Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 23 октября 2017 г. N С01-847/2017 по делу N СИП-168/2017 Суд оставил без изменения решение суда первой инстанции по иску о признании не действительным в части решения Роспатента об оставлении в силе правовой охраны товарного знака, поскольку сходство до степени смешения словесных элементов оспариваемого и противопоставленного товарных знаков по семантическому и фонетическому критериям подтверждается как доказательствами, представленными в материалах дела, так и дополнительными доказательствами, представленными с возражениями заявителя

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 23 октября 2017 г. N С01-847/2017 по делу N СИП-168/2017 Суд оставил без изменения решение суда первой инстанции по иску о признании не действительным в части решения Роспатента об оставлении в силе правовой охраны товарного знака, поскольку сходство до степени смешения словесных элементов оспариваемого и противопоставленного товарных знаков по семантическому и фонетическому критериям подтверждается как доказательствами, представленными в материалах дела, так и дополнительными доказательствами, представленными с возражениями заявителя

Резолютивная часть постановления объявлена 16 октября 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 23 октября 2017 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Корнеева В.А., Данилова Г.Ю., Уколова С.М.,

судьи-докладчика Рогожина С.П.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) на решение Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2017 по делу N СИП-168/2017 (судьи Погадаев Н.Н., Васильева Т.В., Кручинина Н.А.) по заявлению Rapala VMC Oyj (Tehtaantie 2 FI-17200 Vaaksy, Finland, ID 1016238-8) о признании недействительным в части решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 19.01.2017 об оставлении в силе правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 572982.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество Холдинговая компания "Абсолют" (Мажоров пер., д. 14, стр. 5, Москва, 107023, ОГРН 1067758021363).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Ковылин М.А. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-498/41), Козача А.С. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-497/41);

от Rapala VMC Oyj - Картошкин Е.А. (по доверенности от 06.03.2017);

от закрытого акционерного общества Холдинговая компания "Абсолют" - Бабанина Т.В. (по доверенности от 12.05.2017).

Президиум Суда по интеллектуальным правам установил:

иностранная компания Rapala VMC Oyj (далее - компания) обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным в части решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 19.01.2017 об оставлении в силе правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 572982 в отношении товаров "верши рыболовные [ловушки рыболовные]; крючки рыболовные; наживки искусственные; поплавки рыболовные; приманки для охоты или рыбной ловли; приманки пахучие для охоты и рыбалки; сачки рыболовные; сигнализаторы поклевки [принадлежности рыболовные]; снасти рыболовные; удочки рыболовные" 28-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ).

К участию в деле в порядке статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено закрытое акционерное общество Холдинговая компания "Абсолют" (далее - общество Холдинговая компания "Абсолют", общество).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2017 заявленные требования удовлетворены в полном объеме: решение Роспатента от 19.01.2017 в части оставления в силе правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 572982 в отношении товаров 28-го класса МКТУ "верши рыболовные [ловушки рыболовные]; крючки рыболовные; наживки искусственные; поплавки рыболовные; приманки для охоты или рыбной ловли; приманки пахучие для охоты и рыбалки; сачки рыболовные; сигнализаторы поклевки [принадлежности рыболовные]; снасти рыболовные; удочки рыболовные" признано недействительным как не соответствующее пунктам 3, 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ); предоставление правовой охраны спорному товарному знаку в отношении указанных товаров признано недействительным; суд обязал Роспатент аннулировать государственную регистрацию спорного товарного знака в отношении перечисленных товаров.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Роспатент, ссылаясь на нарушение судом норм материального права, просит принятый судебный акт отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных компанией требований.

По мнению Роспатента, судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, что выразилось в неправильном истолковании положений пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Роспатент в кассационной жалобе отмечает, что, делая вывод о сходстве до степени смешения сравниваемых товарных знаков, суд первой инстанции не учел положения пункта 14.4.2.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее - Правила N 32), а также правовую позицию высшей судебной инстанции, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06.

Так, Роспатент полагает, что суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу о фонетическом и семантическом сходстве оспариваемого и противопоставленного товарных знаков.

Также Роспатентом отмечено, что судом первой инстанции неправильно истолкованы положения пункта 3 статьи 1483 ГК РФ и пункта 2.5 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56 (далее - Правила N 56), при оценке представленных в суд дополнительных документов (товарных накладных, деклараций на товары, распечаток страниц журналов "Спортивное рыболовство", "Петербургская рыбалка", "Рыболов"), которые, являясь источниками информации, по мнению Роспатента, не относятся к общедоступным словарно-справочным изданиям, следовательно, в силу требований пункта 2.5 Правил N 56 являются дополнительными материалами, изменяющими мотивы возражения, и не могли быть приняты судом в качестве доказательств использования заявителем обозначения "STORM".

