Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 11 декабря 2017 г. по делу N СИП-544/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку спорное обозначение не противоречит основам общественного порядка и не может вызвать возмущение общества

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 11 декабря 2017 г. по делу N СИП-544/2017 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления им правовой охраны товарному знаку, поскольку спорное обозначение не противоречит основам общественного порядка и не может вызвать возмущение общества

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 5 декабря 2017 года.

Полный текст решения изготовлен 11 декабря 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - судьи Голофаева В.В.

судей - Пашковой Е.Ю., Рогожина С.П.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Гончар Д.М.,

рассмотрел в судебном заседании заявление закрытого акционерного общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" (ул. Свободы, д. 8/4, к. 1, Москва, 125362, ОГРН 1037739318726) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, стр. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 27.06.2016 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" по свидетельству Российской Федерации N 504591.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено общество с ограниченной ответственностью "Русская Дача" (ул. Дача, д. 2, Ивановская обл., г. Южа, 155630, ОГРН 1093706000706).

В судебном заседании приняли участие представители:

от закрытого акционерного общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" - Пышкина Ю.В. (по доверенности от 27.07.2017);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Шеманин Я.А. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-480/41);

от общества с ограниченной ответственностью "Русская Дача" - Шмонин С.С. (по доверенности от 16.09.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

закрытое акционерное общество "Туристическое агентство "Магазин путешествий" (далее - заявитель, общество "Туристическое агентство "Магазин путешествий") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 27.06.2016 об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" по свидетельству Российской Федерации N 504591.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Русская Дача" (далее - общество "Русская Дача", правообладатель, третье лицо).

Заявленные обществом "Туристическое агентство "Магазин путешествий" требования мотивированы тем, что обозначение "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" противоречит требованиям подпунктов 1 и 2 пункта 3, подпункта 2 пункта 1, подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Также заявитель считает, что действия общества "Русская дача" по регистрации оспариваемого товарного знака противоречат статье 10 ГК РФ, статье 14.4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) и статье 10-bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883, далее - Парижская конвенция), поскольку целью регистрации товарного знака было получение необоснованных конкурентных преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, использование сложившейся репутации спорного обозначения, и предъявление исков другим лицам.

Роспатент в своем отзыве возражал против удовлетворения заявленного требования, указывая на правомерность оспариваемого решения, а также на необоснованность доводов заявителя.

Правообладатель представил отзыв на заявление, в котором против заявленных требований возражал, полагая доводы заявителя несостоятельными.

В судебном заседании представитель заявителя поддержал заявленные требования в полном объеме; представители Роспатента и третьего лица в удовлетворении заявленных требований просили отказать.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд признает заявленные требования не подлежащими удовлетворению в силу нижеследующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Полномочия Роспатента на вынесение оспариваемого решения заявителем не оспариваются, установлены статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218.

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено следующее.

Согласно сведениям из Государственного реестра товарных знаков, оспариваемый словесный товарный знак "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" по заявке N 2012731105 с приоритетом от 04.09.2012 был зарегистрирован 22.01.2014 (свидетельство Российской Федерации N 504591) на имя общества "Русская Дача" в отношении товаров 14, 28, 29-го и услуг 41-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Оспариваемый товарный знак представляет собой словосочетание "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ", выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами русского алфавита.

В Роспатент 12.04.2017 поступило возражение общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" против предоставления правовой охраны указанному товарному знаку, мотивированное тем, что при его регистрации в Роспатент не было представлено согласия лиц, создавших персонаж "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" и использовавших его в произведениях искусства, а сама регистрация этого товарного знака вводит потребителей в заблуждение, а также противоречит общественным интересам, поскольку предоставляет правообладателю необоснованные конкурентные преимущества перед другими лицами, оказывающими услуги в сфере зрелищно-развлекательной деятельности.

Решением Роспатента от 27.06.2016 в удовлетворении возражения общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" было отказано, правовая охрана оспариваемого товарного знака оставлена в силе.

Не согласившись с указанным решением Роспатента, общество "Туристическое агентство "Магазин путешествий" обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании его недействительным.

С учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (04.09.2012) нормативными правовыми актами, подлежащими применению при оценке его охраноспособности, являются часть четвертая ГК РФ и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32).

Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака предусмотрены статьей 1483 ГК РФ.

Согласно подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Согласно словарно-справочным источникам информации, принятым во внимание Роспатентом, Василиса Премудрая - это сказочный персонаж в фольклоре славян, обладающая сказочной красотой, мудростью и магией русских народных волшебных сказок (Большая энциклопедия в шестидесяти двух томах М.: "ТЕРРА", 2006, т. 8, стр. 254).

Как следует из приведенного определения, Василиса Премудрая является персонажем русских народных сказок (фольклор).

Согласно пункту 6 статьи 1259 ГК РФ не являются объектами авторских прав произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов.

Таким образом, при регистрации в качестве товарного знака обозначения, не являющегося объектом авторского права, согласие правообладателя не требуется.

В связи с этим Роспатент пришел к обоснованному выводу о соответствии товарного знака подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

При этом довод заявителя о том, что в настоящее время различные лица используют персонаж "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" в театральных постановках и фильмах, не умаляет того факта, что данный персонаж не был создан конкретным автором.

Также Суд по интеллектуальным правам считает правильным вывод Роспатента о соответствии оспариваемого товарного знака подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся способными ввести потребителя в заблуждение относительно товара либо его изготовителя.

К таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов (пункт 2.5.1 Правил N 32).

Согласно пункту 3 Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее - Рекомендации), элементы обозначений, указывающие на вид товара и/или его характеристики и/или содержащие сведения об изготовителе и т.д. через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение. Способность элементов ввести в заблуждение не вполне очевидна. Она имеет вероятностный характер.

Под способностью товарного знака ввести в заблуждение потребителя подразумевается, в частности ситуация, когда информация, содержащаяся в товарном знаке, может создать искаженное представление о товаре и его производителе, способное повлиять на решение потребителя.

Способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть у потребителя в результате ассоциации, в том числе, с иным лицом, основанной на предшествующем опыте потребителя.

В связи с этим, для установления наличия возможности введения потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара необходимо установление того, что потребитель осведомлен о ранее существовавшем обозначении и ассоциирует его с иным лицом, не являющимся правообладателем товарного знака, в том числе на основании предшествующего опыта потребителя об использовании тождественного или сходного обозначения в гражданском обороте лицом, отличным от правообладателя.

Таким образом, для вывода о введении потребителя в заблуждение требуется не только наличие доказательств введения товаров со сходным обозначением иным производителем в гражданский оборот, но и возникновения и сохранения у потребителей стойкой ассоциативной связи между товаром, маркированным соответствующим товарным знаком, и его производителем.

В рассматриваемом случае, обращаясь в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку и ссылаясь на то, что он способен ввести потребителя в заблуждение, заявитель не привёл доводов о том, почему он считает, что оспариваемый товарный знак способен ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя. В подтверждение своей позиции заявитель не представил в материалы дела каких-либо документов.

При обращении в суд с настоящим заявлением общество "Туристическое агентство "Магазин путешествий" также не представило доказательств, свидетельствующих о том, что у потребителя на момент регистрации спорного товарного знака возникла ассоциативная связь между обозначением "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" и конкретным производителем. При этом представленные заявителем сведения об использовании данного обозначения различными лицами в фильмах и спектаклях не подтверждают наличие упомянутой ассоциативной связи.

В связи с этим довод заявителя о несоответствии товарного знака подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ является необоснованным.

В отношении довода заявителя о несоответствии оспариваемого решения Роспатента подпункту 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ суд соглашается с выводами Роспатента, сделанными при рассмотрении и оценке этого довода.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Согласно пункту 2.5.2 Правил N 32 к таким обозначениям относятся, в частности, слова и изображения непристойного содержания, призывы антигуманного характера, оскорбляющие человеческое достоинство, религиозные чувства, слова, написание которых нарушает правила орфографии русского языка, и т.п.

Обозначения, состоящие из терминов, противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали, называют также "скандальными" знаками (пункт 4 Рекомендаций).

Для осуществления правильной оценки "скандальных" обозначений необходимо учитывать фактор восприятия их потребителями. Оценка заявляемых обозначений с этой точки зрения во многом связана как с общепринятыми мировыми стандартами морали, так и национальными традициями и культурой. Правовой запрет на регистрацию обозначений, которые противоречат общественным интересам, направлен на защиту интересов всего общества.

При этом следует учитывать, что перечень обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали, представленный в пункте 2.5.2 Правил N 32, не является исчерпывающим и носит исключительно обобщающий характер.

Суд поддерживает позицию Роспатента о том, что само по себе обозначение "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" (сказочный персонаж русских народных сказок) не противоречит основам общественного порядка и не может вызвать возмущение общества и, следовательно, не может быть отнесено к обозначению, противоречащему общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

Между тем заявителем не были представлены какие-либо документы, опровергающие указанный вывод и подтверждающие возникновение негативных ассоциаций, вызываемых у потребителей заявленным обозначением.

По мнению заявителя, противоречие общественным интересам заключается в том, что правообладатель оспариваемого товарного знака получил необоснованную монополию и имеет преимущество перед другими участниками. Заявитель полагает, что в действиях общества "Русская Дача" по регистрации и использованию товарного знака имеются признаки злоупотребления правом и недобросовестной конкуренции.

Данный довод Судом по интеллектуальным правам отклоняется как не нашедший подтверждения при рассмотрении дела.

Согласно пунктам (2) и (3) статьи 10-bis Парижской конвенции, на нормы которой сослался заявитель, актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

В силу статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

По смыслу вышеприведенной нормы статьи 10 ГК РФ, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений. В этом случае выяснению подлежат действительные намерения лица, приобретающего исключительное право на товарный знак.

В соответствии с пунктом 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.

Согласно правовой позиции, содержащейся в пункте 63 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" суд на основании положений статьи 10 ГК РФ также вправе по собственной инициативе, исходя из имеющихся фактических обстоятельств, признать в рамках рассмотрения дела об оспаривании решения Роспатента об отказе в признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку действия лица по регистрации товарного знака злоупотреблением правом. В этом случае суд признает недействительным решение Роспатента и обязывает его аннулировать регистрацию соответствующего товарного знака.

Так, одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что третьи лица (третье лицо) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди потребителей.

Согласно части 2 статьи 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции), в редакции, действовавшей на момент подачи заявки на регистрацию спорного товарного знака (04.09.2012), не допускается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

В соответствии с частью 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Для признания действий правообладателя по приобретению и использованию исключительного права на товарный знак актом недобросовестной конкуренции в рамках рассмотрения дела арбитражным судом установлению подлежат следующие обстоятельства:

- факт использования спорного обозначения иными лицами до даты подачи правообладателем заявки на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака;

- известность правообладателю факта использования такого обозначения иными лицами до даты подачи им заявки на регистрацию его в качестве товарного знака;

- наличие на момент подачи правообладателем заявки на регистрацию этого обозначения в качестве товарного знака конкурентных отношений между сторонами;

- наличие у правообладателя намерения (цели) посредством приобретения исключительного права на такое обозначение (приобретение монополии на него) причинить вред истцу или вытеснить его с товарного рынка путем предъявления требований, направленных на пресечение использования спорного обозначения;

- причинение либо вероятность причинения истцу вреда путем предъявления требований о прекращении использования спорного обозначения.

При этом суд обращает внимание на то, что в рамках настоящего дела установлению подлежит вся совокупность вышеназванных обстоятельств, поскольку при недоказанности хотя бы одного из элементов состава, действия лица не могут быть признаны актом недобросовестной конкуренции.

С точки зрения определения намерений при установлении вопроса о добросовестности приобретения исключительных прав на товарный знак исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с самим приобретением исключительного права, так и последующее поведение правообладателя, свидетельствующее о цели такого приобретения. При этом недобросовестность правообладателя должна быть прежде всего установлена на стадии обращения с заявкой на регистрацию обозначения в качестве товарного знака, поскольку именно в этот момент реализуется намерение (умысел) на недобросовестное конкурирование с иными участниками рынка посредством использования исключительного права на товарный знак, предусматривающего запрет иным лицам применять для индивидуализации товаров и услуг тождественные или сходные обозначения. Последующее же поведение правообладателя может лишь подтверждать либо опровергать тот факт, что при приобретении исключительного права на товарный знак он действовал недобросовестно.

