Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 апреля 2018 г. по делу N СИП-264/2016 Суд отказал в удовлетворении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, поскольку истец не доказал, что у него имеется реальный законный интерес в отношении использования спорного товарного знака, он не является заинтересованным лицом в досрочном прекращении правовой охраны

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 20 апреля 2018 г. по делу N СИП-264/2016 Суд отказал в удовлетворении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, поскольку истец не доказал, что у него имеется реальный законный интерес в отношении использования спорного товарного знака, он не является заинтересованным лицом в досрочном прекращении правовой охраны

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения оглашена 17 апреля 2018 года.

Решение в полном объеме изготовлено 20 апреля 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего Васильевой Т.В.,

судей Кручининой Н.А., Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Ревзиной Н.А.,

рассмотрел в судебном заседании дело по исковому заявлению общества с ограниченной ответственностью "АВТОлогистика" (ул. Энергетиков, д. 22, корп. 1, г. Дзержинский, Московская обл., 140091, ОГРН 1067746276861)

к "Toyota Motor Corporation" (1 Toyota-cho, Toyota-shi, Aichi-ken, 471-8572, Japan),

третьи лица: 1) Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200),

2) общество с ограниченной ответственностью "Тойота Мотор" (ТПЗ "Алтуфьево", владение 5, стр. 1, МКАД 84-й км, Мытищинский р-н, Московская обл., 141031, ОГРН 1027739386400)

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака "TOYOTA" по свидетельству Российской Федерации N 41702.

При участии в судебном заседании представителей:

от истца: не явился, извещен,

от ответчика: Смольникова Е.О., Васильев С.В. (по общей доверенности от 24.04.2017),

от третьего лица: 1) Роспатент - не явился, извещен,

2) общество с ограниченной ответственностью "Тойота Мотор" - не явился, извещен, установил:

общество с ограниченной ответственностью "АВТОлогистика" (далее - истец, общество "АВТОлогистика") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с иском к компании "Toyota Motor Corporation" (далее - ответчик, "Toyota Motor Corporation", компания) (уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака "TOYOTA" по свидетельству Российской Федерации N 41702 в отношении следующих товаров 12-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ): защитные экраны, покрышки для транспортных средств, бамперы и амортизаторы для транспортных средств, цепи приводные для наземных транспортных средств, передачи зубчатые, ступицы колес, жидкость для приводов наземных транспортных средств, сцепление для двигателей наземных транспортных средств, редукторы для наземных транспортных средств, стартеры для наземных транспортных средств, втулки для колес, капоты для двигателей автомобилей, втулки для колес, бампера для автомобилей или других транспортных средств, шины, внутренняя защита, глушитель для двигателей и наземных транспортных средств, амортизаторы подвесок для транспортных средств, уключины, валы трансмиссионные для транспортных средств, переключение скоростей для наземного транспортного средства, рессоры, вентили шин транспортных средств, зеркала заднего вида для транспортных средств.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) и общество с ограниченной ответственностью "Тойота Мотор" (далее - общество "Тойота Мотор").

Решением Суда по интеллектуальным правам от 31.01.2017 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 10.07.2017 указанное решение суда первой инстанции отменено полностью, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции предложено устранить указанные в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 10.07.2017 недостатки, в соответствии с требованиями действующего законодательства и правовыми позициями, отраженными в постановлении суда кассационной инстанции, в том числе принимая во внимание правоприменительную практику, выработанную Верховным Судом Российской Федерации, частности в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 N 23 "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом", исследовать все существенные для правильного рассмотрения дела обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам и доводам лиц, участвующих в деле, после чего с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства, принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, принять законный и обоснованный судебный акт.

Определением от 21.07.2017 дело было принято судом первой инстанции к повторному рассмотрению.

При повторном рассмотрении дела истец, третьи лица, извещенные надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не явились. В материалах дела имеется отзыв Роспатента, содержащий ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие.

В порядке статей 121-123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд счел возможным рассмотреть спор в их отсутствие.

Как следует из материалов дела, в обоснование иска общество "АВТОлогистика" ссылалось на то, что ответчик не использует спорный товарный знак для товаров, в отношении которых заявлены исковые требования, поскольку использование спорного товарного знака иным лицом посредством ввоза соответствующих товаров на территорию Российской Федерации, произведенных ответчиком, применительно к пункту 2 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) с учетом сложившейся судебной практики, не может считаться использованием этого товарного знака правообладателем. По мнению общества "АВТОлогистика", ответчик использует свои товарные знаки не для цели индивидуализации товаров, а для недопущения на рынок Российской Федерации товаров по рыночным ценам, а не специально установленным для Российской Федерации ценам, для уклонения от уплаты налогов, то есть названная компания выходит за пределы своего права, что является одной из форм злоупотреблением правом. Истец просит также применить часть 1 статьи 14.4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (дополнение к иску - т. 6, л.д. 71-76). Свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака истец обосновывал тем, что он является поставщиком на территорию Российской Федерации запчастей к автомобилям, в т.ч. для автомобилей "Toyota". Правообладатель товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702 в рамках дела N А41-57566/2014 добился запрета обществу "АВТОлогистика" осуществлять предложение к продаже, продажу или иное введение в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также перевозку или хранение с этой целью запасных частей для автомобилей, на которых размещен товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 41702; изъятия из оборота и уничтожения без какой бы то ни было компенсации запасных частей для автомобилей, которые ввозятся обществом "АВТОлогистика" на территорию Российской Федерации, и на которых размещены товарные знаки "Toyota", в том числе по свидетельству Российской Федерации N 41702, взыскана компенсация 10000 руб. за нарушение прав на товарный знак.

Кроме того, истец оспаривал наличие полномочий на ведение дел в суде у представителей ответчика, присутствовавших в судебном заседании.

Суд обращает внимание, что при новом рассмотрении дела истец в судебные заседания не являлся, письменных пояснений, в том числе уточняющих его правовую позицию, с учетом указаний суда кассационной инстанции не представил.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований, ссылаясь на отсутствие у истца законного интереса в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака, поскольку общество "АВТОлогистика" не является производителем товаров, в отношении которых им подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, не обладает исключительным правом на фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарные знаки (правовая охрана которым предоставлена на территории иностранных государств в отношении однородных товаров), тождественные или сходные до степени смешения со спорным товарным знаком.

Также "Toyota Motor Corporation" полагало, что наличие иска к обществу "АВТОлогистика" о защите исключительных прав на спорный товарный знак не может подтверждать наличие у него законного интереса в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака, поскольку обращение компании в суд вызвано действиями этого общества, связанными с нарушением прав компании.

"Toyota Motor Corporation" возражала против доводов общества "АВТОлогистика" о злоупотреблении ответчиком правом, указывая, что исключительное право на средство индивидуализации само по себе является допустимым законом ограничением конкуренции и легальной формой монополии (исключительного права). Компания является добросовестным участником гражданского оборота и использует спорный товарный знак, реализуя соответствующие товары своего производства через своего лицензиата на территории Российской Федерации в течение длительного времени и будучи широко известной потребителям.

Кроме того, по мнению ответчика, истец злоупотребил правом, поскольку его действия имеют своей целью причинение вреда ответчику, направлены на получение возможности "паразитировать" на известности спорного товарного знака и репутации ответчика, незаконное и недобросовестное извлечение преимуществ при ведении предпринимательской деятельности. При этом досрочное прекращение правовой охраны спорного товарного знака повлечет возможность использования бренда "TOYOTA", ассоциирующегося в сознании потребителей исключительно с ответчиком, любым лицом, что приведет к введению потребителей в заблуждение относительно качества товара и его производителя.

Повторно рассмотрев материалы дела, выслушав представителей ответчика и оценив все представленные доказательства в совокупности и взаимосвязи, с учетом указаний президиума Суда по интеллектуальным правам как суда кассационной инстанции суд считает заявленные требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно сведениям из Государственного реестра товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (далее - Госреестр) словесный товарный знак "TOYOTA" с приоритетом от 30.07.1970 зарегистрирован за N 41702 в отношении товаров 07 и 12 классов МКТУ "машины и станки, двигатели (за исключением двигателей для наземных средств передвижения); соединения и приводные ремни (за исключением для наземных средств передвижения), сельскохозяйственные орудия, инкубаторы; средства передвижения, средства передвижения по воде, земле и воздуху, а также все другие товары данных классов" на имя компании "Toyota Motor Corporation". Лицензиатом указанного товарного знака на основании лицензионных договоров о предоставлении неисключительной лицензии на территории Российской Федерации, зарегистрированных Роспатентом 30.08.2011, 11.08.2015 является общество "Тойота Мотор".

С учетом даты приоритета указанного товарного знака следует принимать во внимание первую редакцию МКТУ для установления объема правовой охраны товарного знака (т. 3 л.д. 64-105). Согласно применимой редакции МКТУ товары, в отношении которых заявлено требование о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702, входят в объем правовой охраны этого товарного знака.

При этом следует оговорить, что хотя дата приоритета оспариваемого товарного знака предшествует дате вступления в силу для СССР (26.06.1971) Соглашения о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (заключено в Ницце 15.06.1957), согласно статье 2 указанного Соглашения Союзом Советских Социалистических Республик, а позже - Российской Федерацией принятая Классификация использовалась и используется в качестве основной и позволяет определить объем правовой охраны товарного знака.

Общество "АВТОлогистика", считая себя заинтересованным лицом и полагая, что товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 41702 не используется правообладателем на протяжении последних трех лет, обратилось в суд с заявлением о досрочном прекращении его правовой охраны в отношении вышеуказанных товаров 12-го класса МКТУ.

Согласно статье 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. Для целей указанной статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 ГК РФ, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Как указывается в пунктах 40, 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.

К таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. При этом высшей судебной инстанцией Российской Федерации подчеркивается необходимость установления реального намерения использовать спорное обозначение в своей деятельности, а также осуществления необходимых подготовительных действий к такому использованию.

Таким образом, для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака по основанию, предусмотренному частью 1 статьи 1486 ГК РФ, обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются: факт заинтересованности лица, подавшего заявление, и факт неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Лицо, подающее заявление о прекращении правовой охраны товарного знака, должно быть заинтересованным лицом на момент подачи такого заявления.

Бремя доказывания заинтересованности относится на истца, бремя доказывания факта использования относится на правообладателя товарного знака.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

В силу статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Из материалов дела следует, что истец является импортером автомобильных запчастей, то есть фактически участвует в обороте указанных товаров на территории Российской Федерации. Также из представленных доказательств усматривается наличие судебного спора между истцом и ответчиком, рассмотренного судами в рамках дела N А41-57566/2014 о защите исключительных прав компании "Toyota Motor Corporation" на товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 41702.

В ситуации, когда правообладатель товарный знак на территории Российской Федерации не использует, однако препятствует ввозу товаров, маркированных таким знаком, импортер может быть признан лицом, заинтересованным в устранении препятствий для осуществления своей деятельности, в том числе, путем прекращения правовой охраны товарного знака (см. постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 27.06.2014 по делу N СИП-193/2013).

Деятельность общества "АВТОлогистика" как импортера в обороте автомобильных запчастей на территории Российской Федерации по состоянию на дату его обращения в суд с настоящим иском (27.04.2016) документально подтверждена, что свидетельствует не только о его непосредственном намерении использовать в своей коммерческой деятельности спорное обозначение в отношении таких товаров, как защитные экраны, покрышки для транспортных средств, бамперы и амортизаторы для транспортных средств, цепи приводные для наземных транспортных средств, передачи зубчатые, ступицы колес, жидкость для приводов наземных транспортных средств, сцепление для двигателей наземных транспортных средств, редукторы для наземных транспортных средств, стартеры для наземных транспортных средств, втулки для колес, капоты для двигателей автомобилей, втулки для колес, бампера для автомобилей или других транспортных средств, шины, внутренняя защита, глушитель для двигателей и наземных транспортных средств, амортизаторы подвесок для транспортных средств, валы трансмиссионные для транспортных средств, переключение скоростей для наземного транспортного средства, рессоры, вентили шин транспортных средств, зеркала заднего вида для транспортных средств, но и о реальном его использовании.

Вместе с тем, судебная коллегия, принимая во внимание доводы ответчика относительно недоказанности истцом его заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака для товара "уключины", считает необходимым отметить следующее.

Принадлежность товаров к одному и тому же классу МКТУ не может рассматриваться в качестве основания для признания товаров однородными.

В одном классе могут содержаться и неоднородные товары, и, наоборот, однородные товары могут быть включены в разные классы.

Согласно пункту 45 Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила ТЗ) при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

При этом принимаются во внимание род, вид товаров, их потребительские свойства, функциональное назначение, вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия и каналы их реализации (общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей и другие признаки.

Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа перечисленных признаков в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения (изготовителю).

Как разъясняется в пункте 3.1 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 198 (далее - Методические рекомендации N 198), для установления однородности товаров могут приниматься во внимание такие обстоятельства, как, в частности, род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки. Вывод об однородности товаров делается по результатам анализа по перечисленным признакам в их совокупности в том случае, если товары по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

С учетом бремени распределения доказывания обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения данного спора, именно истец, доказывая свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием, должен доказать однородность товаров, производителем которых он является, и товаров, в отношении которых подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. При этом понятием "производитель товаров" охватываются также лица, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности, а также осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию.

Принимая во внимание приведенные выше положения, суд обращает внимание на то, что истец не доказал, что он является производителем такого товара как "уключины" или однородного ему, либо что у него имеется реальный законный интерес в отношении использования спорного товарного знака для указанного товара, или совершены для этого необходимые подготовительные действия.

Учитывая род товаров, их потребительские свойства, назначения, материалы, условия реализации, судебная коллегия полагает, что товар "уключины" нельзя признать товаром, однородным запасным частям и принадлежностям к автомобилям, к которым относятся все другие товары, в отношении которых истцом заявлено требование о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака N 41702. Иного истцом не доказано.

Таким образом, суд полагает обоснованными доводы возражения ответчика относительно того, что истец не является заинтересованным лицом в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702 в отношении товаров 12-го класса МКТУ "уключины".

С учетом даты подачи иска (27.04.2016) период времени, в течение которого правообладателем должно быть доказано использование товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702, исчисляется с 27.04.2013 по 26.04.2016 включительно.

"Toyota Motor Corporation" указывала на то, что она использует товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 41702 на территории Российской Федерации через своего лицензиата - общество "Тойота Мотор".

В материалы дела представлены договоры, декларации на товары, товарные накладные, счета-фактуры, заказ-наряды, рекламные материалы, копии фотографий упаковок, протоколы осмотра сайта в сети "Интернет", результаты изучения "здоровья" марки "Toyota" и эффективности рекламной кампании (по состоянию на 19.06.2015, 05.09.2016). Обозначение "Toyota" / "Тойота" также входит в оригинальную часть фирменных наименований ответчика и его лицензиата - общества "Тойота Мотор".

В частности, следующими товаро-сопроводительными документами подтверждается факт введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации товаров с использованием товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702 в рассматриваемый период:

в отношении товара "защитные экраны" -
ДТ N 10216120/111214/0052175 т. 12, л.д. 99-101;
Счет-фактура N 91454 от 22 мая 2015 года т. 12, л.д. 102-103;
в отношении товара "бамперы" -
Накладная N 000011 от 19.05.2015 г. т. 12, л.д. 104;
Счет-фактура N 112161 от 20.06.2015 г. т. 12, л.д. 104-106;
Накладная N 000012 от 08.06.2015 г. т. 12, л.д. 107;
Счет-фактура N 210934 от 16.10.2015 г. т. 12, л.д. 108-109;
Накладная N 000009 от 20.04.2015 г. т. 12, л.д. 110;
Счет-фактура N 78445 от 24.04.2016 г. т. 12, л.д. 111-112;
ДТ N 10130090/190313/0022672 т. 12, л.д. 113-114;
Товарная накладная N 46079 от 06.06.2013 г. т. 12, л.д. 115-116;
Счет-фактура N 72238 от 06.06.2013 г. т.12, л.д. 117-118;
ДТ N 10115060/200313/0003185 т. 12, л.д. 119-120;
Товарная накладная N 51785 от 20.06.2013 г. т. 12, л.д. 121-122;
Счет-фактура N 978699 от 20.06.2013 г. т. 12, л.д. 123-124;
ДТ N 10216140/160414/0009074 т. 12, л.д. 125-128;
Товарная накладная N 46008 от 29.05.2014 г. т. 12, л.д. 129-130;
Счет-фактура N 72016 от 29.05.2014 г. т. 12, л.д. 131-132;
в отношении товара "приводные цепи" -
ДТ N 10216120/170713/0044790 т. 12, л.д. 133-134;
Товарная накладная N 64943 от 02.08.2013 г. т. 12, л.д. 135;
Счет-фактура N 99831 от 02.08.2013 г. т. 12, л.д. 136-137;
ДТ N 10130090/230914/0061695 т. 12, л.д. 138-139;
Товарная накладная N 108073 от 05.12.2014 г. т. 12, л.д. 140-141;
Счет-фактура N 169011 от 05.12.2014 г. т. 12, л.д. 142-143;
ДТ N 10216140/280615/0009750 т. 12, л.д. 144-145;
Счет-фактура N 140788 от 23.07.2015 г. т. 12, л.д. 146-147;
ДТ N 10216140/190415/0005626 т. 12, л.д. 148-149;
Счет-фактура N 988481 от 16.05.2015 г. т. 12, л.д. 150-151;
в отношении товара "зубчатые передачи (шестерни)" -
ДТ N 10216120/281213/0078817 т. 13, л.д. 1-2;
Товарная накладная N 37093 от 30.04.2014 г. т. 13, л.д. 3;
Счет-фактура N 57910 от 30.04.2014 г. т. 13, л.д. 4;
ДТ N 10115070/180116/0000885 т. 13, л.д. 5-6;
Счет-фактура N 9969 от 28.01.2016 г. т. 13, л.д. 7-8;
в отношении товара "ступицы колёс" -
ДТ N 10115060/081112/0013549 т. 13, л.д. 9-10;
Товарная накладная N 58767 от 12.07.2013 г. т. 13, л.д. 11-12;
Счет-фактура N 89835 от 12.07.2013 г. т. 13, л.д. 13-14;
ДТ N 10130090/240613/0053777 т. 13, л.д. 15-16;
Товарная накладная N 75180 от 04.09.2013 г. т. 13, л.д. 17;
Счет-фактура N 116707 от 04.09.2013 г. т. 13, л.д. 18;
в отношении товара "жидкость для приводов наземных транспортных средств" -
ДТ N 10216110/090316/0013541 т. 13, л.д. 19-21;
Счет-фактура N 79248 от 26.04.2016 г. т. 13, л.д. 22-23;
ДТ N 10216130/190215/0002663 т. 13, л.д. 24-26;
Счет-фактура N 84875 от 07.05.2015 г. т. 13, л.д. 27-28;
в отношении товара "сцепления" -
ДТ N 10216120/130114/0000908 т. 13, л.д. 29-30;
Товарная накладная N 21304 от 18.03.2014 г. т. 13, л.д. 31-32;
Счет-фактура N 32433 от 18.03.2014 г. т. 13, л.д. 33-34;
ДТ N 10130090/291113/0095421 т. 13, л.д. 35-36;
Товарная накладная N 107276 от 25.12.2013 г. т. 13, л.д. 37;
Счет-фактура N 168980 от 25.12.2013 г. т. 13, л.д. 38-39;
ДТ N 10130090/090315/0008549 т. 13, л.д. 40-41;
Счет-фактура N 72430 от 24.04.2015 г. т. 13, л.д. 42-43;
ДТ N 10216120/160215/0004298 т. 13, л.д. 44-45;
Счет-фактура N 70815 от 21.04.2015 г. т. 13, л.д. 46;
ДТ N 10130090/250316/0011688 т. 13, л.д. 47-48;
Счет-фактура N 958940 от 01.04.2015 г. т. 13, л.д. 49-50;
в отношении товара "редукторы" -
ДТ N 10130090/081113/0089573 т. 13, л.д. 51-52;
Счет-фактура N 30556 от 14.03.2014 г. т. 13, л.д. 53-54;
ДТ N 10216120/061113/0067635 т. 13, л.д. 55-56;
Счет-фактура N 114666 от 22.08.2014 г. т. 13, л.д. 57-58;
ДТ N 10216120/161014/0044138 т. 13, л.д. 59-60;
Счет-фактура N 163389 от 25.11.2014 г. т. 13, л.д. 61-62;
ДТ N 10130090/130615/0023193 т. 13, л.д. 63-64;
Счет-фактура N 121803 от 01.07.2015 г. т. 13, л.д. 65-66;
в отношении товара "стартеры" -    
ДТ N 10115060/110413/0004131 т. 13, л.д. 67-68;
Товарная накладная N 50705 от 18.06.2013 г. т. 13, л.д. 69-70;
Счет-фактура N 77638 от 18.06.2013 г. т. 13, л.д. 71-72;
ДТ N 10216120/221013/0064299 т. 13, л.д. 73-74;
Товарная накладная N 97964 от 22.11.2013 г. т. 13, л.д. 75-76;
Счет-фактура N 153723 от 22.11.2013 г. т. 13, л.д. 77-78;
ДТ N 10216120/090414/0015252 т. 13, л.д. 79-80;
Товарная накладная N 953187 от 20.06.2014 г. т. 13, л.д. 81-82;
Счет-фактура N 82676 от 20.06.2014 г. т. 13, л.д. 83-84;
в отношении товара "капоты" -
Накладная N СД000006 от 04.02.2015 г. т. 13, л.д. 85;
Счет-фактура N 25995 от 14.02.2016 г. т. 13, л.д. 86-87;
ДТ N 10216140/130214/0003382 т. 13, л.д. 88-89;
Счет-фактура N 45885 от 10.04.2014 г. т. 13, л.д. 90-91;
ДТ N 10216140/160513/0007884 т. 13, л.д. 92-93;
Товарная накладная N 58921 от 13.07.2013 г. т. 13, л.д. 94-95;
Счет-фактура N 90034 от 13.07.2013 г. т. 13, л.д. 96-97;
ДТ N 10115070/180116/0000821 т. 13, л.д. 98-99;
Счет-фактура N 21181 от 05.02.2016 г. т. 13, л.д. 100-101;
в отношении товара "внутренняя защита" -    
ДТ N 10130090/160615/0023618 т. 13, л.д. 102-103;
Счет-фактура N 188818 от 16.09.2015 г. т. 13, л.д. 104-105;
в отношении товара "глушители" -    
ДТ N 10216120/111013/0061943 т. 13, л.д. 106-107;
Товарная накладная N 89888 от 11.10.2014 г. т. 13, л.д. 108;
Счет-фактура N 140045 от 11.10.2014 г. т. 13, л.д. 109;
ДТ N 10216110/220915/0046042 т. 13, л.д. 110-111;
Счет-фактура N 70214 от 07.04.2016 г. т. 13, л.д. 112-113;
в отношении товара "амортизаторы" -
ДТ N 10009199/041013/0004149 т. 13, л.д. 114-115;
Товарная накладная N 2693 от 15.01.2014 г. т. 13, л.д. 116-117;
Счет-фактура N 3319 от 15.01.2014 г. т. 13, л.д. 118-119;
ДТ N 10130090/120414/0024776 т. 13, л.д. 120-121;
Товарная накладная N 33766 от 21.04.2014 г. т. 13, л.д. 122-123;
Счет-фактура N 52272 от 21.04.2014 г. т. 13, л.д. 124-125;
ДТ N 10216140/130215/0002531 т. 13, л.д. 126-129;
Счет-фактура N 82984 от 06.05.2015 г. т. 13, л.д. 130-131;
в отношении товара "трансмиссионные валы" -
ДТ N 10130090/281111/0100959 т. 14, л.д. 1-2;
Товарная накладная N 37312 от 10.05.2013 г. т. 14, л.д. 3-4;
Счет-фактура N 58298 от 10.05.2013 г. т. 14, л.д. 5-6;
ДТ N 10130090/251211/0112238 т. 14, л.д. 7-8;
Товарная накладная N 57069 от 07.07.2013 г. т. 14, л.д. 9-10;
Счет-фактура N 87157 от 07.07.2013 г. т. 14, л.д. 11-12;
ДТ N 10130090/201214/0078237 т. 14, л.д. 13-14;
Товарная накладная N 114142 от 22.12.2014 г т. 14, л.д. 15;
Счет-фактура N 178316 от 22.12.2014 г. т. 14, л.д. 16-17;
в отношении товара "переключение скоростей (селекторы трансмиссии)" -
ДТ N 10009199/260713/0003007 т. 14, л.д. 18-20;
Товарная накладная N 270 от 04.01.2014 г. т. 14, л.д. 21-22;
Счет-фактура N 240 от 04.01.2014 г. т. 14, л.д. 23-24;
в отношении товара "рессоры" -    
ДТ N 10115060/130212/0001575 т. 14, л.д. 25-26;
Товарная накладная N 983783 от 02.10.2013 г. т. 14, л.д. 27;
Счет-фактура N 130363 от 02.10.2013 г. т. 14, л.д. 28;
ДТ N 10130090/300312/0028022 т. 14, л.д. 29-30;
Счет-фактура N 19144 от 07.02.2015 г. т. 14, л.д. 31-32;
ДТ N 10130090/161015/0044452 т. 14, л.д. 33-34;
Счет-фактура N 211809 от 19.10.2015 г. т. 14, л.д. 35-36;
в отношении товара "вентили шин (ниппели)" -
ДТ N 10216140/291113/0025582 т. 14, л.д. 37-39;
Товарная накладная N 9107242 от 25.12.2013 г. т. 14, л.д. 40-41;
Счет-фактура N 168946 от 25.12.2013 г. т. 14, л.д. 42-43;
ДТ N 10216140/030714/0015407 т. 14, л.д. 44-45;
Счет-фактура N 86818 от 12.05.2015 г. т. 14, л.д. 46-47;
в отношении товара "зеркала заднего вида" -
ДТ N 10216120/111213/0075309 т. 14, л.д. 48-49;
Товарная накладная N 105422 от 22.12.2013 г. т. 14, л.д. 50-51;
Счет-фактура N 167231 от 22.12.2013 г. т. 14, л.д. 52-53;
ДТ N 1021612.0/251213/0078172 т. 14, л.д. 54-55;
Товарная накладная N 98707 от 03.02.2014 г. т. 14, л.д. 56-57;

Истец каких-либо возражений и доводов, оспаривающих факт использования правообладателем и лицензиатом спорного товарного знака при введении в гражданский оборот на территории Российской Федерации перечисленных товаров, ни при первом, ни при повторном рассмотрении настоящего дела в суде первой инстанции, не представил и не заявил, в связи с чем в дальнейшем утрачивает такое право в силу принципа процессуального эстоппеля. Согласно части 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

При повторном рассмотрении дела ответчиком в дополнение к ранее представленным доказательствам был представлен опрос ВЦИОМ в отношении известности товарного знака "TOYOTA" (N 41702) на территории Российской Федерации. Согласно результатам этого опроса, проведенного среди 1000 респондентов в различных городах, большинство респондентов (69% на открытый вопрос и 97% на закрытый вопрос) указали компанию "Toyota Motor Corporation" как компанию, использующую товарный знак "Toyota".

По мнению абсолютного большинства участников опроса, данный товарный знак используется в отношении автомобилей (98%) и запасных частей для автомобилей (91%). При этом 6 из 10 респондентов (62%), осведомленных о том, что указанный товарный знак используется для автомобильных запчастей, знают об этом более 15 лет.

Таким образом, суд приходит к выводу, что товарный знак "TOYOTA" по свидетельству Российской Федерации N 41702 является широко известным на территории Российской Федерации товарным знаком в отношении товаров "автомобили и запасные части к ним", производителем которых является компания.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:

1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации;

2) при выполнении работ, оказании услуг;

3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе;

5) в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2016 N 300-ЭС15-10765 по делу N СИП-530/2014 (далее - определение ВС РФ от 11.01.2016 N 300-ЭС15-10765) обращено внимание на то, что норма статьи 1486 ГК РФ не называет какой-то один или несколько критериев, например критерий идентичности товаров, тем более не устанавливает исчерпывающего перечня критериев, подлежащих оценке судом при установлении факта использования товарного знака.

Также не устанавливают такого исчерпывающего перечня нормы международных договоров Российской Федерации в сфере защиты прав на товарные знаки, применимые к отношениям по досрочному прекращению регистрации товарных знаков ввиду неиспользования.

Так, в соответствии с подпунктом 1 пункта статьи 5 Конвенции об охране промышленной собственности (далее - Парижская конвенция об охране промышленной собственности; Париж, 20.03.1883), статьями 15, 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Марракеш, 15.04.1994), если в стране использование зарегистрированного знака является обязательным, регистрация может быть аннулирована лишь по истечении справедливого срока и только тогда, когда заинтересованное лицо не представит доказательств, оправдывающих причины его бездействия.

Вместе с тем, согласно статье 2 Соглашения о Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков от 15.06.1957 принятая классификация не связывает страны ни в отношении определения объема охраны товарного знака, ни в отношении признания знаков обслуживания. Системное, лексическое, телеологическое толкование норм Соглашения также свидетельствует о том, что классификация не имеет определяющего влияния на оценку идентичности или однородности товаров в целях охраны товарного знака.

При оценке факта использования товарного знака в целях сохранения его охраны применяется совокупность критериев, среди которых критерий однородности товаров. При этом в зависимости от фактических обстоятельств конкретного правоотношения разные критерии имеют разное значение.

В тех случаях, когда товарный знак является хорошо известным на определенном рынке, в среде потребителей, конкурирующий товарный знак не может быть зарегистрирован, а первичный сохраняет свое действие, несмотря на то, что товары конкурентов являются неоднородными, несходными.

Рекомендация по защите широко известных товарных знаков даже при неоднородности товаров содержится в Руководстве ВОИС по интеллектуальной собственности (п.п. 2.485 - 2.486 WIPO Intellectual Property Handbook).

Таким образом, в целях обеспечения баланса прав участников отношений, подобных спорным отношениям по настоящему делу, а также в интересах публичного порядка, которые в данном случае выражаются, прежде всего, в поддержании добросовестной конкуренции, приведенные нормы ориентируют при установлении факта использования товарного знака на учет совокупности критериев, значение каждого из которых меняется в зависимости от обстоятельств спорного правоотношения, а именно критериев: уровня различительной способности обозначений, идентичности товаров, однородности товаров, а применительно к общеизвестным или широко известным товарным знакам - и неоднородности товаров. При этом классификация товаров, идентичность товаров сторон не являются исключительными критериями при решении вопроса об использовании товарного знака в целях его правовой охраны.

Из необходимости оценки совокупности критериев при проверке факта использования товарного знака (прежде всего, различительной способности обозначений, сходства обозначений, однородности товаров (услуг)) исходит и законодательство Российской Федерации.

Оценив представленные ответчиком доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о том, что товарный знак "Toyota" по свидетельству Российской Федерации N 41702 является "сильным", обладает высокой различительной способностью, в том числе, приобретенной благодаря многолетнему и серьезному его использованию, известен широкому кругу потребителей и применяется на товарах, пользующихся признанием и традиционно высоким спросом у потребителей в Российской Федерации.

Товары, на которых он используется согласно представленным доказательствам, идентичны или однородны товарам (за исключением товара "уключины"), для которых испрашивается его досрочное прекращение на основании статьи 1486 ГК РФ по всем критериям, перечисленным в пункте 3.1 Методических рекомендаций N 198. В частности, общими являются: род (вид) товаров - запчасти и принадлежности к автомобилям; потребительские свойства и функциональное назначение - предназначены для ремонта автомобилей, взаимодополняемы и взаимозаменяемы в зависимости от конкретных моделей автомобилей, изготавливаются из металла, пластика, резины, композитных материалов как раздельно, так и в совокупности, в зависимости от функционального назначения конкретного изделия, условия реализации товаров - через розничную либо оптовую сеть, имеют широкий круг потребителей, общий традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки.

Исходя из фактических обстоятельств настоящего дела (наличия "сильного" (оригинального, широко известного, обладающего высокой различительной способностью) товарного знака, пользующегося широкой известностью и признанием у потребителей) суд считает, что ответчик доказал факт использования им оспариваемого товарного знака в отношении всех товаров, указанных в просительной части искового заявления (с учетом уточнения предмета спора).

При этом доводы истца о недоказанности использования товарного знака под контролем правообладателя суд считает несостоятельными по следующим причинам.

В случае, когда речь идет о продукции, произведенной непосредственно правообладателем, качество товаров не может не соответствовать критериям качества, установленным самим правообладателем.

Как было установлено судом, использование товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 41702 на территории Российской Федерации осуществляется на основании ряда соглашений, в том числе, на основании лицензионного договора с обществом "Тойота Мотор", что прямо предусмотрено нормой пункта 2 статьи 1486 ГК РФ, и способами, перечисленными в пункте 2 статьи 1484 ГК РФ. При этом рассматриваемые товары произведены непосредственно правообладателем спорного товарного знака. В случае импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации необходимость в контроле качества товара отсутствует.

Данный вывод подтверждается правовым подходом, изложенным в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 27 июня 2014 г. по делу N СИП-193/2013.

Во исполнение указаний суда кассационной инстанции суд первой инстанции, рассматривая заявление истца, ставящее под сомнение наличие у представителей ответчика полномочий на ведение настоящего дела в суде, считает необходимым отметить следующее.

Как было отмечено при первом рассмотрении дела, в установленном законом порядке наличие полномочий представителей ответчика никем не опровергнуто, доводы общества "АВТОлогистика" в этой части документально не подтверждены и носят предположительный характер.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.06.2017 N 23 "О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом" (далее - постановление Пленума N 23), юридический статус иностранного юридического лица подтверждается, как правило, выпиской из официального торгового реестра страны происхождения. Юридический статус иностранных лиц может подтверждаться иными эквивалентными доказательствами юридического статуса, признаваемыми в качестве таковых законодательством страны учреждения, регистрации, основного места осуществления предпринимательской деятельности, гражданства или места жительства иностранного лица.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 20 постановления Пленума N 23, при проверке полномочий представителей иностранных лиц в арбитражном процессе судам надлежит учитывать, что лица, имеющие полномочия действовать от имени юридического лица без доверенности, а также полномочия на подписание доверенности от имени юридического лица, определяются по личному закону иностранного юридического лица (подпункт 6 пункта 2 статьи 1202 ГК РФ).

Согласно части 1 статьи 1202 Гражданского кодекса Российской Федерации, личным законом юридического лица является право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено нормами федерального закона.

Личным законом компании, исходя из материалов дела, является право Японии.

Вместе с тем с учетом того, что к полномочиям представителя иностранного лица для ведения дела в государственном суде в силу пункта 4 статьи 1217.1 ГК РФ применяется право страны, где проводится судебное разбирательство, объем полномочий представителя на ведение дела в арбитражном суде Российской Федерации, исходя из подпункта 1 пункта 5 статьи 1217.1 ГК РФ, определяется на основании статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Форма доверенности на участие представителя иностранного лица в арбитражном суде Российской Федерации подчиняется праву страны, применимому к самой доверенности (пункт 1 статьи 1209 ГК РФ), то есть праву Российской Федерации (пункт 4 статьи 1217.1 ГК РФ). Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если не нарушены требования права страны выдачи доверенности (пункт 1 статьи 1209 ГК РФ) и требования статьи 61 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Если содержание норм иностранного права, несмотря на принятые в соответствии с названной статьей меры, в разумные сроки не установлено, арбитражный суд применяет соответствующие нормы российского права (часть 3 указанной статьи).

При повторном рассмотрении дела ответчиком в материалы дела представлена нотариально заверенная (12.05.2017, нотариус - Киётака Сирахама) и апостилированная копия доверенности на представление интересов ответчика от 24.04.2017, подписанная господином Такэси Утиямада - Председателем Совета директоров компании (т. 16 л.д. 127-135), а также копия выписки из торгового реестра Японии, которая апостилирована 26.05.2017 заместителем министра иностранных дел Министерства иностранных дел Японии в соответствии с Гаагской конвенцией от 05.10.1961 и сопровождается переводом на русский язык. Перевод указанных документов нотариально заверен (т. 17 л.д. 1-20).

Согласно выписке из торгового реестра в отношении компании господин Такэси Утиямад является директором. Учитывая тот факт, что выписка из торгового реестра Японии является документом, аналогичным выписке из ЕГРЮЛ, существующей в Российской Федерации, полномочия господина Такэси Утиямад на подписание доверенностей от имени компании у суда вопросов не вызывают. Данный факт истцом не опровергнут, иное не следует из каких-либо доказательств или доводов лиц, участвующих в деле. В силу уже упомянутого выше принципа процессуального эстоппеля истец утрачивает в дальнейшем право заявлять какие-либо возражения по данному вопросу.

Представляемая в материалы дела доверенность выполнена в письменной форме, подписана уполномоченным лицом, скреплена корпоративной печатью и позволяет в полной мере установить волю доверителя. Факт дополнительного нотариального удостоверения доверенности никак не влияет на ее действительность.

Вместе с тем, согласно статье 32 Закона Японии о нотариате, для оформления документа по поручению агента нотариус должен удостовериться, что агент имеет соответствующие полномочия. Для этого агент должен представить нотариусу свидетельство того, что он может выступать в качестве агента.

Данная статья свидетельствует о возможности нотариального заверения документа с участием агента, а не непосредственно лица, подписавшего документ. Таким образом, нотариальное заверение выполнено надлежащим образом, что также подтверждается фактом апостилирования нотариально заверенного документа.

Согласно разъяснениям Федеральной нотариальной палаты от 17.07.2017 N 1565/06-13 (т. 17 л.д. 25-26), нотариальное удостоверение доверенности, совершенное в соответствии с законодательством Японии, гарантирует подтверждение нотариусом, являющимся компетентным независимым лицом, волеизъявления и полномочий лица, выдавшего соответствующую доверенность. Таким образом, оформление в нотариальном порядке доверенности с проставлением апостиля позволяет достоверно подтвердить полномочия лица, выдавшего доверенность от имени иностранного юридического лица.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что представляемая доверенность соответствует требованиям российского законодательства, является действительной, подтверждает полномочия указанных в ней лиц представлять интересы компании в судах Российской Федерации.

Более того, представленные компанией при первом рассмотрении настоящего дела нотариально удостоверенные и апостилированные доверенности от 11.06.2014 и от 09.06.2016, подписанные господином Казухиро Нагасима, также подтверждали в полном объеме полномочия перечисленных в ней представителей на ведение любых дел в любых судах Российской Федерации с учетом приведенных норм права и разъяснений Федеральной нотариальной палаты.

Заявление истца о применении положений части 1 статьи 14.4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" судом не рассматривается, так как фактически оно направлено на одновременное изменение предмета и основания иска, что не допускается нормами статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Относительно довода ответчика о злоупотреблении обществом "АВТОлогистика" правом при подаче настоящего иска судебная коллегия считает необходимым отметить следующее.

В соответствии со статьей 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По смыслу приведенных норм, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Суд отклоняет довод ответчика о злоупотреблении обществом "АВТОлогистика" правом при подаче настоящего иска, так как в материалах дела отсутствуют соответствующие доказательства, свидетельствующие о том, что общество "АВТОлогистика" заведомо недобросовестно осуществляло свои права при предъявлении рассматриваемого иска с единственной целью причинить вред другому лицу. Представленные компанией при новом рассмотрении дела доказательства не подтверждают соответствующих фактов по состоянию на юридически значимую дату - дату поступления иска в суд (27.04.2016).

С учетом вышеизложенного заявленные требования удовлетворению не подлежат.

Судебные расходы по делу относятся на истца в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании статей 8-12, 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, и руководствуясь статями 4, 9, 65, 71, 75, 110, 121-123, 153, 156, 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

в удовлетворении иска отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий Т.В. Васильева
Судьи Н.А. Кручинина
    Н.Н. Погадаев

Обзор документа


ООО требовало досрочно прекратить правовую охрану товарного знака "TOYOTA" в отношении запчастей для автомобилей, ссылаясь на его неиспользование ответчиком в течение последних 3 лет.

Суд по интеллектуальным правам отказал в иске, указав следующее.

Оспариваемый товарный знак является "сильным", обладает высокой различительной способностью, известен широкому кругу потребителей и применяется на товарах, пользующихся признанием и высоким спросом у россиян.

Товары, на которых используется знак, идентичны или однородны товарам (кроме товара "уключины"), для которых испрашивалось его досрочное прекращение, по всем существующим критериям.

Доводы истца о недоказанности использования товарного знака под контролем правообладателя несостоятельны. Когда речь идет о продукции, произведенной непосредственно правообладателем, качество товаров не может не соответствовать установленным им самим критериям. В случае импорта оригинального товара и его дальнейшей реализации необходимость в контроле качества отсутствует.