольку Роспатент не пришел к выводу о незаинтересованности заявителя в подаче возражения. При рассмотрении возражения в Палате по патентным спорам патентообладателем доводов о незаинтересованности заявителя в подаче возражения не приводилось, обратного из отзыва общество "Джидипро" от 19.07.2018 не следует.

Кроме того, в соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 1398 ГК РФ патент на изобретение, полезную модель или промышленный образец в течение срока его действия, установленного пунктами 1-3 статьи 1363 того же Кодекса, может быть оспорен путем подачи возражения в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности любым лицом, которому стало известно о нарушениях, предусмотренных подпунктами 1-4 пункта 1 статьи 1398 ГК РФ.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Во взаимосвязи и правовом единстве положений пункта 2 статьи 43.4 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации", пункта 4.2 части 1 и части 2 статьи 33, пункта 2 части 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении в Суде по интеллектуальным правам споров, отнесенных к подсудности этого суда, с участием физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, статьи 198, 200 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в части необходимости установления нарушения прав и законных интересов заявителя применяются безотносительно учета связи нарушенных прав и интересов таких заявителей с предпринимательской или иной экономической деятельностью.

Из изложенного следует, что рассмотрение вопроса о наличии у лица права на подачу в арбитражный суд заявления об оспаривании ненормативного правового акта не может ограничиваться исключительно установлением наличия или отсутствия у такого лица какого-либо экономического интереса.

Заинтересованность в подаче возражения проверяется в силу абзаца третьего пункта 2 статьи 1398 ГК РФ только в случае подачи возражения после истечения срока действия патента.

Нормы абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 1398 ГК РФ различаются в части необходимости установления заинтересованности лица, оспаривающего патент, или отсутствия таковой исходя из того, истекли ли сроки действия патента, предусмотренные статьей 1363 ГК РФ, без учета возможности досрочного прекращения действия патента.

Возможность оспаривания патента в период действия, помимо частного интереса, который может быть у лица, подающего возражение, преследует также публичный интерес, заключающийся в том, чтобы неправомерно выданные патенты не препятствовали развитию науки, ремесел и ведению третьими лицами деятельности с использованием неохраноспособных решений. Поэтому допускается оспаривание патентов в период срока действия любыми лицами. Такой публичный интерес сохраняется, пока сохраняется действие патента или возможность его восстановления.

Аналогичный подход отражен в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 20.04.2017 по делу N СИП-219/2016, от 31.07.2017 по делу N СИП-788/2016, от 28.09.2017 по делу N СИП-771/2016.

С учетом этого Судом по интеллектуальным правам не может быть признан обоснованным довод общества "Джидипро" о незаинтересованности общества "Фабрика Картекс" в подаче возражения против выдачи патента в связи с отсутствием в материалах дела сведений о ведении последним деятельности, связанной с конструкторско-художественным решением, охраняемым патентом.

Кроме того, из пояснений представителей заявителя и третьего лица следует, что они являются участниками спора, связанного с защитой обществом "Джидипро" исключительного права на спорный промышленный образец. Как пояснили представители названных лиц в судебном заседании 18.06.2019, общество "Джидипро" и общество "Фабрика Картекс" участвуют в деле N А41-97619/2018 в качестве истца и третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

При этом коллегия судей обращает внимание третьего лица на то, что ни действующее законодательство, ни судебная практика не ограничивают заинтересованность в подаче возражения против выдачи патента и последующее обращение в суд только хозяйственными интересами. Коллегия судей полагает, что наличие любого частного и/или публичного интереса в оспаривании патента свидетельствует о наличии заинтересованности такого лица.

Иные доводы третьего лица не опровергают выводы суда об обоснованности требования общества "Фабрика Картекс" о признании оспариваемого ненормативного правового акта недействительным.

Согласно пункту 138 постановления от 23.04.2019 N 10, если по результатам рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения, Судом по интеллектуальным правам установлено, что данный ненормативный правовой акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту и нарушает права и законные интересы заявителя, то суд согласно части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации принимает решение о признании этого акта недействительным и в резолютивной части на основании пункта 3 части 4 статьи 201 названного Кодекса указывает на обязанность Роспатента устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в разумный срок.

В рамках устранения допущенного нарушения суд вправе обязать Роспатент совершить соответствующие правоустанавливающие действия, а в случае необходимости (например, при отмене решения в связи с существенным нарушением процедуры его принятия) - рассмотреть заявление или возражение (послужившее основанием принятия Роспатентом оспоренного в суде решения) повторно, с учетом решения суда.

При признании решения федерального органа исполнительной власти - Роспатента незаконным у последнего возникает обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленном законом порядке, то есть повторного рассмотрения возражения общества.

Вывод суда о недействительности оспариваемого решения Роспатента, в свою очередь, является в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отнесения бремени расходов по оплате государственной пошлины за рассмотрение (подачу) заявления на орган, вынесший оспариваемый ненормативный правовой акт.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

требования общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" удовлетворить.

Признать недействительным решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 30.11.2018, принятого по результатам рассмотрения возражения общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" против выдачи патента Российской Федерации N 102942 на промышленный образец "Салатник с прозрачной крышкой", как не соответствующее пункту 3 статьи 1352 ГК РФ.

Обязать Федеральную службу по интеллектуальной собственности повторно рассмотреть возражение общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" против выдачи патента Российской Федерации N 102942 на промышленный образец "Салатник с прозрачной крышкой".

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123955, ОГРН 1047730015200) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Фабрика Картекс" (ул. Голянский пер., д. 1, г. Ижевск, 426063, ОГРН 1151832020504) 3 000 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Р.В. Силаев
судьи А.А. Снегур
    Е.С. Четвертакова

Обзор документа


Роспатент не удовлетворил возражение против выдачи патента на промышленный образец и Суд по интеллектуальным правам обязал ведомство рассмотреть возражение повторно.

Спорный образец не оригинален. Он производит на информированного потребителя такое же общее впечатление, что и его ближайший известный аналог. Образец фактически копирует известные изделия, отличаясь лишь по высоте. Это не доминантный признак, а нюансный, поскольку не определяет общее зрительное впечатление.

Спорный образец имеет незначительные технологические отличия, но такие функциональные признаки несущественны, поскольку не определяют эстетические особенности изделия. Поэтому они не охраняются.