Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2024 г. N 833-О “По жалобе гражданина Фёдорова Алексея Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации и частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Обзор документа

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2024 г. N 833-О “По жалобе гражданина Фёдорова Алексея Леонидовича на нарушение его конституционных прав статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации и частью первой статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.Ю. Бушева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, М.Б. Лобова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, В.А. Сивицкого,

заслушав заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.Л. Фёдорова,

установил:

1. Гражданин А.Л. Фёдоров оспаривает конституционность следующих законоположений:

статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которой при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от начисленных, но не выплаченных в срок сумм и (или) не начисленных своевременно сумм в случае, если вступившим в законную силу решением суда было признано право работника на получение неначисленных сумм, за каждый день задержки начиная со дня, следующего за днем, в который эти суммы должны были быть выплачены при своевременном их начислении в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашением, локальным нормативным актом, трудовым договором, по день фактического расчета включительно; при неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм (часть первая); размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором; обязанность по выплате указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя (часть вторая);

части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации, предусматривающей, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как следует из представленных материалов, А.Л. Фёдоров, работавший в должности слесаря-ремонтника 6 разряда АО "ЕВРАЗ Объединенный Западно-Сибирский металлургический комбинат", был уволен 16 июня 2020 года по основанию, предусмотренному пунктом 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание). Полагая увольнение незаконным, заявитель обратился в суд. Решением Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 11 сентября 2020 года (с учетом дополнительного решения от 13 мая 2021 года) А.Л. Фёдорову отказано в признании незаконными распоряжений работодателя от 29 апреля 2020 года и от 29 мая 2020 года о применении дисциплинарных взысканий в виде выговора, а также распоряжения работодателя от 15 июня 2020 года о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 3 августа 2021 года данное решение суда первой инстанции (с учетом дополнительного решения) отменено в части и в этой части принято новое решение об удовлетворении требований заявителя о признании незаконными распоряжений от 29 мая 2020 года и от 15 июня 2020 года (последнего - лишь в части указания на совершение А.Л. Фёдоровым дисциплинарных проступков) и взыскании компенсации морального вреда в размере 5 000 руб.; в остальной части обжалуемое решение оставлено без изменения. Определением судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 23 декабря 2021 года упомянутое апелляционное определение в той части, в которой названное решение суда первой инстанции (с учетом дополнительного решения) было оставлено без изменения, отменено и в отмененной части дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 1 марта 2022 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 12 июля 2022 года, решение суда первой инстанции (с учетом дополнительного решения) отменено в части отказа в удовлетворении требований заявителя о признании незаконным распоряжения работодателя от 15 июня 2020 года о наложении дисциплинарного взыскания в виде увольнения, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда и в этой части принято новое решение о признании указанного распоряжения незаконным, восстановлении А.Л. Фёдорова на работе с 17 июня 2020 года, взыскании с работодателя среднего заработка за время вынужденного прогула за период с 17 июня 2020 года по 1 марта 2022 года в размере 1 061 800 руб. и компенсации морального вреда в размере 15 000 руб.

Во исполнение указанного апелляционного определения работодатель в тот же день (1 марта 2022 года) издал приказ о восстановлении А.Л. Фёдорова на работе и направил ему по почте соответствующее уведомление, которое было получено заявителем лишь 17 марта 2022 года, после чего на следующий день, 18 марта, он явился на работу для ознакомления с приказом о восстановлении на работе и - с учетом выходных дней 19 и 20 марта - фактически приступил к работе 21 марта 2022 года.

Присужденные А.Л. Фёдорову апелляционными определениями от 3 августа 2021 года и от 1 марта 2022 года денежные средства были фактически выплачены: 29 июня 2022 года - средний заработок за время вынужденного прогула в размере 1 061 800 руб.; 5 октября 2022 года - компенсации морального вреда в размере 5 000 руб. и 15 000 руб.

А.Л. Фёдоров, полагая, что работодатель допустил нарушение его трудовых прав как задержкой исполнения судебных решений, так и незаконным лишением его возможности трудиться в отдельные периоды, предшествующие увольнению, вновь обратился в суд с требованиями о взыскании:

среднего заработка за 36 рабочих часов в апреле 2020 года и 96 рабочих часов в июне 2020 года, в течение которых он был лишен возможности трудиться по причине изъятия у него электронного пропуска для прохода на территорию работодателя, а также процентов (денежной компенсации) в связи с невыплатой данных денежных средств;

среднего заработка за время вынужденного прогула со 2 по 18 марта 2022 года в связи с несвоевременным исполнением работодателем решения суда о восстановлении его на работе, а также процентов (денежной компенсации) в связи с невыплатой данной денежной суммы;

компенсации морального вреда за упомянутые нарушения его трудовых прав;

процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты присужденных заявителю денежных сумм (средний заработок за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда);

понесенных им судебных расходов.

