Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 июля 2017 г. по делу N СИП-90/2017

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 июля 2017 г. по делу N СИП-90/2017

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 19 июля 2017 года.

Полный текст решения изготовлен 26 июля 2017 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи - Пашковой Е.Ю.,

судей - Голофаева В.В., Погадаева Н.Н.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Чесноковой Е.Н.,

рассмотрел в судебном заседании исковое заявление общества с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" (ул. Театральная, д. 13, г. Кингисепп, Кингисеппский р-н., Ленинградская обл., 188480, ОГРН 5087746134889)

к обществу с ограниченной ответственностью "Робин Сдобин" (ул. Кропоткина, д. 10, г. Воронеж, Воронежская область, 394030, ОГРН 1133668043794)

о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в отношении части товаров 32-го класса и всех товаров 33-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) и акционерное общество "Робин Сдобин" (Московский пр-кт, д. 82, часть неж. пом. лит. А6, г. Воронеж, Воронежская обл., 394016, ОГРН 1043600078280).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" - Родионов М.Ю. (по доверенности от 17.01.2017);

от общества с ограниченной ответственностью "Робин Сдобин" - Черенков В.Е. (по доверенности от 19.05.2017 N 10).

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" (далее - общество "Премиум Спиритс") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с исковым заявлением к акционерному обществу "Робин Сдобин" о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в отношении части товаров 32-го класса и всех товаров 33-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ), для которых он зарегистрирован, вследствие его неиспользования.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 24.04.2017 в порядке, предусмотренном статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, произведено процессуальное правопреемство ответчика акционерного общества "Робин Сдобин" его правопреемником - обществом с ограниченной ответственностью "Робин Сдобин" (далее - общество "Робин Сдобин").

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент) и акционерное общество "Робин Сдобин".

В обоснование заявленных требований общество "Премиум Спиритс" указало, что ему принадлежит завод в городе Кингисепп Ленинградской области, который осуществляет деятельность по производству, хранению и реализации произведенной алкогольной продукции.

С целью продвижения алкогольной продукции на товарном рынке истцом разработаны различные обозначения, в отношении которых в Роспатент поданы заявки на регистрацию товарных знаков, в том числе на регистрацию товарного знака "Полевая кухня" в отношении товаров 32-го и 33-го классов МКТУ.

Кроме того, истец полагает, что ответчик не использует спорный товарный знак в своей хозяйственной деятельности в отношении испрашиваемых товаров.

Также 21.04.2017 и 19.07.2017 от общества "Премиум Спиритс" поступили заявления о взыскании судебных расходов: государственной пошлины (6000 рублей) и оплаты услуг представителя (200 000 рублей), мотивированные тем, что для представления своих интересов в суде в связи с рассмотрением настоящего дела истец заключил договор с закрытым акционерным обществом "Усков и Партнеры" (далее - общество "Усков и Партнеры") и полностью оплатил оказанные консультационные и юридические услуги.

Ответчик в отзыве на исковое заявление не согласился с заявленными требованиями, просил отказать в их удовлетворении, ссылаясь на то, что приобрел исключительное право на спорный товарный знак лишь 27.03.2017, в связи с чем ответчик полагает, что трехлетний срок, предусмотренный статьей 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) должен исчисляться с указанной даты и еще не истек.

Общество "Робин Сдобин" также отметило, что в настоящее время им осуществляются мероприятия по подготовке к производству алкогольной продукции (получение лицензии; изготовление рекламной продукции, разработка образцов рекламы).

Кроме того, ответчик выразил несогласие с заявленным к взысканию размером судебных расходов, полагая его неразумным и ссылаясь при этом на Методические рекомендации по размерам оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям, утвержденные решением от 22.10.2014 N 11/23-1 Совета Адвокатской палаты Московской области.

В судебном заседании представитель истца требования поддержал, выступил по доводам, изложенным в исковом заявлении, просил удовлетворить заявленные требования в полном объеме, полагая, что ответчик не подтвердил использование спорного товарного знака в трехлетний период, предшествующий дате подачи искового заявления. Заявления о взыскании судебных расходов поддержал.

Представитель общества "Робин Сдобин" в судебном заседании просил отказать в удовлетворении заявленных требований, выступил по доводам, изложенным в отзыве.

Роспатент направил в Суд по интеллектуальным правам отзыв, в котором указал, что вопрос о досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака вследствие его неиспользования не относится к его компетенции. Одновременно Роспатентом заявлено ходатайство о рассмотрении данного дела в отсутствие его представителя.

Дело рассмотрено на основании положений статей 123 и 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в отсутствие представителя Роспатента и акционерного общества "Робин Сдобин".

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований в связи со следующим.

Как следует из материалов дела, общество "Робин Сдобин" является правообладателем комбинированного товарного знака со словесным элементом "ПОЛЕВАЯ КУХНЯ" по свидетельству Российской Федерации N 285719 с датой приоритета от 06.11.2003, зарегистрированного 31.03.2005 в отношении, в том числе товаров 32-го ("аперитивы безалкогольные, воды, коктейли безалкогольные, лимонады, напитки арахисово-молочные, напитки безалкогольные, напитки на основе молочной сыворотки, напитки фруктовые, напиток миндально-молочный, нектары фруктовые с мякотью, пиво, сиропы для лимонадов, сиропы для напитков, сок томатный, сок яблочный, соки овощные, соки фруктовые, составы для изготовления газированной воды, составы для изготовления напитков, сусла, сусло виноградное, экстракты фруктовые безалкогольные, эссенции для изготовления напитков") и 33-го ("алкогольные напитки (за исключением пива), аперитивы, бренди, вина, виски, водка, джин, коктейли, ликеры, напитки алкогольные, напитки алкогольные, содержащие фрукты, ром") классов МКТУ.

Истец, ссылаясь на свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны названного товарного знака в отношении части товаров 32-го класса МКТУ ("пиво, сусла, сусло виноградное") и всех товаров 33-го класса МКТУ ("алкогольные напитки (за исключением пива), аперитивы, бренди, вина, виски, водка, джин, коктейли, ликеры, напитки алкогольные, напитки алкогольные, содержащие фрукты, ром"), для которых зарегистрирован спорный товарный знак, а также на то, что он не используется ответчиком в течение последних трех лет, обратился в суд с заявлением о досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака в отношении этих товаров.

В силу пункта 1 статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

Как разъяснено в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015 (далее - Обзор судебной практики от 23.09.2015), истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака. При этом однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак, учитывается для целей статьи 1486 ГК РФ.

Применительно к пункту 1 статьи 1486 ГК РФ заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.

К таким лицам могут быть отнесены производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности, и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию, в частности, подавшее заявку на регистрацию тождественного или сходного обозначения.

В ходе установления однородности товаров должны приниматься во внимание следующие обстоятельства: род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров.

Кроме того, однородные товары - это товары (услуги), не являющиеся идентичными во всех отношениях, не обязательно находящиеся в одном классе МКТУ, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции.

Однородность признается по факту, если товары (услуги) по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.01.2016 N 300-ЭС15-10765 по делу N СИП-530/2014 обращено внимание на то, что для признания лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, заинтересованным на основании пункта 1 статьи 1486 ГК РФ необходимо, чтобы совокупность обстоятельств дела свидетельствовала о том, что направленность коммерческого интереса этого лица заключается в последующем использовании истцом в отношении однородных товаров тождественного или сходного до степени смешения со спорным товарным знаком обозначения с обеспечением его правовой охраны в качестве средства индивидуализации либо без такого.

В подтверждение своей заинтересованности истцом в материалы дела представлены: выписки от 01.09.2016 из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, подтверждающие право собственности истца на артезианскую скважину, здание купажного цеха, здание спиртохранилища, здания цеха производства и розлива водки, земельный участок с назначением "земли населенных пунктов, вино-водочное производство и розлив алкогольных напитков", навес для погрузо-разгрузочных работ, пристройка из легких металлических конструкций (участок приготовления настоев) к зданию цеха производства и розлива водки; лицензии от 29.06.2016 N 47ПСН0005653, от 20.01.2016 N 77ПСН0005153 и от 15.03.2012 N 77ПСН0000078 на производство, хранение и поставки произведенной алкогольной продукции (спиртные напитки - водка), выданные истцу; декларации об использовании мощностей по производству этилового спирта и алкогольной продукции за 2016 год, представленные истцом в Межрегиональное управление Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Северо-Западному федеральному округу; договор от 07.09.2016 N 12/09-16 между истцом (поставщик) и обществом с ограниченной ответственностью "Эврика Плюс" (покупатель) на поставку алкогольной продукции, товарные накладные, товарно-транспортные накладные и справки к ним, счет-фактуры за ноябрь, декабрь 2016 года, подтверждающие исполнение названного договора и поставку истцом водки "Флагман"; сертификаты соответствия N РОСС RU.СП28.H02207 сроком действия с 27.07.2016 по 26.07.2019 и N РОСС БШ.СП28.Н02809 сроком действия с 29.11.2016 по 28.11.2019 на водку, изготовленную истцом; договор от 05.08.2016 N 1-16 между истцом (поставщик) и обществом с ограниченной ответственностью "Вега" (покупатель) на поставку алкогольной продукции, товарные накладные, товарно-транспортные накладные и справки к ним, счет-фактуры за ноябрь 2016 года, подтверждающие исполнение этого договора и поставку истцом водки; акт от 03.03.2017 N у2-а77/11 проверки истца Межрегиональным управлением Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка по Северо-Западному федеральному округу.

Из перечисленных доказательств усматривается, что общество "Премиум Спиритс" фактически участвует на территории Российской Федерации в деятельности, связанной с оборотом алкогольной продукции, а именно осуществляет производство и реализацию продукции, относящейся к 33-му классу МКТУ - водки, что не оспаривается ответчиком.

Кроме того, общество " "Премиум Спиритс" обратилось в Роспатент с заявкой N 2016710180 на регистрацию словесного товарного знака "Полевая кухня" в отношении товаров 32-го класса МКТУ ("аперитивы безалкогольные; воды [напитки]; коктейли безалкогольные; лимонады; напитки безалкогольные; напитки изотонические; напитки на базе меда безалкогольные; напитки фруктовые безалкогольные; пиво; пиво имбирное; пиво солодовое; порошки для изготовления газированных напитков; сиропы для напитков; составы для изготовления напитков; сусла; сусло виноградное неферментированное; сусло пивное; сусло солодовое; таблетки для изготовления газированных напитков; экстракты хмелевые для изготовления пива; эссенции для изготовления напитков") и 33-го класса МКТУ ("аперитивы; арак; бренди; вина; вино из виноградных выжимок; виски; водка; джин; дижестивы [ликеры и спиртные напитки]; коктейли; кюрасо; ликеры; напитки алкогольные, кроме пива; напитки алкогольные смешанные, за исключением напитков на основе пива; напитки алкогольные, содержащие фрукты; напитки, полученные перегонкой; напитки спиртовые; напиток медовый [медовуха]; настойка мятная; настойки горькие; ром; сидры; экстракты спиртовые").

Вместе с тем согласно уведомлению Роспатента от 15.03.2017 о результатах проверки соответствия заявленного обозначения по указанной заявке требованиям законодательства, данное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака в отношении товаров 32-го и 33-го классов МКТУ ввиду его сходства до степени смешения со спорным товарным знаком, зарегистрированным в отношении однородных товаров на имя ответчика.

Также, истец представил в материалы дела договор от 08.02.2016 N PS-U/2016 между истцом (заказчик) и обществом с ограниченной ответственностью "УНИКА КРЕАТИВ ИНЖИНИРИНГ", предварительное дополнительное соглашение от 30.11.2016 N 5/1/ПР к названному договору на разработку для новой торговой марки заказчика "Полевая кухня" формы стекло-бутылки, этикеточного оформления (лицевая этикетка) и оформления колпачка (укупорки) в форме эскизов.

Из указанных документов также усматривается, что общество "Премиум Спиритс" осуществило подготовительные действия к использованию обозначения, включающего фонетически и семантически тождественный словесный элемент "Полевая кухня", обуславливающий сходство этого обозначения до степени смешения со спорным товарным знаком общества "Робин Сдобин".

Сравнение перечней товаров, вводимых в гражданский оборот истцом и в отношении которых истцом подана заявка на регистрацию товарного знака, и товаров 32-го и 33-го классов МКТУ, для которых зарегистрирован спорный товарный знак, с целью определения их однородности показало, что товары "пиво; сусла; сусло виноградное; аперитивы; бренди; вина; виски; водка; джин; коктейли; ликеры; напитки алкогольные, кроме пива; напитки алкогольные, содержащие фрукты; ром" идентичны, а остальные товары однородны, поскольку имеют один род и вид, имеют сходные потребительские свойства и функциональное назначение, один круг потребителей, один рынок сбыта, являются взаимодополняемыми и взаимозаменяемыми, имеют традиционный или преимущественный уклад использования, в связи с чем указанные товары могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

При этом судебная коллегия отмечает, что исходя из высокой степени сходства товарного знака ответчика и заявленного на регистрацию обозначения истца, суд приходит к выводу об однородности товара "пиво" с товарами 33-го класса МКТУ, учитывая формулировку 33-го класса МКТУ: алкогольные напитки (за исключением пива), относящая пиво к числу алкогольных напитков, но в силу определенных особенностей включенного в другой класс МКТУ.

Оценивая однородность товаров 32-го класса МКТУ ("пиво; сусла; сусло виноградное"), в отношении которых заявлены исковые требования и товара, вводимого в гражданский оборот истцом, суд принимает во внимание, что степень однородности товаров тесно связана со степенью сходства обозначений, предназначенных для их маркировки. Чем сильнее сходство, тем выше опасность смешения и, следовательно, шире диапазон товаров, которые могут рассматриваться как однородные (пункт 3.6 Методических рекомендаций по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 198). Как указано выше, истцом на регистрацию заявлено обозначение, имеющее высокую степень сходства со спорным товарным знаком.

С учетом изложенного, оценив представленные истцом доказательства в их совокупности, исходя из обстоятельств данного дела, суд приходит к выводу о том, что истец является лицом, имеющим реальное намерение использовать в гражданском обороте обозначение, сходное до степени смешения со спорным товарным знаком, в отношении товаров идентичных и однородных товарам 32-го и 33-го классов МКТУ, для которых зарегистрирован спорный товарный знак, и в отношении которых заявлены исковые требования.

Таким образом, суд полагает, что истец является лицом, заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в отношении товаров 32-го класса МКТУ "пиво, сусла, сусло виноградное" и товаров 33-го класса МКТУ "алкогольные напитки (за исключением пива), аперитивы, бренди, вина, виски, водка, джин, коктейли, ликеры, напитки алкогольные, напитки алкогольные, содержащие фрукты, ром".

В силу положений пункта 3 статьи 1486 ГК РФ бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

Пунктом 2 названной статьи предусмотрено, что для целей названной статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 указанного Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 этого Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

В пункте 38 Обзора судебной практики от 23.09.2015 разъяснено, что для целей применения положений статьи 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных пунктом 2 статьи 1484 ГК РФ, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот.

С учетом даты подачи заявления о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака (16.02.2017) период времени, в течение которого правообладателем должно быть доказано использование товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719, исчисляется с 16.02.2014 по 15.02.2017 включительно.

В подтверждение использования спорного товарного знака ответчиком представлены в материалы дела следующие документы: договор от 02.02.2017 между ответчиком (рекламодатель) и обществом с ограниченной ответственностью "Банзай" (рекламопроизводитель) на изготовление рекламных материалов алкогольной продукции - водки под товарным знаком "Полевая кухня", платежное поручение от 19.05.2017 N 13, подтверждающее исполнение названного договора; рабочие образцы этикеток водки "ПОЛЕВАЯ КУХНЯ" без дат; предварительный договор от 05.07.2017 N 05/1 аренды нежилого здания между акционерным обществом "Вкусландия" (арендодатель) и ответчиком (арендатор) о намерениях в срок до 15.07.2017 заключить договор аренды нежилого здания для осуществления арендатором предпринимательской деятельности, расположения производственных и складских помещений.

Данные документы не содержат каких-либо сведений об использовании спорного товарного знака ответчиком в отношении товаров, заявленных в иске в трехлетний период, предшествовавший подаче настоящего иска.

Вместе с тем в соответствии с распределением бремени доказывания ответчику необходимо доказать фактическое использование именно спорного товарного знака в отношении соответствующих товаров или услуг предусмотренными статьей 1484 ГК РФ способами, связанными с введением товаров или услуг в гражданский оборот в трехлетний период, предшествовавший дате подачи искового заявления.

При этом не может быть принят в качестве обоснованного довод ответчика о том, что он приобрел исключительное право на спорный товарный знак лишь 27.03.2017, в связи с чем трехлетний срок, предусмотренный статьей 1486 ГК РФ должен исчисляться с указанной даты и еще не истек.

Данный довод отклоняется коллегией судей как несостоятельный, основанный на неверном толковании ответчиком приведенной выше правовой нормы, по смыслу которой трехлетний срок исчисляется путем обратного отсчета этого периода от даты подачи такого заявления в суд с соблюдением требований статей 113 и 114 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Льготный, по своей сути, трехлетний срок, в течение которого правообладатель должен начать использовать товарный знак в целях сохранения исключительных прав на него исчисляется с даты государственной регистрации товарного знака Роспатентом и внесения соответствующих сведений в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 1477 ГК РФ товарный знак служит для индивидуализации товара, а не для целей индивидуализации определенного лица в глазах рядового потребителя, следовательно, смена правообладателя не изменяет течение указанного срока. Это событие не является государственной регистрацией товарного знака, с которой приведенная правовая норма связывает начало течения соответствующего срока.

Таким образом, смена правообладателя посредством отчуждения товарного знака не изменяет исчисление вышеуказанного трехлетнего срока и сама по себе не является обстоятельством, свидетельствующим о невозможности использования товарного знака по причинам, не зависящим от правообладателя. Приобретение исключительного права на средства индивидуализации товаров и услуг, которые фактически в гражданском обороте правообладателем не использовались, является риском предпринимательской деятельности приобретателя (пункт 1 статьи 2 ГК РФ).

Аналогичная правовая позиция изложена президиумом Суда по интеллектуальным правам в постановлении от 14.07.2016 по делу N СИП-372/2015.

Таким образом, исследовав и оценив представленные ответчиком документы по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о том, что они не могут свидетельствовать об использовании ответчиком спорного товарного знака в смысле статьи 1484 и пункта 2 статьи 1486 ГК РФ в отношении испрашиваемых истцом товаров 32-го и 33-го классов МКТУ.

Об объективных обстоятельствах, препятствующих использованию спорного товарного знака, ответчиком не заявлено, соответствующих доказательств не представлено.

Таким образом, требования истца о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в отношении товаров 32-го класса МКТУ "пиво, сусла, сусло виноградное" и товаров 33-го класса МКТУ "алкогольные напитки (за исключением пива), аперитивы, бренди, вина, виски, водка, джин, коктейли, ликеры, напитки алкогольные, напитки алкогольные, содержащие фрукты, ром" вследствие его неиспользования подлежат удовлетворению.

Кроме того, рассмотрев заявления истца о взыскании с ответчика судебных расходов, суд полагает его подлежащим удовлетворению в полном объеме в связи со следующим.

В соответствии с положениями статьи 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другой стороны.

В соответствии со статьей 101 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

Согласно статье 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

По правилам части 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" (далее - постановление от 21.01.2016 N 1), лицо, заявляющее о взыскании судебных издержек, должно доказать факт их несения, а также связь между понесенными указанным лицом издержками и делом, рассматриваемым в суде с его участием. Недоказанность данных обстоятельств является основанием для отказа в возмещении судебных издержек.

Разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2 и 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер (пункт 11 постановления от 21.01.2016 N 1).

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 13 названного постановления, разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства. Разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле.

Как отмечено в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2004 N 454-О, суд может снизить размер взыскиваемых судебных расходов лишь в том случае, если признает такие расходы чрезмерными в силу конкретных обстоятельств дела. Обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя, и тем самым - на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации.

В подтверждение понесенных судебных расходов истец представил в материалы дела: платежное поручение от 26.01.2017 N 952 на уплату государственной пошлины за рассмотрение настоящего искового заявления в размере 6000 рублей; договор от 17.01.2017 между обществом "Премиум Спиритс" (доверитель) и обществом "Усков и Партнеры" (исполнитель) на ведение дела в суде; платежные поручения от 25.01.2017 N 949 и от 13.07.2017 N 100684; доверенность от 17.01.2017 на имя Ускова В.В., Родионова М.Ю., Усковой Н.В., Севастьяновой В.Н.

Согласно договору от 17.01.2017 между обществом "Премиум Спиритс" (доверитель) и обществом "Усков и Партнеры" (исполнитель) на ведение дела в суде исполнитель принял на себя обязанность по оказанию доверителю консультационных и юридических услуг в качестве представителя доверителя как истца по делу о досрочном прекращении товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в связи с его неиспользованием в Суде по интеллектуальным правам.

В соответствии с пунктом 2.1 названного договора исполнитель оказывает услуги по мере процессуальной необходимости путем подготовки и направления суду ходатайств, письменных объяснений, заявлений и др., и доказательств, а также путем присутствия и представительства в судебном заседании.

Согласно пункту 3.1 этого договора стоимость услуг исполнителя составляет 150 000 рублей. Стороны также договорились о дополнительной оплате в размере 25 000 рублей за участие в каждом судебном заседании по делу, начиная с четвертого в суде первой инстанции в случае, если они будут иметь место.

Из материалов дела усматривается, что представители истца (Севастьянова В.Н. и Родионов М.Ю.), на имя которых истцом выдана доверенность от 17.01.2017, подготовили исковое заявление, ходатайство о замене ответчика, два заявления о взыскании судебных расходов, собрали, подготовили и подали в суд значительный объем доказательств заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака, которые были оценены и положены судом в основу соответствующего вывода, Родионов М.Ю. принял участие в трех предварительных судебных заседаниях 27.03.2017, 24.04.2017, 22.05.2017.

При этом данные услуги, исходя из условий договора от 17.01.2017, входят в услуги по ведению дела, стоимость которых составляет 150 000 рублей.

Оказанные услуги были оплачены обществом "Премиум Спиритс" в полном объеме, что подтверждается платежным поручением от 25.01.2017 N 949 на сумму в размере 150 000 рублей, назначение платежа - оплата по договору от 17.01.2017 б/н за ведение дела в Суде по интеллектуальным правам.

Кроме того, представитель истца Родионов М.Ю. принял участие в четвертом предварительном судебном заседании 19.06.2017 и судебном заседании 19.07.2017, ставшим в общей сложности пятым судебным заседанием по настоящему делу.

Как указано выше, стоимость участия в каждом судебном заседании по делу, начиная с четвертого в суде первой инстанции, в соответствии с условиями договора от 17.01.2017 составляет 25 000 рублей (25 000 + 25 000 = 50 000).

Данные услуги также были оплачены истцом в полном объеме, что подтверждается платежным поручением от 13.07.2017 N 100684 на сумму 50 000 рублей, назначение платежа - оплата по договору от 17.01.2017 за ведение дела в суде.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела документы в их совокупности и взаимной связи с учетом отсутствия в них каких-либо противоречий, судебная коллегия признает названные судебные расходы в сумме 200 000 рублей (150 000 рублей + 50 000 рублей) и 6000 рублей государственной пошлины за рассмотрение настоящего иска документально подтвержденными.

Суд, принимая во внимание принцип разумности при определении размера затрат, характер спора, среднюю степень сложности дела, количество проведенных судебных заседаний с участием представителя истца, их продолжительность, количество представленных доказательств, характер фактически оказанных услуг, их необходимость и разумность, объем подготовленных документов, пришел к выводу о разумности заявленного истцом размера судебных расходов.

Довод ответчика о том, что заявленный к взысканию размер судебных расходов является неразумным, не может быть принят во внимание, поскольку ответчиком соответствующие доказательства, включая контррасчет, не представлены.

При этом, представленные ответчиком Методические рекомендации по размерам оплаты юридической помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям, утвержденные решением от 22.10.2014 N 11/23-1 Совета Адвокатской палаты Московской области, не свидетельствуют о чрезмерности заявленных к взысканию судебных расходов и несоответствии их сложившейся стоимости юридических услуг по аналогичным делам, поскольку содержат лишь минимальные расценки на юридические услуги.

С учетом изложенного суд отклоняет доводы общества "Робин Сдобин", изложенные в возражениях, оснований для снижения заявленного к взысканию размера судебных расходов не имеется, заявление общества "Премиум Спиритс" о взыскании судебных расходов подлежит удовлетворению в полном объеме.

Руководствуясь статьями 110, 112, 167-170, 176, 180 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам решил:

исковое заявление общества с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" удовлетворить.

Досрочно прекратить вследствие неиспользования правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 285719 в отношении товаров 32-го класса "пиво, сусла, сусло виноградное" и товаров 33-го класса "алкогольные напитки (за исключением пива), аперитивы, бренди, вина, виски, водка, джин, коктейли, ликеры, напитки алкогольные, напитки алкогольные, содержащие фрукты, ром" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

Заявление общества с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" о взыскании судебных расходов удовлетворить.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Робин Сдобин" (ОГРН 1133668043794) в пользу общества с ограниченной ответственностью "Премиум Спиритс" (ОГРН 5087746134889) 6000 (Шесть тысяч) рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины и 200 000 (Двести тысяч) рублей в возмещение расходов на представителя.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Е.Ю. Пашкова
Судья В.В. Голофаев
Судья Н.Н. Погадаев

Обзор документа


В споре по досрочному прекращению охраны товарного знака вследствие его неиспользования Суд по интеллектуальным правам пояснил в т. ч. следующее.

По ГК РФ упомянутая охрана может быть прекращена из-за неиспользования товарного знака непрерывно в течение 3 лет. Заявление подается заинтересованным лицом.

Довод о том, что при продаже прав на товарный знак этот срок должен исчисляться с момента такой покупки, несостоятелен.

По смыслу норм ГК РФ данный срок исчисляется путем обратного отсчета этого периода от даты подачи заявления в суд.

Льготный, по своей сути, трехлетний срок, в течение которого лицо должно начать использовать товарный знак для сохранения прав на него исчисляется с даты госрегистрации данного средства индивидуализации.

Исходя из ГК РФ, товарный знак служит для индивидуализации продукции, а не определенного лица в глазах рядового потребителя. Поэтому смена правообладателя не меняет течение упомянутого срока. Подобное событие не является указанной госрегистрацией, с которой закон связывает начало течения соответствующего периода.

Таким образом, смена правообладателя посредством отчуждения товарного знака не меняет исчисление упомянутого срока и сама по себе не является обстоятельством, свидетельствующим о невозможности его использовать по причинам, не зависящим от правообладателя.

Приобретение исключительного права на средства индивидуализации товаров и услуг, которые фактически в гражданском обороте не использовались, является риском предпринимательской деятельности.