Компания в отзыве на кассационную жалобу Роспатента, указывая на то, что оспариваемый судебный акт является законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Общество в отзыве на кассационную жалобу Роспатента, по существу поддерживая правовую позицию Роспатента, просит решение суда отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.

В судебном заседании представители Роспатента и общества поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве соответственно, на удовлетворении кассационной жалобы настаивали.

Представитель компании против удовлетворения кассационной жалобы возражал по основаниям, изложенным в отзыве.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно нее.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, исследовав материалы дела, рассмотрев доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и отзывах на нее, выслушав явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой инстанции норм материального права и норм процессуального права, а также соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом первой инстанции, общество Холдинговая компания "Абсолют" является правообладателем словесного товарного знака "Шторм" по свидетельству Российской Федерации N 572982 (с датой приоритета от 26.05.2014), зарегистрированного 29.04.2016 в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации в отношении товаров 28-го класса МКТУ и представляющего собой словесное обозначение "Шторм", выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита.

Компания является правообладателем словесного товарного знака по международной регистрации N 781141 (дата приоритета - 17.05.2005), представляющего собой словесное обозначение "STORM", выполненное стандартным шрифтом заглавными буквами латинского алфавита, и зарегистрированного в отношении товаров, однородных товарам 28-го класса МКТУ "верши рыболовные [ловушки рыболовные]; крючки рыболовные; наживки искусственные; поплавки рыболовные; приманки для охоты или рыбной ловли; приманки пахучие для охоты и рыбалки; ружья гарпунные [товары спортивные]; сачки рыболовные; сигнализаторы поклевки [принадлежности рыболовные]; снасти рыболовные; удочки рыболовные".

Компания, полагая, что принадлежащий обществу словесный товарный знак "Шторм" по свидетельству Российской Федерации N 572982 сходен до степени смешения с принадлежащим компании словесным товарным знаком "STORM" по международной регистрации N 781141, имеющим более ранний приоритет (17.05.2005), правовая охрана которому на территории Российской Федерации предоставлена в отношении однородных товаров 28-го класса МКТУ "рыболовные принадлежности", а также способен ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара и места его производства, 01.11.2016 обратилась в Роспатент с возражением против предоставления правовой охраны этому товарному знаку, мотивированным нарушением требований пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

По результатам рассмотрения этого возражения Роспатент принял решение от 19.01.2017 об отказе в удовлетворении возражения и оставил в силе правовую охрану спорного товарного знака.

Роспатентом в оспариваемом решении было установлено, что товары "верши рыболовные [ловушки рыболовные]; крючки рыболовные; наживки искусственные; поплавки рыболовные; приманки для охоты или рыбной ловли; приманки пахучие для охоты и рыбалки; ружья гарпунные [товары спортивные]; сачки рыболовные; сигнализаторы поклевки [принадлежности рыболовные]; снасти рыболовные; удочки рыболовные" однородны товарам противопоставленного товарного знака "рыболовные принадлежности", поскольку они относятся к одному роду товаров, имеют одно назначение, круг потребителей и рынок сбыта.

Вместе с тем, принимая указанное решение, Роспатент исходил из того, что сравниваемые товарные знаки не являются сходными до степени смешения, поскольку с точки зрения фонетики сравниваемые слова имеют различное звуковое восприятие в связи с тем, что словесный элемент оспариваемого товарного знака имеет прочтение "шторм", тогда как словесный элемент противопоставленного товарного знака, представляющий собой лексическую единицу английского языка, имеет произношение " ".

Также Роспатент полагал, что указанное различие усугубляется их графическим несходством, поскольку сравниваемые знаки производят различное зрительное впечатление в силу того, что словесные элементы выполнены буквами латинского и русского алфавитов, различными шрифтами.

Установив отсутствие сходства сравниваемых товарных знаков, Роспатент пришел к выводу о том, что указанные выше однородные товары 28-го класса МКТУ не будут смешиваться в глазах потребителей в гражданском обороте с товарами, производимыми компанией, тем самым регистрация оспариваемого товарного знака в отношении товаров 28-го класса МКТУ "верши рыболовные [ловушки рыболовные]; крючки рыболовные; наживки искусственные; поплавки рыболовные; приманки для охоты или рыбной ловли; приманки пахучие для охоты и рыбалки; ружья гарпунные [товары спортивные]; сачки рыболовные; сигнализаторы поклевки [принадлежности рыболовные]; снасти рыболовные; удочки рыболовные" не способна ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товаров.

Компания, полагая, что решение Роспатента, принятое по результатам рассмотрения возражения, в оспариваемой части является незаконным, нарушает ее права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением по настоящему делу.

Исследовав и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 1483 ГК РФ, Правилами N 32, Правилами N 56, пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения требований компании вследствие наличия сходства до степени смешения оспариваемого и противопоставленного товарных знаков.

Принимая во внимание названные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения заявления компании в полном объеме.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о полномочиях Роспатента на вынесение оспариваемого решения и о применимом законодательстве. Равным образом не оспариваются выводы суда первой инстанции об однородности товаров, в отношении которых предоставлена правовая охрана оспариваемому и противопоставленному товарным знакам.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в указанной части президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

Президиум Суда по интеллектуальным правам считает, что фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств в соответствии с частью 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда первой инстанции о применении норм права соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся доказательствам.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату подачи заявки) не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных пункте 6 статьи 1483 ГК РФ, допускается только с согласия правообладателя.

Рассмотрев доводы заявителя кассационной жалобы о необоснованности выводов суда первой инстанции о сходстве оспариваемого товарного знака с противопоставленным товарным знаком, президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить следующее.

В соответствии с подпунктом 14.4.2 Правил N 32 обозначение считается тождественным с другим обозначением, если оно совпадает с ним во всех элементах. Обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

В силу подпункта 14.4.2.2 Правил N 32 словесные обозначения сравниваются: со словесными обозначениями; с комбинированными обозначениями, в композиции которых входят словесные элементы. Сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим). Признаки, перечисленные в настоящем пункте, могут учитываться как в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Подпунктом "а" подпункта 14.4.2.2 Правил N 32 предусмотрено, что звуковое сходство определяется на основании следующих признаков: наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях; близость звуков, составляющих обозначения; расположение близких звуков и звукосочетаний по отношению друг к другу; наличие совпадающих слогов и их расположение; число слогов в обозначениях; место совпадающих звукосочетаний в составе обозначений; близость состава гласных; близость состава согласных; характер совпадающих частей обозначений; вхождение одного обозначения в другое; ударение.

Смысловое сходство определяют в том числе на основании подобия заложенных в обозначениях понятий, идей; в частности, совпадение значения обозначений в разных языках; совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение (подпункт "в" подпункта 14.4.2.2 Правил N 32).

При исследовании вопроса о сходстве спорного и противопоставленных товарных знаков суд первой инстанции обоснованно руководствовался подпунктом 14.4.2 Правил N 32, согласно которому обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Суд первой инстанции правомерно сослался на правовую позицию высшей судебной инстанции, изложенную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06, согласно которой угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию.

Такая угроза зависит от нескольких обстоятельств: во-первых, от различительной способности знака с более ранним приоритетом; во-вторых, от сходства противопоставляемых знаков; в-третьих, от оценки однородности обозначенных знаком товаров и услуг.

Исходя из правовой позиции, содержащейся в пункте 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

В соответствии с пунктом 37 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, при выявлении сходства до степени смешения обозначения с товарным знаком учитывается общее впечатление, которое производят эти обозначение и товарный знак (включая неохраняемые элементы) в целом на среднего потребителя соответствующих товаров или услуг.

При разрешении вопроса о сходстве до степени смешения обозначений суд первой инстанции правомерно принял во внимание раздел 4 Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31.12.2009 N 197, и провел оценку товарных знаков по свидетельству Российской Федерации N 572982 и товарного знака по международной регистрации N 781141.

Товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 572982 представляет собой словесное обозначение "Шторм", выполненное стандартным шрифтом буквами русского алфавита. В свою очередь, противопоставленный товарный знак "STORM" по международной регистрации N 781141 представляет собой словесное обозначение, выполненное стандартным шрифтом буквами латинского алфавита.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии в словесных обозначениях противопоставленных товарных знаков звукового (фонетического) и смыслового (семантического) сходства.

Анализируя сравниваемые товарные знаки по фонетическому признаку, учитывая их транскрипцию, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что словесный товарный знак "Шторм" по свидетельству Российской Федерации N 572982 сходен до степени смешения с товарным знаком по международной регистрации N 781141 "STORM" по звуковому (фонетическому) и смысловому (семантическому) критериям сходства, поскольку единственный словесный элемент оспариваемого товарного знака является транслитерацией единственного словесного элемента противопоставленного товарного знака.

В обоснование данного вывода суд первой инстанции отметил, что согласно сведениям, полученным из открытых источников информации, словесный элемент "STORM" противопоставленного товарного знака (имеет произношение: амер. | |; брит. | |), переводится на русский язык как слово "ШТОРМ", которое соответственно является единственным словесным элементом оспариваемой регистрации.

При этом судом первой инстанции отмечено, что наличие графических различий, в том числе в связи с использованием различного шрифта, исполнения обозначений на разных языках (русский и латинский алфавиты), не влечет качественно иного восприятия рядовым потребителем указанных товарных знаков в целом ввиду фонетического и семантического сходства словесных элементов этих товарных знаков, которые занимают доминирующее положение в них, поскольку именно на них акцентируется основное внимание рядового потребителя и именно они легче запоминаются ими.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что указанные выводы суда первой инстанции соответствуют требованиям обоснованности и мотивированности судебных актов.

При оценке товарных знаков суд первой инстанции обоснованно учел корреляцию между степенью сходства обозначений и степенью однородности маркируемых ими товаров, указав, что степень однородности товаров, для которых зарегистрированы словесные товарные знаки с элементами "STORM" и "Шторм" близка к идентичности, что значительно увеличивает вероятность смешения, поскольку сопоставляемые товары аналогичны либо однородны, имеют сходные потребительские свойства, один род и вид, одно функциональное назначение, один круг потребителей, один рынок сбыта, являются взаимодополняемыми и взаимозаменяемыми.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 3691/06, для признания сходства обозначений достаточно уже самой опасности, а не реального смешения товарных знаков в глазах потребителя.

Довод заявителя кассационной жалобы о неправильном применении судом положения пункта 3 статьи 1483 ГК РФ и пункта 2.5 Правил N 56, также подлежит отклонению по следующим основаниям.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

Обозначение вводит в заблуждение относительно изготовителя и/или происхождения товара, если оно вызывает не соответствующие действительности ассоциации с иным изготовителем и/или местом происхождения, известным потребителям из предшествующего опыта.

При этом судом первой инстанции установлено, что спорный товарный знак сходен до степени смешения с противопоставленным товарным знаком, словесный элемент которого, используется для маркировки товаров 28-го класса МКТУ "рыболовные принадлежности".

Суд первой инстанции обоснованно указал, что у российского потребителя до даты приоритета оспариваемого товарного знака сложилась устойчивая ассоциативная связь оспариваемого обозначения с лицом, подавшим возражение; компанией были представлены доказательства, подтверждающие использование товарного знака "STORM" по международной регистрации N 781141 при введении товаров 28-го класса МКТУ "рыболовные принадлежности" в гражданский оборот до даты приоритета спорного товарного знака.

При этом суд пришел к выводу о том, что товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 572982 может порождать в сознании потребителя ложное представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Доводы Роспатента о неправильном применении судом первой инстанции положений пункта 2.5 Правил N 56 президиумом Суда по интеллектуальным правам отклоняются по следующим основаниям.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что Роспатентом не был учтен абзац второй пункта 2.5 Правил N 56, из которого следует, что в случае представления дополнительных материалов к возражению, предусмотренному пунктами 1.3, 1.4, 1.5, 1.8, 1.9 и 1.14 названных Правил, проверяется, не изменяют ли они мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания патента, свидетельства и/или предоставления правовой охраны недействительными полностью или частично.

Дополнительные материалы считаются изменяющими упомянутые мотивы, если в них указано на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности изобретения, полезной модели, промышленного образца, товарного знака наименования места происхождения товара, либо приведены отсутствующие в возражении источники информации, кроме общедоступных словарно-справочных изданий.

Такие материалы могут быть оформлены в качестве самостоятельного возражения, поданного в соответствии с условиями подачи возражений, предусмотренными Правилами N 56.

Исходя из смысла приведенной нормы права, податель возражения вправе представить дополнительные материалы к возражению, которые не изменяют мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны недействительным полностью или частично. К ним могут относиться материалы, которые не содержат указания на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности изобретения, полезной модели, промышленного образца, товарного знака, наименования места происхождения товара, а также источники информации, полученные из общедоступных словарно-справочных изданий.

Следовательно, доказательствам, отсутствовавшим в материалах административного дела, надлежит дать оценку на предмет того, изменяют ли они мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны спорному товарному знаку недействительным полностью или частично, указано ли в них на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности товарного знака и приведены ли в них отсутствующие в возражении источники информации.

Аналогичная правовая позиция высказана в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 04.08.2016 по делу N СИП-108/2016 и от 26.05.2017 по делу N СИП-171/2016.

Судом первой инстанции был сделан обоснованный вывод о том, что представление компанией в суд документов, отсутствовавших при рассмотрении Роспатентом поданного ею возражения, не свидетельствует об их недопустимости, поскольку они не изменяют мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления правовой охраны оспариваемого товарного знака недействительным частично и не содержат указания на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности товарного знака, а указанные выше источники информации, представлены в опровержение выводов Роспатента.

При этом суд первой инстанции правомерно сослался на пункт 78 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации", положения которого применимы и к делам с участием Роспатента.

Поскольку дополнительно представленные компанией доказательства не изменяли мотивов возражения, поданного в Роспатент, а лишь подкрепляли доводы, изложенные в возражении раньше, президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает неправильного применения судом первой инстанции пункта 2.5 Правил N 56.

Президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что вывод суда первой инстанции о недействительности оспариваемого решения следовал из тех доказательств, которые были представлены совместно с возражением. При этом дополнительно представленные доказательства лишь подтверждали вывод суда о несоответствии решения Роспатента требованиям пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, следовавший из анализа изначально представленных доказательств. Это подтверждается, в том числе, выводами суда о распределении судебных расходов, которые были отнесены на Роспатент, а не на лицо, которое представило доказательства лишь в суд (как было бы, если бы именно новые доказательства были положены в основу решения суда).

Мнение Роспатента об ином направлено на переоценку соответствующего вывода суда первой инстанции и как таковое не может быть основанием для отмены решения суда исходя из положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Президиум Суда по интеллектуальным правам полагает, что судом первой инстанции правильно определены подлежащие применению нормы материального и процессуального права, дело рассмотрено в пределах заявленного предмета и оснований заявленных требований.

Правовых оснований для переоценки выводов суда первой инстанции президиум Суда по интеллектуальным правам не усматривает.

Следовательно, вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе, судом первой инстанции правильно применены нормы пунктов 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, по существу, направлены на переоценку доказательств и фактических обстоятельств дела, установленных судом.

Между тем переоценка судом кассационной инстанции выводов суда о фактических обстоятельствах недопустима в силу статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 16549/12 сформулирована правовая позиция, согласно которой из принципа правовой определенности следует, что решение суда первой инстанции, основанное на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела, не может быть отменено исключительно по мотиву несогласия с оценкой указанных обстоятельств, данной судом первой инстанции.

С учетом изложенного президиум Суда по интеллектуальным правам приходит к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворении кассационной жалобы и отмены обжалуемого судебного акта на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ввиду того, что Роспатент освобожден от уплаты государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, вопрос о распределении соответствующих судебных расходов не рассматривается.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 19.07.2017 по делу N СИП-168/2017 оставить без изменения, кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    B.А. Корнеев
    C.М. Уколов
    С.П. Рогожин

Обзор документа


В споре, возникшем из-за неудовлетворения возражений компании против предоставления охраны товарному знаку, Президиум Суда по интеллектуальным правам отметил в т. ч. следующее.

Правила подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам закрепляют нормы, касающиеся подачи допматериалов к возражению.

По смыслу этих норм податель возражения вправе представить допматериалы к возражению. Они не должны менять мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания предоставления охраны недействительным.

К дополнительным могут относиться материалы, которые не указывают на нарушение иных, чем в возражении, условий охраноспособности. Также это могут быть источники информации, полученные из общедоступных словарно-справочных изданий.

При этом факт представления заявителем в суд документов, отсутствовавших при рассмотрении Роспатентом поданного возражения, еще не свидетельствует об их недопустимости.

Такие документы допустимы, если они не изменяют мотивы, приведенные в подтверждение наличия оснований для признания охраны товарного знака недействительным и не указывают на нарушение иных, чем в возражении, условий его охраноспособности, а источники информации представлены в опровержение выводов Роспатента.

Так, в данном деле дополнительно представленные компанией доказательства не изменяли мотивов возражения, поданного в Роспатент, а лишь подкрепляли доводы, изложенные в нем ранее. Соответственно, они являются допустимыми.