Решением Новоильинского районного суда города Новокузнецка Кемеровской области от 11 октября 2022 года в удовлетворении указанных требований заявителя отказано в полном объеме (в части требований о взыскании среднего заработка за отдельные периоды в апреле и июне 2020 года и связанных с ними требований - в связи с пропуском срока на обращение в суд, установленного статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом суд пришел к выводу о том, что работодателем были совершены все необходимые действия, направленные на своевременное исполнение судебного решения о восстановлении заявителя на работе, в то время как А.Л. Фёдоровым не представлено доказательств, свидетельствующих о его намерении приступить к работе со 2 марта 2022 года и отказе работодателя предоставить ему такую возможность. Отказывая же А.Л. Фёдорову во взыскании с работодателя предусмотренных статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации процентов (денежной компенсации) за несвоевременную выплату денежных сумм, присужденных ему апелляционными определениями от 3 августа 2021 года (компенсация морального вреда) и от 1 марта 2022 года (средний заработок за время вынужденного прогула и компенсация морального вреда), суд исходил из того, что материальная ответственность работодателя в виде выплаты работнику денежной компенсации в определенном законом размере наступает только при нарушении работодателем срока выплаты начисленной работнику заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику по трудовому договору, в то время как за неисполнение постановления суда материальная ответственность работодателя данным законоположением не предусмотрена;

после вынесения судебного решения по трудовому спору о взыскании в пользу работника среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда "обязательства сторон перестают находиться в плоскости трудовых правоотношений", а потому основания для удовлетворения требований заявителя о взыскании процентов (денежной компенсации) за несвоевременную выплату присужденных ему денежных сумм отсутствуют.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24 января 2023 года решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении требований заявителя о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула со 2 по 18 марта 2022 года, компенсации морального вреда и судебных расходов; в этой части принято новое решение о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 5 000 руб. и судебных расходов в общей сумме 31 000 руб. (в том числе в счет возмещения судебных расходов в суде первой инстанции - 21 000 руб., в суде апелляционной инстанции - 10 000 руб.); в остальной части решение суда оставлено без изменения. При этом суд апелляционной инстанции счел, что избранный работодателем способ уведомления А.Л. Фёдорова о восстановлении его на работе не гарантировал получения последним соответствующего сообщения в кратчайшие сроки; иные же способы извещения заявителя, позволяющие мгновенно передать информацию, работодатель не применил; при таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали основания полагать, что заявитель уклонялся от исполнения судебного решения о восстановлении его на работе. В то же время, признавая право А.Л. Фёдорова на взыскание среднего заработка за период со 2 по 18 марта 2022 года, не полученного в результате несвоевременного исполнения работодателем решения суда о восстановлении заявителя на работе, суд апелляционной инстанции указал, что суммы выплат, на которые он просит начислить проценты, работодателем изначально не начислялись, а отношения по поводу уплаты этих сумм сложились между сторонами на основании судебных постановлений; более того, статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации не предусматривает материальной ответственности работодателя за неисполнение решения суда; в связи с этим права на получение установленных данной статьей процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты присужденных судом среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда заявитель не имеет.

Кроме того, суд апелляционной инстанции признал общую сумму документально подтвержденных судебных расходов, понесенных А.Л. Фёдоровым, чрезмерно завышенной и, частично удовлетворив его требование о возмещении расходов на оплату услуг представителя, руководствовался, помимо прочего, требованиями разумности и справедливости.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 мая 2023 года указанное апелляционное определение оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя А.Л. Фёдорова - без удовлетворения. При этом судом кассационной инстанции не были приняты во внимание доводы представителя заявителя, основанные на Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2023 года N 16-П, поскольку обжалуемые решения нижестоящих судов по делу А.Л. Фёдорова были вынесены до вступления его в силу.

В передаче кассационной жалобы представителя заявителя для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отказано определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 8 сентября 2023 года, оснований для несогласия с которым не усмотрел и заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации (письмо от 16 ноября 2023 года).

