Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 5 апреля 2019 г. N С01-49/2019 по делу N СИП-251/2018 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным патента на полезную модель, поскольку пришел к обоснованному выводу о недоказанности истцом того, что ответчиком не был внесен творческий вклад в спорную полезную модель

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 5 апреля 2019 г. N С01-49/2019 по делу N СИП-251/2018 Суд оставил без изменения вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным патента на полезную модель, поскольку пришел к обоснованному выводу о недоказанности истцом того, что ответчиком не был внесен творческий вклад в спорную полезную модель

Резолютивная часть постановления объявлена 1 апреля 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 5 апреля 2019 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А., судьи-докладчика Силаева Р.В. -

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Паксимади Е.Э.

рассмотрел в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Курской области (судья Шумаков А.И., при ведении протокола отдельного процессуального действия секретарем судебного заседания Кантемировой А.Б.) кассационную жалобу Хлад Юриты Игоревны (Москва) на решение Суда по интеллектуальным правам от 30.11.2018 по делу N СИП-251/2018 (судьи Рассомагина Н.Л., Мындря Д.И., Снегур А.А.)

по исковому заявлению Хлад Юриты Игоревны (Москва) к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) и Космовской Марине Львовне (г. Курск) о признании недействительным патента Российской Федерации N 158269 на полезную модель "Духовой музыкальный инструмент".

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Смелова Эдельвина Яковлевна (г. Торонто, Канада).

В судебном заседании приняли участие:

Хлад Ю.И. лично и ее представитель Денисова Л.И. (по доверенности от 01.03.2017 N 77 АВ 3302041);

представитель Космовской М.Л. - Космовский А.Л. (по доверенности от 16.02.2017 N 46 АА 0952331).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

Хлад Юрита Игоревна обратилась в Суд по интеллектуальным правам с иском к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатенту) и Космовской Марине Львовне о признании недействительным патента Российской Федерации N 158269 на полезную модель "Духовой музыкальный инструмент", автором и правообладателем которого указана Космовская М.Л. (с учетом уточнения).

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Смелова Эдельвина Яковлевна.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 30.11.2018 в удовлетворении требования Хлад Ю.И. отказано.

Хлад Ю.И. обратилась в президиум Суда по интеллектуальным правам с кассационной жалобой на указанное решение суда первой инстанции, в которой, указывая на несоответствие выводов суда первой инстанции, содержащихся в обжалуемом судебном акте, фактическим обстоятельствам дела, на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, а также нарушение судом норм процессуального права, просит решение от 30.11.2018 отменить, принять по делу новый судебный акт.

Космовская М.Л. в отзывах на кассационную жалобу с доводами истца не согласилась, просила оставить обжалуемое решение без изменения.

Роспатент до начала судебного заседания представил ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы в отсутствие его представителя.

В судебном заседании Хлад Ю.И. и ее представитель поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, просили ее удовлетворить.

Представитель Космовской М.Л., в свою очередь, оспорил доводы Хлад Ю.И., просил оставить обжалуемое судебное решение без изменения, считая его законным и обоснованным.

Третье лицо - Смелова Э.Я., надлежащим образом извещенная о начале судебного процесса с ее участием, а также о месте и времени судебного заседания, в том числе путем публичного уведомления на официальном Сайте суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, явки своего представителя в судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам не обеспечила, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 названного Кодекса. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и в отзывах на нее, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 названного Кодекса.

Как установлено судом первой инстанции и усматривается из материалов дела, патент Российской Федерации N 158269 на полезную модель "Духовой музыкальный инструмент" (классификационная рубрика Международной патентной классификации - G10D 7/02) с приоритетом от 01.12.2014 выдан по заявке N 2014148461.

В качестве автора и патентообладателя полезной модели указана Космовская М.Л.

Патент выдан и действует со следующей формулой (независимый пункт 1):

"Духовой музыкальный инструмент, содержащий трубку с внутренним сквозным каналом и шестью радиальными цилиндрическими отверстиями, мундштук, установленный на трубке, наружная поверхность которой имеет форму поверхности тела вращения, при этом поверхность внутреннего сквозного канала трубки, соосная наружной поверхности трубки, имеет форму поверхности круглого усеченного конуса, наружная поверхность трубки со стороны максимального диаметра внутреннего сквозного канала имеет цилиндрическую форму, наружная поверхность трубки со стороны меньшего диаметра внутреннего сквозного канала имеет коническую форму, при этом наружная коническая поверхность трубки сопряжена с конической поверхность мундштука, установленного на трубку со стороны большего диаметра внутреннего сквозного канала, отличающийся тем, что инструмент имеет следующие размеры:

L=249,0 мм;

=14,0 мм;

D=13,5 мм;

d=11,5 мм;

=98,0 - 100,0 мм, преимущественно 99,0 мм;

=120,0 - 122,0 мм, преимущественно 120,2 мм;

=142,0 - 144,0 мм, преимущественно 143,0 мм;

=164,0 - 166,0 мм, преимущественно 165,0 мм;

=184,0 - 186,0 мм, преимущественно 185,0 мм;

=204,0 - 206,0 мм, преимущественно 205,0 мм;

=3,1 мм;

=6,2 мм;

=6,1 мм;

=5,1 мм;

=6,1 мм;

=5,1 мм,

где L - общая длина трубки;

- длина цилиндрического участка трубки;

D и d - соответственно больший и меньший диаметры внутреннего сквозного канала;

- максимальная толщина стенки трубки в месте сопряжения с мундштуком;

- толщина стенки трубки в месте со стороны меньшего диаметра внутреннего сквозного канала;

- - расстояния от края трубки со стороны большего диаметра внутреннего сквозного канала до осей радиальных отверстий с первого по шестое соответственно;

- - диаметры радиальных отверстий с первого по шестое соответственно.".

Задача, на решение которой направлена полезная модель, определена как интенсивное обучение детей основам практического музицирования соло и в ансамбле как в донотный период, так и для ускоренного изучения нотной грамоты. Инструмент может использоваться для обучения в общеобразовательной школе, обеспечивая развитие музыкальных задатков детей и выявляя наиболее одаренных.

Ссылаясь на то, что патент Российской Федерации N 158269 на полезную модель получен с нарушением требований подпункта 5 пункта 1 статьи 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), поскольку в этом патенте в качестве автора и патентообладателя указано лицо, не являющееся таковым, Хлад Ю.И. обратилась в суд с настоящим иском.

Так, по мнению Хлад Ю.И., спорное техническое решение было создано творческим трудом Смеловой Э.Я. и "заимствовано" Космовской М.Л.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности Хлад Ю.И. того, что спорное техническое решение не было создано творческим трудом Космовской М.Л.

Суд первой инстанции, в частности, указал на отсутствие документального подтверждения того, что на Завидовской фабрике игрушек все свирели изготавливались по разработкам Смеловой Э.Я.

При этом суд первой инстанции отметил, что согласно представленной справке архивного отдела Администрации Конаковского района Тверской области от 01.08.2018 N 1864 Завидовская фабрика игрушек прекратила свою деятельность задолго до даты приоритета спорной полезной модели.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что только свирели, представленные в суд в закрытой упаковке с буклетом-вкладышем с указанием фамилии Смеловой Э.Я. и приобщенные к материалам дела в качестве вещественных доказательств под номерами 1 и 2, могут быть оценены как созданные творческим трудом Смеловой Э.Я. В отношении всех иных представленных истцом в материалы дела образцов свирелей Завидовской фабрики игрушек авторство Смеловой Э.Я. на соответствующие технические решения не подтверждено.

Ссылка истца на указание в представленной в материалы дела литературе на проводившиеся Смеловой Э.Я. эксперименты с параметрами свирелей, как отметил суд первой инстанции, не подтверждает того, что конкретные, присущие каждому из представленных в материалы настоящего дела изделий, параметры были разработаны именно Смеловой Э.Я. При этом суд первой инстанции принял во внимание на то, что ни одно из представленных письменных доказательств, на которые ссылался истец, не содержит параметров свирелей.

Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что знакомство Космовской М.Л. со Смеловой Э.Я. не свидетельствует о передаче названным третьим лицом ответчику информации о технических параметрах разработанных Смеловой Э.Я. изделий.

Вместе с тем суд первой инстанции посчитал подтвержденными следующие обстоятельства:

факт осуществления Смеловой Э.Я. деятельности в сфере создания свирелей;

факт производства Завидовской фабрикой игрушек до даты приоритета спорной полезной модели свирелей, в том числе по разработкам Смеловой Э.Я.;

факт знакомства Смеловой Э.Я. и Космовской М.Л. и наличия у Космовской М.Л. информации о ведущейся Смеловой Э.Я. работе, но не о конкретных параметрах разрабатываемых изделий;

известность Космовской М.Л. факта выпуска Завидовской фабрикой игрушек свирелей.

