Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 августа 2014 г. по делу № СИП-526/2014 Суд удовлетворил заявленные требования по делу о признании недействительным решения о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, установив, что вывод Роспатента о наличии абсолютных оснований, препятствующих регистрации оспариваемого товарного знака, сделан с нарушением положений Закона о товарных знаках, устанавливающих абсолютные основания для отказа в регистрации

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 26 августа 2014 г. по делу № СИП-526/2014 Суд удовлетворил заявленные требования по делу о признании недействительным решения о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку, установив, что вывод Роспатента о наличии абсолютных оснований, препятствующих регистрации оспариваемого товарного знака, сделан с нарушением положений Закона о товарных знаках, устанавливающих абсолютные основания для отказа в регистрации

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 20 августа 2014 года.

Полный текст решения изготовлен 26 августа 2014 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Рассомагиной Н.Л.,

судей Лапшиной И.В., Снегура А.А. 

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Перемиловской Д.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании заявление

закрытого акционерного общества «Вино-коньячный завод «Избербашский» (ул. Индустриальная, д. 3, г. Избербаш, Республика Дагестан, 368502, ОГРН 10205023334888)

к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200)

о признании недействительным решения Роспатента от 19.04.2014 № 0098718465 (262456) о признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 262456,

с привлечением к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, государственного унитарного предприятия «Кизлярский коньячный завод» (ул. Орджоникидзе, д. 60, г. Кизляр, Республика Дагестан, 368830, ОГРН 1020502307352), закрытого акционерного общества «ВКЗ Дагвино» (ул. Александра Невского, д. 6А, Санкт-Петербург, 191167, ОГРН 1027809197151),

при участии в судебном заседании представителей:

заявителя (закрытого акционерного общества «Вино-коньячный завод «Избербашский») - Говорушин П.И. по доверенности от 30.06.2014 № 407;

органа, принявшего оспариваемый акт (Роспатент), - Шеманин Я.А. по доверенности от 09.10.2013 № 01/25-612/41;

третьего лица (государственного унитарного предприятия «Кизлярский коньячный завод») - Мельников А.В., Александров Е.Б. по доверенности от 07.11.2012 б/н;

третьего лица (закрытого акционерного общества «ВКЗ Дагвино») - Земцовский С.В. по доверенности от 02.08.2014 № 79,

установил:

закрытое акционерное общество «Вино-коньячный завод «Избербашский» (далее - завод «Избербашский») обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к Федеральной службе по интеллектуальной собственности (Роспатент) о признании незаконным решения от 19.04.2014 № 0098718465 (262456) об удовлетворении возражения и признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 262456 полностью. Кроме того, заявитель просил восстановить его нарушенные права, обязав Роспатент восстановить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456. 

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены государственное унитарное предприятие «Кизлярский коньячный завод» (далее - предприятие «Кизлярский завод») и закрытое акционерное общество «ВКЗ Дагвино» (далее - общество «Дагвино»). 

В судебное заседание явились представители всех лиц, участвующих в деле. 

Завод «Избербашский» заявление о признании недействительным оспариваемого решения поддержал, просил его удовлетворить. Как указал заявитель, предприятие «Кизлярский завод» уже неоднократно пыталось оспорить правовую охрану товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456. Так, в 2012 году названное лицо подавало возражение против предоставления правовой охраны этому товарному знаку по тем же основаниям, которое было удовлетворено, однако впоследствии постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.2013 (дело № А40-105080/2012) названное решение Роспатента признано незаконным. Указанное постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменений постановлением Суда по интеллектуальным правам от 11.09.2013, а Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определением от 17.02.2014 отказал в передаче этого дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Таким образом, как указывает заявитель, арбитражным судом уже был проверен вопрос законности регистрации оспариваемого товарного знака по основанию соответствия этой регистрации положениям статьи 6 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-I «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее - Закон о товарных знаках). При подаче настоящего возражения предприятие «Кизлярский завод» дополнительно сослалось на социологическое исследование, проведенное 15-26 февраля 2013 года, однако это исследование не отражает мнение потребителей на дату регистрации товарного знака, в связи с чем не могло быть положено в основу оспариваемого решения.

Кроме того, Роспатент в оспариваемом решении сослался на справку от 14.01.2011 № 13-10/02-12 об объемах производства коньяка под спорным товарным знаком, однако эта справка прилагалась и к ранее поданным возражениям и получила оценку при вынесении судебных актов по делу № А40-105080/2012. 

Заявитель указывает, что при рассмотрении спора по вышеназванному делу установлено отсутствие правопреемства между предприятием «Кизлярский завод» и тем Кизлярским коньячным заводом, который существовал ранее и являлся одним из производителей коньяка, маркированного обозначением «Лезгинка». При этом, предприятие «Кизлярский завод» осуществляло производство коньяка «Лезгинка» по неисключительной лицензии, выданной первым правообладателем товарного знака - обществом «Дагвино». 

При указанных обстоятельствах, по мнению заявителя, предприятие «Кизлярский завод», не существовавшее на момент приоритета товарного знака, не может быть признано лицом, заинтересованным в оспаривании регистрации этого товарного знака. Кроме того, заявитель полагает, что использование товарного знака по лицензии, а впоследствии обращение с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны подателя возражения. 

Заявитель также указывает на неправомерную ссылку Роспатента в оспариваемом решении на правовое заключение Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, поскольку, по мнению заявителя, названное заключение содержит выводы, противоположные выводам судов, сделанным при рассмотрении дела № А40-105080/2012. 

Роспатентом представлен отзыв на заявление, в котором он просит в его удовлетворении отказать. Роспатент указывает, что с 1965 года производителем коньяка «Лезгинка» является Кизлярский коньячный завод; согласно социологическому опросу преобладающее количество потребителей знают такую марку коньяка, а также им известен производитель коньяка - Кизлярский коньячный завод. При таких обстоятельствах, по мнению Роспатента, регистрация товарного знака со словесным элементом «Лезгинка» на общество «Дагвино» может ввести потребителей в заблуждение относительно производителя товара. 

Более того, Роспатент указал, что предоставление правовой охраны оспариваемому товарному знаку на любого иного производителя, кроме предприятия «Кизлярский завод», будет вводить потребителя в заблуждение относительно производителя этого товара. 

Роспатент пояснил, что считает предприятие «Кизлярский завод» лицом, заинтересованным в прекращении правовой охраны оспариваемого товарного знака, поскольку на момент подачи возражения это лицо являлось производителем алкогольных напитков, в том числе и маркируемых обозначением «Лезгинка». 

Третьим лицом (предприятием «Кизлярский завод») также представлен отзыв на заявление, в котором оно просит в удовлетворении требований заводу «Избербашский» отказать, считает решение Роспатента законным, а предоставление правовой охраны оспариваемому товарному знаку - не соответствующим положениям пункта 2 статьи 6 Закона о товарных знаках. 

Кроме того, предприятие «Кизлярский завод» указало на то обстоятельство, что проведенный по его заказу в августе 2014 года социологический опрос (приобщенный к материалам дела по его ходатайству) полностью подтверждает выводы Роспатента о введении потребителей в заблуждение оспариваемой регистрацией товарного знака. 

При этом названное предприятие считает себя лицом, заинтересованным в аннулировании правовой охраны оспариваемого товарного знака, поскольку оно является производителем алкогольной продукции, а также владеет имущественным комплексом существовавшего ранее Кизлярского коньячного завода, использует технологии производства, которые использовались ранее этой организацией. Кроме того, предприятие «Кизлярский завод» указывает, что согласно Закону о товарных знаках, действовавшему на дату приоритета оспариваемого товарного знака, возражение по используемому им основанию могло быть подано любым лицом без подтверждения его заинтересованности. 

Третье лицо (общество «Дагвино») также представило отзыв на заявление, в котором просило заявленные требования удовлетворить, оспариваемое решение признать недействительным. Общество «Дагвино» указало, что его правопредшественник (Ленинградский винзавод) наряду с ранее существовавшим Кизлярским коньячным заводом являлся производителем коньяка «Лезгинка», при этом объемы производства были сопоставимы. При таких обстоятельствах общество «Дагвино» имело право зарегистрировать на себя в качестве товарного знака этикетку производимой им продукции. Поскольку правопредшественник этого общества являлся одним из производителей коньяка «Лезгинка», регистрация на общество спорного товарного знака не может вводить потребителей в заблуждение относительно производителя товара. 

При рассмотрении спора судом установлено, что комбинированный товарный знак (этикетка(*) со словесным элементом «Лезгинка» по заявке № 98718465 с приоритетом от 23.11.1998 был зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания 26.01.2004 по свидетельству Российской Федерации № 262456 на имя общества «Дагвино» в отношении товара «алкогольные напитки» 33 класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ). 

В результате государственной регистрации договора от 21.12.2011 № РД0092130 об отчуждении исключительного права на товарный знак по свидетельству Российской Федерации № 262456 его правообладателем стал завод «Избербашский». 

Предприятием «Кизлярский завод» в палату по патентным спорам 09.12.2013 подано возражение против предоставления правовой охраны названному товарному знаку, мотивированное несоответствием указанной регистрации пункту 2 статьи 6 Закона о товарных знаках. 

По мнению заявителя, оспариваемый товарный знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара. В подтверждение указанных обстоятельств податель возражения сослался на то, что все элементы, составляющие композицию товарного знака, связаны с лезгинами - одной из народностей, населяющих Дагестан, известный как винодельческий регион России. При указанных обстоятельствах произведенный под этой маркой алкоголь будет ассоциироваться у потребителей как произведенный в Дагестане, однако лицо, на которое был зарегистрирован товарный знак, находится в ином регионе. 

Податель возражения указал, что в качестве товарного знака зарегистрирована этикетка, использовавшаяся Кизлярским коньячным заводом с 1965 года, то есть задолго до даты приоритета товарного знака. В период с 1965 года по 1995 год Кизлярский коньячный завод был единственным производителем этого коньяка, указанная продукция представлялась на выставках, завоевала большое количество наград, материалы о производимых Кизлярским коньячным заводом коньяках, в том числе и коньяке «Лезгинка», публиковались в журналах по виноделию (специальном выпуске журнала «Виноград и вино России»), Энциклопедии виноградарства, в технологических инструкциях содержались специальные требования к этом коньяку, в том числе и в отношении используемых при его производстве сортах винограда. 

Регистрация товарного знака за обществом «Дагвино» вводит потребителей в заблуждение не только относительно производителя этого товара, но и относительно его качества, поскольку это общество не может использовать те же самые сорта винограда, и следовательно, не способно воссоздать вкус и аромат этого коньяка. 

Податель возражения сослался на социологический опрос, проведенный с 15 по 26 февраля 2013 года, который подтверждает его позицию относительно введения потребителей в заблуждение оспариваемой регистрацией товарного знака. 

Кроме того, предприятие «Кизлярский завод» указало на свою заинтересованность в аннулировании правовой охраны оспариваемого товарного знака как производителя однородной и аналогичной продукции, в том числе продукции, маркируемой тождественным обозначением. 

По результатам рассмотрения этого возражения Роспатентом принято решение от 19.04.2013 о его удовлетворении, а также о признании недействительной правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456 полностью. 

Указанное решение мотивировано несоответствием регистрации оспариваемого товарного знака положениям пункта 2 статьи 6 Закона о товарных знаках. При этом Роспатент указал, что регистрация товарного знака на общество «Дагвино» вводит потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара, так как Кизлярский коньячный завод имел широкую территорию реализации производимого им коньяка «Лезгинка», социологический опрос подтверждает, что большая часть потребителей ассоциируют эту продукцию с Кизлярским коньячным заводом. 

Кроме того, Роспатент признал предприятие «Кизлярский завод» лицом, заинтересованным в подаче возражения против предоставления правовой охраны оспариваемому товарному знаку как производителя однородной продукции, осуществляющего деятельность в одноименном сегменте рынка. 

Не согласившись с указанным решением Роспатента, завод «Избербашский» обратился с настоящим заявлением в суд.

Исследовав материалы дела, выслушав доводы заявителя, представителя органа, принявшего оспариваемый акт, и третьих лиц, оценив представленные доказательства в совокупности, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению в силу следующего. 

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. 

В силу части 4 названной статьи заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. 

Срок обращения в суд с настоящим заявлением заводом «Избербашский» соблюден. 

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт 6 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). 

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. 

В соответствии с частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие). 

Исходя из полномочий Роспатента, закрепленных в Положении о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 № 218 «О Федеральной службе по интеллектуальной собственности», рассмотрение возражения предприятия «Кизлярский завод» в отношении предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации № 262456 и принятие решения по результатам рассмотрения такого возражения находится в рамках компетенции Роспатента. 

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в рамках своих полномочий. 

При проверке оспариваемого решения Роспатента на соответствие законам и иным нормативным правовым актам судом установлено следующее. 

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1512 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1-5, 8 и 9 статьи 1483 названного Кодекса. 

Как установлено подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя. 

В соответствии с пунктом 2.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введение в действие главы четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» при рассмотрении возражений против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров суды определяют основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров, исходя из законодательства, действовавшего на момент подачи заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, заявки на наименование места происхождения товаров. 

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров. 

В силу пункта 2 статьи 1513 Гражданского кодекса Российской Федерации возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по основаниям, предусмотренным подпунктами 1-4 пункта 2 и пунктом 3 статьи 1512 настоящего Кодекса, могут быть поданы в палату по патентным спорам заинтересованным лицом. 

Таким образом, в качестве субъектов, имеющих право подачи возражений по указанным основаниям, в законе названы не «любые лица», а «заинтересованные». 

Вместе с тем, к заинтересованным лицам может быть отнесен достаточно широкий круг лиц, имеющих законный интерес в оспаривании правовой охраны товарного знака по заявленному основанию, то есть в связи с введением потребителей в заблуждение относительно производителя товара. К таким лицам могут быть отнесены потребители товара, общественные организации, защищающие права потребителей, а также иные лица, осуществляющие деятельность в соответствующем сегменте рынка. 

Поскольку предприятие «Кизлярский завод» осуществляет деятельность по производству однородной продукции, а также использует для ее маркировки сходное обозначение, Роспатент обоснованно признал это лицо заинтересованным в оспаривании правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456 по основанию введения такой регистрацией потребителей в заблуждение относительно производителя товара. 

Судебная коллегия не может признать обоснованными доводы заявителя и третьего лица (общества «Дагвино») о том, что вопрос о заинтересованности предприятия «Кизлярский завод» уже был предметом рассмотрения в деле № А40-105080/2012, и названное лицо не было признано заинтересованным в оспаривании правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456. 

При рассмотрении названного дела судами было установлено, что свою заинтересованность в оспаривании правовой охраны товарного знака при подаче возражений от 21.02.2012 предприятие «Кизлярский завод» обосновывало исключительно ссылкой на свое правопреемство с предшествующим производителем коньяка «Лезгинка». Установив отсутствие такого правопреемства, суды не нашли оснований для признания предприятия «Кизлярский завод» заинтересованным лицом в оспаривании товарного знака. 

Между тем, при подаче возражений от 09.12.2013 предприятие «Кизлярский завод» свою заинтересованность обосновывало иными обстоятельствами, в том числе тем, что оно является производителем алкогольной продукции, в том числе маркированной обозначением «Лезгинка», доказательства производства такой продукции были представлены с возражениями. 

При таких обстоятельствах вывод Роспатента о наличии заинтересованности предприятия «Кизлярский завод» нельзя признать противоречащим выводу судебных инстанций об отсутствии таковой, сделанному при рассмотрении дела № А40-105080/2012, поскольку в подтверждение своей заинтересованности в возражениях от 09.12.2013 названное предприятие сослалось на иные обстоятельства и представило иные доказательства в подтверждение этих обстоятельств.

Роспатент обоснованно признал, что с учетом даты приоритета оспариваемого товарного знака (23.11.1998) правовая база для оценки его охраноспособности включает в себя Закон о товарных знаках и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 29.11.1995 (далее - Правила). 

При проверке законности вывода Роспатента о нарушении при регистрации оспариваемого товарного знака положений пункта 2 статьи 6 Закона о товарных знаках, судебная коллегия приходит к следующим выводам. 

Согласно пункту 2 статьи 6 Закона о товарных знаках (в редакции, действовавшей на дату приоритета товарного знака) не допускается регистрация в качестве товарных знаков или их элементов обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя; противоречащих общественным интересам, принципам гуманности и морали. 

Оспариваемое решение мотивировано тем, что регистрация спорного товарного знака способна ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара. 

Как указано в подпункте 2.1 пункта 2.3 Правил к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов. 

Комбинированное обозначение со словесным элементом «Лезгинка» не несет какой-либо информации об изготовителе товара, тем более информации, не соответствующей действительности, в связи с чем это обозначение само по себе не может ввести потребителей в заблуждение относительно производителя товара. 

Вместе с тем, способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и его изготовителе. Такая способность может возникнуть в результате ассоциаций с иным производителем или свойством товара, основанных на предшествующем опыте. 

Для вывода о возникновении такой ассоциации необходимо наличие доказательств, не только подтверждающих введение в гражданский оборот товаров со сходным обозначением иным производителем, но и подтверждение возникновения у потребителей ассоциативной связи между самим товаром и его предшествующим производителем. 

Из материалов административного дела (статьи «История виноградарства и виноделия в России», 2009 г.; Энциклопедии виноградарства; письма Комитета по виноградарству и регулированию алкогольного рынка Республики Дагестан «ДАГВИНО» от 20.02.2012; справки Комитета по виноградарству и регулированию алкогольного рынка Республики Дагестан «ДАГВИНО» от 14.01.2012; «Основных показателей развития виноградарства и виноделия 1965-1975»; журнала Виноград и вино России», 1995 г; справки по розливу коньяка за 1981-1984 гг. от 20.03.2007 № 304, предоставленной самим предприятием «Кизлярский завод») усматривается, что коньяк «Лезгинка» производился с 1965 года. Действительно, винно-коньячные спирты производились Кизлярским коньячным заводом, однако их окончательная обработка, розлив (бутилирование) осуществлялось как Кизлярским коньячным заводом, так и Ленинградским и Московским винными заводами. При этом из справки Комитета по виноградарству и регулированию алкогольного рынка Республики Дагестан «ДАГВИНО» от 14.01.2012, справки по розливу коньяка за 1981-1984 гг. от 20.03.2007 № 304 следует, что на Кизлярском коньячном заводе разливалось менее трети коньяка «Лезгинка», остальная часть винно-коньячных спиртов поставлялась для обработки и розлива на Московский и Ленинградский винные заводы. 

Вся конечная продукция доводилась до потребителя в одинаковых бутылках (независимо от производителя), маркированных идентичными этикетками со словесным элементом «Лезгинка», изображением танцующей пары в национальных нарядах, содержащих словесные элементы «ДАГВИНО», «РОСГЛАВВИНО», «КОНЬЯК». Указание на завод-изготовитель на этикетке отсутствовало. 

Как усматривается из материалов административного дела, а также из пояснений представителей лиц, участвующих в деле, маркировка конкретного завода-изготовителя производилась на металлической крышке бутылки, а также на внутренней стороне этикетки. 

С учетом изложенного, Судебной коллегией при рассмотрении спора установлено, что до даты приоритета товарного знака имелось несколько производителей коньяка «Лезгинка», причем одним из производителей был Ленинградский винный завод, правопреемником которого является общество «Дагвино» - первоначальный правообладатель оспариваемого товарного знака. 

При указанных обстоятельствах довод подателя возражений о том, что Кизлярский коньячный завод являлся до даты приоритета оспариваемого товарного знака единственным производителем коньяка «Лезгинка» опровергается доказательствами, имеющимися в материалах дела. 

При этом судебная коллегия не может согласиться с доводом предприятия «Кизлярский завод» о том, что потребителям было известно, что сырье для производства коньяка «Лезгинка» производилось исключительно на Кизлярском коньячном заводе.

Так, как уже указывалось, до конечного потребителя этот коньяк доходил в бутылках, маркированных одинаковыми этикетками, на крышках которых была нанесена дополнительная маркировка завода изготовителя (Кизлярский, Московский, Ленинградский). Таким образом, у потребителей указанный коньяк мог ассоциироваться с любым из перечисленных производителей. 

При этом регистрация оспариваемого товарного знака на одного из производителей (общество «Дагвино» является правопреемником Ленинградского винного завода) не могло вводить потребителей в заблуждение относительно производителя этого коньяка. 

Как правило, рядовой потребитель (в настоящем случае рядовой потребитель алкогольной продукции) при выборе товаров широкого потребления, руководствуются общими впечатлениями (часто нечеткими) о знаке, об этикетке, а не о производителе товара. 

Ссылка предприятия «Кизлярский завод» на специализированную литературу, а также на полученные этим коньяком награды, не может свидетельствовать о возникновении у потребителей ассоциации с производителем коньяка «Лезгинка», поскольку специализированная литература, а также выставки алкогольной продукции рассчитаны на специалистов (в данном случае в винодельческой отрасли, а также на реализаторов алкогольной продукции), а не на рядового потребителя. 

Доказательства, подтверждающие производство и введение в гражданский оборот коньяка «Лезгинка» после даты приоритета товарного знака, в том числе и его производства предприятием «Кизлярский завод» после своего создания (согласно выписке из ЕГРЮЛ - 23.09.2002), не могут свидетельствовать о возникновении каких-либо ассоциаций у потребителя на дату приоритета товарного знака. 

Таким образом, для подтверждения возникновения у потребителей коньяка «Лезгинка» ассоциативной связи с одним из производителей - Кизлярским коньячным заводом, необходимо представление соответствующих доказательств. 

Подателем возражений в палату по патентным спорам был представлен социологический опрос, проведенный с 15 по 26 февраля 2013 года (том 7, л.д. 13), на основании данных которого Роспатентом сделан вывод о том, что большинство потребителей ассоциируют коньяк «Лезгинка» с таким производителем как Кизлярский коньячный завод. 

Судебная коллегия полагает, что названный социологический опрос не может свидетельствовать о возникновении каких-либо ассоциативных связей у потребителей исследуемой продукции на дату приоритета товарного знака. 

Так, все задаваемые потребителям вопросы сформулированы в настоящем времени: покупали ли вы хотя бы раз за последний месяц перечисленные товары, знакомо ли вам это обозначение, вам нравится или нет коньяк, маркированный таким обозначением; как вы думаете, в каком населенном пункте производится коньяк с таким названием; какая компания или компании производят коньяк с таким названием и проч. Таким образом, названое заключение никоим образом не свидетельствует об ассоциациях, имеющихся у потребителей на дату приоритета товарного знака (1998 год). 

При этом суд учитывает, что предприятием «Кизлярский завод» выпускался коньяк «Лезгинка» с момента своего создания в 2002 году. Указанные обстоятельства подтверждены документально материалами административного дела, а также не оспаривались всеми участниками судебного процесса. В период с июля 2007 года в течение трех лет предприятием «Кизлярский завод» названный коньяк выпускался по лицензии, выданной обществом «Дагвино» на товарный знак по свидетельству Российской Федерации № 219449 (словесный товарный знак «Лезгинка»), а после истечения трехлетнего периода - без каких-либо правовых оснований.

При указанных обстоятельствах, свидетельствующих о выпуске предприятием «Кизлярский завод» коньяка «Лезгинка» с момента своего создания (2002 год) вплоть до настоящего времени, мнение потребителей, исследованное при проведении социологического опроса, отражает их ассоциации на момент проведения этого опроса, а не на дату регистрации оспариваемого товарного знака. 

Таким образом, у Роспатента отсутствовали основания для вывода о введении потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара регистрацией оспариваемого товарного знака. 

С учетом изложенного, вывод Роспатента о наличии абсолютных оснований, препятствующих регистрации оспариваемого товарного знака, сделан с нарушением положений статьи 6 Закона о товарных знаках. 

При этом судебная коллегия критически относится к представленному в судебное заседание предприятием «Кизлярский завод» заключению от 18.08.2014 № 60-2014, подготовленному по результатам социологического опроса потребителей алкогольной продукции, проведенного с 31 июля по 18 августа 2014 года. 

Названный социологический опрос не был и не мог быть представлен одновременно с возражением, поданным предприятием «Кизлярский завод» в палату по патентным спорам, поскольку он выполнен после вынесения Роспатентом оспариваемого решения. 

Таким образом, указанный опрос не может быть положен в основу оспариваемого решения Роспатента. 

Между тем, предметом судебной ревизии в настоящем деле является законность вынесенного Роспатентом решения, а не повторное рассмотрение поданных предприятием «Кизлярский завод» возражений с учетом вновь представленных доказательств. 

Кроме того, предприятием не представлены опросные листы, что не позволяет удостовериться в достоверности полученной посредством социологического опроса информации.

Не может признать судебная коллегия состоятельной ссылку предприятия «Кизлярский завод» на нарушение заводом «Избербашский» и обществом «Дагвино» технологии производства коньяка «Лезгинка», поскольку регистрация оспариваемого товарного знака признана Роспатентом недействительной вследствие введения потребителей в заблуждение относительно производителя товара, а не относительно его качества. 

Отклоняется судебной коллегией ссылка предприятия «Кизлярский завод» на то, по чьему заказу и кем была разработана этикетка для коньяка «Лезгинка», поскольку возражения были мотивированы несоответствием регистрации оспариваемого товарного знака статье 6 Закона о товарных знаках, а не статье 7 названного Закона. 

С учетом изложенного, решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации № 262456 подлежит признанию недействительным как не соответствующее статье 6 Закона о товарных знаках. 

В силу положений статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы по оплате государственной пошлины подлежат взысканию с Роспатента в пользу завода «Избербашский». 

На основании вышеизложенного и руководствуясь статьями 110, 167-170, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

требования закрытого акционерного общества «Вино-коньячный завод «Избербашский» удовлетворить.

Решение Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) от 19.04.2014 № 0098718465 (262456) признать недействительным как несоответствующее статье 6 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 № 3520-I «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». 

Взыскать с Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) в пользу закрытого акционерного общества «Вино-коньячный завод «Избербашский» 2 000 рублей в возмещение судебных расходов по оплате государственной пошлины.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья Н.Л. Рассомагина
Судья И.В. Лапшина
Судья А.А. Снегур

Обзор документа


Законодательство запрещает регистрацию определенных товарных знаков.

В частности, это бренды, которые могут ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя товара.

Относительно применения таких норм Суд по интеллектуальным правам разъяснил следующее.

Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака определяют, какие обозначения относятся к упомянутым.

В частности, это обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности.

Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если таковым является хотя бы один из его элементов.

Вместе с тем способность введения в заблуждение обозначением и его элементами не является очевидной.

Как правило, такая способность определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и его изготовителе.

Такая способность может возникнуть в результате ассоциаций с иным производителем или свойством товара, основанных на предшествующем опыте.

При этом для вывода о возникновении такой ассоциации должны быть доказательства, подтверждающие не только то, что в гражданский оборот иным производителем введены товары со сходным обозначением.

Необходимо также подтвердить, что у потребителей возникает ассоциативная связь между самим товаром и его предшествующим производителем.

При этом следует принимать во внимание, что, как правило, рядовой потребитель при выборе товаров широкого потребления, руководствуются общими впечатлениями (часто нечеткими) о знаке, об этикетке, а не о производителе товара.

С учетом этого в данном деле, в частности, была отклонена ссылка на специализированную литературу, а также на полученные товаром (алкоголем) награды.

Как подчеркнул суд, это не может свидетельствовать о возникновении у потребителей ассоциации с иным производителем, поскольку специализированная литература, а также выставки продукции рассчитаны на специалистов (в данном случае в винодельческой отрасли, а также на реализаторов алкоголя), а не на рядового потребителя.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: