Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2017 г. по делу N СИП-433/2017 Оснований для признания недействительным решения Роспатента, которым признан недействительным полностью патент РФ на группу промышленных образцов, нет, поскольку оспариваемый патент не соответствует условию патентоспособности "новизна"

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 25 сентября 2017 г. по делу N СИП-433/2017 Оснований для признания недействительным решения Роспатента, которым признан недействительным полностью патент РФ на группу промышленных образцов, нет, поскольку оспариваемый патент не соответствует условию патентоспособности "новизна"

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 19 сентября 2017 года.

Полный текст решения изготовлен 25 сентября 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Снегура А.А.,

судей Погадаева Н.Н., Силаева Р.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Сарсенбаевой Д.А.,

рассмотрел в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Ле-Гранд" (ул. Надсоновская, д. 24, пом. 014, г. Пушкино, Московская обл., 141207, ОГРН 1065031031097) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123993, ОГРН 1047730015200) от 04.05.2017 о признании недействительным полностью патента Российской Федерации N 88396 на группу промышленных образцов "Рельс карниза для штор (2 варианта)" и об обязании Роспатента восстановить действие данного патента.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Березовский Игорь Львович (Ленинградская область).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Ле-Гранд" - Лабзин М.В. (по доверенности от 01.06.2017);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Кольцова Т.В. (по доверенности от 19.06.2017 N 01/32-496/41);

от Березовского Игоря Львовича - Петровская Е.В. (по доверенности от 08.08.2017).

Суд по интеллектуальным правам установил:

общество с ограниченной ответственностью "Ле-Гранд" (далее - общество "Ле-Гранд") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 04.05.2017 о признании недействительным полностью патента Российской Федерации N 88396 на группу промышленных образцов "Рельс карниза для штор (2 варианта)" и об обязании Роспатента восстановить действие данного патента.

В порядке, предусмотренном статьей 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен Березовский Игорь Львович.

В обоснование заявленных требований общество указывает на то, что имеющиеся в материалах дела доказательства не достаточны для вывода об общедоступности на дату приоритета промышленных образцов по оспариваемому патенту сведений об изделиях закрытого акционерного общества "УЮТ" (далее - общество "УЮТ) с артикулами 09.10.0204 и 09.10.0304.

В развитие данного довода заявитель обращает внимание на то обстоятельство, что имеющиеся в материалах дела товарные накладные не содержат изображений самих изделий, а лишь указания на их марки. Фрагменты же каталогов общества "УЮТ" 2003-2004, 2005 с указанием в них соответствующих артикулов изделий и изображений их поперечного профиля, как и представленные отдельные листы формата "А4" с проставленными рукописными надписями "2001", "2001-2002", по мнению заявителя, не могут быть приняты в качестве общедоступного источника информации ввиду отсутствия указания в них каких-либо выходных данных.

При этом общество "Ле-Гранд" полагает, что служебная записка закрытого акционерного общества "Санкт-Петербургская образцовая типография" от 26.09.2014 также не содержит каких-либо выходных данных, сведений о конкретном каталоге и не позволяет идентифицировать конкретный каталог, о котором идет речь в данной записке.

С точки зрения заявителя, письма о производстве и реализации тех или иных изделий (в данном случае - каталогов) носят декларативный характер, если не подтверждены документально, в связи с чем они не могут быть приняты во внимание в качестве доказательств, свидетельствующих о фактическом изготовлении изделий, противопоставленных Роспатентом промышленным образцам по оспариваемому патенту.

В подтверждение вышеизложенных доводов общество "Ле-Гранд" ссылается на правовую позицию, изложенную в решении Суда по интеллектуальным правам от 29.03.2017 по делу N СИП-30/2017.

В отношении архивных сведений из сети Интернет о содержании страниц интернет-сайта www.ujut.com по состоянию на 23.12.2010, 23.02.2011, 28.10.2011, 27.12.2011 и 05.07.2012, взятых Березовским И.Л. с интернет-сервиса www.archive.org, заявитель отмечает, что отсутствуют основания полагать, что данные сведения действительно существовали в обозначенные даты, поскольку в настоящее время отсутствует возможность проверить содержание сайта www.ujut.com в период, предшествующий дате приоритета промышленных образцов по оспариваемому патенту.

Общество "Ле-Гранд" считает, что данные, полученные посредством интернет-сервиса www.archive.org, не могут служить достаточными доказательствами общедоступности каких-либо сведений.

Также заявитель отмечает, что противопоставленные Роспатентом изделия, известные из источников информации, представленных Березовским И.Л. совместно с возражением, не содержат некоторых существенных признаков промышленного образца по оспариваемому патенту. В частности, общество "Ле-Гранд" указывает на то, что в противопоставленных Роспатентом источниках информации приведено решение внешнего вида изделия "шина двухрядная" и "шина трехрядная" только в поперечном сечении, которое визуально отличается от решения, охраняемого оспариваемым патентом.

Общество "Ле-Гранд" полагает, что Роспатент ошибочно установил наличие у этих изделий признака "длинномерность" непосредственно из сущности самого изделия, представляющего собой конструктивную часть карниза, который сам по себе является длинномерным изделием. При этом, как утверждает заявитель, из длинномерности карниза как перекладины не следует, что его конструктивная часть "пластмассовая шина" тоже является длинномерной.

Кроме того, по мнению заявителя, в связи с отображением в противопоставленных Роспатентом источниках изделий в поперечном сечении невозможно установить наличие у них такого существенного признака спорных промышленных образцов как "продольные прорези в широкой стенке напротив двух (по первому варианту решения) или трех (по второму варианту решения) широких полостей с большей высотой".

Роспатент в отзыве не согласился с доводами, изложенными в заявлении, поскольку полагает, что оспариваемый ненормативный правовой акт является законным и не нарушает прав и законных интересов заявителя.

Возражая против доводов общества "Ле-Гранд", Роспатент отмечает, что сведения об изделиях, содержащих все признаки, присущие решению, охраняемому оспариваемым патентом, стали общедоступными, что следует из совокупности представленных в материалы административного производства доказательств - товарных накладных, каталогов и сведений из сети Интернет.

Роспатент, отклоняя ссылку общества "Ле-Гранд" на правовой подход к оценке доказательств общеизвестности тех или иных сведений в отношении определенного изделия, изложенный в решении Суда по интеллектуальным правам от 29.03.2017 по делу N СИП-30/2017, указывает на то, что в отличие от ранее рассмотренного дела, сведения, содержащиеся в каталоге, корреспондируют с товаросопроводительной документацией, тогда как в деле N СИП-30/2017 каталог оценивался как отдельное доказательство.

По утверждению Роспатента, в противопоставленных источниках информации приведены сведения об изделии того же назначения, что и спорные промышленные образцы; в этих источниках действительно указан вид изделия в поперечном сечении, однако наличие такого признака как "длинномерность" усматривается из сущности самого изделия, представляющего собой конструктивную часть карниза, который является длинномерным изделием.

Роспатент обращает внимание на то, что в изделиях, известных из представленных источников, наличие такого признака спорной полезной модели как "наличие продольных прорезей в широкой стенке напротив двух широких полостей с большей высотой" обусловлено его четкой визуализацией.

На основании изложенного Роспатент полагает обоснованным вывод, изложенный в оспариваемом решении, о том, что совокупность существенных признаков промышленного образца по оспариваемому патенту (вариант 1), известна из сведений, ставших общедоступными до даты приоритета этого промышленного образца, в связи с чем он правомерно был признан не соответствующим условию патентоспособности "новизна".

Березовский И.Л. в отзыве также возражал против удовлетворения заявленных требований.

Выражая несогласие с доводами общества "Ле-Гранд", Березовский И.Л. ссылается на обширную судебную практику и практику Роспатента, которой подтверждается допустимость использования в качестве доказательства сведений, полученных с помощью интернет-сервиса www.archive.org.

Кроме того, в подтверждение достоверности сведений, размещенных на сайте www.ujut.com, Березовский И.Л. ссылается на представленное обществом "УЮТ" письмо от 11.08.2016 N 17.

В дополнительных объяснениях заявитель указывает на то, что в оспариваемом решении Роспатента отсутствует какое-либо обоснование того, что промежутки в нижней линии противопоставленных Роспатентом изображений изделий в поперечном сечении обозначают именно продольные прорези пластмассовой шины.

Помимо этого, общество "Ле-Гранд" акцентирует внимание на том, что сведения, размещенные на сайте www.archive.org, удостоверяют лишь факт размещения определенной записи в данном архиве, но не тот факт, что сведения, взятые из этого архива, действительно имели определенный вид в конкретную дату, в связи с чем представленные в материалы дела распечатки, полученные посредством интернет-сервиса www.archive.org, не гарантируют достоверность сведений, а только подтверждают соответствие записям самого архива.

В судебном заседании представитель общества "Ле-Гранд" поддержал требования, изложенные в заявлении.

Представители Роспатента и Березовского И.Л. возражали против удовлетворения заявленных требований.

Как следует из материалов дела, общество "Ле-Гранд" является правообладателем патента Российской Федерации N 88396 на группу промышленных образцов "Рельс карниза для штор (2 варианта)" с приоритетом от 14.12.2012, со следующим перечнем существенных признаков:

"1. Рельс карниза для штор (вариант 1):

, характеризующийся:

- выполнением в виде длинномерного изделия с поперечным сечением на основе прямоугольника и полого внутри;

- выполнением внутреннего пространства разделенным перегородками на несколько полостей, некоторые из которых, с меньшей высотой, примыкают к одной широкой стенке, три, с большей высотой, расположенные напротив первых, примыкают к противоположной широкой стенке, и две полости с высотой, равной высоте внутреннего пространства, расположены по бокам от предыдущих полостей и примыкают к боковым стенкам, при этом одна из них выполнена фигурной с выступающей вбок частью с образованием уступов по углам;

- наличием продольных прорезей в широкой стенке напротив двух широких полостей с большей высотой;

- наличием снаружи по краям внешней боковой стенки фигурной полости продольных выступов, образующих пазы.

2. Рельс карниза для штор (вариант 2),

,

характеризующийся:

- выполнением в виде длинномерного изделия с поперечным сечением на основе прямоугольника и полого внутри;

- выполнением внутреннего пространства, разделенным перегородками на несколько полостей, некоторые из которых, с меньшей высотой, примыкают к одной широкой стенке, четыре, с большей высотой, расположенные напротив первых, примыкают к противоположной широкой стенке, и две полости с высотой, равной высоте внутреннего пространства, расположены по бокам от предыдущих полостей и примыкают к боковым стенкам, при этом одна из них выполнена фигурной с выступающей вбок частью с образованием уступов по углам;

- наличием продольных прорезей в широкой стенке напротив трех полостей с большей высотой;

- наличием снаружи по краям внешней боковой стенки фигурной полости продольных выступов, образующих пазы".

Березовский И.Л. 01.12.2016 обратился в Роспатент с возражением против выдачи указанного патента, которое мотивировано несоответствием группы промышленных образцов условиям патентоспособности "новизна" и "оригинальность". В обоснование своего возражения Березовский И.Л. указал на то, что совокупность существенных признаков, характеризующих первый вариант группы промышленных образцов по оспариваемому патенту, была известна до даты приоритета данного патента в связи с предложением к продаже с 2001 года обществом "УЮТ" изделий "шина двухрядная, пластмассовая" (артикул 09.10.0204), а по второму варианту - в связи с предложением к продаже тем же лицом изделий "шина трехрядная, пластмассовая" (артикул 09.10.0304).

В обоснование доводов возражения Березовским И.Л. были представлены следующие доказательства:

1) копии страниц каталога продукции общества "УЮТ" за периоды с 2001 по 2002 год; с 2003 по 2004 годы; за 2005 год;

2) копия письма закрытого акционерного общества "Санкт-Петербургская образцовая типография" от 26.09.2014, подтверждающего получение заказа на печать каталогов для общества "УЮТ" в количестве 3 000 экземпляров и отгрузку напечатанных каталогов, содержащих, в том числе, раздел "Пластмассовые карнизы", до даты приоритета промышленных образцов по оспариваемому патенту;

3) копии товарных накладных, свидетельствующие о передаче обществом "УЮТ" продукции обществу с ограниченной ответственностью "Гларус "ПТК";

4) распечатки сведений, опубликованных на сайте общества "УЮТ" (www.ujut.com) по состоянию на 23.12.2010, 23.02.2011, 28.10.2011, 27.12.2011 и 05.07.2012, подтвержденные интернет-сервисом "Waybackmachine" (www.archive.org).

Решением Роспатента от 04.05.2017 возражение Березовского И.Л. было удовлетворено, патент Российской Федерации N 88396 на группу промышленных образцов признан недействительным полностью.

Роспатент, принимая оспариваемое решение, исходил из того, что в представленных Березовским И.Л. источниках (копии страниц каталога продукции общества "УЮТ" за периоды с 2001 по 2002 год; с 2003 по 2004 годы; за 2005 год; распечатки сведений, опубликованных на сайте общества "УЮТ" (www.ujut.com) по состоянию на 23.12.2010, 23.02.2011, 28.10.2011, 27.12.2011, 05.07.2012), приведены изображения изделий того же назначения, что и промышленные образцы по оспариваемому патенту.

Проведя сравнительный анализ признаков, включенных в перечень существенных признаков оспариваемых промышленных образцов, и нашедших отражение на изображениях изделий, известных из вышеуказанных источников, Роспатент пришел к выводу о том, что совокупность существенных признаков группы промышленных образцов по оспариваемому патенту (вариант 1), известна из сведений, ставших общедоступными до даты приоритета спорного патента, что позволяет сделать вывод о несоответствии данного промышленного образца условию патентоспособности "новизна".

При этом Роспатент указал на то, что из представленных Березовским И.Л. источников нельзя сделать вывод об известности существенных признаков, присущих промышленному образцу по оспариваемому патенту (вариант 2), а также о сходстве решений внешнего вида указанной группы промышленных образцов и изделия, известного из представленных источников, что свидетельствует о соответствии группы промышленных образцов по оспариваемому патенту (вариант 2) условиям патентоспособности "новизна" и "оригинальность".

С учетом того обстоятельства, что группа промышленных образцов по оспариваемому патенту (вариант 1) была признана Роспатентом несоответствующей условию патентоспособности "новизна" и общество "Ле-Гранд" не внесло корректив в перечень существенных признаков группы промышленных образцов, Роспатент признал патент Российской Федерации N 88396 на промышленный образец недействительным полностью.

Общество "Ле-Гранд", полагая, что решение Роспатента от 04.05.2017 не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы, обратилось в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Изучив материалы дела, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, заслушав правовые позиции явившихся в судебное заседание представителей лиц, участвующих в деле, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

В силу статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности обжалование решений государственных органов в суд.

В соответствии со статьей 1248 ГК РФ решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, принятые по результатам рассмотрения возражений против выдачи патента на промышленный образец, могут быть оспорены в суде.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок заявителем соблюден, что не оспаривается Роспатентом и Березовским И.Л.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента по рассмотрению возражения против выдачи патента на промышленный образец и принятию по его результатам решения установлены частью четвертой ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, и лицами, участвующими в деле, не оспариваются.

В пункте 2.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - постановление от 26.03.2009 N 5/29) разъяснено, что при оспаривании решений Роспатента суды должны учитывать, что заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению Роспатентом в порядке, установленном законодательством, действовавшим на момент подачи заявок, если иное специально не предусмотрено законом. При рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета группы промышленных образцов по оспариваемому патенту (14.12.2012) законодательством, применимым для оценки его охраноспособности, является ГК РФ и Административный регламент исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по организации приема заявок на промышленный образец и их рассмотрения, экспертизы и выдачи в установленном порядке патентов Российской Федерации на промышленный образец, утвержденный Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 29.10.2008 N 325 (далее - Административный регламент).

В соответствии с пунктом 1 статьи 1352 ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату подачи заявки) в качестве промышленного образца охраняется художественно-конструкторское решение изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, определяющее его внешний вид. Промышленному образцу предоставляется правовая охрана, если по своим существенным признакам он является новым и оригинальным. К существенным признакам промышленного образца относятся признаки, определяющие эстетические и (или) эргономические особенности внешнего вида изделия, в частности форма, конфигурация, орнамент и сочетание цветов.

Согласно пункту 2 той же статьи промышленный образец является новым, если совокупность его существенных признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца (пункт 2 статьи 1377), не известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца.

В силу пункта 22.5.4 Административного регламента проверка новизны промышленного образца проводится в отношении всей совокупности признаков промышленного образца, нашедших отражение на изображении изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца.

Промышленный образец признается не соответствующим условию новизны, если совокупность его признаков, нашедших отражение на изображениях изделия и приведенных в перечне существенных признаков промышленного образца, известна из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца.

Общедоступными считаются сведения, содержащиеся в источнике информации, с которым любое лицо может ознакомиться само, либо о содержании которого ему может быть законным путем сообщено.

Согласно подпункту 2 пункта 23.3 Административного регламента датой, определяющей включение источника информации в общедоступные сведения, в частности, является: для визуально воспринимаемых источников информации (плакаты, модели, изделия и т.п.) - документально подтвержденная дата, с которой стало возможно их обозрение; для сведений об изделии, ставшем известным в результате его использования, документально подтвержденная дата, с которой эти сведения стали общедоступными.

Таким образом, оспорить новизну промышленного образца можно только на основании сведений, ставших общедоступными до даты его приоритета.

С учетом изложенного для определения патентоспособности оспариваемых промышленных образцов на предмет их новизны Роспатент обоснованно осуществил исследование представленных с возражением документов на возможность их включения в общедоступные до даты приоритета промышленных образцов сведения.

Роспатентом верно установлено, что из представленных в материалы административного дела источников известно изделие, которому присущи существенные признаки промышленного образца по оспариваемому патенту (вариант 1).

Из имеющихся в материалах дела товарных накладных от 11.01.2008 N 763, от 23.12.2010 N 58483 и N 58610, от 24.12.2010 N 58685 следует, что обществом "УЮТ" была осуществлена поставка обществу с ограниченной ответственностью "Гларус "ПТК" изделий "шины двухрядные для карнизов" (артикул 09.10.0204) и "шины трехрядные для карнизов" (артикул 09.10.0304), что заявителем не оспаривается.

При этом необходимо учитывать, что товаросопроводительная документация, как правило, не содержит изображения поставляемых товаров, а сами изображения при оценке патентоспособности промышленного образца могут быть получены из иных источников и оценены в их совокупности со всеми представленными с возражением доказательствами. При этом взаимосвязь таких доказательств должна быть очевидной.

В настоящем случае изображения данных изделий с указанием их артикулов, совпадающих с артикулами, содержащимися в товарных накладных, приведены в иных противопоставленных источниках, а именно: копии страниц каталога продукции общества "УЮТ" за периоды с 2001 по 2002 год; с 2003 по 2004 годы; за 2005 год, а также распечатки сведений, опубликованных на сайте общества "УЮТ" (www.ujut.com) по состоянию на 23.12.2010, 23.02.2011, 28.10.2011, 27.12.2011, 05.07.2012, подтвержденные интернет-сервисом "Waybackmachine".

Довод общества "Ле-Гранд" о том, что представленные Березовским И.Л. каталоги продукции общества "УЮТ" и письмо закрытого акционерного общества "Санкт-Петербургская образцовая типография" от 26.09.2014 в совокупности не могут быть приняты в качестве доказательств общедоступности информации ввиду отсутствия в них выходных данных со ссылкой на обстоятельства, изложенные в решении Суда по интеллектуальным правам от 29.03.2017 по делу N СИП-30/2017, не может быть признан в достаточной степени обоснованным ввиду следующего.

Действительно, сам по себе каталог продукции в отсутствие выходных данных, позволяющих сделать обоснованный вывод о времени его изготовления, а также в отсутствие иных доказательств не может служить доказательством, отвечающим критерию общедоступности и свидетельствующим о доступности содержащихся в нем сведений до даты приоритета промышленных образцов, однако в рассматриваемом случае факт производства каталога подтвержден незаинтересованным лицом - типографией, осуществлявшей его выпуск.

При этом в отличие от обстоятельств, установленных по делу N СИП-30/2017, артикулы изделий, указанные в вышеназванных товарных накладных, совпадают с артикулами изделий, изображения которых содержатся в каталогах, что позволяет суду сделать вывод о введении в гражданский оборот соответствующих изделий до даты приоритета промышленных образцов и, соответственно, об общедоступности сведений об использовании этих изделий.

Кроме того, содержащиеся в каталогах сведения дополнительно подтверждаются распечатками с сайта общества "УЮТ" (www.ujut.com) по состоянию на 23.12.2010, 23.02.2011, 28.10.2011, 27.12.2011, 05.07.2012, на которых находятся изображения тех же изделий, идентифицируемых теми же артикулами. Факт размещения этой информации в вышеназванные даты подтверждается посредством использования интернет-сервиса "Waybackmachine" (www.archive.org), содержащего архивные данные.

Ссылка общества "Лe-Гранд" на отсутствие возможности проверить факт нахождения на сайте www.ujut.com соответствующей информации в период, предшествующий дате приоритета промышленных образцов по оспариваемому патенту, и об отсутствии оснований считать информацию, получаемую посредством интернет-сервиса www.archive.org, достаточным доказательством общедоступности каких-либо сведений, подлежит отклонению, поскольку достоверность этих сведений заявителем не опровергнута какими-либо иными доказательствами, а факт введения обществом "УЮТ" в гражданский оборот соответствующих изделий следует и из иных имеющихся в деле доказательств, образующих совокупность, обладающую свойством достаточности.

При этом заявителем не оспаривается факт размещения на интернет-сайте www.archive.org информации, которая соответствует распечаткам страниц сайта www.ujut.com, представленным в материалы дела и содержащим сведения, касающиеся спорных изделий.

Общество "Ле-Гранд", ставя указанные сведения под сомнение, вместе с тем не приводит данных о том, каким образом соответствующие сведения могли бы быть сфальсифицированы обществом "УЮТ", либо подателем возражения Березовским И.Л.

Учитывая отсутствие сомнений относительно подлинности сведений, содержащихся в данных распечатках, суд приходит к выводу о том, что Роспатент, оценивая эти распечатки в совокупности с иными представленными доказательствами, обосновано признал сведения, изложенные в них, общедоступными, а также сведениями, из которых известно решение, обладающее той же совокупностью признаков, что и охраняемый по оспариваемому патенту промышленный образец.

Таким образом, представленная в материалы дела подателем возражения совокупность доказательств позволила Роспатенту прийти к обоснованному выводу о том, что все признаки, нашедшие отражение на изображениях изделия и приведенные в перечне существенных признаков промышленного образца (вариант 1) по оспариваемому патенту, известны из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета этого промышленного образца.

В частности, как верно указал Роспатент в оспариваемом решении, решению внешнего вида изделия, противопоставленного промышленному образцу (вариант 1) по оспариваемому патенту, присущи такие общие признаки как: выполнение в виде длинномерного изделия с поперечным сечением на основе прямоугольника и полого внутри; выполнением внутреннего пространства разделенным перегородками на несколько полостей, некоторые из которых, с меньшей высотой, примыкают к одной широкой стенке, три с большей высотой, расположенные напротив первых, примыкают к противоположной широкой стенке, и две полости с высотой, равной высоте внутреннего пространства, расположены по бокам от предыдущих полостей и примыкают к боковым стенкам, при этом одна из них выполнена фигурной с выступающей вбок частью с образованием уступов по углам; наличием продольных прорезей в широкой стенке напротив двух широких полостей с большей высотой; наличием снаружи по краям внешней боковой стенки фигурной полости продольных выступов, образующих пазы.

При этом коллегия судей не может согласиться с доводом общества "Ле-Гранд" об отсутствии в изделиях, известных из представленных Березовским И.Л. источников информации, признака промышленного образца "длинномерность", поскольку, несмотря на то, что упомянутые изделия изображены в поперечном сечении, данный признак усматривается, как правильно отмечено Роспатентом в оспариваемом решении, из сущности этих изделий, представляющих собой конструктивную часть карниза, который сам по себе является длинномерным изделием.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам отмечает, что в существенных признаках спорного промышленного образца не указана конкретная длина изделия и на изображениях она также не визуализируется, в связи с чем исполнение шины или карниза короче или длиннее не влияет на вывод Роспатента о наличии данного признака в сравниваемом с промышленном образцом изделии.

При этом общество "Ле-Гранд", заявляя о том, что шина для карниза для штор может быть и не выполнена в качестве длинномерного изделия, не привел ни одного примера, когда бы такое изделие не являлось бы длинномерным (его длина была бы равна или была бы меньше ширины изделия).

Также Суд по интеллектуальным правам отклоняет как необоснованный довод общества "Ле-Гранд" об отсутствии в противопоставленном промышленному образцу изделии такого признака, как "наличие продольных прорезей в широкой стенке напротив двух широких полостей с большей высотой", поскольку данный признак следует из функционального назначения этого изделия и служит местонахождением крепежей для штор, которые, исходя из назначения изделия, должны двигаться вдоль карниза.

При этом суд обращает внимание на то, что заявитель, указывая на невозможность установления признака "наличие продольных прорезей в широкой стенке напротив двух широких полостей с большей высотой" из существа самого изделия, также не привел каких-либо примеров держателей для штор, в которых такие прорези отсутствовали либо были сделаны не на всю длину изделия.

Таким образом, учитывая, что совокупность существенных признаков группы промышленных образцов по оспариваемому патенту (вариант 1) известна из сведений, ставших общедоступными до даты приоритета данного патента, Роспатент пришел к правильному выводу о несоответствии патента Российской Федерации N 88396 на группу полезных моделей "Рельс карниза для штор (2 варианта)" (вариант 1) условию патентоспособности "новизна".

При этом коллегия судей принимает во внимание то обстоятельство, что оспариваемый патент был признан недействительным только в отношении группы промышленных образцов (вариант 1) и общество "Ле-Гранд" вопреки возможности, предоставленной пунктом 4.9 Правил подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 22.04.2003 N 56, не представило скорректированный перечень существенных признаков группы промышленных образцов, в связи с чем Роспатент обосновано на основании подпункта 2 пункта 22.9 Административного регламента признал непатентоспособной всю группу промышленных образцов по оспариваемому патенту.

Как разъяснено в пункте 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения недействительным удовлетворению не подлежит.

Учитывая, что требование о признании оспариваемого ненормативного правового акта недействительным не подлежит удовлетворению, то и взаимосвязанное с ним требование о восстановлении действия признанного недействительным патента не может быть удовлетворено.

Поскольку оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, судебные расходы по уплате государственной пошлины за подачу заявления подлежат отнесению на общество "Ле-Гранд" в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 104 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основания и порядок возврата или зачета государственной пошлины устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации уплаченная государственная пошлина подлежит возврату частично или полностью в случае уплаты государственной пошлины в большем размере, чем это предусмотрено главой 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации.

Как отмечено в подпункте 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации размер государственной пошлины при подаче заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными для юридических лиц составляет 3 000 рублей.

Принимая во внимание, что обществом "Ле-Гранд" государственная пошлина уплачена в размере, большем установленного законодательством о налогах и сборах размера, излишне уплаченная по платежному поручения от 07.07.2017 N 2882 государственная пошлина в размере 3 000 рублей подлежит возврату обществу "Ле-Гранд" из федерального бюджета.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

заявление общества с ограниченной ответственностью "Ле-Гранд" оставить без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью "Ле-Гранд" (ул. Надсоновская, д. 24, пом. 014, г. Пушкино, Московская обл., 141207, ОГРН 1065031031097) из федерального бюджета 3 000 (Три тысячи) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 07.07.2017 N 2882.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья А.А. Снегур
Судья Н.Н. Погадаев
Судья Р.В. Силаев

Обзор документа


В споре по восстановлению действия патента на промышленные образцы Суд по интеллектуальным правам отметил в т. ч. следующее.

Причиной для признания патента недействительным послужил факт общедоступности на дату приоритета промышленных образцов сведений об изделиях иного лица, содержащих все признаки данных образцов.

Сам по себе каталог продукции без выходных данных, позволяющих сделать обоснованный вывод о времени его изготовления, в отсутствие иных подтверждений не может служить доказательством, отвечающим критерию общедоступности.

Такой каталог не свидетельствует о доступности содержащихся в нем сведений до даты приоритета промышленных образцов.

Между тем в рассматриваемом деле факт производства каталога был подтвержден незаинтересованным лицом - типографией, осуществлявшей его выпуск.

С учетом этого, а также иных обстоятельств, можно сделать вывод о том, что изделия были введены в гражданский оборот до даты приоритета промышленных образцов и, соответственно, об общедоступности сведений об использовании подобных изделий.