По мнению А.Л. Фёдорова, статья 236 Трудового кодекса Российской Федерации не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 18, 46 (часть 1) и 75.1, поскольку в истолковании, приданном ей судами в его конкретном деле, препятствует привлечению работодателя к материальной ответственности в тех случаях, когда работодатель не производил начисления заработной платы по причине увольнения, признанного впоследствии незаконным, и тем самым лишает работника возможности получить денежную компенсацию за неправомерное поведение работодателя.

Между тем, как следует из содержания жалобы А.Л. Фёдорова, нарушение названной статьей своих конституционных прав заявитель фактически связывает с тем, что она препятствует взысканию процентов (денежной компенсации) за просрочку исполнения работодателем судебных постановлений о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула, возникшего вследствие незаконного увольнения, и компенсации причиненного таким увольнением морального вреда, а также начислению процентов (денежной компенсации) на сумму взысканного судом среднего заработка за время задержки исполнения решения суда о восстановлении на работе.

Несоответствие Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (часть 1), части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации заявитель усматривает в том, что данное законоположение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, лишает гражданина, в пользу которого вынесено судебное решение, возможности в полном объеме компенсировать понесенные им судебные расходы.

2. Несмотря на то что в жалобе А.Л. Фёдоров ставит под сомнение конституционность статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации в полном объеме, доводы, приведенные им в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что фактически он связывает нарушение своих конституционных прав лишь с ее частью первой. В судебных постановлениях по делу с участием заявителя названная статья упоминается в целом, однако применение ее части второй представленными материалами не подтверждается.

При таких обстоятельствах жалоба А.Л. Фёдорова в части оспаривания конституционности части второй статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Что же касается части первой данной статьи, то она применена судами в деле заявителя не в оспариваемой им действующей редакции, а в редакции, действовавшей до внесения в нее изменений Федеральным законом от 30 января 2024 года N 3-ФЗ, которая предусматривала, что при нарушении работодателем установленного срока соответственно выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и (или) других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной сто пятидесятой действующей в это время ключевой ставки Центрального банка Российской Федерации от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно; при неполной выплате в установленный срок заработной платы и (или) других выплат, причитающихся работнику, размер процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных в срок сумм.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2023 года N 16-П данное законоположение было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 21 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 75.1, в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему судебным толкованием, оно не обеспечивает взыскания с работодателя процентов (денежной компенсации) в случае, когда полагающиеся работнику выплаты - в нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта и трудового договора - не были начислены своевременно, а решением суда было признано право работника на их получение, с исчислением размера таких процентов (денежной компенсации) из фактически не выплаченных денежных сумм со дня, следующего за днем, когда в соответствии с действующим правовым регулированием эти выплаты должны были быть выплачены при своевременном их начислении. При этом данным Постановлением было установлено, что впредь до внесения изменений в правовое регулирование предусмотренные частью первой статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации проценты (денежная компенсация) подлежат взысканию с работодателя и в том случае, когда причитающиеся работнику выплаты не были ему начислены своевременно, а решением суда было признано право работника на их получение; размер указанных процентов (денежной компенсации) исчисляется из фактически не выплаченных денежных сумм со дня, следующего за днем, когда в соответствии с действующим правовым регулированием эти выплаты должны были быть выплачены при своевременном их начислении, по день фактического расчета включительно.

Во исполнение названного Постановления был принят Федеральный закон от 30 января 2024 года N 3-ФЗ (вступил в силу также с 30 января 2024 года), которым часть первая статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации была изложена в новой редакции.

Тем самым как временное правовое регулирование, установленное Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2023 года N 16-П и действовавшее до вступления в силу Федерального закона от 30 января 2024 года N 3-ФЗ, так и действующее законодательное регулирование предполагают, что предусмотренные частью первой статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации проценты (денежная компенсация) начисляются в том числе на все полагающиеся работнику выплаты, которые - в нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашений, локальных нормативных актов и трудового договора - не были ему своевременно начислены работодателем.

Отсюда, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 4 апреля 2024 года N 15-П, следует, что и за тот период, когда решение суда о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула не исполнено, работник, будучи незаконно лишенным причитающихся ему денежных средств, также имеет право на применение компенсационного механизма, предусмотренного статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

Тем самым, хотя предметом рассмотрения в деле, по которому вынесено Постановление от 4 апреля 2024 года N 15-П, и являлось иное законоположение, а именно пункт 1 статьи 395 ГК Российской Федерации, проверка его конституционности осуществлялась по существу в нормативной связи со статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом, признавая пункт 1 статьи 395 ГК Российской Федерации не противоречащим Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации констатировал допустимость применения при решении вопроса о взыскании с работодателя в пользу незаконно уволенного работника процентов (денежной компенсации) за задержку выплаты присужденных ему судом среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации как предполагающей начисление предусмотренных ею процентов (денежной компенсации) на присужденные работнику судом денежные суммы со дня, следующего за днем, когда в соответствии с действующим правовым регулированием эти денежные суммы должны были быть выплачены, по день фактического расчета включительно.

