Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2018 г. № С01-185/2018 по делу N А41-45973/2017 Суд оставил без изменения судебные акты об отказе во взыскании денежных средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, поскольку факт нарушения прав истца доказан не был

Обзор документа

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 марта 2018 г. № С01-185/2018 по делу N А41-45973/2017 Суд оставил без изменения судебные акты об отказе во взыскании денежных средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, поскольку факт нарушения прав истца доказан не был

Резолютивная часть постановления объявлена 20 марта 2018 года.

Полный текст постановления изготовлен 21 марта 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.,

судей - Лапшиной И.В., Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общероссийской общественной организации "Российский Союз Правообладателей" (Звенигородское шоссе д. 9/27, стр. 1, Москва, 123022, ОГРН 1097799044287) на решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2017 (судья Зинурова М.В.) и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017 (судьи Боровикова С.В., Немчинова М.А., Семушкина В.Н.) по делу N А41-45973/2017

по иску общероссийской общественной организации "Российский Союз Правообладателей" к обществу с ограниченной ответственностью "Ресурс-Медиа" (Ильинский тупик, д. 9, оф. 113, г. Красногорск, Московская обл., 143405, ОГРН 1087746691647) о взыскании денежных средств.

В судебном заседании приняли участие представители: от общероссийской общественной организации "Российский Союз Правообладателей" - Назаров А.М. (по доверенности от 19.05.2017), Павлова А.В. (по доверенности 03.11.2015), Савин А.В. (по доверенности от 13.08.2017);

от общества с ограниченной ответственностью "Ресурс-Медиа" - Девяткин Р.Р. (по доверенности от 19.03.2018).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общероссийская общественная организация "Российский Союз Правообладателей" (далее - истец, РСП) обратилась в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Ресурс-Медиа" (далее - ответчик) о взыскании денежных средств для выплаты вознаграждения, предусмотренного статьей 1245 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), в размере 18 475 822 руб. 11 коп., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 15.08.2015 по 12.05.2017 в размере 1 169 536 руб. 76 коп., обязании общества "Ресурс-Медиа" уплатить в пользу РСП проценты за пользование чужими денежными средствами, рассчитанные в порядке, предусмотренном статьей 395 ГК РФ, за период с 13.05.2017 до момента фактического погашения задолженности, расходы по уплате государственной пошлины в размере 86 010 руб.

Решением Арбитражного суда Московской области от 29.09.2017, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017, в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, истец обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, нарушение судами норм материального и процессуального права, просит решение и постановление отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование кассационной жалобы РСП ссылается на необоснованность вывода судов о недоказанности наличия звукозаписывающих или видеозаписывающих устройств в ноутбуках. Считает, что это оборудование в силу его отнесения к соответствующей категории товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности уже признается предназначенным для свободного воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях.

Истец считает ошибочным вывод судов о том, что представленные в материалы дела письменные сведения об оборудовании являются ненадлежащим доказательством ввиду отсутствия реквизитов. Указывает, что данные сведения были предоставлены истцу Федеральной таможенной службой (далее - ФТС) в порядке исполнения соглашения об информационном взаимодействии от 27.12.2010. Истец осуществляет загрузку предоставленных ему сведений в собственную единую базу данных, и в случае необходимости их предоставления изготавливает распечатки таких сведений в бумажной форме самостоятельно. При этом отмечает, что какие-либо законодательно установленные требования к заверению доказательств, полученных таким способом, отсутствуют.

Считает неправомерным содержащееся в решении суда первой инстанции указание на то, что ответчик не мог перепроверить представленную истцом информацию либо сверить ее со своими исходными данными. При этом указывает, что ответчик в нарушение своей обязанности не представлял истцу сведения о ввозе оборудования, за которое подлежит уплата вознаграждения, в связи с чем истец был вынужден руководствоваться сведениями, предоставленными ему ФТС.