С учетом данных обстоятельств судом первой инстанции в судебном заседании были исследованы представленные истцом вещественные доказательства - свирели, в частности, в присутствии представителей сторон с помощью линейки и штангенциркуля произведены измерения представленных образцов свирелей (результаты отражены в протоколе судебного заседания от 21-23.11.2018 (с учетом перерыва) и в обжалуемом судебном решении) с целью установления наличия либо отсутствия тождественности сравниваемых технических решений, выраженных в представленных образцах, с признаками формулы спорной полезной модели. По результатам проведенного исследования судом первой инстанции было установлено, что ни одно из исследованных изделий, в том числе под номерами 1 и 2, авторство Смеловой Э.Я. на которые было установлено судом, не содержит всех признаков спорной полезной модели Космовской М.Л.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии тождественности технических решений, разработанных Смеловой Э.Я. и Космовской М.Л., что исключает основания для вывода о заимствовании Космовской М.Л. результатов творческого труда Смеловой Э.Я.

Суд первой инстанции также отклонил доводы истца об отсутствии новизны и промышленной применимости спорной полезной модели как не имеющие отношения к предмету данного спора и не подлежащие установлению в рамках настоящего дела. При этом суд первой инстанции обратил внимание истца на то, что соответствие спорной полезной модели критериям охраноспособности может быть проверено исключительно в административном порядке путем подачи в Роспатент соответствующего возражения.

В удовлетворении исковых требований к Роспатенту суд первой инстанции отказал, мотивируя это тем, что к полномочиям административного органа не относится проверка информации об авторах и патентообладателях в отношении указанной в заявке полезной модели, как следствие, Роспатент не является надлежащим ответчиком по иску об оспаривании патента в части автора и патентообладателя по тем основаниям, которые были заявлены истцом.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе и в отзыве на нее, заслушав мнения явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам и доказательствам, представленным в материалы дела, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражений в отношении жалобы.

Вся совокупность доводов заявителя кассационной жалобы сводится к мнению Хлад Ю.И. о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и о нарушении судом норм процессуального права.

В то же время при рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Судом первой инстанции верно определены нормы материального права, на основании которых подлежал разрешению данный спор, а именно статьи 1347, 1348, 1357, 1398 ГК РФ.

Согласно статье 1347 ГК РФ автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.

Положениями статьи 1357 ГК РФ предусмотрено, что право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец первоначально принадлежит автору изобретения, полезной модели или промышленного образца.

При этом согласно пункту 2 статьи 1357 ГК РФ право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец может перейти к другому лицу (правопреемнику) или быть ему передано в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства, или по договору, в том числе по трудовому договору.

Как верно указал суд первой инстанции, в статье 1347 ГК РФ закреплена презумпция того, что лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца. Презумпция авторства на объект патентного права является опровержимой, то есть она действует, если не доказано иное. Данная презумпция впервые была сформулирована в части четвертой ГК РФ, введенной в действие Федеральным законом от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" и применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие.

Таким образом, с учетом даты приоритета спорной полезной модели (01.12.2014) и наличия оснований для применения к рассматриваемым правоотношениям положений части четвертой ГК РФ в отношении ответчика по настоящему делу - Космовской М.Л. применяется презумпция авторства, то есть право авторства названного лица на спорную полезную модель презюмируется, пока не доказано иное.

Суд первой инстанции, исследовав собранные по делу доказательства, как письменные, так и вещественные, пришел к обоснованному выводу о недоказанности истцом того, что Космовской М.Л. не был внесен творческий вклад в спорную полезную модель. Соответствующий вывод суда первой инстанции мотивирован надлежащим образом (статьи 15, 71 и 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Всем доводам и доказательствам истца судом первой инстанции дана исчерпывающая оценка.

Доводы заявителя кассационной жалобы о несоответствии выводов суда первой инстанции повторяют доводы и аргументацию истца, которые были предметом тщательного рассмотрения суда первой инстанции. Фактически вся совокупность соответствующих доводов сводится к несогласию с выводами суда первой инстанции, сделанными по итогам исследования материалов дела, и воспроизводит правовую позицию Хлад Ю.И. по существу спора, что не свидетельствует о судебной ошибке, которая может быть основанием для отмены вступившего в законную силу судебного решения.

Так, в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, приведенной в том числе в определении от 17.02.2015 N 274-О, статьи 286-288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, находясь в системной связи с другими положениями данного Кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

Установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесены к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 05.07.2018 N 300-ЭС18-3308.

