Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2018 г. по делу N А76-17992/2017 Принятые судебные акты о взыскании компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных, исключительные права на которые принадлежат РФ, оставлены без изменения, поскольку спорные координаты пунктов входят в федеральный картографо-геодезический фонд, а материалы и данные, входящие в указанный фонд, относятся к федеральной собственности

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2018 г. по делу N А76-17992/2017 Принятые судебные акты о взыскании компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных, исключительные права на которые принадлежат РФ, оставлены без изменения, поскольку спорные координаты пунктов входят в федеральный картографо-геодезический фонд, а материалы и данные, входящие в указанный фонд, относятся к федеральной собственности

Резолютивная часть постановления объявлена 5 июня 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 7 июня 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Рассомагиной Н.Л., Силаева Р.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Межевой центр Плюс" (ул. Кирова, д. 118, оф. 1, г. Челябинск, 454091, ОГРН 1067451015444) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 06.12.2017 по делу N А76-17992/2017 (судья Катульская И.К.) и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2018 по тому же делу (судьи Скобелкина А.П., Бояршинова Е.В., Кузнецов Ю.А.)

по исковому заявлению управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области (ул. Елькина, д. 85, г. Челябинск, 454048, ОГРН 1047424555870)

к обществу с ограниченной ответственностью "Межевой центр Плюс"

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, явку представителей не обеспечили.

Суд по интеллектуальным правам установил:

управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области (далее - управление) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Межевой центр Плюс" (далее - общество) о взыскании компенсации в размере 10 000 рублей за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных, исключительные права на которые принадлежат Российской Федерации.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 06.12.2017 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2018 решение Арбитражного суда Челябинской области от 06.12.2017 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Суд по интеллектуальным правам, общество, ссылаясь на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований.

Общество утверждает, что управлением не доказан факт использования обществом координат пункта государственной геодезической сети "Элеватор", поскольку из пояснительной записки от 11.02.2016 N 4868 директора общества, на которую имеется ссылка в предписании управления от 12.02.2016 N 1, следует, что в действительности данные координаты не использовались обществом в качестве геодезической основы при проведении кадастровых работ. Общество отмечает, что данное указание в межевом плане на спорные координаты является недостоверным и в действительности был использован пункт триангуляции "Курочкино".

По мнению ответчика, поскольку истцом не доказан факт незаконного использования спорных материалов и данных федерального фонда пространственных данных, то отсутствуют и основания для привлечения ответчика к ответственности предусмотренной статьями 1259 и 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Также общество обращает внимание, что поскольку управление не является обладателем исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии, а лишь осуществляет представительство Российской Федерации в этой сфере, то оно не вправе обращаться с требованием о взыскании компенсации за допущенное нарушение.

Управление в отзыве не согласилось с доводами, изложенными в кассационной жалобе, полагая, что обжалуемые судебные акты являются законными, а выводы, изложенные в них, основаны на полной и всесторонней оценке доказательств, представленных в материалы дела.

Возражая против доводов ответчика, истец отмечает, что факт незаконного использования спорных материалов и данных федерального фонда пространственных данных подтверждается самим межевым планом, представленным в материалы дела, из которого очевидно следует, что в качестве геодезической основы при подготовке этого межевого плана указаны координаты пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 пункта триангуляции "Элеватор".

Управление указывает на то, что все денежные средства, в том числе суммы компенсации за нарушения исключительных прав на материалы и данные федерального фонда пространственных данных, поступают в федеральный бюджет, а управление является администратором этих доходов.

Общество 01.06.2018 представило дополнение к кассационной жалобе, в котором указывает на то, что суды неправомерно признали спорные координаты результатами интеллектуальной деятельности (объектами авторского права), поскольку процесс получения данных координат не носит творческого характера, а следовательно, это исключает возможность привлечения общества к ответственности за нарушение исключительных прав, предусмотренной статьями 1259 и 1301 ГК РФ.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, явку представителей в судебное заседание не обеспечили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 "О некоторых вопросах, применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ "О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации", при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при рассмотрении судом первой инстанции заявления по вопросу о судебных расходах, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом отсутствие в материалах дела доказательств, подтверждающих получение лицами, участвующими в деле, названных документов, не может расцениваться как несоблюдение арбитражным судом правил Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о надлежащем извещении.

Законность обжалуемых решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, дополнении к жалобе и отзыве на нее.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, в ходе проведения внеплановой выездной проверки соблюдения требований действующего законодательства в сфере геодезии и картографии по заявлению Калиева Дильзабека от 27.01.2016 в соответствии с подпунктом "в" пункта 2 части 2 статьи 10 Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и межмуниципального контроля" в отношении общества в период с 08.02.2016 по 12.02.2016 управлением установлено, что обществом проведены кадастровые работы в связи с образованием земельного участка из земель, находящихся в государственной или иной муниципальной собственности, расположенного по адресу: ул. Уборевича, г. Копейск, Челябинская обл., по результатам которых был подготовлен межевой план земельного участка.

Проведение данных кадастровых работ подтверждено представленным в материалы дела межевым планом, составленным 16.09.2015.

Из раздела 2 листа N 2 этого межевого плана следует, что обществом при его подготовке использованы сведения о геодезической основе координаты пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор".

Актом проверки от 12.02.2016 N 7 установлен факт использования обществом при подготовке межевого плана от 16.09.2015 геодезической основы координат пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор".

Поскольку разрешения обществу на использование спорных координат предоставлено не было, управление обратилось к обществу с претензией, содержащей требование о выплате компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального картографо-геодезического фонда.

Не получив ответ на данную претензию, управление обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с настоящим исковым заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования в полном объеме, исходил из наличия у управления права на обращения в суд с настоящими требованиями (о взыскании компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных), что следует из нормативных положений, изложенных в статье 10 Федерального закона от 26.12.1995 N 209-ФЗ "О геодезии и картографии" (далее - Закон о геодезии и картографии) и части 1 статьи 11 Федерального закона от 30.12.2015 N 431-ФЗ "О геодезии, картографии и пространственных данных и о внесении изменения в отдельные законодательные акты Российской Федерации", действовавших на момент составления обществом межевого плана 16.09.2015, в котором незаконно были использованы координаты пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор".

Определяя размер компенсации за допущенное ответчиком нарушение, суд первой инстанции исходил из однократности использования спорных пунктов геодезической сети, и минимального размера компенсации, установленного пунктом 1 статьи 1301 ГК РФ, в связи с чем пришел к выводу о том, что размер компенсации в сумме 10 000 рублей является обоснованным и разумным.

Суд апелляционной инстанции выводы суда первой инстанции, изложенные в обжалуемом решении, поддержал.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, дополнении к ней и отзыве на нее, проверив в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Суд кассационной инстанции полагает необоснованным довод общества об отсутствии у административного органа права на обращение в суд с требованием о взыскании компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных.

В силу пункта 1 статьи 9 Закона о геодезии и картографии геодезические, картографические, топографические, гидрографические, аэрокосмосъемочные, гравиметрические материалы и данные, в том числе в цифровой форме, полученные в результате осуществления геодезической и картографической деятельности и находящиеся на хранении в федеральных органах исполнительной власти, подведомственных этим федеральным органам организациях, образуют государственный картографо-геодезический фонд Российской Федерации.

В составе государственного картографо-геодезического фонда Российской Федерации находятся федеральный, территориальные и ведомственные картографо-геодезические фонды (пункт 2 той же статьи).

Статьей 10 Закона о геодезии и картографии предусмотрено, что результаты геодезической и картографической деятельности, в том числе геодезические, картографические, топографические, гидрографические, аэрокосмосъемочные и гравиметрические материалы, которые получены за счет средств федерального бюджета, а также ранее за счет средств республиканского бюджета РСФСР и составлявшей союзный бюджет части государственного бюджета СССР и находятся на территории Российской Федерации, включая материалы государственного картографо-геодезического фонда Российской Федерации, являются федеральной собственностью.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 названного закона астрономо-геодезические, геодезические, нивелирные и гравиметрические пункты, наземные знаки и центры этих пунктов, в том числе размещенные на световых маяках, навигационных знаках и других инженерных конструкциях и построенные за счет средств федерального бюджета, относятся к федеральной собственности и находятся под охраной государства.

В силу пункта 8 статьи 9 Закона о геодезии и картографии федеральный государственный надзор в области геодезии и картографии, в том числе за передачей гражданами и юридическими лицами геодезических и картографических материалов и данных в соответствующие картографо-геодезические фонды, хранением и использованием этих материалов и данных, а также ведение государственного реестра ведомственных картографо-геодезических фондов осуществляет уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

Согласно пункту 2 Положения о федеральном государственном надзоре в области геодезии и картографии, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2012 N 1435, государственный геодезический надзор осуществляется Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии (далее - Росреестр) и ее территориальными органами.

Пунктом 5.1.18 Положения о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.2009 N 457, установлено, что Росреестр осуществляет федеральный государственный надзор в области геодезии и картографии, в том числе за передачей гражданами и юридическими лицами геодезических и картографических материалов и данных в соответствующие картографо-геодезические фонды, хранением и использованием этих материалов и данных.

Исключительным правом от имени Российской Федерации распоряжаются в пределах своей компетенции федеральные органы исполнительной власти, разместившие государственный заказ, в результате исполнения которого получены результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии. Органы, распоряжающиеся исключительным правом, осуществляют в установленном законодательством Российской Федерации порядке представительство интересов Российской Федерации по делам, связанным с рассмотрением вопросов об исключительном праве (пункты 2 и 3 Правил распоряжения исключительным правом Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 03.08.2012 N 793).

В пункте 2.5 Перечня материалов и данных, подлежащих включению в федеральный картографо-геодезический фонд, утвержденного приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 02.12.2011 N 706, указано, что материалы и данные по созданию и ведению государственных нивелирных сетей, геодезических сетей всех классов и разрядов, гравиметрических фундаментальной и первого класса сетей подлежат включению в федеральный картографо-геодезический фонд.

В соответствии с пунктом 2.5 Инструкции о порядке предоставления в пользование и использования материалов и данных федерального картографо-геодезического фонда, утвержденной приказом Росреестра от 05.08.2002 N 114-пр, предоставление в пользование материалов и данных фонда осуществляется на основании разрешений, выдаваемых органами государственного геодезического надзора.

Согласно пункту 7.1.23 Положения об управлении Росреестра по Челябинской области, утвержденного приказом Росреестра от 21.01.2017 N П/0027, административный орган представляет интересы Российской Федерации по делам, связанным с рассмотрением вопросов об исключительном праве на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии.

Учитывая вышеизложенное, суды пришли к правильным выводам о том, что спорные координаты пунктов входят федеральный картографо-геодезический фонд; материалы и данные, входящие в указанный фонд, относятся к федеральной собственности; управление является органом, уполномоченным выступать от имени Российской Федерации по вопросам, связанным с использованием исключительных прав в области геодезии и картографии, в том числе обращаться с исками о защите исключительных прав Российской Федерации.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам соглашается с выводом судов первой и апелляционной инстанций о наличии у управления права на обращение в суд от имени Российской Федерации с требованием о взыскании компенсации за незаконное использование материалов и данных федерального фонда пространственных данных.

При этом утверждение общества о том, что управление не вправе требовать взыскания компенсации за допущенное нарушение именно в его пользу, ввиду того, что оно, выступая от имени Российской Федерации, не является лицом, непосредственно получающим денежные средства в виде компенсации за нарушения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии, является ошибочным, поскольку исходя из кода бюджетной классификации Российской Федерации упомянутые денежные средства поступают непосредственно в федеральный бюджет.

Также судебная коллегия не может принять во внимание доводы общества относительно того, что спорные материалы и данные федерального фонда пространственных данных не являются объектами авторских прав, поскольку не представляют собой результат творческой деятельности, что исключает возможность привлечения общества к ответственности в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 1301 ГК РФ, которые изложены в дополнении к кассационной жалобе, поступившем в суд 01.06.2018.

Согласно части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций являются несоответствие выводов суда, содержащихся в решении, постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Вместе с тем ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции довод о том, что спорные материалы и данные федерального фонда пространственных данных не являются объектами авторских прав ответчиком не заявлялся.

Данное обстоятельство свидетельствует о том, что общество на стадии рассмотрения настоящего искового заявления в судах первой и апелляционной инстанций не отрицало тот факт, что спорные материалы и данные фонда пространственных данных являются объектами авторского права.