Истец указывает на несоответствие нормам материального и процессуального права, фактическим обстоятельствам дела вывода судов о непредставлении истцом доказательств выпуска спорного оборудования в свободное обращение. По мнению истца, из обжалуемых судебных актов не вполне ясно, каких именно доказательств истцом не представлено в отношении факта выпуска оборудования и материальных носителей, в отношении которых заявлены исковые требования, для внутреннего потребления. Отмечает, что судами при рассмотрении дела не выражалось каких-либо сомнений относительно полноты, допустимости и достоверности представленных истцом доказательств выпуска спорного оборудования и материальных носителей для внутреннего потребления. Истцу судами не было предложено представить какие-либо дополнительные документы в подтверждение данного факта. С учетом этого полагает, что в отсутствие в материалах дела доказательств того, что спорное оборудование и материальные носители в противоречие сведениям, представленным истцу ФТС, в течение указанного истцом периода ввоза фактически не были выпущены для внутреннего потребления, соответствующие обстоятельства дела следует признать неопровергнутыми и поэтому доказанными.

РСП считает необоснованным вывод судов о пропуске им срока исковой давности при обращении в суд с рассматриваемым иском.

Ссылается на нарушение судами принципов равноправия и состязательности, выразившихся в следующем: ему было отказано в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания 04.09.2017, мотивированного необходимостью ознакомления с письменными пояснениями ответчика, представленными в судебном заседании; судом первой инстанции отклонено его ходатайство о привлечении ФТС к участию в деле в качестве третьего лица; судом апелляционной инстанции было отказано в приобщении к материалам дела сведений об оборудовании и материальных носителях, помещенных ответчиком под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления.

Кроме того, РСП ссылается на нарушение судами первой и апелляционной инстанций требований, предъявляемых к мотивированности судебных актов, поскольку обжалуемые решение и постановление содержат лишь общие выводы судов без исследования и оценки представленных сторонами доказательств.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, сославшись на их законность и обоснованность, а также на несостоятельность доводов жалобы.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представители РСП доводы кассационной жалобы поддержали, просили обжалуемые судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представитель ответчика в судебном заседании возражал против удовлетворения кассационной жалобы, по основаниям, изложенным в отзыве.

Суд по интеллектуальным правам, выслушав представителей истца и ответчика, обсудив доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии решения, постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, пришел к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1245 ГК РФ авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений принадлежит право на вознаграждение за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях. Такое вознаграждение имеет компенсационный характер и выплачивается правообладателям за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения. Перечень оборудования и материальных носителей, а также размер и порядок сбора соответствующих средств утверждаются Правительством Российской Федерации. Сбор средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях осуществляется аккредитованной организацией (статья 1244).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.10.2010 N 829 "О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях" (далее - постановление N 829) утвержден Перечень оборудования и материальных носителей, используемых для свободного воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, с указанием размера средств, подлежащих уплате импортерами таких оборудования и материальных носителей (далее - Перечень оборудования), а также Положение о сборе средств для выплаты вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, подлежащих уплате импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения (далее - Положение).

На основании пункта 3 Положения импортер (декларант) - лицо, осуществляющее импорт оборудования и материальных носителей, которое декларирует указанные оборудование и материальные носители либо от имени которого они декларируются, на которое в соответствии со статьей 1245 ГК РФ возложена обязанность по уплате средств для выплаты вознаграждения авторам, исполнителям и изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений. Импорт оборудования и материальных носителей - ввоз оборудования и материальных носителей, предназначенных для свободного воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, на единую таможенную территорию Таможенного союза в рамках Евразийского экономического сообщества с помещением указанных товаров под таможенную процедуру выпуска таможенными органами Российской Федерации для внутреннего потребления.

В соответствии с пунктом 4 Положения размер средств для выплаты вознаграждения устанавливается в процентном отношении к таможенной стоимости единицы соответствующих оборудования и материальных носителей, которые ввозятся импортером (декларантом).

Пунктом 8 Положения установлено, что в срок, не превышающий 10 рабочих дней со дня помещения оборудования и материальных носителей под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, импортер (декларант) обязан представить в аккредитованную организацию письменное сообщение о выпущенных для внутреннего потребления оборудовании и материальных носителях (далее - сообщение о ввозе). Сообщение о ввозе должно содержать информацию о наименовании, количестве, таможенной стоимости оборудования и материальных носителей, а также о соответствующих им кодах единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза. Одновременно с сообщением о ввозе должны быть представлены документы, подтверждающие помещение оборудования и материальных носителей под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления.

В соответствии с пунктом 10 Положения уплата средств для выплаты вознаграждения должна производиться в срок, не превышающий 10 рабочих дней со дня получения импортером (декларантом) информации о сумме средств для выплаты вознаграждения, подлежащих уплате этим импортером (декларантом).

