Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2018 г. N С01-1014/2018 по делу N А09-1541/2018 Суд отменил апелляционное определение, оставив в силе решение первой инстанции о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и объекты авторского права, поскольку апелляционный суд сделал ошибочный вывод о нарушении прав серии товарных знаков, взыскав компенсацию в меньшем размере, как за одно нарушение

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 10 декабря 2018 г. N С01-1014/2018 по делу N А09-1541/2018 Суд отменил апелляционное определение, оставив в силе решение первой инстанции о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и объекты авторского права, поскольку апелляционный суд сделал ошибочный вывод о нарушении прав серии товарных знаков, взыскав компенсацию в меньшем размере, как за одно нарушение

Резолютивная часть постановления объявлена 4 декабря 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 10 декабря 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Мындря Д.И.,

судей - Силаева Р.В., Химичева В.А.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Лавровой Е.В.,

рассмотрел в судебном заседании, проводимом в порядке, предусмотренном статьей 153.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, с использованием систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Саратовской области (судебное поручение исполняет судья Котова Л.А., при ведении протокола отдельного процессуального действия секретарем Небесной Е.О.), кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (пр-кт Большевиков, д. 34, к. 2, лит. А, Санкт-Петербург, 193232, ОГРН 1037843046141) на постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2018 по делу N А09-1541/2018 (судьи Григорьева М.А., Афанасьева Е.И., Тучкова О.Г.)

по иску общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" к индивидуальному предпринимателю Хенкиной Оксане Анатольевне (г. Жуковка, Брянская область, ОГРНИП 304324328500109) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и объекты авторского права.

В судебном заседании Арбитражного суда Саратовской области в судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" Дудченко Ю.С. (по доверенности от 12.05.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Брянской области с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю Хенкиной Оксане Анатольевне (далее - предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, 464536, 465517, 472069, 472182, 472183, 472184, 485545 и объекты авторского права (изображения "Дружок", "Гена", "Мама", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дед") на общую сумму 80 000 рублей (по 5 000 рублей за нарушение исключительного права по каждому объекту).

Решением Арбитражного суда Брянской области от 18.05.2018 исковые требования общества удовлетворены в полном объеме: с предпринимателя в пользу общества взыскана компенсация за нарушение исключительных прав в размере 80 000 рублей.

Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2018 указанное решение отменено, иск удовлетворен частично: с предпринимателя в пользу общества взыскана компенсация за нарушение исключительных прав в размере 30 000 рублей, из которых 5 000 рублей - компенсация за нарушение исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 465517, 5 000 рублей - компенсация за нарушение исключительного права на изображение "Малыш", 10 000 рублей - компенсация за нарушение исключительных права на товарные знаки, нанесенные на этикетку товара, 10 000 рублей - компенсация за нарушение исключительных прав на изображения "Дружок", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Мама", "Дед", размещенные на этикетке товара.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции, общество обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемый судебный акт отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда Брянской области от 18.05.2018.

Основания для отмены постановления суда апелляционной инстанции общество усматривает в том, что он вынесен с неправильным применением норм материального права и с процессуальными нарушениями, а выводы, содержащиеся в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

По мнению общества, суд апелляционной инстанции безосновательно применил пункт 33 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор от 23.09.2015), признав товарные знаки, в отношении которых истец обратился с требованием о защите, группой товарных знаков. Между тем, общество полагает, что к данным товарным знакам не применимо указанное разъяснение, поскольку эти товарные знаки являются изобразительными.

Также общество полагает, что суд апелляционной инстанции неправомерно признал единым нарушением использование ответчиком на этикетке товара нескольких изображений (объектов авторского права), применив пункт 10 Обзора от 23.09.2015. Общество ссылается на то, что иск по настоящему делу был заявлен, в том числе, в защиту исключительных прав на самостоятельные изображения, а не на персонажи как части иного произведения, как указал суд апелляционной инстанции. На основании изложенного общество считает, что применение судом апелляционной инстанции в настоящем деле пункта 10 Обзора от 23.09.2015 необоснованно.

Кроме того, общество указывает, что судом апелляционной инстанции нарушены требования, установленные частью 5 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отношении резолютивной части решения суда, поскольку при определении размера взыскиваемой компенсации суд должен установить факт нарушения исключительного права в отношении каждого объекта и отразить в резолютивной части размер взыскиваемой компенсации относительно каждого объекта, чего судом апелляционной инстанции, принявшим новое решение, сделано не было.

