Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 20 сентября 2018 г. N С01-430/2017 по делу N А40-133665/2016 Суд отменил постановление апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение, а дело передал на новое рассмотрение, поскольку суд, сделав вывод об отсутствии в действиях ответчика нарушения исключительного права правообладателя, неправомерно исходил из того, что ответчик при использовании спорного музыкального произведения действовал в соответствии с условиями лицензионного договора с РАО

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 20 сентября 2018 г. N С01-430/2017 по делу N А40-133665/2016 Суд отменил постановление апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции об удовлетворении иска о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение, а дело передал на новое рассмотрение, поскольку суд, сделав вывод об отсутствии в действиях ответчика нарушения исключительного права правообладателя, неправомерно исходил из того, что ответчик при использовании спорного музыкального произведения действовал в соответствии с условиями лицензионного договора с РАО

Резолютивная часть постановления объявлена 18 сентября 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 20 сентября 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Лапшиной И.В., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Музыкальное право" (Б. Почтовая ул., д. 36, стр. 6-7-8, 105082, Москва, ОГРН 1107746719079) на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2018 (судьи Трубицын А.И., Головкина О.Г., Пирожков Д.В.) по делу N А40-133665/2016

по иску общества с ограниченной ответственностью "Музыкальное право" к открытому акционерному обществу "Первый канал" (ул. Академика Королева, д. 19, 127427, Москва, ОГРН 1027700222330)

о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на произведение.

В судебном заседании приняли участие представители:

от истца: Дадян П.Г. (по доверенности от 09.02.2018);

от ответчика: Шарапов Д.А. (по доверенности от 29.12.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Музыкальное право" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы к открытому акционерному обществу "Первый канал" (далее - ответчик) с исковым заявлением о взыскании 3 000 000 руб. компенсации за нарушение исключительного права на произведение.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 30.11.2016, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2017, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Суда по интеллектуальным правам от 18.07.2017 указанные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

При новом рассмотрении дела решением Арбитражного суда города Москвы от 24.01.2018 заявленные требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взыскано 300 000 руб. компенсации, в удовлетворении остальной части требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2018 решение суда отменено, в иске отказано.

Не согласившись с принятым по делу постановлением от 24.04.2018, истец обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд Московского округа.

Определением Арбитражного суда Московского округа от 25.07.2018 кассационная жалоба передана по подсудности в Суд по интеллектуальным правам.

В кассационной жалобе истец, ссылаясь на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, неправильное применение судом норм материального права, просит постановление отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

В обоснование кассационной жалобы истец ссылается на неправомерность вывода суда апелляционной инстанции о наличии у ответчика права на включение спорного музыкального произведения в состав переданного в эфир аудиовизуального произведения. При этом полагает ошибочной ссылку апелляционного суда на договор между ответчиком и Российским авторским обществом (далее - РАО), поскольку этот договор распространяется лишь на публичные способы использования музыкальных произведений.

Также истец указывает на неправильное применение судом положений статьи 1279 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит оспариваемое постановление оставить без изменения, сославшись на его законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель истца доводы кассационной жалобы поддержал, просил обжалуемый судебный акт отменить, решение суда первой инстанции оставить в силе.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы, по основаниям, изложенным в отзыве.

Рассмотрев кассационную жалобу, выслушав представителей участвующих в деле лиц, проверив в порядке статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального права и соблюдение норм процессуального права при принятии обжалуемого постановления, а также соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии правовых оснований для ее удовлетворения в силу нижеследующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ.

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 этого Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1263 ГК РФ аудиовизуальным произведением является произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком) и предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Аудиовизуальные произведения включают кинематографические произведения, а также все произведения, выраженные средствами, аналогичными кинематографическим (теле- и видеофильмы и другие подобные произведения), независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации.

Согласно пункту 1 статьи 1240 ГК РФ лицо, организовавшее создание сложного объекта, включающего несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (кинофильма, иного аудиовизуального произведения, театрально-зрелищного представления, мультимедийного продукта, базы данных), приобретает право использования указанных результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности.

Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах", при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве и смежных правах при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Таким образом, исходя из характера спора о защите авторских прав на истце лежит обязанность доказать факты принадлежности ему авторских прав и использования данных прав ответчиком, на ответчике - выполнение им требований действующего законодательства при использовании соответствующих произведений.

В соответствии со статьей 1250 ГК РФ интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ предусмотрено, что защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; об изъятии материального носителя - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков.

Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Статьей 1301 ГК РФ предусмотрено, что в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Как установлено судами и следует из материалов дела, истец на основании договоров с наследниками является правообладателем исключительных авторских и смежных прав на произведения, фонограммы, исполнения и аудиовизуальные произведения Виктора Робертовича Цоя.

Истцу стало известно, что в марте 2016 года в телеэфире Первого канала в качестве рекламы неоднократно использовался видеоролик (аудиовизуальное произведение), являющийся анонсом весенних игр "Что? Где? Когда?", в состав которого без разрешения истца была включена фонограмма произведения Виктора Цоя "Весна". Данный видеоролик неоднократно использовался ответчиком, в связи с чем, по мнению истца, ответчик является лицом, организовавшим создание такого ролика, его изготовителем/продюсером.

Ссылаясь на то, что названное музыкальное произведение было неправомерно, в отсутствие лицензионного договора с истцом, включено ответчиком в состав сложного объекта - аудиовизуального произведения (телепередачи "Что? Где? Когда?") и переработано (изменена вокальная и инструментальная части), истец обратился в арбитражный суд с вышеуказанным иском о взыскании компенсации в размере 3 000 000 руб.

Удовлетворяя при новом рассмотрении дела исковые требования частично, суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности нарушения ответчиком исключительных авторских и смежных прав истца на указанное произведение, посчитав возможным снизить заявленный размер компенсации до 300 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, с выводами суда первой инстанции не согласился.

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении иска, апелляционный суд пришел к выводу о том, что ответчик при использовании спорного музыкального произведения в составе аудиовизуального произведения - видеоролика-анонса вел себя добросовестно и в соответствии с условиями лицензионного договора с РАО; в его действиях отсутствует нарушение исключительных прав правообладателя; у ответчика отсутствует обязанность дважды оплатить использование музыкального произведения в составе одного сложного объекта.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, сославшись на положения статьи 1279 ГК РФ, указал на то, что при наличии у организации эфирного вещания договора с организацией по коллективному управлению авторскими правами организация эфирного вещания вправе создавать свой контент своими силами и средствами для его последующего использования в эфире собственного телеканала и без согласия правообладателей на составные объекты конечного продукта, но при условии, что такой телевизионный продукт по истечении шести месяцев в эфир выходить больше не будет.

Суд по интеллектуальным правам не может признать указанные выводы суда апелляционной инстанции законными и обоснованными, ввиду следующего.

При рассмотрении спора суд первой инстанции с учетом положений статьи 1263 ГК РФ пришел к обоснованному и надлежаще мотивированному выводу о том, что переданный в эфир ответчиком видеоролик является сложным объектом - аудиовизуальным произведением.

Основываясь на положениях пункта 1 статьи 1240 ГК РФ, суд первой инстанции правомерно указал, что использование произведения, в котором использовано другое произведение, допускается при условии получения на это права от правообладателей всех использованных произведений. Вопрос о правомерности использования результата интеллектуальной деятельности, включенного в состав сложного объекта, если исключительные права на этот результат принадлежат другому лицу, должен быть урегулирован между создателем сложного объекта и этим лицом (правообладателем) до момента использования сложного объекта.

При этом довод ответчика о том, что включение музыкального произведения в состав телепередачи является лишь техническим процессом, без которого невозможно сообщение этого произведения в эфир, обоснованно признан судом первой инстанции несостоятельным, поскольку включение произведения в состав сложного объекта (телепередачи) при его создании предшествует последующему сообщению в эфир этой телепередачи, указанные этапы являются последовательными по отношению друг к другу и представляют собой самостоятельные способы использования результатов интеллектуальной деятельности.

Ранее данный подход был отражен в постановлении Суда по интеллектуальным правам от 18.07.2017 по настоящему делу.

Ссылка ответчика на то, что между ответчиком и РАО в рамках аккредитации последнего заключен лицензионный договор, в соответствии с которым ответчику предоставлено право на публичное исполнение произведений, их сообщение в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, а также в отношении публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю музыкальных произведений в составе аудиовизуальных произведений, правомерно признана судом первой инстанции несостоятельной, исходя из следующего.

На основании подпунктов 1 и 2 пункта 1 статьи 1244 ГК РФ организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в следующих сферах коллективного управления: 1) управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (подпункты 6-8.1 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ); 2) осуществление прав авторов музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получение вознаграждения за публичное исполнение либо сообщение в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, такого аудиовизуального произведения (пункт 3 статьи 1263 ГК РФ).

В соответствии с приказами Министерства культуры Российской Федерации от 15.08.2013 N 1164 и N 1165 РАО аккредитовано на осуществление деятельности в сфере управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции; на осуществление деятельности в сфере осуществления прав авторов музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальном произведении, на получение вознаграждения за публичное исполнение либо сообщение в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения.

С учетом приведенных нормативных положений суд первой инстанции правильно указал, что государственная аккредитация организации по управлению правами на коллективной основе на случаи использования музыкального произведения посредством его включения в состав передачи (сложного произведения) не распространяется.

Создатель аудиовизуального произведения, в состав которого включено спорное произведение, не приобретает право на использование этого произведения в составе сложного объекта лишь посредством заключения лицензионного договора с РАО. Таким договором не может быть предоставлено и право на переработку произведения ввиду отсутствия у РАО соответствующей государственной аккредитации.

В связи с этим суд апелляционной инстанции, приходя к выводу о том, что в действиях ответчика отсутствует нарушение исключительных прав правообладателя, неправомерно исходил из того, что ответчик при использовании спорного музыкального произведения в составе аудиовизуального произведения действовал в соответствии с условиями лицензионного договора с РАО.

При этом ссылка апелляционного суда на отсутствие у ответчика обязанности "дважды оплатить использование музыкального произведения в составе одного сложного объекта" не имеет отношения к существу рассматриваемых правовых отношений, так как уплачиваемое ответчиком по договору с РАО вознаграждение касается только публичных способов использования музыкальных произведений, в то время как получение разрешения правообладателя на переработку и включение произведения в состав другого произведения необходимо в силу вышеуказанных правовых норм вне зависимости от того, будет ли такое произведение использоваться публично.

В противном случае совершение таких действий в отношении чужого музыкального произведения будет являться нарушением исключительного права правообладателя.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам соглашается с содержащимся в кассационной жалобе доводом о неправильном применении судом апелляционной инстанции положений статьи 1279 ГК РФ.

В соответствии с данной статьей организация эфирного вещания вправе без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения делать запись в целях краткосрочного пользования того произведения, в отношении которого эта организация получила право на сообщение в эфир, при условии, что такая запись делается организацией эфирного вещания с помощью ее собственного оборудования и для собственных передач. При этом организация обязана уничтожить такую запись в течение шести месяцев со дня ее изготовления, если более продолжительный срок не согласован с правообладателем или не установлен законом. Такая запись может быть сохранена без согласия правообладателя в государственных или муниципальных архивах, если она носит исключительно документальный характер.

Таким образом, в соответствии с этой нормой возможна запись организацией эфирного вещания того произведения, в отношении которого эта организация получила право на сообщение в эфир, в целях краткосрочного пользования.

Между тем, вопреки содержащемуся в обжалуемом постановлении указанию, данная норма не предусматривает право организации эфирного вещания "создавать свой контент своими силами и средствами для его последующего использования в эфире собственного телеканала и без согласия правообладателей на составные объекты конечного продукта".

При указанных обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции нельзя признать вынесенным с правильным применением норм материального права, а выводы суда - соответствующими фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Учитывая, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам привело к принятию неверного постановления, оно не может быть признано законным и подлежат отмене в соответствии с частью 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, учитывая, что решение суда первой инстанции от 24.01.2018 является, в силу изложенного выше, законным и обоснованным, оно подлежит оставлению в силе.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В связи с этим расходы истца по уплате государственной пошлины при подаче кассационной жалобы подлежат отнесению на ответчика.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2018 по делу N А40-133665/2016 отменить, решение Арбитражного суда города Москвы от 24.01.2018 оставить в силе.

Взыскать с открытого акционерного общества "Первый канал" (ОГРН 1027700222330) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Музыкальное право" (ОГРН 1107746719079) 3 000 (три тысячи) рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины при подаче кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий B.В. Голофаев
Судья И.В. Лапшина
Судья C.П. Рогожин

Обзор документа


За включение в видеоанонс передачи "Что? Где? Когда?" переработанной песни Виктора Цоя обладатель исключительных прав на его творческое наследие пытался взыскать с Первого канала компенсацию.

Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что телеканал незаконно использовал песню без согласия правообладателя и должен ему это компенсировать.

До начала использования сложного объекта его создатель должен договориться об использовании всех включенных в него результатов интеллектуальной деятельности с их правообладателями. Видеоанонс и телепередача - это сложные объекты. Включение произведения в такой объект и его сообщение в эфир - самостоятельные способы использования результатов интеллектуальной деятельности.

Условие лицензионного договора телеканала с РАО о плате за использование музыкальных произведений в составе сложных объектов касается только публичных способов их использования.

Получать же разрешение правообладателя на переработку и включение одного произведения в другое нужно независимо от того, будет ли оно использоваться публично.