Таким образом, переоценка доказательств и выводов суда первой инстанции не входит в компетенцию суда кассационной инстанции в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, а несогласие заявителя жалобы с судебным актом не свидетельствует о неправильном применении судом норм материального и процессуального права и не может служить достаточным основанием для его отмены.

Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле. Аналогичная правовая позиция содержится в определении Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224.

В отношении доводов заявителя кассационной жалобы о допущенных судом первой инстанции нарушениях норм процессуального права президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу о их несостоятельности в силу следующего.

Заявитель кассационной жалобы указывает, что суд первой инстанции отклонил ходатайство Хлад Ю.И. об истребовании у ответчика экземпляра свирели Космовской М.Л.

Согласно положениям частей 1-3 статьи 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле, о достигнутых ими соглашениях по обстоятельствам дела, по существу заявленных требований и возражений, об истребовании новых доказательств и по всем другим вопросам, связанным с разбирательством дела, обосновываются лицами, участвующими в деле, и подаются в письменной форме, направляются в электронном виде или заносятся в протокол судебного заседания, разрешаются арбитражным судом после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле. По результатам рассмотрения заявлений и ходатайств арбитражный суд выносит определения. Лицо, которому отказано в удовлетворении ходатайства, в том числе при подготовке дела к судебному разбирательству, в предварительном заседании, вправе заявить его вновь в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

При этом согласно части 4 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства. В ходатайстве должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, названы причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения. При удовлетворении ходатайства суд истребует соответствующее доказательство от лица, у которого оно находится.

Указанное ходатайство истца было мотивировано необходимостью сравнения истребуемого экземпляра в натуре с экземпляром музыкального инструмента "Свирель (пластик)" автора Смеловой Э.Я.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении указанного ходатайства, обоснованно указал на отсутствие необходимости в исследовании экземпляра изделия, изготовленного по спорному патенту, поскольку вопросы совпадения признаков сравниваемых технических решений подлежат установлению в рамках настоящего дела на основании признаков формулы спорного патента. С учетом этого суд первой инстанции правомерно указал, что истребование у ответчика экземпляра музыкального инструмента "Свирель (пластик)" не имеет значения для рассматриваемого дела и не может повлиять на результаты рассмотрения спора по существу, предметом которого является оспаривание авторства и установление патентообладателя в отношении патента на полезную модель. Как следствие, исследование вопросов о том, нарушают ли выпускаемые по заказу Космовской М.Л. изделия чьи-либо исключительные права на какие-либо объекты, соответствуют ли эти выпускаемые свирели спорной полезной модели, не входит в предмет исследования по настоящему делу. Анализу подлежит именно формула полезной модели, а не какие-либо изделия ответчика.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что суд первой инстанции, исследуя вещественные доказательства (образцы свирелей), представленные истцом, не указал цели и задачи такого процессуального действия, также не свидетельствует о допущении судом первой инстанции нарушений норм процессуального права, которые в соответствии с частью 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могли бы служить основанием для отмены обжалуемого судебного решения.

Так, как усматривается из обжалуемого решения и протокола судебного заседания от 21-23.11.2018, в рамках процессуального действия, названного судом "натурным экспериментом", судом первой инстанции были осмотрены (исследованы) названные вещественные доказательства, в том числе произведено их измерение с использованием линейки и штангенциркуля на предмет сравнения признаков технических решений, реализованных в таких образцах, с признаками спорной полезной модели.

Согласно положениям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе статей 71 и 170, исследование доказательств является не только правом, но и обязанностью суда.

Определение способов исследования доказательств, посредством которых устанавливаются фактические обстоятельства дела, является прерогативой суда, рассматривающего спор по существу.

Законодательство не исключает право суда первой инстанции самостоятельно измерить (определить линейные размеры) вещественных доказательств. При этом, вопреки мнению заявителя кассационной жалобы, измерение таких размеров с использованием линейки и штангенциркуля не требует специальных познаний - применение указанных средств измерения доступно лицам, окончившим среднюю общеобразовательную школу, и не требует специальных навыков.

Президиум Суда по интеллектуальным правам соглашается с мнением заявителя кассационной жалобы о том, что вопросы калибровки, установление допусков и погрешностей средств изменений требуют специальных знаний и навыков, однако данные вопросы в ходе рассмотрения настоящего дела судом первой инстанции не решались - судом было использовано средство измерения (штангенциркуль), имеющее действующее поверочное свидетельство.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что ответчик ходатайствовал о назначении судебной экспертизы в целях установления тождества сравниваемых технических решений, однако, как следует из обжалуемого судебного решения и аудиозаписи судебного заседания от 21.11.2018 (с 8 мин. 57 сек по 9 мин 20 сек), именно истец (его представитель), возражая на указанное ходатайство ответчика, предложил суду самостоятельно измерить представленные образцы изделий без назначения судебной экспертизы.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что результаты измерений образцов свирелей не оглашались судом, противоречит содержанию протокола судебного заседания 21-23.11.2018 и аудиозаписи указанного заседания. Замечания на протокол названного судебного заседания истцом в порядке части 7 статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подавались.

Подлежит отклонению также довод заявителя кассационной жалобы о том, что судом в нарушение требований статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации было принято к рассмотрению ходатайство ответчика от 21.11.2018, озаглавленное "Ходатайство по результатам ознакомления с вещественными доказательствами". Так, фактически истец указывает, что не был заблаговременно ознакомлен с содержанием названного ходатайства.

Однако, заявляя данный довод, истец не учел, что упомянутое ходатайство, которое сводилось к требованию о возбуждении в отношении Хлад Ю.И. уголовного дела по части 1 статьи 303 "Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности" Уголовного кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции по существу не рассматривалось, поскольку вопрос о возбуждении уголовного дела выходит за пределы компетенции арбитражного суда.

Более того, как следует из протокола судебного заседания от 21-23.11.2018, представитель истца действительно возражал против удовлетворения судом названного ходатайства ответчика, ссылаясь на то, что истец не ознакомлен с его содержанием. С учетом этого суд первой инстанции предоставил Хлад Ю.И. и ее представителю время для ознакомления с содержанием названного ходатайства Космовской М.Л.

Иные доводы, изложенные в кассационной жалобе, в том числе о неисследовании судом собранных по делу доказательств, фактически не содержат аргументов о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права, обуславливающих соответствующие обязанности арбитражного суда, а выражают несогласие заявителя кассационной жалобы с выводами суда, сделанными по итогам такой оценки, и представляют собой воспроизведение оспариваемых выводов суда первой инстанции и мнения истца, отличного от выводов коллегии судей. Соответствующие аргументы заявителя кассационной жалобы не свидетельствует о судебной ошибке, в связи с чем не могут являться основанием для отмены обжалуемого судебного решения.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Вопрос оценки представленных доказательств на относимость, допустимость, достоверность и достаточность является компетенцией суда, разрешающего спор по существу заявленных требований, и не относится к компетенции суда кассационной инстанции.

Довод Хлад Ю.И. об отсутствии новизны и оригинальности у спорной полезной модели Космовской М.Л. не может быть принят во внимание президиумом Суда по интеллектуальным правам, поскольку установление данного обстоятельства в предмет доказывания по настоящему делу не входил. Более того, президиум Суда по интеллектуальным правам обращает внимание заявителя кассационной жалобы на то, что "оригинальность" не является критерием охраноспособности полезных моделей.

При этом, как верно отметил суд первой инстанции, охраноспособность полезной модели подлежит проверке в административном порядке путем подачи в Роспатент соответствующего возражения (статья 1248, подпункт 1 пункта 2, пункт 2 статьи 1398 ГК РФ).

На основании изложенного президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, выводы суда о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку тех обстоятельств, которые подлежали оценке и были исследованы судом первой инстанции, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Таким образом, обжалуемое решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 30.11.2018 по делу N СИП-251/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу Хлад Юриты Игоревны - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума В.А. Корнеев
    С.М. Уколов
    В.А. Химичев
    Р.В. Силаев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам отказал в признании недействительным патента на полезную модель - духовой инструмент свирель.

Гражданин, указанный в качестве автора в заявке на патент считается автором, если не доказано иное. Истица не смогла доказать, что ответчица не внесла творческий вклад в спорную полезную модель и потому не может являться ее автором и правообладателем.

По утверждению истицы, на Завидовской фабрике игрушек все свирели изготавливались по разработкам другого автора - третьего лица, но это не подтверждено документально. К тому же фабрика прекратила свою деятельность задолго до даты приоритета спорной полезной модели. Ни одно из письменных доказательств не содержало параметров свирелей авторства третьего лица. Знакомство ответчицы с ним не свидетельствует о передаче ей информации о параметрах его изделий. Суд сравнил представленные истицей свирели авторства третьего лица с формулой спорной модели ответчицы и не нашел тождества, что исключает вывод о заимствовании ответчицей результатов чужого творческого труда.

Доводы об отсутствии новизны и оригинальности спорной модели суд отклонил, так как для этого надо подавать возражение в Роспатент.