При этом суды первой и апелляционной инстанций, оценивая представленные в материалы дела доказательства, указали на то, что спорные материалы и данные федерального фонда пространственных данных являются объектом авторского права, исключительное право на который принадлежит Российской Федерации.

В силу части 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

В рассматриваемом случае у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для переоценки указанных выводов судов. В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

Пунктом 1 статьи 1229 ГК РФ предусмотрено, что гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается названным Кодексом.

Судебная коллегия отклоняет довод общества о недоказанности факта использования им координат пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор", поскольку данный довод противоречит материалам дела и, в частности, представленному тексту межевого плана от 16.09.2015, из которого следует, что геодезической основой для проведения кадастровых работ послужили именно координаты пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор".

При этом утверждения заявителя кассационной жалобы об ошибочном и недостоверном указании в спорном межевом плане в качестве геодезической основы координат пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор" не имеют в данном случае правового значения, носят предположительный характер и документально не подтверждены.

Напротив, суды первой и апелляционной инстанций, оценивая межевой план от 16.09.2016 по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с иными представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что данный план был передан его заказчику, недостоверность сведений (ввиду технической ошибки) ни обществом, ни заказчиком на момент передачи этого плана установлена не была, что исключает возможность признания неиспользования обществом при подготовке спорного межевого плана координат пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор".

Доказательств законности использования обществом координат пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор", вопреки положениям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, также не представлено.

Как следует из определения Верховного Суда Российской Федерации от 13.09.2016 N 305-ЭС16-7224, вопросы о наличии у истца исключительного права и нарушении ответчиком этого исключительного права являются вопросами факта, которые устанавливаются судами первой и апелляционной инстанций в пределах полномочий, предоставленных им Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, на основании исследования и оценки представленных сторонами в обоснование своих требований и возражений доказательств. Суд кассационной инстанции не вправе отвергать обстоятельства, которые суды первой и апелляционной инстанций сочли доказанными, и принимать решение на основе иной оценки представленных доказательств, поскольку иное свидетельствует о выходе за пределы полномочий, предусмотренных статьей 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, существенном нарушении норм процессуального права и нарушении прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Принимая во внимание указанные обстоятельства и вопреки доводам, изложенным в кассационной жалобе общества, суды первой и апелляционной инстанции правомерно признали общество лицом, нарушившим исключительные права Российской Федерации на координаты пункта государственной геодезической сети в системе координат МСК-74 - "Элеватор", в связи с чем пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для удовлетворения требования о взыскании компенсации за допущенное нарушение.

Определяя размер компенсации за допущенное нарушение, суды правомерно исходили из оценки обстоятельств однократности незаконного использования обществом спорных пунктов геодезической сети и минимального размера компенсации, установленного пунктом 1 статьи 1301 ГК РФ.

Вместе с тем, поскольку в кассационной жалобе общества не содержится доводов, связанных с несогласием с размером взысканной судами компенсации за допущенное нарушение, то выводы судов в указанной части не подлежат проверке Судом по интеллектуальным правам в кассационном порядке на основании части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Таким образом, рассмотрев кассационную жалобу в пределах изложенных в ней доводов, судебная коллегия полагает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права.

При этом Суд по интеллектуальным правам отмечает, что приведенные в кассационной жалобе доводы заявлены без учета компетенции суда кассационной инстанции, поскольку переоценка имеющихся в материалах дела доказательств и установленных судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств не входит в полномочия суда кассационной инстанции, определенные главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые в силу статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации могут являться основанием для отмены судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в любом случае, судом кассационной инстанции не установлено.

Таким образом, обжалуемые судебные акты являются законными и отмене не подлежат. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 06.12.2017 по делу N А76-17992/2017 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.02.2018 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Межевой центр Плюс" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Н.Л. Рассомагина
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что ответчик должен выплатить компенсацию за незаконное использование сведений федерального фонда пространственных данных. Как было установлено, при подготовке межевого плана он использовал координаты пункта государственной геодезической сети.

Предыдущие инстанции исходили из того, что использованные координаты являются объектом авторского права. Исключительные права на них принадлежат государству. При этом истец - территориальный орган Росреестра - вправе обратиться в суд с требованием о взыскании компенсации.