Из этого следует, что в указанном Постановлении Конституционный Суд Российской Федерации признал возможность применения статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации к присужденным незаконно уволенному работнику выплатам в случае задержки исполнения работодателем судебного решения о взыскании этих выплат.

К числу такого рода выплат - помимо среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, - следует относить и средний заработок за время задержки исполнения решения суда о восстановлении на работе, а также компенсацию причиненного данным нарушением морального вреда, присужденные работнику на основании судебного постановления, установившего факт неисполнения или несвоевременного исполнения работодателем решения суда о восстановлении работника на работе и тем самым нарушения его трудовых прав.

Согласно статье 396 Трудового кодекса Российской Федерации решение о восстановлении на работе незаконно уволенного работника подлежит немедленному исполнению. При этом, как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, предусмотренное данным законоположением немедленное исполнение судебных решений по делам о восстановлении на работе считается завершенным с момента фактического допуска работника к исполнению прежних обязанностей, последовавшего за изданием руководителем организации приказа об отмене своего незаконного распоряжения об увольнении, т.е. после совершения представителем работодателя всех действий, необходимых для обеспечения фактического исполнения работником обязанностей, которые выполнялись им до увольнения (определения от 15 ноября 2007 года N 795-О-О и от 15 июля 2008 года N 421-О-О). Кроме того, в силу той же статьи при задержке работодателем исполнения такого решения орган, принявший решение, выносит определение о выплате работнику за все время задержки исполнения решения среднего заработка. Обязанность работодателя возместить работнику не полученный им заработок, в частности, в случае отказа от исполнения или несвоевременного исполнения решения органа по рассмотрению трудовых споров о восстановлении работника на прежней работе предусмотрена и абзацем третьим статьи 234 Трудового кодекса Российской Федерации.

Соответственно, в силу правовых позиций, высказанных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 4 апреля 2024 года N 15-П, предусмотренные частью первой статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации проценты (денежная компенсация) подлежат начислению и при задержке исполнения работодателем судебного постановления о взыскании в пользу работника среднего заработка за время задержки исполнения решения суда о восстановлении на работе, а также компенсации причиненного данным нарушением морального вреда, причем указанные проценты (денежная компенсация) начисляются на суммы соответствующих выплат, присужденных работнику этим судебным постановлением.

Таким образом, для разрешения вопроса, поставленного заявителем в отношении части первой статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации, не требуется принятия нового постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

3. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле.

Предоставление суду соответствующих полномочий по определению размера возмещаемых расходов на оплату услуг представителя, в том числе с точки зрения его разумности, вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что не предполагает возможности оценки судом представленных стороной доказательств разумности данных расходов произвольно и в противоречии с законом.

Изменяя размер взыскиваемой в возмещение расходов по оплате услуг представителя суммы, по сравнению с размером, изначально заявленным стороной ко взысканию, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражений и не представляет доказательств чрезмерности взыскиваемых с нее расходов. Гарантией процессуальных прав лиц, участвующих в деле, являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных постановлений вышестоящими судами и основания для их отмены или изменения (определения от 18 июля 2017 года N 1666-О, от 25 апреля 2023 года N 814-О, от 28 сентября 2023 года N 2412-О и др.).

Следовательно, часть первая статьи 100 ГПК Российской Федерации не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать жалобу гражданина Фёдорова Алексея Леонидовича в части оспаривания конституционности части первой статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесения предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фёдорова Алексея Леонидовича в части оспаривания конституционности части второй статьи 236 Трудового кодекса Российской Федерации и части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Обзор документа


При восстановлении гражданина на работе суд взыскал в его пользу средний заработок за время вынужденного прогула. Решение исполнено с задержкой. Работник потребовал проценты. Суды отклонили иск, так как взысканные суммы работодатель изначально не начислял. ТК не предусматривал на тот момент его материальной ответственности за неисполнение решения суда.

КС напомнил, что примененная в деле норма уже изменена. Ранее она была признана неконституционной, поскольку не обеспечивала взыскания с работодателя процентов при задержке присужденных работнику выплат. Теперь проценты (денежная компенсация) начисляются на все несвоевременно начисленные работнику выплаты, в том числе при задержке исполнения решения суда о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: