Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 июля 2018 г. по делу N СИП-739/2017 Суд досрочно прекратил правовую охрану товарного знака, поскольку доказана заинтересованность истца в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака ответчика в отношении соответствующих товаров и услуг и отсутствуют надлежащие доказательства его фактического использования со стороны правообладателя

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 июля 2018 г. по делу N СИП-739/2017 Суд досрочно прекратил правовую охрану товарного знака, поскольку доказана заинтересованность истца в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака ответчика в отношении соответствующих товаров и услуг и отсутствуют надлежащие доказательства его фактического использования со стороны правообладателя

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 19 июля 2018 года

Полный текст решения изготовлен 26 июля 2018 года

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Булгакова Д.А.,

судей: Мындря Д.И., Лапшиной И.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кузьминой А.И., рассмотрел в судебном заседании исковое заявление общества с ограниченной ответственностью "Родник и К" (ул. Силикатная, д. 17, г. Мытищи, Московская обл., 141004, ОГРН 1025003530826) к обществу с ограниченной ответственностью "Корпорация "РИАЛ" (Новоясеневский пр-кт, д. 32, корп. 1, оф. 1, Москва, 117463, ОГРН 1057747798866) о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 240948, N 241806, N 189239 в связи с их неиспользованием.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200), Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Миусская пл., 3, стр. 4, Москва, 125993, ОГРН 1097746136124).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Родник и К" - Халилов С.М. (по доверенности от 08.09.2017 N 23);

от общества с ограниченной ответственностью "Корпорация "РИАЛ" - Иванова Н.В. (по доверенности от 16.04.2018 N 48).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Родник и К" (далее - общество "Родник и К") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Корпорация "РИАЛ" (далее - общество "Корпорация "РИАЛ") о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 240948, N 241806, N 189239 в связи с их неиспользованием.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) и Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка (Росалкогольрегулирование).

Определением Суда по интеллектуальным правам от 16.07.2018 по делу N СИП-739/2017 приняты уточненные исковые требования в порядке, установленном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации:

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 264147 в отношении товаров 32-го класса "минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)", услуг 35-го класса "продвижение товаров (для третьих лиц); распространение рекламных материалов; публикация рекламных текстов; радиореклама; распространение образцов; распространение рекламных объявлений; реклама" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ);

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 240948 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" МКТУ;

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 241806 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" МКТУ;

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 189239 в отношении товаров 32-го класса "пиво; минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки; фруктовые напитки и фруктовые соки; сиропы и прочие составы для изготовления напитков", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)", услуг 35-го класса "реклама; сбыт товаров через посредников" МКТУ.

В судебное заседание явились представители общества "Родник и К" и общества "Корпорация "РИАЛ".

Роспатент и Росалкогольрегулирование, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, своих представителей в судебное заседание не направили.

До судебного заседания Роспатент представил сведения из Государственного реестра товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (далее - Государственный реестр), касающиеся оспариваемых товарных знаков, а также отзыв на исковое заявление, в котором указал, что пояснений по существу заявленных требований дать не может, просит рассмотреть дело в отсутствие его представителей.

Судебное заседание проведено в отсутствие представителей Роспатента и Росалкогольрегулированиея в порядке, предусмотренном статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании представитель общества "Родник и К" поддержал исковые требования в полном объеме, с учетом уточнения, просил их удовлетворить.

Представитель общества "Корпорация "РИАЛ" возражал против удовлетворения требований общества "Родник и К" по доводам, изложенным в отзыве на исковое заявление, письменных пояснениях, полагая, что истец не является лицом заинтересованным в подаче настоящего иска.

Изучив материалы дела, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, имеющиеся в материалах дела доказательства, выслушав доводы представителей истца и ответчика, суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований (с учетом их уточнения) в полном объеме ввиду следующего.

Как следует из материалов дела, общество "Корпорация "РИАЛ" является правообладателем товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 264147, зарегистрированного Роспатентом 26.02.2004 с приоритетом от 26.12.2002, в том числе в отношении товаров 32, 33-го и услуг 35-го классов МКТУ; товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 240948, зарегистрированного Роспатентом 21.03.2003 с приоритетом от 11.12.2002, в отношении товаров 33-го классов МКТУ; товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 241806, зарегистрированного Роспатентом 28.03.2003 с приоритетом от 11.12.2002, в отношении товаров 33-го класса МКТУ; товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 189239, зарегистрированного Роспатентом 31.05.2000 с приоритетом от 23.11.1998, в том числе в отношении товаров 32, 33-го и услуг 35-го классов МКТУ.

Общество "Родник и К", ссылаясь на свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарным знакам по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 240948, N 241806, N 189239 в связи с их неиспользованием в отношении названных товаров и услуг, направило в адрес общества "Корпорация "РИАЛ" предложение 07.09.2017 о добровольном отказе общества "Корпорация "РИАЛ" от исключительных прав на эти товарные знаки.

Не получив ответ от общества "Корпорация "РИАЛ" на направленное 07.09.2017 обществом "Родник и К" предложение, последнее в сроки, установленные частью 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), обратилось в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее - предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

Исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, судебная коллегия считает, что истцом соблюден досудебный порядок урегулирования спора, предусмотренный статьей 1486 ГК РФ. В адрес ответчика обществом "Родник и К" 07.09.2018 направлено предложение заинтересованного лица.

Ответчик не ответил на указанное предложение.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор судебной практики) истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака. При этом однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак, учитывается для целей статьи 1486 ГК РФ.

Применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака. К таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.

В обоснование исковых требований общество "Родник и К" указывает, что является производителем алкогольной продукции, одним из старейших предприятий пищевой продукции в Московской области. Производство алкогольной продукции является основным видом деятельности общества, что подтверждается Уставом общества и выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц. При этом дополнительным видом деятельности общества, согласно той же выписке, является производство прочих пищевых продуктов.