Вместе с тем установление недобросовестности только на стадии использования товарного знака не является самостоятельным основанием для признания приобретения исключительных прав на товарный знак недобросовестным.

С учетом вышеизложенного для выяснения действительных намерений лица, приобретающего исключительное право на товарный знак, установлению подлежит наличие конкурентных отношений (наличие конкурентов) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака.

В данном случае, по мнению заявителя, регистрация спорного товарного знака была направлена на получение обществом "Русская Дача" необоснованного преимущества за счет использования сложившейся популярности персонажа "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ", обусловленной его использованием в указанных заявителем фильмах и спектаклях.

Вместе с тем, для установления в действиях общества "Русская Дача" недобросовестности в форме "паразитирования на чужой репутации" необходимо установить известность товарного знака "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ", обуславливающую его сложившуюся деловую репутацию, а также умысел заявителя на получение необоснованного преимущества именно за счет использования сложившейся деловой репутации известного бренда.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

С учетом того, что вышеуказанные обстоятельства заявителем не подтверждены, доказательств приобретения спорным товарным знаком широкой известности в силу его активного использования другим лицом не представлены, у суда нет оснований считать действия заявителя по регистрации товарного знака актом недобросовестной конкуренции или злоупотреблением правом.

Регистрация в качестве товарного знака персонажа, известного из русских народных сказок (фольклора), сама по себе не свидетельствует о недобросовестных действиях правообладателя при такой регистрации.

Исходя из этого последующее поведение правообладателя, выразившееся в предъявлении обществу "Туристическое агентство "Магазин путешествий" претензии, обращении с иском в арбитражный суд, также нельзя считать недобросовестным, поскольку эти действия были совершены в рамках защиты исключительного права на товарный знак, приобретенный без нарушения антимонопольного законодательства.

Представленное заявителем в обоснование рассматриваемого довода заключение Зимина В.А. содержит изложение личного мнения этого лица и не влияет на выводы суда по данному вопросу.

Довод заявителя о противоречии оспариваемого решения Роспатента пункту 1 статьи 1483 ГК РФ, мотивированный тем, что оспариваемый товарный знак не обладает различительной способностью и является общепринятым термином, подлежит отклонению ввиду его неотносимости к предмету спора, поскольку поданное заявителем в Роспатент возражение не содержало данного основания. При этом заявитель не лишен возможности обращения в Роспатент с самостоятельным возражением против предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку по указанному основанию.

В соответствии с нормой статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства и оценивая в совокупности и взаимосвязи представленные в материалы дела документы, суд полагает, что Роспатент в оспариваемом решении обоснованно пришел к выводу о том, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 504591 не противоречит требованиям подпунктов 1 и 2 пункта 3, подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, в связи с чем в удовлетворении возражения общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" против предоставления правовой охраны указанному товарному знаку Роспатентом было отказано правомерно.

При таких обстоятельствах требование общества "Туристическое агентство "Магазин путешествий" о признании оспариваемого решения Роспатента недействительным удовлетворению не подлежит.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

в удовлетворении заявленных требований отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий В.В. Голофаев
Судья Е.Ю. Пашкова
Судья С.П. Рогожин

Обзор документа


Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что регистрация товарного знака "ВАСИЛИСА ПРЕМУДРАЯ" не противоречит ГК РФ.

Василиса Премудрая - это персонаж русских народных сказок, не относящихся к объектам авторских прав. Поэтому для регистрации товарного знака не требовалось согласие правообладателя произведения.

Отклоняется и довод о том, что товарный знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно товара либо его изготовителя. Так, не доказано, что на момент его регистрации потребитель ассоциировал данное обозначение с конкретным производителем. При этом сведения о его использовании различными лицами в фильмах и спектаклях не подтверждают наличие такой ассоциации.

Рассматриваемое обозначение (сказочный персонаж) само по себе не может вызвать возмущение общества. Следовательно, оно не противоречит общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Регистрация товарного знака, представляющего собой известный сказочный персонаж, сама по себе не свидетельствует о недобросовестных действиях правообладателя.