От предпринимателя в материалы дела поступил отзыв на кассационную жалобу, в котором он, ссылаясь на обоснованность обжалуемого судебного акта, просит оставить его без изменения.

По существу доводов общества предприниматель поясняет, что, по его мнению, они направлены на переоценку имеющихся в деле доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

Явившийся в судебное заседание Арбитражного суда Саратовской области представитель общества выступил по доводам, изложенным в кассационной жалобе, и настаивал на ее удовлетворении.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания суда кассационной инстанции, в том числе путем публичного уведомления на официальном сайте Суда по интеллектуальным правам http://ipc.arbitr.ru, своего представителя в суд кассационной инстанции не направил, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Законность обжалуемого судебного акта проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства Судом по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судами норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Как следует из материалов дела и установлено судами, общество является обладателем исключительных прав на изобразительные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 464535, 464536, 465517, 472069, 472182, 472183, 472184, 485545, зарегистрированные в отношении широкого перечня товаров и услуг 3, 4, 5, 6, 8, 9, 11, 12, 14, 15, 16, 18, 20, 21, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 35, 38, 39, 41-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Также обществу принадлежат исключительные права на изображения персонажей "Дружок", "Гена", "Мама", "Малыш", "Роза", "Лиза", "Папа", "Дед" на основании договоров заказа от 01.09.2009, от 16.11.2009 N 12/2009, от 16.11.2009 N 13/2009, по условиям которых общество поручает, а художники принимают на себя обязательства создать изображения согласованных сторонами персонажей для анимационного сериала под рабочим названием "Веселая Семейка" (фильм) и сдать результат обществу.

Согласно пунктам 1.4 названных договоров авторы в полном объеме передали обществу исключительные права на изображения созданных им персонажей.

Представителем общества 27.09.2017 в магазине детских игрушек "Пингвиненок", расположенном по адресу: Брянская область, г. Жуковка, ул. Карла Маркса, 8, торговый центр "Пингвин 3", приобретен товар - игрушка (кукла) в виде объемной пластиковой фигуры героя анимационного сериала "Барбоскины" в пластиковой упаковке с полиграфической карточкой.

Факт продажи предпринимателем указанного товара подтверждается товарным чеком от 27.09.2017 N 24, кассовым чеком от 27.09.2017, чеком оплаты банковской картой от 27.09.2017 на сумму 88 руб., DVD-R диском с записанным видеофайлом момента покупки товара, а также самим товаром.

Полагая, что при реализации указанного товара предпринимателем нарушены исключительные права на товарные знаки и произведения изобразительного искусства, общество обратилось в арбитражный суд с иском по настоящему делу.

Размер компенсации рассчитан обществом, исходя из суммы в 5 000 рублей за одно нарушение, что составило 80 000 рублей (8 товарных знаков и 8 изображений).

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав явившегося в судебное заседание Арбитражного суда Саратовской области представителя общества, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел выводу о наличии правовых оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если ГК РФ не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результаты интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

Согласно пункту 3 статьи 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных названных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных ГК РФ, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

В силу пункта 1 статьи 1270 ГК РФ автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 указанной статьи.

В силу статьи 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных статьями 1250, 1252 и 1253 ГК РФ, вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 названного Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

В силу статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак).

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Согласно пункту 1 статьи 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Ответственность за незаконное использование товарного знака предусмотрена статьей 1515 ГК РФ, при этом истец вправе выбрать способ защиты своего нарушенного права по своему усмотрению. В силу пункта 4 указанной статьи правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя выплаты компенсации: 1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; 2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

Обществом при обращении с настоящим иском был избран вид компенсации, взыскиваемой на основании подпункта 1 статьи 1301 (в отношении защиты исключительных прав на изображения, являющиеся объектами авторского права), подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ (в отношении защиты исключительных прав на товарные знаки), при этом общество самостоятельно снизило свои требования ниже пределов, установленных ГК РФ, а суды правомерно рассмотрели исковые требования в заявленных истцом пределах.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 43.2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление N 5/29), компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 14 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", и положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец обязан доказать факт принадлежности ему авторских прав и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. В свою очередь, ответчик обязан доказать выполнение им требований закона при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Аналогичный подход применяется и к определению предмета доказывания по искам в защиту исключительных прав на товарные знаки.

Судом первой инстанции установлено, что принадлежность обществу прав на товарные знаки и произведения изобразительного искусства подтверждена имеющимися в материалах дела доказательствами.

Также суд первой инстанции, руководствуясь разъяснениями, содержащимися в информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" (далее - Обзор от 13.12.2007) о том, что вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы, пришел к выводу о сходстве до степени смешения товарных знаков истца и обозначений, размещенных на этикетке товара (изображениями персонажей "Малыш", "Лиза", "Дружок", "Роза", "Дед", "Папа", "Гена", "Мама" и надпись "Барбоскины"), а также самого товара (кукла, воспроизводящая изображение "Малыш"). Признав наличие сходства до степени смешения противопоставляемых произведений с обозначениями на этикетке и товаре, суд первой инстанции аналогичным образом установил и использование предпринимателем изображений, охраняемых в качестве объектов авторского права, исключительные права на которые также принадлежат обществу.

Исследовав и оценив представленные в материалах дела доказательства, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 1225, 1229, 1252, 1301, 1477, 1481, 1482, 1484, 1515 ГК РФ и принимая во внимание разъяснения, данные в постановлении N 5/29, Обзоре от 13.12.2007, установил факт продажи предпринимателем спорного товара, а также контрафактность названного товара и удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, руководствовался пунктом 33 Обзора от 23.09.2015, в соответствии с которым в случае, когда защищаемые товарные знаки фактически являются группой (серией) знаков одного правообладателя, зависимых друг от друга, связанных между собой наличием одного и того же доминирующего элемента, а также имеют иные объединяющие указанные товарные знаки признаки, нарушение прав на несколько таких товарных знаков, размещением их на одном материальном носителе, представляет собой одно нарушение.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что размещение на этикетке товара товарных знаков истца по свидетельствам NN 464535, 464536, 472069, 472182, 472183, 472184 представляет собой одно нарушение, поскольку защищаемые товарные знаки являются группой (серией) знаков одного правообладателя, зависимы друг от друга, связаны между собой наличием одного и того же доминирующего элемента - мультсериала "Барбоскины".

Установив один факт нарушения предпринимателем исключительных прав общества на товарные знаки и учитывая, что в просительной части искового заявления не определен размер требуемой истцом компенсации исходя из одного факта нарушения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что за установленное нарушение подлежит взысканию компенсация в размере 10 000 рублей.

В отношении использования предпринимателем изображений (объектов авторского права), исключительные права на которые также принадлежат обществу, суд апелляционной инстанции применил пункт 10 Обзора от 23.09.2015, в соответствии с которым реализацию товара, на котором размещены несколько персонажей одного произведения (детского мультипликационного сериала), следует рассматривать как одно нарушение исключительных прав на аудиовизуальное произведение, а не на каждый персонаж по отдельности.

Таким образом, в отношении использования предпринимателем изображений суд апелляционной инстанции установил один факт нарушения исключительных прав общества на объекты авторского права и пришел к выводу, что за установленное нарушение подлежит взысканию компенсация также в размере 10 000 рублей.

Суд кассационной инстанции не может согласиться с указанными выводами суда апелляционной инстанции.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 10 Обзора от 23.09.2015, незаконное использование части произведения, названия произведения, персонажа произведения является нарушением исключительного права на произведение в целом, если не доказано, что часть произведения является самостоятельным объектом охраны.

Совместное использование нескольких частей и (или) персонажей одного произведения образует один факт использования.

Применяя указанные разъяснения в настоящем деле, суд апелляционной инстанции не учитывал, что обществом заявлялось требование не о защите исключительных прав на несколько персонажей одного аудиовизуального произведения, в рамках которого может быть зафиксировано одно нарушение исключительного права на один результат интеллектуальной деятельности, а о защите исключительного права на несколько самостоятельных произведений (рисунков), принадлежность обществу исключительного права на каждый из которых установлена судом первой инстанции и не опровергнута судом апелляционной инстанции и ответчиком, что обуславливает необходимость самостоятельной правовой защиты прав на каждый из указанных объектов интеллектуальной собственности.

В отношении товарных знаков общества суд апелляционной инстанции руководствовался официальными разъяснениями, изложенными в пункте 33 Обзора от 23.09.2015.

Согласно пункту 32 Обзора от 23.09.2015 незаконное размещение нескольких разных товарных знаков на одном материальном носителе является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак.

Как следует из пункта 33 Обзора от 23.09.2015, если защищаемые товарные знаки фактически являются группой (серией) знаков одного правообладателя, зависимых друг от друга, связанных между собой наличием одного и того же доминирующего словесного или изобразительного элемента, имеющих фонетическое и семантическое сходство, а также несущественные графические отличия, не изменяющие сущность товарных знаков, то нарушение прав на несколько таких товарных знаков представляет собой одно нарушение.

Под серией товарных знаков понимается, как правило, три и более товарных знака, принадлежащих одному правообладателю, в основе которых лежит один элемент.

Элемент, положенный в основу серии товарных знаков, может быть как словесным, так и изобразительным, а также представлять собой комбинированное обозначение. Вместе с тем, для вывода о том, что элемент образует серию товарных знаков, принадлежащих одному производителю, данный элемент должен повторяться во всех товарных знаках.

Суд апелляционной инстанции, признавая товарные знаки истца, в защиту которых предъявлен настоящий иск, серией товарных знаков, мотивировал этот вывод тем, что все товарные знаки связаны между собой наличием одного и того же доминирующего элемента - принадлежностью к мультсериалу "Барбоскины".

Вместе с тем указанный вывод суда апелляционной инстанции не соответствует фактическим обстоятельствам дела и вышеуказанным разъяснениям, поскольку судами первой и апелляционной инстанции не установлено наличие какого-либо доминирующего элемента, повторяющегося во всех товарных знаках истца. Тот факт, что изображения, охраняемые в качестве товарных знаков общества, являются одновременно персонажами аудиовизуального произведения, сам по себе не свидетельствует о том, что такие товарные знаки являются серией товарных знаков, поскольку материалами дела подтверждено отсутствие у них одинакового повторяющегося элемента.

Иных мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что товарные знаки общества образуют серию в вышеуказанном смысле, что предполагало бы иной подход к применению компенсации, в обжалуемом постановлении не содержится.

На основании изложенного суд кассационной инстанции полагает, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права, а выводы, содержащиеся в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, в связи с чем данный судебный акт не может быть признан законным и подлежит отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу подпункта 5 пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Поскольку судом первой инстанции фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, правильно применены нормы материального права, тогда как судом апелляционной инстанции, напротив, допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неверном истолковании и применении закона, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2018 подлежит отмене, а решение Арбитражного суда Брянской области от 18.05.2018 - оставлению в силе.

Судебные расходы, понесенные обществом в связи с уплатой государственной пошлины за подачу кассационной пошлины, подлежат распределению согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на предпринимателя в связи с удовлетворением кассационной жалобы общества.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2018 по делу N А09-1541/2018 отменить.

Решение Арбитражного суда Брянской области от 18.05.2018 оставить в силе.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Хенкиной Оксаны Анатольевны в пользу общества с ограниченной ответственностью "Студия анимационного кино "Мельница" 3 000 (Три тысячи) рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья Д.И. Мындря
Судья Р.В. Силаев
Судья В.А. Химичев

Обзор документа


Анимационная студия требовала с ИП по 5 тыс. руб. за нарушение ее исключительных прав на восемь товарных знаков и столько же рисунков, изображающих героев мультсериала "Барбоскины". Суд по интеллектуальным правам постановил удовлетворить требования в полном объеме.

Взыскав компенсацию за товарные знаки в меньшем размере как за одно нарушение, апелляционный суд ошибочно счел их серией знаков одного правообладателя, связанных доминирующим элементом - принадлежностью к мультсериалу. Однако то, что охраняемые как товарные знаки изображения - это одновременно мультперсонажи, еще не значит, что это серия знаков, ведь в них нет одинакового повторяющегося словесного, изобразительного или комбинированного элемента.

Неверно было снижать компенсацию и за рисунки. Студия требовала защиты ее прав не на несколько персонажей одного мультсериала, а на их изображения как на самостоятельные объекты охраны. Следовательно, продажа товара, на котором они незаконно размещены, - это не одно нарушение прав на мультсериал в целом, а несколько - на разные объекты. Компенсация должна быть уплачена за каждое изображение.