Истец также указывает на то, что наличие спорных товарных знаков не позволяет ему использовать обозначения со словесным элементом "Shustoff", "ШУСТОВ" для индивидуализации товаров и услуг, производством и оказанием которых он занимается.

В подтверждение заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков общество "Родник и К" представило следующие доказательства: информацию о товарных знаках по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 240948, 241806, 189239, копию страницы с официального сайта Городского округа Мытищи, содержащую описание истории предприятия, копию устава общества, информационную выписку из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), выданную на имя общества "Родник и К", лицензию от 31.03.2017 N 50ПСН0006494, выданную Росалкогольрегулированием, копию информационного письма "Родник и К" от 06.09.2017 с приложением сведений о выпуске и продаже продукции предприятием с 01.01.2015 по 30.08.2017, копию лицензионного договора, заключенного между обществом "Крымский Винный Дом" и обществом "Родник и К" на передачу права использования товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 573158, N 573157, N 573159 от 05.05.2016, копии сопроводительного письма, уведомления о государственной регистрации, заключения о государственной регистрации Роспатентом изменений к свидетельству на товарные знаки N 573158, N 573157, N 573159 о регистрации лицензионного договора, копии свидетельств на товарные знаки N 573158, N 573157, N 573159, технологическую инструкцию по производству российского коньяка трехлетнего "SHUSTOFF (ШУСТОВ)" ТИ 9174-012-51440522-17, технологическую инструкцию по производству российского коньяка четырехлетнего "SHUSTOFF (ШУСТОВ)" ТИ 9174-013-51440522-17, технологическую инструкцию по производству российского коньяка пятилетнего "SHUSTOFF (ШУСТОВ)" ТИ 9174-014-51440522-17, декларацию о соответствии Таможенного союза ТС N RU Д-RU АЮ 18.В.07570, договор поставки от 11.07.2016 N 11/07-КМ, заключенный между обществом "Родник и К" и обществом "Принт-Эдженси" о поставке этикеток со словесным элементом "SHUSTOFF", спецификацию от 30.08.2017 N 13 к договору поставки от 11.07.2016 N 11/07-КМ, договор поставки от 29.09.2016 N 005, заключенный между обществом "Родник и К" и обществом "ВлаСта" о поставке гофропродукции "Шустов", спецификацию от 13.10.2017 N 13 к договору от 29.09.2016 N 005, подтверждающую заказ гофропродукции "Шустов", договор поставки заключенный между обществом "ТД "Мегаполис" и обществом "Лента" от 01.01.2017 N С-23464 и приложение N 2.1 к указанному договору, товарные накладные от 23.10.2017 N 37057, от 13.11.2017 N 40149, от 20.11.2017 N 41212, фотоматериалы выкладки алкогольной продукции коньяка "SHUSTOFF" в торговой сети "Лента", договор поставки заключенный между обществом "ТД "Мегаполис" и обществом "Союз Святого Иоанна Воина" от 31.07.2012 N П8, приложение N 1 к договору поставки от 31.07.2012 N П8, товарные накладные от 28.09.2017 N 61045, от 14.09.2017 N 56937, от 05.10.2017 N 63073, фотоматериалы выкладки алкогольной продукции коньяка "SHUSTOFF" в торговой сети "Верный", договор поставки от 22.08.2016 N 2108, заключенный между обществом "Менаполис" и обществом "Инсайт", приложение от 08.11.2017 N 8 к договору поставки от 22.08.2016 N 2108, договор от 27.05.2014 N 111/ГП, заключенный между обществом "Родник и К" и обществом "ТД "Мегаполис", товарные накладные от 01.07.2017 N 01166, от 27.10.2017 N 02122, от 02.06.2017 N 00982, от 07.06.2017 N 01023, от 02.03.2017 N 00301, от 16.01.2017 N 00027 от 16.01.2017, от 28.11.2016 N 02606, договор поставки от 03.10.2016 б/н, заключенный между обществом "ТД "Мегаполис" и обществом "Промофирма", приложение от 20.07.2017 N 6 к договору поставки от 03.10.2016 N б/н, приложение от 13.03.2017 N 5 от к договору поставки от 03.10.2016 N б/н, приложение от 15.09.2017 N 10 к договору поставки от 03.10.2016 N б/н, приложение от 27.09.2017 N 12 к договору поставки от 03.10.2016 N б/н, приложения от 29.09.2017 N 13 к договору поставки от 03.10.2016 N б/н, договор поставки от 05.09.2016 N 987, заключенный между обществом "ТД "Мегаполис" и обществом "Прайд", приложение от 27.07.2017 N 4 к договору поставки от 05.09.2016 N 987, приложения от 04.10.2017 N 7 к договору поставки от 05.09.2016 N 987, фотоматериалы алкогольной продукции коньяк "SHUSTOFF" трехлетний на полках торговой сети "Лента", фотоматериалы алкогольной продукции коньяк "SHUSTOFF" пятилетний на полках торговой сети "Лента", заявку в Роспатенте на регистрацию товарного знака от 27.01.2016 N 2016705546, информационное письмо об оборотах произведенной алкогольной продукции коньяк "Shustoff" в период с 31.10.2016 по 20.03.2018 от 20.03.2018 N Э-118.

Как установлено судебной коллегией и следует из представленных в материалы дела документов, общество "Родник и К" занимается предпринимательской деятельностью, связанной с производством и реализацией алкогольной продукции, в частности коньяка.

Так, между обществом "Крымский винный дом" (лицензиар) и обществом "Родник и К" (лицензиат) заключен лицензионный договор от 05.05.2016 на использование товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 573157, N 573158, N 573159 для всех товаров 33-го класса МКТУ (подпункт 2.7 пункта 2 данного договора).

Кроме того, общество "Родник и К" имеет надлежащим образом оформленную лицензию на производство, хранение и поставку алкогольной продукции: водки, ликероводочных изделий, коньяка.

Общество "Родник и К" представило в суд таможенную декларацию, в соответствии с которой оно осуществляло ввоз на территорию Таможенного союза российского коньяка: трехлетний "SHUSTOFF (ШУСТОВ)", четырехлетний "SHUSTOFF (ШУСТОВ)", пятилетний "SHUSTOFF (ШУСТОВ)".

При этом производство трехлетнего, четырехлетнего и пятилетнего коньяка "SHUSTOFF (ШУСТОВ)" регламентировано разработанными истцом технологическими инструкциями.

В период с 01.01.2015 по 30.08.2017 обществом "Родник и К" было произведено 592 475 бутылок коньяка "SHUSTOFF (ШУСТОВ)", из них поставлено 543 716 бутылок конька "SHUSTOFF (ШУСТОВ)", что подтверждается сведениям из информационного письма от 06.09.2017.

В период с 31.10.2016 по 20.03.2018 обществом "Родник и К" было произведено 1 360 244 бутылок коньяка "SHUSTOFF (ШУСТОВ)", из них поставлено 1 277 186 бутылок, что подтверждается сведениям из информационного письма от 20.03.2018 N Ю-118.

Также общество "Родник и К" заключило договоры поставки от 11.07.2016 N 11/07-КМ, от 29.09.2016 N 005, от 22.08.2016 N 2108, полиграфической и гофропродукции маркированной обозначениями, содержащими словесные элементы "Shustoff", "ШУСТОВ", а также изобразительный элемент в виде колокола.

Введение в гражданский оборот коньяка с обозначением "SHUSTOFF" в частности в торговые сети "Лента" и "Верный" подтверждается договорами поставки от 01.01.2017 N С-23464, от 01.01.2014 N С-23464, товарными накладными от 23.10.2017 N 37057, от 13.11.2017 N 40149, от 20.11.2017 N 41212, от 28.09.2017 N 61045, от 14.09.2017 N 56937, от 05.10.2017 N 63073, от 27.05.2014 N 111ГП, от 03.10.2016 N б/н, от 05.09.2016 N 987, фотоматериалами выкладки алкогольной продукции коньяка "SHUSTOFF" в торговых сетях "Верный" и "Лента".

При этом судебная коллегия отклоняет довод ответчика о том, что вышеперечисленные доказательства не подтверждают наличие заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны оспариваемых товарных знаков, поскольку правообладателем товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 573157, N 573158, N 573159 является общество "Крымский винный двор".

Согласно пункту 1 статьи 1489 ГК РФ, по лицензионному договору одна сторона - обладатель исключительного права на товарный знак (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования товарного знака в определенных договором пределах с указанием или без указания территории, на которой допускается использование, в отношении всех или части товаров, для которых зарегистрирован товарный знак.

Лицензионный договор от 05.05.2016 подтверждает факт передачи обществом "Крымский винный двор" обществу "Родник и К" права использования товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 573157, N 573158, N 573159 в пределах, установленных этим договором. Указанный лицензионный договор зарегистрирован Роспатентом 07.11.2016 за N РД0209686.

Из содержания вышеназванных технологических инструкций, товарных накладных, фотоматериалов, следует, что обществом "Родник и К" самостоятельно в собственных интересах в рамках лицензионного договора, осуществляется производство и поставка товаров 33-го класса МКТУ, маркированных обозначением "Shustoff", "ШУСТОВ" с изобразительным элементом в виде колокола.

Факт и объем производства и поставки алкогольной продукции с обозначением "Shustoff", "ШУСТОВ" обществом "Родник и К" также подтверждается информацией предоставленной Росалкогольрегулированием.

О наличии у истца заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков также свидетельствует тот факт, что общество "Родник и К" обращалось в Суд по интеллектуальным правам с исками к обществу "Корпорация "РИАЛ" о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков ответчика со словесным элементом "SHUSTOV", "Шустовъ", "Шустов" и изобразительным элементом "Колокол".

Кроме того в решении Суда по интеллектуальным правам от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, сделан вывод о том, что истец является заинтересованным лицом в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 189239, N 240948, N 241806.

Также общество "Родник и К" обратилось в Роспатент с заявкой N 2016701938 на регистрацию в качестве товарного знака обозначения для товаров и услуг 32, 33, 35-го и 43-го классов МКТУ.

При этом согласно информации из открытого реестра федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный институт промышленной собственности" Роспатентом принято решение об отказе обществу "Родник и К" в регистрации такого обозначения в качестве товарного знака, с указанием на сходство до степени смешения заявленного обозначения с спорными товарными знаками, правообладателем которых является ответчик.

Оценив представленные истцом доказательства в их совокупности и взаимной связи судебная коллегия приходит к выводу о том, что истцом подтверждено осуществление хозяйственной деятельности, связанной с производством и введением в гражданский оборот на территории Российской Федерации товаров 32-го, 33-го классов МКТУ, а также осуществление услуг 35-го класса МКТУ, в отношении которых им подано исковое заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков ответчика, а также подтверждено реальное намерение использовать в гражданском обороте обозначения "Shustoff", "ШУСТОВ".

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 264147 является комбинированным, изобразительный элемент которого выполнен в виде черного колокола с табличкой, на которой расположен словесный элемент, выполненный заглавными буквами кириллического алфавита белого цвета. Доминирующий словесный элемент "ШУСТОВЪ".

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 240948 является комбинированным, изобразительный элемент которого выполнен в виде черного колокола с табличкой, на которой расположен словесный элемент, выполненный заглавными буквами латинского алфавита белого цвета. Доминирующий словесный элемент "SHUSTOV".

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 241806 представляет собой комбинированное обозначение, состоящее из изобразительной части, выполненной в форме схематического изображения колокола и включенного в него словесного элемента "SHOUSTOV". При этом словесная часть данного товарного знака исполнена заглавными буквами латинского алфавита белого цвета, а по краям от нее находятся точки.

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 189239 является комбинированным, исполнен в виде схематического изображения колокола синего цвета, который включает в себя словесный элемент "ШУСТОВЪ". Словесная часть обозначения выполнена в белом цвете заглавными буквами кириллического алфавита.

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 573157, лицензиатом прав на который является истец, представляет собой словесный элемент "ШУСТОВ", исполненный заглавными буквами кириллического алфавита в черном цвете.

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 573158, лицензиатом прав на который является истец, представляет собой изобразительный элемент в виде колокола, выполненного в черном цвете.

Товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 573159, лицензиатом прав на который является истец, представляет собой словесный элемент "Shustoff", выполненный в рукописном шрифте, буквами латинского алфавита. Первая буква "S" является заглавной.

Обозначение по заявке N 2016701938 представляет собой словесный элемент " " исполненный буквами латинского алфавита черного цвета. Первая буква "S" является заглавной.

Согласно пункту 41 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила), обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением (товарным знаком), если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В силу пункта 42 Правил словесные обозначения сравниваются со словесными обозначениями и с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы.

Сходство словесных обозначений оценивается по звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) признакам.

Признаки, указанные в пункте 42 Правил, учитываются как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Согласно пункту 43 Правил изобразительные и объемные обозначения сравниваются с изобразительными, объемными и комбинированными обозначениями, в композиции которых входят изобразительные или объемные элементы.

Сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: 1) внешняя форма; 2) наличие или отсутствие симметрии; 3) смысловое значение; 4) вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и тому подобное); 5) сочетание цветов и тонов.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

В соответствии с положениями пункта 44 Правил комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, указанные в пунктах 42 и 43 Правил, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Проанализировав обозначения спорных товарных знаков, а также обозначений товарных знаков лицензиатом которых является истец и обозначение по заявке истца, судебная коллегия приходит к выводу об их сходстве до степени смешения на основании признаков звукового, графического и смыслового сходства.

Так, словесные элементы сравниваемых обозначений имеют одинаковое значение. Слово "Shustoff" является транслитерацией фамилии "Шустов", которая использована в спорном товарном знаке. При этом использование буквы "ъ" в конце данной фамилии является отсылкой к дореволюционным орфографическим правилам.

При этом сравниваемые обозначения, несмотря на различие в алфавите и небольших шрифтовых особенностей, благодаря сходным доминирующим элементам создают общее зрительное впечатление.

Общий изобразительный элемент в виде колокола в спорных товарных знаках и в товарном знаке по свидетельству Российской Федерации N 573158, лицензиатом которого является истец, выполнен в схожей стилистике, в одном цветовом тоне, с нанесением белых линий, подчеркивающих границы и форму колокола.

Кроме того, верхняя составная часть колокола - "корона", в сравниваемых обозначениях, состоит из большого числа петель, а устье имеет нестандартную форму.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о том, что сравниваемые обозначения спорных товарных знаков, обозначения по заявке N 2016701938, товарных знаков, используемых истцом, являются сходными до степени смешения.

При этом судебная коллегия принимает во внимание тот факт, что сходство сравниваемых обозначений ответчиком не оспаривается.

Согласно пункту 45 Правил при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю. При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки. Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Как отмечено в пункте 42 Обзора, в ходе установления однородности товаров суды должны принимать во внимание следующие обстоятельства: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажу через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Кроме того, однородные товары - это товары (услуги), не являющиеся идентичными во всех отношениях, не обязательно находящиеся в одном классе МКТУ, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции.

Однородность признается по факту, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Согласно пункту 3.1 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 198 (далее - Методические рекомендации), признаки однородности товаров подразделяются на основные и вспомогательные. К основным признакам относятся: род (вид) товаров; назначение товаров; вид материала, из которого изготовлены товары. Остальные признаки относятся к вспомогательным.

Чаще всего основанием для признания товаров однородными является их принадлежность к одной и той же родовой или видовой группе. При определении однородности товаров с учетом их назначения целесообразно принимать во внимание область применения товаров и цель применения (пункты 3.1.1, 3.1.2 Методических рекомендаций).

Вышеперечисленные правила в полной мере относятся и к определению однородности услуг.

В соответствии с пунктом 3.4 Методических рекомендаций при установлении однородности услуг целесообразно руководствоваться, в первую очередь, таким признаком, как назначение услуги, предназначенной для конкретного вида деятельности (реклама, страхование, воспитание и т.д.). Услуги, относящиеся к одному виду, но оказываемые в разных областях деятельности, не могут быть отнесены к однородным. Вместе с тем при определении однородности услуг может быть учтена их принадлежность к одному и тому же роду, виду.

Кроме того, в соответствии с пунктом 3.6 Методических рекомендаций, степень однородности товаров тесно связана со степенью сходства обозначений, предназначенных для их маркировки. Чем сильнее сходство, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные.

Представленные в материалы дела обществом "Родник и К" доказательства подтверждают заинтересованность данного лица в досрочном прекращении правовой охраны:

товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 264147 в отношении товаров 32-го класса "минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)", услуг 35-го класса "продвижение товаров (для третьих лиц); распространение рекламных материалов; публикация рекламных текстов; радиореклама; распространение образцов; распространение рекламных объявлений; реклама" МКТУ;

товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 240948 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" МКТУ;

товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 241806 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" МКТУ;

товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 189239 в отношении товаров 32-го класса "пиво; минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки; фруктовые напитки и фруктовые соки; сиропы и прочие составы для изготовления напитков", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)" и услуг 35-го класса "реклама; сбыт товаров через посредников" МКТУ.

При этом судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что общество "Родник и К" является производителем алкогольной продукции, однородной такому товару как "пиво".

При этом товар "пиво" и товары "минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки; фруктовые напитки и фруктовые соки; сиропы и прочие составы для изготовления напитков; воды; коктейли безалкогольные; лимонады; напитки безалкогольные; напитки фруктовые; нектары фруктовые с мякотью; пиво; соки фруктовые; соки овощные" относятся к одному родовому понятию, имеют общие условия и каналы реализации.

В соответствии с положениями пункта 3.5 Методических рекомендаций, однородными между собой могут быть признаны товары и услуги.

Деятельность по производству алкогольных и безалкогольных напитков тесно связана с их продвижением и реализацией. При исследовании однородности товаров 32, 33-го классов МКТУ, в отношении которых заявлены требования, и услуг 35-го класса МКТУ "реклама; сбыт товаров через посредников", суд также приходит к выводу, что традиционность и условия их использования, функциональное назначение, общий для них круг потребителей свидетельствуют об однородности названных товаров и услуг.

Кроме того, сложившееся в обществе представление о взаимодополняемости сравниваемых товаров и услуг при их потреблении свидетельствует об их общем (целостном) восприятии значительным кругом потребителей.

Однородность и сходство до степени смешения, ответчиком не оспорены.

Учитывая широкий спектр осуществляемых истцом видов деятельности в области производства и реализации товаров 33-го класса МКТУ, а также принимая во внимание, что товары и услуги, в отношении которых зарегистрированы спорные товарные знаки, однородны товарам и услугам, для индивидуализации которых зарегистрированы товарные знаки лицензиатом которых является истец, а также однородны товарам и услугам в отношении которых подана заявка на регистрацию товарного знака истца, поскольку либо относятся к одному виду товаров (услуг), либо имеют общие объем и цель применения, круг потребителей, либо являются взаимодополняемыми, коллегия судей признает истца заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков в отношении заявленных товаров и услуг для которых зарегистрированы спорные товарные знаки.

Согласно пункту 3 статьи 1486 ГК РФ бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Статьей 5C(1) Конвенции об охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883), статьями 15 и 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (заключено в г. Марракеше 15.04.1994) предусмотрено, что если в стране использование зарегистрированного знака является обязательным, регистрация может быть аннулирована лишь по истечении справедливого срока (не менее трех лет) и только тогда, когда заинтересованное лицо не представит доказательств, оправдывающих причины его бездействия.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 38 Обзора, для целей применения положений статьи 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот.

При этом при рассмотрении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. Для целей статьи 1486 ГК РФ однородность товаров не учитывается (пункт 41 Обзора).

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

Согласно пункту 1 статьи 1486 ГК РФ решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Исходя из даты направления истцом предложения о добровольном отказе от исключительных прав на спорные товарные знаки (07.09.2017), период времени, в отношении которого правообладателем должно быть доказано использование спорных товарных знаков, исчисляется с 07.09.2014 по 06.09.2017 включительно.

Предложение истца было направлено на юридический, а также на почтовый адреса правообладателя (почтовые идентификаторы 14100414005515 и 14100414005523), вместе с тем, согласно сведениям с официального сайта ФГУП "Почта России" указанная корреспонденция была отправлена обратно отправителю в связи с истечением срока ее хранения.

Истцом также был соблюден тридцатидневный срок по истечении двух месяцев с даты направления предложения ответчику, иск подан в суд (нарочно) 06.12.2017.

С учетом изложенного коллегия судей считает, что истец представил доказательства, подтверждающие соблюдение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, установленного пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ, а именно направления предложения заинтересованного лица в адрес правообладателя спорного товарного знака.

Судебная коллегия отклоняет довод ответчика об отсутствии взаимосвязи между использованием ответчиком спорных товарных знаков и предложением истца, поскольку им не было получено предложение от истца, а информацию о настоящем судебном процессе он получил только посредством системы "Мой арбитр".

В силу части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Поскольку общество "Корпорация "РИАЛ" самостоятельно не обеспечило меры для получения поступающей к нему почтовой корреспонденции, поэтому именно на нем в соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лежит риск возникновения неблагоприятных последствий в результате неполучения указанной корреспонденции.

По смыслу норм, изложенных в статьях 1484 и 1486 ГК РФ и закрепляющих способы использования товарного знака и необходимость использования зарегистрированного товарного знака в отношении всех товаров, для индивидуализации которых он зарегистрирован, правообладатель обязан использовать товарный знак для индивидуализации каждого из товаров, перечисленных в свидетельстве о регистрации товарного знака. Неисполнение правообладателем указанной обязанности влечет за собой риск досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в отношении тех товаров, для индивидуализации которых товарный знак не используется.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В качестве доказательств использования товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 264147, N 240948, N 241806, N 189239 общество "Корпорация "РИАЛ" представило в суд следующие документы: копию решения Суда по интеллектуальным правам от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, договор поставки от 01.11.2013 N 054/11-13, заключенный между обществом "Росалко" и обществом с ограниченной ответственностью "Рябинка-2" (далее - общество "Рябинка-2"), договор поставки от 01.04.2014 N 01/04-1, заключенный между обществом "Рябинка-2" и обществом с ограниченной ответственностью "Торговый Дом "Гарант Трейд" (далее - общество "Торговый Дом "Гарант Трейд"), заявку о фиксации в Единой государственной информационной системе (далее - ЕГАИС) сведений об отгрузке от 02.04.2015 N 73, под номером 350177000001318756, товарно-транспортную накладную от 02.10.2015 N 850, товарную накладную от 02.10.2015 N 850, счет-фактуру от 02.10.2015 N 864, договор от 22.09.2017 N 22/09, заключенный между обществом "Корпорация "Риал" и обществом "Росалко", предоставляющий обществу "Росалко" производство товара с размещением товарных знаков ответчика, договор поставки от 22.11.2017 N 22/11/17, заключенный между обществом "Росалко" и обществом "Флагман", сведения из ЕГАИС об отгрузке от 23.03.2018 N 41, товарно-транспортную накладную от 23.03.2018 N 41, товарную накладную от 23.03.2018 N 41 от 23.03.2018, счет-фактуру от 23.03.2018 N 41, уведомление о качестве от 05.12.2017 N 56, уведомление о качестве от 05.12.2017 N 57 от 05.12.2017, фотографии продукции водка "ШУСТОВ", фотографии продукции водка "ШУСТОВЪ", технологическую инструкцию по производству водки "ШУСТОВЪ" от 02.10.2017, рецептуру водки "ШУСТОВЪ" от 02.10.2017, производственный отчет расхода материалов от 05.12.2017 N 58 от 05.12.2017, технологическую инструкцию по производству водки от 02.11.2017 "ШУСТОВ" от 02.11.2017, рецептуру водки "ШУСТОВ" от 02.10.2017, производственный отчет расхода материалов от 05.12.2017 N 57 от 05.12.2017, акт списания от 26.03.2018 N 1 за регистрационным номером в ЕГАИС WOF-005620017, скриншоты сайта ресторана "Шустовъ".

Ответчик в отзыве на иск указывает, что решением Суда по интеллектуальным правам от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016 было установлено, что правообладателем спорных товарных знаков является общество "Корпорация "РИАЛ" с 07.07.2015, которые перешли к нему от общества "Вереск", а обществу "Вереск" от общества "Глобал".

Ответчик также отмечает, что в деле N СИП-240/2016 судом уже было установлено, что обществом "Корпорация "РИАЛ" подтверждено использование спорных товарных знаков в отношении 33-го класса МКТУ, такими документами, как: договором поставки от 01.11.2013 N 054/11-13, заключенным между обществом "Росалко" и обществом "Рябинка-2", договором поставки от 01.04.2014 N 01/04-1, заключенным между обществом "Рябинка-2" и обществом "Торговый Дом "Гарант Трейд", заявкой о фиксации в Единой государственной информационной системе (далее - ЕГАИС) сведений об отгрузке от 02.04.2015 N 73, под номером 350177000001318756, товарораспорядительными документами к отгрузке N 73. При этом обстоятельство того, что договор поставки от 01.04.2014 N 01/04-1 был исполнен, подтверждается товарной накладной от 02.10.2015 N 850.

Общество "Корпорация "РИАЛ" ссылается на то, что в соответствии с пунктом 1.1 договора поставки от 01.11.2013 N 054/11-13, заключенного между обществом "Росалко" и обществом "Рябинка-2", общество "Росалко" взяло на себя обязательство передать в собственность общества "Рябинка-2" алкогольные напитки.

При этом обществу "Рябинка-2" была выдана лицензия Росалкогольрегулированием на осуществление закупки, хранения и поставки алкогольной продукции на срок с 21.03.2013 по 29.02.2016 (N 503АП0001645).

В свою очередь общество "Рябинка-2" также заключило договор поставки от 01.04.2014 N 01/04-1 с обществом "Торговый дом "Гарант Трейд" (покупатель), в рамках которого обязалось передать покупателю алкогольную продукцию. Данный договор был исполнен, что подтверждается представленными в дело документами, в том числе товарной накладной от 02.10.2015 N 850.

Кроме фактов, установленных решением суда от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, ответчик в обосновании довода о подтверждении использования им спорных товарных знаков в отношении товаров 33-го класса МКТУ, ссылается на следующие обстоятельства.

Так, между обществом "Корпорация Риал" и обществом "Росалко" 22.09.2017 заключен договор N 22/09, согласно пункту 1.1 которого изготовитель (общество "Росалко") по заказу и под контролем правообладателя осуществляет производство товара с размещением товарных знаков согласно перечню, включающему спорные товарные знаки.

Обществом "Росалко" 02.10.2017 разработаны и утверждены рецептура и технологические инструкции по производству водок "ШУСТОВ" и "ШУСТОВЪ".

Между обществом "Флагман" (покупатель) и обществом "Росалко" (поставщик) 22.11.2017 заключен договор поставки N 22/11/17, согласно которому поставщик обязался передавать в собственность покупателя алкогольную продукцию согласно заявкам покупателя в сроки и на условиях, предусмотренных договором.

Кроме того, ответчик в подтверждение использования спорных товарных знаков в отношении 33-го классов МКТУ также представил в суд производственные отчеты расхода материалов от 05.12.2017 N 57 и от 05.12.2017 N 58, а также фотоматериалы товаров водка "ШУСТОВ", "ШУСТОВЪ", сведения в ЕГАИС об отгрузке от 23.03.2018 N 41 и товаросопроводительные документы к отгрузке от 23.03.2018 N 41.

Ответчик отмечает, что договор поставки от 22.11.2017 N 22/11/17 заключен сроком до 31.12.2019 и частично уже исполнен, что подтверждается, в том числе, товарной накладной N 41.

Ответчик указывает, что актом списания от 26.03.2018 N 1 образцы товара с размещением спорных товарных знаков переданы в качестве рекламной продукции потенциальным покупателям.

В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

По смыслу приведенной процессуальной нормы преюдициальное значение могут иметь только юридические факты материально-правового содержания, но не те факты, установление которых имеет процессуальное значение. Иными словами, по смыслу приведенной правовой нормы преюдиция - это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной и (или) резолютивной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами.

При этом, преюдициальность означает не только отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение. Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном законом.

Преюдициальность имеет свои объективные и субъективные пределы. По общему правилу объективные пределы преюдициальности касаются обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу. Среди этих фактов могут быть те, которые оказались бесспорными, и те, которые суд ошибочно включил в предмет доказывания по делу. В любом случае все факты, которые суд счел установленными во вступившем в законную силу судебном акте, обладают преюдициальностью. Субъективные пределы - это наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем процессах.

Таким образом, преюдициальным является обстоятельство, имеющее значение для правильного рассмотрения дела, установленное судом и изложенное во вступившем в законную силу судебном акте по ранее рассмотренному делу между теми же сторонами, а не обстоятельство, которое должно быть установлено. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались, не оценивались, не входили в предмет доказывания.

Судебная коллегия учитывает, что часть 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации освобождает от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключает их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора.

Высшими судебными инстанциями неоднократно высказывалась правовая позиция, согласно которой, если в двух самостоятельных делах дается оценка одним обстоятельствам, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, принимается во внимание судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен мотивировать такой вывод. При этом иная оценка может следовать, например, из иного состава доказательств по второму делу, нежели те, на которых основано решение по первому делу.

Так, в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств" отмечено, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы.

Судебная коллегия учитывает выводы сделанные судом в решении от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, однако отмечает, что в настоящем деле, период, в отношении которого правообладателем должно быть доказано использование спорных товарных знаков, является иным и исчисляется с 07.09.2014 по 06.09.2017 включительно.

В деле N СИП-240/2016 периодом, в отношении которого ответчику необходимо было доказать использование товарных знаков являлся период с 27.09.2013 по 21.08.2014.

В решении от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, судом установлено, что общество "Рябинка-2" заключило договор поставки от 01.04.2014 N 01/04-1 с обществом "Торговый Дом "Гарант Трейд", в рамках которого обязалось передать покупателю алкогольную продукцию. Данный договор был исполнен, что подтверждается представленными в дело документами, в том числе товарной накладной от 02.10.2015 N 850.

Также в решении от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016 суд сделал вывод о том, что общество "Русалко" в период с 10.02.2014 по 14.02.2014 участвовало в 21-й международной выставке продуктов питания, напитков и сырья для их производства ПРОДЭКСПО, на которой выставлялась продукция, маркированная товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 189239, N 264147.

Кроме того, в решении от 12.09.2016, суд принял во внимание также обстоятельство того, что спорные знаки в период с 26.09.2012 по 21.08.2014 не использовались ответчиком по независящим от правообладателя обстоятельствам (так как именно в этот период времени велись процедуры банкротства).

Судебная коллегия отмечает, что в решении суда от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016, вывод об отказе в удовлетворении исковых требований общества "Родник и К" в полном объеме, был сделан судом с учетом оценки совокупности всех представленных обществом "Корпорация "РИАЛ" доказательств, подтверждающих использование спорных товарных знаков за иной период доказывания, а именно: с 27.09.2013 по 21.08.2014.

В связи с этим, судебная коллегия учитывает, что в настоящем деле, доказательства, представленные ответчиком в обоснование довода о том, что ответчик принимал участие в международной выставке в период с 10.02.2014 по 14.02.2014 на которой выставлялась алкогольная продукция, маркированная товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 189239, N 264147 не могут быть признаны допустимыми, так как они подтверждают обстоятельства, которые выходят за тот трехлетний период времени, в течение которого ответчику необходимо доказать использование спорных товарных знаков (с 07.09.2014 по 06.09.2017).

При изложенных обстоятельствах, доказательства, оценка которым дана судом в решении от 12.09.2016 по делу СИП-240/2016, равно как и доказательства, подтверждающие использование спорных товарных знаков после спорного периода (после 06.09.2017), а именно: договор 22.09.2017 N 22/09, рецептура и технологические инструкции по производству водки "ШУСТОВ" и "ШУСТОВЪ" от 02.10.2017, договор поставки от 22.11.2017 N 22/11/17, производственные отчеты расхода материалов от 05.12.2017 N 57 и от 05.12.2017 N 58, не могут быть признаны относимыми к настоящему делу и не могут быть положены в основу выводов суда по настоящему делу.

По запросу суда, Росалкогольрегулированием представлены сведения, зафиксированные в ЕГАИС о разовой поставке алкогольной продукции с наименованием "Водка особая "Шустов" Столовое вино N 28", согласно которым общество "Росалко" 02.10.2015 осуществило поставку указанного товара в количестве 5 бутылок в объеме 0,25 литров, ценой 162 рубля за бутылку.

При этом именно данный единичный случай поставки, подтверждается, представленной в материалы настоящего дела копией товарной накладной от 02.10.2015 N 850.

Как указывалось ранее, данной накладной от 02.10.2015 также была дана оценка судом в решении от 12.09.2016 по делу N СИП-240/2016. Суд оценил ее, в качестве доказательства, подтверждающего обстоятельство того, что договор поставки от 01.04.2014 N 01/04-1, заключенный между обществом "Рябинка-2" и обществом "Торговый Дом "Гарант Трейд" был исполнен.

В связи с этими обстоятельствами, судебная коллегия считает необходимым обратить внимание на следующее.

Как усматривается из указанной накладной, обществом "Рябинка-2" 02.10.2015 обществу "Торговый Дом "Гарант Трейд" поставлена алкогольная продукция с наименованием "Водка особая "Шустов" Столовое вино N 28", в количестве 5 бутылок в объеме 0,25 литров, ценой 162 рубля за бутылку.

Иных доказательств введения товара, маркированного спорными товарными знаками в гражданский оборот, ответчиком в период подлежащий доказыванию (с 07.09.2014 по 06.09.2017) в материалы дела не представлено.

Судебная коллегия приходит к выводу, что названное доказательство в конкретном случае не может являться основанием для подтверждения факта использования товарных знаков.

По смыслу пункта 2 статьи 1484 ГК РФ основной целью осуществления исключительного права на товарный знак является индивидуализация товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован. Данная индивидуализация, в свою очередь, преследует цель создания или сохранения рынка сбыта для таких товаров или услуг. Символическое использование товарного знака с единственной целью сохранить права на этот товарный знак не может являться основанием для признания использования такого средства индивидуализации для целей пункта 2 статьи 1486 ГК РФ.

При оценке доказательств реального использования спорного обозначения подлежит установлению совокупность обстоятельств, подтверждающих введение в гражданский оборот продукции, маркированной таким обозначением, в том числе показатели объема такой продукции. К примеру, низкий уровень товарооборота дорогостоящей (эксклюзивной) продукции со спорным товарным знаком может быть признан судом в совокупности с иными доказательствами достаточным доказательством использования данного товарного знака, в то время как такой же объем товарооборота менее дорогостоящей продукции в силу своих качеств (более доступная для рядового потребителя в силу своей стоимости и/или распространенности и/или отнесения к бытовым предметам, предметам каждодневного использования и тому подобному) не может свидетельствовать о том, что указанная продукция подтверждает добросовестное использование правообладателем своего товарного знака, а доказательства такого использования не могут быть признаны достаточными.

Судебная коллегия считает, что произведенный объем алкогольной продукции в количестве пяти экземпляров за период действия товарных знаков (в период подлежащий доказыванию с 07.09.2014 по 06.09.2017) и его введение в оборот путем передачи таких товара обществу "Торговый Дом "Гарант Трейд", не может служить доказательством реального коммерческого использования спорных товарных знаков, направленного на сохранение или создание доли на рынке для данной категории товаров, охраняемыми товарными знаками.

Как отмечено Всемирной организацией интеллектуальной собственности в пунктах 9.86, 9.88 раздела F главы 9 Введения в интеллектуальную собственность, использование товарных знаков должно быть предано гласности, то есть товары должны выставляться на продажу через нормальные коммерческие каналы. При этом использование должно быть фактическим, номинального использования недостаточно.

Судебная коллегия считает, что критериями признания использования номинальным (символическим), то есть не учитываемым в качестве реального (фактического) использования товарного знака в соответствии с пунктом 2 статьи 1486 ГК РФ, в частности, являются: недобросовестное использование спорного обозначения и использование, единственной целью которого является сохранение права на товарный знак.

При этом целью номинального использования спорного товарного знака является не насыщение российского рынка товарами, а прежде всего, непредставление такой возможности иным лицам, в частности истцу.

Также в качестве критерия признания использования номинальным (символическим) возможно учитывать следующее обстоятельство.

Если количество аналогичных товаров истца, который надлежащим образом использует свои товарные знаки, маркируя ими выпускаемую продукцию, сопоставимо с тем количеством подобного рода товарам правообладателя-ответчика, то в таком случае использование товара ответчиком не может быть признано номинальным.

Судебная коллегия отмечает, что количество произведенной ответчиком алкогольной продукции, содержащей спорное обозначение - пять бутылок объемом 0,25 литров (за трехлетний спорный период), не является существенным для обычного производителя именно такой продукции. Указанные мизерные объемы производства указанной продукции, которая маркирована с использованием элементами спорных товарных знаков, не способны насытить российской рынок товарами данной продукции.

Поставка алкогольной продукции с наименованием "Водка особая "Шустов" Столовое вино N 28" осуществлялась лишь один день 02.10.2015 из трехлетнего периода подлежащего доказыванию (с 07.09.2014 по 06.09.2017).

Абсолютно очевидно, что при таком минимальном периоде реализации нельзя говорить о добросовестном коммерческом продвижении ответчиком своей продукции, так как осуществление указанных действий свидетельствуют только о цели создания видимости продвижения продукции.

При этом в подтверждение своей позиции по надлежащему использованию спорных товарных знаков, в опровержение довода истца об их номинальном использовании, ответчик не воспользовался своим правом представить суду доказательства того, что объемы производимой им продукции, маркированной спорными товарными знаками являются достаточными для насыщения российского рынка товарами данной категории и каким-либо образом сопоставимы по количеству с другими производителями товаров данной категории.

В силу статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности, а риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий несут лица, участвующие в деле.

В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Правообладатель спорных товарных знаков своими процессуальными правами распорядился самостоятельно, представив в суд в качестве доказательств, подтверждающих использование спорных обозначений, именно те документы, которые посчитал достаточными для подтверждения своих возражений на доводы иска.

Таким образом, учитывая совокупность представленных истцом доказательств, суд полагает, что правообладателем не доказан факт использования спорных товарных знаков в исследуемый трехлетний период в отношении товаров и услуг, о прекращении правовой охраны которых, просит истец.

Доказательств того, что имелись объективные препятствия к использованию оспариваемых товарных знаков в отношении упомянутых товаров и услуг в исследуемый период, ответчиком суду также представлено не было.

При таких обстоятельствах с учетом доказанности истцом своей заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарных знаков ответчика, в отношении соответствующих товаров и услуг, и отсутствием надлежащих доказательств их фактического использования со стороны правообладателя исковые требования подлежат удовлетворению полностью.

Расходы по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на ответчика в связи с удовлетворением исковых требований в полном объеме.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

требования общества с ограниченной ответственностью "Родник и К" удовлетворить.

Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 264147 в отношении товаров 32-го класса "минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)", услуг 35-го класса "продвижение товаров (для третьих лиц); распространение рекламных материалов; публикация рекламных текстов; радиореклама; распространение образцов; распространение рекламных объявлений; реклама" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 240948 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 241806 в отношении товаров 33-го класса "напитки алкогольные; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки спиртные; напиток медовый; настойка мятная; сакэ; спирт рисовый; джин; ром; настойки горькие; ликеры; виски; бренди; аперитивы, включенные в 33 класс; водка" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Досрочно прекратить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 189239 в отношении товаров 32-го класса "пиво; минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки; фруктовые напитки и фруктовые соки; сиропы и прочие составы для изготовления напитков", 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива)" и услуг 35-го класса "реклама; сбыт товаров через посредников" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Корпорация "РИАЛ" (Новоясеневский пр-кт, д. 32, корп. 1, оф. 1, Москва, 117463, ОГРН 1057747798866) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Родник и К" (ул. Силикатная, д. 17, г. Мытищи, Московская обл., 141004, ОГРН 1025003530826) 24 000 (Двадцать четыре тысячи) рублей государственной пошлины, уплаченной при подаче настоящего искового заявления.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий
судья
Д.А. Булгаков
Судья Д.И. Мындря
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Ответчик по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие неиспользования (правообладатель) должен доказать его использование.

Суд по интеллектуальным правам подчеркнул, что при решении данного вопроса не учитывается символическое использование, единственная цель которого - сохранить права на товарный знак.

Малый товарооборот дорогой (эксклюзивной) продукции, маркированной товарным знаком, может быть достаточным доказательством его использования, а такой же объем оборота недорогих товаров - нет. Если количество аналогичных товаров истца и ответчика-правообладателя сопоставимо, то использование последним товарного знака не может считаться номинальным.

В спорном случае ответчик ссылался на поставку алкогольной продукции с использованием товарного знака. Но объем был мизерным (за 3-летний период - 5 бутылок по 162 руб.). Поэтому данное обстоятельство не подтверждает реальное коммерческое использование товарного знака.