Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 21 февраля 2018 г. по делу N СИП-585/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об удовлетворении возражения о признании недействительным патента на промышленный образец, поскольку согласился с выводом Роспатента о том, что спорный промышленный образец не соответствует условию патентоспособности "оригинальность"

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 21 февраля 2018 г. по делу N СИП-585/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об удовлетворении возражения о признании недействительным патента на промышленный образец, поскольку согласился с выводом Роспатента о том, что спорный промышленный образец не соответствует условию патентоспособности "оригинальность"

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 15 февраля 2018 года.

Полный текст решения изготовлен 21 февраля 2018 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - И.В. Лапшиной,

судей - Голофаева В.В., Рогожина С.П.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Забузовой А.Э.,

рассмотрел в судебном заседании заявление индивидуального предпринимателя Рылеева Михаила Юрьевича (Москва, ОГРНИП 310774605500992) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 19.07.2017 об удовлетворении возражения от 29.03.2017 о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец "Ручка дверная" N 80120.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Романов Александр Викторович.

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Рылеева М.Ю. - Салмина О.Б. (по доверенности от 02.11.2017);

от Роспатента - Конюхова В.А. (по доверенности N 01/32-876/41 от 31.10.2017),

третьего лица - Шерстин А.Ю. (по доверенности N 62АБ1058257 от 01.11.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

индивидуальный предприниматель Рылеев Михаил Юрьевич обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 19.07.2017 об удовлетворении возражения от 29.03.2017 о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец "Ручка дверная" N 80120.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определением от 11.12.2017 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Романов Александр Викторович.

В обоснование заявленных требований индивидуальный предприниматель Рылеев М.Ю. указал на ошибочность вывода Роспатента о несоответствии промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120 условию патентоспособности "оригинальность".

При этом заявитель указывает на отсутствие сходства промышленного образца по спорному патенту с противопоставленными в оспариваемом решении Роспатента аналогами, а именно промышленными образцами по патентам ЕМ N 000880794-0005, CN N 00302512.8, CN N 01351802.X, ЕМ N 001610346-0001.

Так, заявитель полагает, что спорный промышленный образец отличается от противопоставленного Роспатентом наиболее близкого аналога - промышленного образца по патенту ЕМ N 000880794-0005, в частности по первому признаку "выполнение из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку", поскольку в указанном патенте не усматривается именно плавный переход, а имеется угловое сочленение короткой крепежной части и удлиненной рукоятки. Кроме того, в указанном патенте, в отличие от оспариваемого, профиль рукоятки не имеет изогнутости, не имеет выступа.

Также заявитель указывает, что тыльная поверхность ручки - это поверхность, обращенная к двери, на которую ручка устанавливается. Между тем, в патенте CN N 00302512.8 тыльная поверхность дверной ручки не имеет выступа, а в патенте CN N 01351802.X ручка газовой горелки имеет цилиндрическую форму и не имеет тыльной поверхности.

Таким образом, заявитель полагает, что из указанных в оспариваемом решении Роспатента патентов не известны признаки: "выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку", "слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки", "расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки", в связи с чем, по мнению заявителя, решение Роспатента от 19.07.2017 не соответствует статье 1398 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Роспатент представил отзыв на заявление, в котором выразил несогласие с доводами, изложенными в заявлении, просил в его удовлетворении отказать.

В отзыве Роспатент отмечает, что оспариваемое решение соответствует действующему законодательству, оценка спорного промышленного образца на предмет его соответствия условию патентоспособности "оригинальность" проведена в соответствии с требованиями, установленными законодательством.

По мнению Роспатента, существенные признаки спорного патента и противопоставленных ему патентов: ЕМ N 000880794-0005, CN N 00302512.8, CN N 01351802.X., ЕМ N 001610346-0001 совпадают.

Так же в отзыве Роспатент указывает, что доводы заявителя не опровергают содержащиеся в оспариваемом решении Роспатента выводы и не свидетельствуют о наличии оснований для признания его недействительным.

В судебном заседании представитель индивидуального предпринимателя выступил по доводам, изложенным в заявлении, просил заявленные требования удовлетворить.

Представители Роспатента и Романова А.В. также выступили по доводам, изложенным в отзывах на заявление, просили в удовлетворении заявленных требований отказать.

Выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, суд установил следующее.

Как следует из материалов дела, патент Российской Федерации на промышленный образец "Ручка дверная" выдан по заявке N 2011500235 с приоритетом от 01.02.2011, на имя индивидуального предпринимателя Рылеева Михаила Юрьевича со следующим перечнем существенных признаков:

"Ручка дверная, характеризующаяся:

- выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлинённую рукоятку;

- слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки;

- выполнением рукоятки с уплощенной наружной стороной и выпуклой тыльной стороной;

отличающаяся:

- близким к полукругу профилем свободного торца рукоятки;

- проработкой рукоятки с одним выступом на тыльной стороне;

- V-образной формой выступа, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны;

- расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 рукоятки".

В Роспатент 29.03.2017 поступило возражение Романова А.В. против выдачи патента Российской Федерации N 80120 на промышленный образец, мотивированное несоответствием названного промышленного образца условиям патентоспособности "оригинальность", в связи с чем названный патент, по мнению подателя возражения, выдан с нарушением положений статьи 1352 ГК РФ.

В обоснование доводов возражения Романовым А.В. представлены следующие документы:

- патентный документ ЕМ N 000880794-0005, опубликованный 13.03.2008;

- патентный документ ЕМ N 001094403-0005, опубликованный 01.04.2009;

- патентный документ Китая N 200930134080.X, опубликованный 17.02.2010;

- патентный документ Франции N 20103262-028 на промышленный образец, опубликованный 20.08.2010;

- патентный документ Франции N 20103262-026, опубликованный 20.08.2010;

- патентный документ Китая N 00302512.8, опубликованный 28.03.2001;

- патентный документ Китая N 01351802.X, опубликованный 16.02.2002;

- патентный документ ЕМ N 001625286-0001, опубликованный 28.10.2009;

- патентный документ ЕМ N 001625344-0002, опубликованный 28.10.2009;

- патентный документ ЕМ N 000878558-0001, опубликованный 06.03.2008;

- патентный документ США N D396624, опубликованный 04.08.1998;

- патентный документ Великобритании N 4000745, опубликованный 05.12.2006;

- патентный документ США N D412824, опубликованный 17.08.1999;

- патентный документ ЕМ N 000716105-0001, опубликованный 05.06.2007;

- патентный документ ЕМ N 001610346-0001, опубликованный 16.12.2009;

- патентный документ ВОИС N D064958-0001, опубликованный 13.10.2003;

- патентный документ ЕМ N 000121041-0003, опубликованный 04.05.2004;

- патентный документ Испании N 10155117-0002, опубликованный 16.07.2003;

- патентный документ Китая N 93300350.1, опубликованный 25.05.1994.

По результатам рассмотрения указанного возражения Роспатентом было принято решение от 19.07.2017 о его удовлетворении и признании патента Российской Федерации N 80120 на промышленный образец недействительным полностью в связи с его несоответствием условию патентоспособности "оригинальность".

Не согласившись с названным решением Роспатента, индивидуальный предприниматель Рылеев М.Ю. обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден, что не оспаривается Роспатентом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и не оспариваются заявителем.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при оспаривании решений Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом.

При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров, вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты подачи заявки N 2011500235, по которой выдан оспариваемый патент, правовая база включает ГК РФ в редакции, действовавшей на дату подачи заявки, и Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец, утвержденного Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 325 (далее - Административный регламент) и разъяснения, изложенные в Рекомендациях по вопросам экспертизы заявок на промышленный образец, утвержденных Приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.03.2009 N 48 (далее - Рекомендации ПО).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1352 ГК РФ в качестве промышленного образца охраняется художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид.

Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным.

К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия, в частности форма, конфигурация, орнамент и сочетание цветов.

В соответствии с пунктом 3 статьи 1352 ГК РФ промышленный образец является оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия.

Пунктом 3 статьи 1354 ГК РФ предусмотрено, что охрана интеллектуальных прав на промышленный образец предоставляется на основании патента в объеме, определяемом совокупностью его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца.

В соответствии подпунктом 2.3 пункта 22.5.5 Административного регламента существенные признаки, характеризующие проверяемый промышленный образец, не признаются обусловленными творческим характером особенностей изделия, в частности, если совокупность существенных признаков проверяемого промышленного образца, нашедшая отражение на изображениях изделия, отличается от известной совокупности признаков внешнего вида изделия того же или однородного назначения (ближайшего аналога - пункт 9.9.4.2 указанного Регламента) одним или несколькими существенными признаками, а в общедоступных сведениях выявлены решения, содержащие признаки, совпадающие с вышеупомянутыми существенными отличительными признаками проверяемого промышленного образца и обуславливающие в известном решении наличие таких же эстетических и (или) эргономических особенностей, которые присущи проверяемому промышленному образцу.

В соответствии пунктом 9.9.4.2 Административного регламента в качестве аналога промышленного образца указывается художественно-конструкторское решение изделия сходного внешнего вид, того же или однородного назначения, известное из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца. Наиболее близкий к заявленному промышленному образцу по совокупности существенных признаков аналог указывается как ближайший аналог.

Согласно пункту 9.10.1 Административного регламента перечень существенных признаков промышленного образца рассматривается совместно с изображением изделия для определения объема правовой охраны промышленного образца. Признаки перечня предназначены для идентификации тех признаков внешнего вида изделия, представленного на изображениях, которые определяют объем правовой охраны (притязания заявителя).

Как следует из подпункта 2 пункта 9.10.2 Административного регламента, характеристика признака должна позволять однозначно идентифицировать его с визуально воспринимаемым признаком, нашедшим отражение на изображении внешнего вида изделия.

Согласно подпункту 1 пункта 22.5.5 Административного регламента, при проверке оригинальности промышленного образца принимаются во внимание существенные признаки промышленного образца, соответствующие требованиям пункта 1 статьи 1352 ГК РФ, нашедшие отражение на изображениях изделия.

Согласно подпункту 3.4.3 пункта 22.5.5 Административного регламента при проверке по подпункту 2.3 настоящего пункта в дополнение к выявленному ближайшему аналогу проводится поиск сведений о решениях, определяющих внешний вид изделий того же, однородного или иного назначения, имеющих признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками проверяемого промышленного образца.

В случае обнаружения таких сведений осуществляется сравнение эстетических и (или) эргономических особенностей проверяемого промышленного образца, обусловленных его существенными отличительными признаками, и особенностей выявленных решений, обусловленных признаками, совпадающими с отличительными признаками проверяемого промышленного образца.

Если в результате поиска в общедоступных сведениях не обнаружены сведения об отличительных существенных признаках или обнаруженные отличительные признаки не обуславливают совпадение эстетических и (или) эргономических особенностей проверяемого промышленного образца и противопоставленного в дополнению к ближайшему аналогу решения, может быть сделан вывод о соответствии промышленного образца условию оригинальности по основанию, приведенному в подпункте 2.3 указанного пункта.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 23.3 Административного регламента общедоступными считаются сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым любое лицо может ознакомиться само, либо о содержании которого ему может быть законным путем сообщено.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 23.3 Административного регламента датой, определяющей включение источника информации в общедоступные сведения, для опубликованных патентных документов является указанная на них дата опубликования.

Исходя из приведенных правовых норм в их совокупности и взаимосвязи, а также учитывая суть такого объекта патентного права, как промышленный образец, первичным для определения объема правовой охраны промышленного образца является именно изображение изделий. Перечень существенных признаков не может иметь самостоятельного значения без изображения изделия, поскольку в качестве промышленного образца охраняется внешний вид изделия.

Перечень существенных признаков необходимо оценивать исходя из того, как они проявляются на изображении изделия, то есть, учитывая общее зрительное впечатление.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении президиума Суда по интеллектуальным правам от 04.04.2016 по делу N СИП-440/2016.

Кроме того, из разъяснений, изложенных в Рекомендациях ПО, следует, что при анализе отличий с целью установления сходства (либо несходства) общих впечатлений, производимых проверяемым промышленным образцом и ближайшим аналогом, следует учитывать ограниченные возможности дизайнера, которые имели место при разработке проверяемого промышленного образца. Учет ограничений, если они имеются (так называемой степени свободы дизайнера), предусмотрен абзацем вторым подпункта 2.1 пункта 22.5.5 Административного регламента.

Необходимость такого учета обусловлена, как минимум, двумя обстоятельствами: функциональными особенностями изделия, к которому относится промышленный образец, и насыщенностью аналогового ряда (многообразием известных форм изделий того же назначения).

Еще один общий принцип состоит в том, что при анализе на предмет сходства общих впечатлений требования к наличию отличий в отношении объемных промышленных образцов, как правило, должны быть ниже, чем требования к наличию отличий в отношении плоскостных промышленных образцов.

Исследовав представленные в материалах документы, изучив доводы о несоответствии спорного промышленного образца требованиям статьи 1352 ГК РФ и возражения на них, коллегия судей полагает необходимым отметить следующее.

Роспатент, проанализировав представленные с возражениями Романова А.В. источники информации, пришел к выводу, что из патентных документов ЕМ N 000880794-0005, CN N 00302512.8, CN N 01351802.X, ЕМ N 001610346-0001 усматривается, что характеристика промышленных образцов по данным патентам в виде их существенных признаков в совокупности соответствуют существенным признакам промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120.

Так, в качестве ближайшего аналога промышленного образца по оспариваемому патенту Роспатент указал изделие по патентному документу ЕМ N 000880794-0005, поскольку ручка дверная по оспариваемому промышленному образцу и изделие по противопоставленному документу характеризуются следующими общими признаками: "выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку"; "слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки"; "выполнением рукоятки с уплощенной наружной стороной и выпуклой тыльной стороной"; "расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки" (на изображениях изделия по оспариваемому патенту и изделия по патентному документу ЕМ N 000880794-0005 явно визуализируется, что имеется выступ, размещенный на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки); "близким к полукругу профилем свободного торца рукоятки".

Из содержания заявления Рылеева М.Ю. следует, что он не согласен с выводом Роспатента о несоответствии промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120 условию патентоспособности "оригинальность" в связи с тем, что, по его мнению, решению по патенту ЕМ N 000880794-0005 не присущи признаки "выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку", "слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки", "расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки". Кроме того, заявитель считает, что из патентов CN N 00302512.8 и CN N 01351802.Х не известен отличительный признак "проработкой рукоятки с одним выступом на тыльной стороне". Заявитель полагает также, что на изображениях изделия по патенту ЕМ N 001610346-0001 сложно идентифицировать наличие "V-образной формой выступа, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны", поскольку выступ и вся ручка на его изображениях выполнены пунктирной линией без прорисовки объема.

Вместе с тем, коллегия судей Суда по интеллектуальным правам отмечает, что Роспатент, проведя сравнительный анализ противопоставленных изделий и спорного промышленного образца, правомерно пришел к выводу, что в патенте ЕМ N 000880794-0005 раскрыто решение изделия следующего внешнего вида:

При этом решению по патенту ЕМ N 000880794-0005 присущ признак "выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку", что подтверждается изображением 3.

Довод заявителя о том, что решению по патенту ЕМ N 000880794-0005 не присущ признак "слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки" ручки по патенту Российской Федерации N 80120, также несостоятелен и опровергается его изображениями 3 и 5.

Довод заявителя о том, что решению по патенту ЕМ N 000880794-0005 не присущ признак "расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки" ручки по патенту Российской Федерации N 80120, также является несостоятельным, поскольку на изображениях обоих изделий явно визуализируется, что имеется выступ, размещенный на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки.

Таким образом, вопреки доводам заявителя, судебная коллегия соглашается с выводом Роспатента о том, что признаки "выполнением из короткой крепежной части, плавно под углом переходящей в удлиненную рукоятку", "слегка изогнутым, выпуклым наружу профилем рукоятки", "расположением выступа на расстоянии от свободного торца, примерно равном 2/3 длины рукоятки" промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120 присущи решению внешнего вида изделия по патенту ЕМ N 000880794-0005.

Кроме того, коллегия судей Суда по интеллектуальным правам соглашается с выводом Роспатента о том, что отличительный признак "проработка рукоятки с одним выступом на тыльной стороне" известен, в частности, из патентных документов CN N 00302512.8 и CN N 01351802.X, что подтверждается изображениями изделий по указанным патентам.

Так, в источнике CN N 00302512.8 действительно присутствует один выступ на тыльной стороне рукоятки. При этом прием выполнения указанного выступа именно V-образной формы, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны (второй из указанных выше отличительных признаков) известен из патентного документа ЕМ N 001610346-0001.

Также на изображении изделия по патенту ЕМ N 001610346-0001 отчетливо визуализируется наличие именно V-образной формы, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны.

Довод заявителя о том, что тыльная сторона дверной ручки по патенту CN N 00302512.8 не имеет выступа, является необоснованным, поскольку опровергается изображением изделия по патенту CN N 00302512.8

Где действительно присутствует один выступ на тыльной стороне рукоятки.

Довод заявителя о том, что из патента CN N 01351802.Х не известен признак "проработкой рукоятки с одним выступом на тыльной стороне" промышленного образца по патенту РФ N 80120, поскольку, как считает заявитель, ручка по патенту CN N 01351802.Х не имеет тыльной поверхности, также является необоснованным, поскольку согласно изображениям изделия:

известная из патента CN N 01351802.Х ручка имеет тыльную сторону, на которой присутствует один выступ.

Таким образом, вопреки доводам заявителя, отличительный признак "проработкой рукоятки с одним выступом на тыльной стороне" промышленного образца по патенту РФ N 80120 известен из патентов CN N 00302512.8 и CN N 01351802.Х.

Довод заявителя о том, что на изображениях изделия по патенту ЕМ N 001610346-0001 сложно идентифицировать наличие "V-образной формой выступа, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны", поскольку, как указывает заявитель, выступ и вся ручка на изображениях выполнены пунктирной линией без прорисовки объема, также является несостоятельным ввиду следующего.

Изображения ручки по патенту ЕМ N 001610346-0001 представлены в объемном виде.

Согласно приведенным изображениям на изделии по патенту ЕМ N 001610346-0001 отчетливо визуализируется наличие выступа именно V-образной формы, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны.

Таким образом, вопреки доводам заявителя, отличительный признак "V-образной формой выступа, основание которого плавно сочленено с поверхностью тыльной стороны" промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120, известен из патента ЕМ N 001610346-0001.

Также судебная коллегия полагает необходимым отметить, что Роспатент обоснованно не принял довод заявителя о том, что в сравниваемом промышленном образце по патентному документу ЕМ N 001610346-0001 ручка является не дверной, а автомобильной, поскольку как ручка по оспариваемому патенту, так и ручка, известная из патентного документа ЕМ N 001610346-0001, относятся к изделиям однородного назначения.

Таким образом, проведя сравнительный анализ спорного промышленного образца с противопоставленными изделиями, Роспатент пришел к обоснованному выводу о том, что существенные признаки промышленных образцов, нашедшие отражение на изображениях изделий по патентным документам ЕМ N 000880794-0005, CN N 00302512.8, CN N 01351802.X, ЕМ N 001610346-0001 и спорного промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120, совпадают.

Коллегия судей соглашается с выводом Роспатента о том, что указанные признаки являются существенными, поскольку являются зрительно активными, влияют на создание общего зрительного впечатления, являются общими по оспариваемому патенту на промышленный образец и промышленным образцам по противопоставленным патентам.

Также судебная коллегия приходит к выводу, что Роспатент верно установил тот факт, что приведенные в возражении источники информации CN N 00302512.8, CN N 01351802.X, ЕМ N 001610346-0001, ЕМ N 000880794-0005, из которых известны решения, содержащие признаки, совпадающие с существенными отличительными признаками проверяемого промышленного образца по патенту Российской Федерации N 80120, обуславливают в известных решениях наличие таких же эстетических и эргономических особенностей.

Исходя из изложенного, судебная коллегия соглашается с выводом Роспатента о том, что промышленный образец по патенту Российской Федерации N 80120 не соответствует условию патентоспособности "оригинальность" и его регистрация противоречит требованиям пункта 1 статьи 1398 ГК РФ.

Согласно статье 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, наличия у органа надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, возлагается на орган, который принял оспариваемый акт.

Роспатентом представлены убедительные и исчерпывающие доказательства в обоснование заявленной правовой позиции.

При этом в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.

Судом была предоставлена лицам, участвующим в деле, возможность, как полного изложения своей правовой позиции, так и предоставления необходимого объема дополнительных доказательств в обоснование правомерности заявленной позиции.

Проведя собственный сравнительный анализ, судебная коллегия считает необходимым поддержать выводы Роспатента, изложенные в оспариваемом решении, и приходит к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта как принятого Роспатентом в рамках своих полномочий и соответствующего требованиям действующего законодательства.

Судебные расходы в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

в удовлетворении заявления индивидуального предпринимателя Рылеева Михаила Юрьевича о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 19.07.2017 об удовлетворении возражения от 29.03.2017 о признании недействительным патента Российской Федерации на промышленный образец "Ручка дверная" N 80120, отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья И.В. Лапшина
Судья В.В. Голофаев
Судья С.П. Рогожин

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам указал, как следует подходить к оценке промышленного образца на оригинальность.

Первичным для определения объема его правовой охраны является именно изображение изделия. Перечень существенных признаков не может иметь самостоятельного значения без изображения изделия.

Нужно исходить из того, как существенные признаки проявляются на изображении изделия. Т. е. учитывается общее зрительное впечатление.

Сравнивая общие впечатления от промышленного образца и ближайшего аналога, следует учитывать ограниченные возможности дизайнера, имевшие место при разработке проверяемого образца.