В соответствии с Перечнем оборудования, размер средств, подлежащих уплате импортерами таких оборудования и материальных носителей, составляет 1% от стоимости единицы оборудования или материального носителя.

Как установлено судами и следует из материалов дела, РСП является аккредитованной организацией по управлению правами авторов, исполнителей, изготовителей фонограмм и аудиовизуальных произведений на получение вознаграждения за воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях.

Между ФТС и РСП 27.12.2010 было заключено соглашение об информационном взаимодействии, в соответствии с которым ФТС России представляет в РСП сведения об импортерах и номенклатуре оборудования и материальных носителей.

Обращаясь в суд первой инстанции, истец указал, что ответчик с 26.10.2010 по 31.10.2016 поместил под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления оборудование и материальные носители, которые, согласно данной информации, входят в перечень оборудования, утвержденного постановлением N 829, на общую сумму 3 695 164 422 руб. 24 коп. Отсутствие заключенного договора между истцом и ответчиком не является основанием для освобождения от уплаты в адрес РСП вознаграждения, поскольку данная обязанность является императивной.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения истца в арбитражный суд с рассматриваемым иском.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом не доказано и не следует из материалов дела, что перечисленные им в приложениях к исковому заявлению оборудование и материальные носители (ноутбуки) имеют звукозаписывающие или видеозаписывающие устройства и используют магнитные, оптические или полупроводниковые носители.

На этом основании суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности истцом того, что ноутбуки подпадают под соответствующий код классификации товаров в товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД), содержащийся в Перечне оборудования.

Оценив представленную истцом в материалы дела информацию об оборудовании и материальных носителях, помещенных ответчиком под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что она не является достоверной, поскольку представленные сведения не подписаны уполномоченными лицами ни таможенной службы, ни уполномоченным лицом истца.

Также суд первой инстанции указал на непредставление истцом доказательств того, что спорное оборудование выпущено таможенным органом для внутреннего потребления.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о пропуске истцом срока исковой давности по требованию о взыскании задолженности за период с 26.10.2010 по 21.03.2014, поскольку истец обратился в суд с иском только 14.03.2017.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии с частью 1 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации повторно рассматривавший дело, выводы суда первой инстанции поддержал.

Суд по интеллектуальным правам полагает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении спора правильно определен характер спорного правоотношения, круг обстоятельств, имеющих значение для разрешения спора и подлежащих исследованию, проверке и установлению по делу, правильно определены законы и иные нормативные акты, которые следовало применить по настоящему делу, дана оценка всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований арбитражного процессуального законодательства.

Довод РСП о необоснованности вывода судов о недоказанности наличия звукозаписывающих или видеозаписывающих устройств в ноутбуках не может быть принят во внимание.

Согласно разделу 1 Перечня оборудования к оборудованию, за ввоз которого установлено вознаграждение, относится оборудование, имеющее звукозаписывающее или видеозаписывающее устройство и использующее магнитные, оптические или полупроводниковые носители.

С учетом сделанного судами вывода о недоказанности наличия в ноутбуках звукозаписывающих или видеозаписывающие устройств и использования в них магнитных, оптических или полупроводниковых носителей, суды обоснованно указали на недоказанность того, что эти ноутбуки подпадают под соответствующий код классификации товаров в товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД), содержащийся в Перечне оборудования.

Несогласие истца с осуществленной судами оценкой представленных в материалы дела доказательств, касающихся технических характеристик спорного оборудования и его соответствия критериям, установленным Перечнем оборудования, не свидетельствует о неправильном применении судами норм материального и процессуального права, либо о наличии выводов, не соответствующих обстоятельствам дела.

Рассматриваемый довод кассационной жалобы фактически направлен на переоценку указанного вывода судов, что находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По изложенному основанию, а также в связи с тем, что не учитывает положения арбитражного процессуального законодательства, не может быть принят во внимание довод кассационной жалобы об ошибочности вывода судов о том, что представленные в материалы дела письменные сведения об оборудовании являются ненадлежащим доказательством.

В соответствии с частью 3 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены этим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором.

Если копии документов представлены в арбитражный суд в электронном виде, суд может потребовать представления оригиналов этих документов.

В соответствии с частью 8 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации письменные доказательства представляются в арбитражный суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

В соответствии с частью 1 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном этим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В соответствии с положениями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Проверив относимость, допустимость и достоверность представленных истцом документов (письменной информации об оборудовании и материальных носителях), суды пришли к выводу о том, что эти документы не позволяют определить источник представленной информации. При этом утверждение истца о том, что данная информация передана таможенным органом, признано судами неподтвержденным.

Ссылка истца на неправомерность вывода судов о непредставлении им доказательств выпуска спорного оборудования в свободное обращение не может быть принята во внимание судом кассационной инстанции ввиду следующего.

Как указано в пункте 1 статьи 218 Федерального закона "О таможенном регулировании в Российской Федерации", выпуск товаров осуществляется таможенными органами в соответствии с главой 28 Таможенного кодекса Таможенного союза.

В пункте 5 статьи 4 Таможенного кодекса Таможенного союза закреплено, что выпуском товаров является действие таможенных органов, разрешающее заинтересованным лицам использовать товары в соответствии с условиями заявленной таможенной процедуры. Такие условия установлены статьей 210 Таможенного кодекса Таможенного союза.

В силу пункта 3 статьи 174 Таможенного кодекса Таможенного союза выпуск товаров в соответствии с заявленной таможенной процедурой свидетельствует о завершении помещения товаров под определенную таможенную процедуру.

В статье 204 Таможенного кодекса Таможенного союза указано, что днем помещения товаров под таможенную процедуру считается день выпуска товара таможенным органом в порядке, установленном названным Кодексом.

Выпуск товаров производится должностным лицом таможенного органа в порядке, установленном законодательством государств - членов таможенного союза, если иной порядок не установлен решением Комиссии таможенного союза, путем внесения (проставления) соответствующих отметок в (на) таможенную декларацию и (или) коммерческие, транспортные (перевозочные) документы, а также соответствующих сведений - в информационные системы таможенного органа (пункт 4 статьи 195 Таможенного кодекса Таможенного союза).

Статьей 209 Таможенного кодекса Таможенного союза определено, что выпуск для внутреннего потребления - это таможенная процедура, при помещении под которую иностранные товары находятся и используются на таможенной территории таможенного союза без ограничений по их пользованию и распоряжению, если иное не установлено этим Кодексом.

С учетом данных норм суды правильно указали, что обязанность импортера по направлению в аккредитованную организацию сообщения о выпущенных для внутреннего потребления оборудовании и материальных носителях и, следовательно, уплате аккредитованной организации средств для выплаты вознаграждения возникает только после проставления таможенными органами штампа "выпуск разрешен" на таможенной декларации, в то время как таких доказательств истцом не представлено.

Аналогичный подход изложен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2016 N 305-ЭС16-1058.

При этом ссылка истца на то, что судами при рассмотрении дела не выражалось каких-либо сомнений относительно полноты, допустимости и достоверности представленных истцом доказательств выпуска спорного оборудования и материальных носителей для внутреннего потребления, не свидетельствует о наличии нарушений судами требований арбитражного процессуального законодательства.

Арбитражный суд, осуществляя возложенную на него процессуальную обязанность по исследованию всех обстоятельств дела и оценке доказательств, обязан самостоятельно оценить представленные доказательства в соответствии с требованиями Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом факт выпуска спорного оборудования в свободное обращение ответчиком в порядке статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не признавался.

В то же время в соответствии с частью 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Согласно части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Истец, ссылавшийся на ввоз ответчиком соответствующего оборудования, обязан был доказать данное обстоятельство относимыми и допустимыми доказательствами, чего сделано не было.

С учетом этого выводы судов о недоказанности выпуска спорного оборудования в обращение на территории Российской Федерации основаны на оценке доказательств, при которой нарушений требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допущено.

В соответствии с положениями статьи 286, части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе пересматривать фактические обстоятельства дела, установленные судами при их рассмотрении, давать иную оценку собранным по делу доказательствам, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Довод истца о том, что суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении доказательств в нарушение норм процессуального права, отклоняется судом кассационной инстанции.

Согласно части 2 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, в том числе в случае, если судом первой инстанции было отклонено ходатайство об истребовании доказательств, и суд признает эти причины уважительными.

В соответствии с пунктом 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" при решении вопроса о возможности принятия новых доказательств, в том числе приложенных к апелляционной жалобе или отзыву на апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции определяет, была ли у лица, представившего доказательства, возможность их представления в суд первой инстанции или заявитель не представил их по не зависящим от него уважительным причинам.

Таким образом, статья 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ограничивает право представления сторонами новых доказательств в суд апелляционной инстанции, требуя обоснования невозможности их представления в суд первой инстанции.

Как было установлено судом апелляционной инстанции, все доказательства, о приобщении которых ходатайствовал истец, получены после даты вынесения решения суда первой инстанции.

Объективных обстоятельств, обусловивших невозможность представления истцом новых доказательств в суд первой инстанции или непредставление по не зависящим от него уважительным причинам, судом апелляционной инстанции не было выявлено.

Таким образом, отклонение судом апелляционной инстанции ходатайства истца о приобщении дополнительных доказательств не свидетельствует о нарушении судом инстанции принципов равенства, равноправия сторон и состязательности.

Также Суд по интеллектуальным правам не усматривает нарушений названных принципов при отказе в удовлетворении ходатайства об отложении судебного заседания 04.09.2017 и отклонении ходатайства истца о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица ФТС, поскольку данные действия суда совершены в рамках имеющихся у него полномочий и с соблюдением положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при предоставлении истцу, инициировавшему настоящий судебный процесс, процессуальных возможностей для своевременного формирования своей правовой позиции по делу и ее доказывания.

При этом из материалов дела и обжалуемых судебных актов не усматривается, что вывод суда первой инстанции основан только на представленных ответчиком письменных пояснениях. Кроме того, к этим письменным пояснениям какие-либо новые доказательства приложены не были.

В связи с этим отказ суда первой инстанции в отложении судебного заседания не повлек для истца каких-либо ущемлений в процессуальных правах.

В то же время направление дела на новое рассмотрение с целью повторного предоставления истцу процессуального права доказывания обстоятельств, на которые он указывает в кассационной жалобе, которым он не воспользовался без уважительных причин, при наличии у него соответствующей возможности, противоречит принципу правовой определенности и положениям части 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.07.2012 N 16291/10, и в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 09.06.2016 по делу N 309-ЭС16-3904).

Довод РСП о необоснованности вывода судов о пропуске им срока исковой давности при обращении в суд с иском не имеет в рассматриваемом случае правового значения с учетом сделанных судами первой и апелляционной инстанций выводов о недоказанности истцом обстоятельств, входящих в предмет доказывания, наличие которых послужило основанием для отказа истцу в иске.

Ссылка истца на немотивированность судебных актов является необоснованной, поскольку сделанные судами выводы надлежаще мотивированы в решении и постановлении.

В отношении довода истца о неправомерности содержащегося в решении суда первой инстанции указания на отсутствие у ответчика возможности перепроверить представленную истцом информацию либо сверить ее со своими исходными данными, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что из решения суда усматривается, что ссылка на данное обстоятельство приведена судом первой инстанции в развитие его вывода о несоответствии представленных истцом сведений установленным процессуальным законодательством требованиям, не позволившим истцу, опираясь на эти сведения, сравнить их с собственной информацией. Таким образом, это указание суда не имело какого-либо самостоятельного значения.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судами первой и апелляционной инстанций на основании полного, всестороннего и объективного исследования имеющихся в деле доказательств с учетом всех доводов и возражений участвующих в деле лиц, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и представленным доказательствам, основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, оснований для отмены или изменения принятых по делу судебных актов у суда кассационной инстанции не имеется.

Суд кассационной инстанции не находит и безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, перечисленных в части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по кассационной жалобе относятся на ее заявителя.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Московской области от 29.09.2017 и постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 19.12.2017 по делу N А41-45973/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу общероссийской общественной организации "Российский Союз Правообладателей" - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий В.В. Голофаев
Судья И.В. Лапшина
Судья С.П. Рогожин

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам оставил в силе акты предыдущих инстанций, не удовлетворивших иск аккредитованной организации.

Она просила взыскать средства для выплаты правообладателям вознаграждения за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях, а также проценты.

Но ею не доказано, что ввезенные ноутбуки имеют звуко- или видеозаписывающие устройства и используют магнитные, оптические или полупроводниковые носители. Т. е. то, что эти товары подпадают под соответствующий код ТН ВЭД из перечня оборудования, импортеры которого уплачивают вознаграждение.

Также нет доказательств того, что оборудование выпущено таможенным органом для внутреннего потребления. Притом что обязанность импортера направить в аккредитованную организацию сообщение о ввозе возникает только после проставления на таможенной декларации штампа "выпуск разрешен".