Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 1 июня 2022 г. N С01-65/2022 по делу N СИП-548/2021 Суд отменил вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны знаку обслуживания, поскольку суду следовало самостоятельно, в пределах своей компетенции, установить, кому из лиц, участвующих в деле, принадлежит исключительное авторское право на противопоставленное произведение, несмотря на то обстоятельство, что предметом рассмотрения дела являлась законность принятого Роспатентом решения

Обзор документа

Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 1 июня 2022 г. N С01-65/2022 по делу N СИП-548/2021 Суд отменил вынесенное ранее решение суда первой инстанции об отказе в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны знаку обслуживания, поскольку суду следовало самостоятельно, в пределах своей компетенции, установить, кому из лиц, участвующих в деле, принадлежит исключительное авторское право на противопоставленное произведение, несмотря на то обстоятельство, что предметом рассмотрения дела являлась законность принятого Роспатентом решения

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2022 года.

Полный текст постановления изготовлен 01 июня 2022 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего - председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.;

членов президиума: Данилова Г.Ю., Химичева В.А., Рассомагиной Н.Л.;

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Цветковой П.А. -

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Пахилко Карины Юрьевны (г. Санкт-Петербург, ОГРНИП 309784721100262) на решение Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2021 по делу N СИП-548/2021

по заявлению индивидуального предпринимателя Пахилко Карины Юрьевны о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 15.03.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны знаку обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 697484.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Вахитов Руслан Нагимович (г. Санкт-Петербург, ОГРНИП 317784700264905).

В судебном заседании приняли участие представители:

от индивидуального предпринимателя Пахилко Карины Юрьевны - Голубева А.В. (по доверенности от 27.12.2021);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Пичугина Д.К. (по доверенности от 24.02.2022 N 04/32-391/41);

от индивидуального предпринимателя Вахитова Руслана Нагимовича - Дьячкова Е.Н. (по доверенности от 13.12.2020).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

индивидуальный предприниматель Пахилко Карина Юрьевна обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 15.03.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны знаку обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 697484.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен индивидуальный предприниматель Вахитов Руслан Нагимович.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2021 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, Пахилко К.Ю. просит отменить решение суда первой инстанции.

Роспатент и Вахитов Р.Г. представили отзывы на кассационную жалобу, в которых не признали изложенные в ней доводы, просили отказать в ее удовлетворении.

Определением от 24.02.2022 кассационная жалоба Пахилко К.Ю. принята к производству президиума Суда по интеллектуальным правам, и на 21.04.2022 назначено судебное заседание по ее рассмотрению.

Определением президиума Суда по интеллектуальным правам от 21.04.2022 удовлетворено ходатайство Пахилко К.Ю. об отложении судебного разбирательства, мотивированное невозможностью явки в судебное заседание ее представителя по уважительной причине. Судебное разбирательство по рассмотрению кассационной жалобы отложено на 30.05.2022.

Заявитель кассационной жалобы 27.05.2022 в 17 часов 52 минут по системе "Мой арбитр" направил в суд дополнение к кассационной жалобе с приложениями в виде дополнительных доказательств по делу.

В судебное заседание президиума Суда по интеллектуальным правам 30.05.2022 явился представитель Вахитова Р.Г.

Представители Пахилко К.Ю. и административного органа приняли участие в судебном заседании посредством использования системы веб-конференции информационной системы "Картотека арбитражных дел" (онлайн-заседания).

В судебном заседании 30.05.2022 представитель Пахилко К.Ю. ходатайствовал о приобщении к материалам дела дополнений к кассационной жалобе, дополнительных доказательств, направленных 27.05.2022.

Президиум Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отказал в приобщении к материалам дела дополнений к кассационной жалобе вследствие несоблюдения Пахилко К.Ю. установленных статьей 277 данного Кодекса требований о заблаговременном направлении документов в адрес иных лиц, участвующих в деле, а также отказал в приобщении представленных Пахилко К.Ю. дополнительных доказательств ввиду отсутствия у суда кассационной инстанции полномочий по их оценке (пункты 29, 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 13 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции").

Представитель Пахилко К.Ю. поддержал изложенные в кассационной жалобе доводы, просил ее удовлетворить.

Представители Роспатента, Вахитова Р.Г. возражали против удовлетворения кассационной жалобы, считая оспариваемое решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Президиум Суда по интеллектуальным правам проверил законность обжалуемого судебного акта в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены обжалуемого судебного акта, предусмотренных частью 4 статьи 288 названного Кодекса.

Как установил суд первой инстанции и следует из материалов дела, Вахитов Р.Г. является правообладателем знака обслуживания " ", зарегистрированного 11.02.2019 по свидетельству Российской Федерации N 697484 с приоритетом от 03.07.2018 в отношении услуг 35-го класса "демонстрация товаров; продвижение продаж для третьих лиц; услуги магазинов по розничной, оптовой продаже товаров; услуги розничной, оптовой продажи товаров с использованием телемагазинов или Интернет-сайтов; услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]; организация торговых ярмарок в коммерческих или рекламных целях; презентация товаров на всех медиасредствах с целью розничной продажи" Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков.

В Роспатент 06.11.2020 поступило возражение Пахилко К.Ю. против предоставления правовой охраны знаку обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 697484, мотивированное несоответствием его регистрации требованиям пункта 8, подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В обоснование поданного возражения Пахилко К.Ю. ссылалась на то, что ей принадлежат коммерческое обозначение, используемое до даты приоритета спорного знака обслуживания для индивидуализации однородных услуг, сходное со спорным знаком обслуживания, а также исключительные права на изобразительные элементы спорного знака обслуживания.

По результатам рассмотрения упомянутого возражения Роспатент 15.03.2021 принял решение об отказе в его удовлетворении.

При принятии данного решения в отношении требований Пахилко К.Ю., основанных на нормах пункта 8 статьи 1483 ГК РФ, Роспатент исходил из следующего.

Спорный знак обслуживания " " является комбинированным, содержит словесные элементы "БЕЛОРУССКИЙ ДВОРИК"; "С нами вкусно", выполненные оригинальными шрифтами буквами кириллического алфавита. Словесные элементы знака обслуживания вписаны в окружность и расположены на фоне стилизованного изображения бересты и веток березы. В правой и левой частях обозначения располагаются стилизованные изображения национальных белорусских узоров.

Проанализировав представленные подателем возражения документы, административный орган установил, что Пахилко К.Ю. является арендатором нежилых помещений, расположенных в городе Санкт-Петербурге (по указанным адресам, в указанные периоды): ул. Будапештская, д. 33 (2017 год); ул. Комсомола, д. 35 (2015 - 2019 годы), Гражданский просп., д. 80, к. 1А, пом. 2Н (2017 - 2019 годы), Московский просп., д. 197А (2017 год), просп. Науки, д. 14 (2017 год), ул. С. Ковалевской, д. 11 (2016 - 2017 годы). В качестве назначения помещений в договорах аренды указано: "под магазин продовольственных и промышленных товаров".

Наряду с подателем возражения, арендатором ряда упомянутых помещений выступал индивидуальный предприниматель Мозокин А.В. (ул. Будапештская, д. 33; ул. Бронницкая, д. 15; Зеленогорск, просп. Ленина, 24; просп. Ветеранов, 43, лит. А; Прибрежная, д. 4; Сестрорецк, ул. Токарева, д. 24; ул. Большая Пушкарская, д. 1/8; просп. Науки, д. 14; ул. Славы, 21; просп. Стачек, д. 2/2). По указанным адресам Мозокиным А.В. получены разрешения на размещение вывесок и зарегистрирована контрольно-кассовая техника.

Пахилко К.Ю. также представила в материалы административного дела заключенный с Мозокиным А.В. договор о сотрудничестве в сфере развития сети продовольственных магазинов "Белорусский дворик" ("Белорусские продукты") от 04.03.2016 N 2, согласно пункту 2.1.1.1 которого стороны вправе совместно использовать коммерческие обозначения "Белорусский дворик", "Белорусские продукты", ТД "Белорусский дворик", исключительные права на которые принадлежат заявителю. При этом Мозокину А.В. предоставлено право использования коммерческого обозначения для индивидуализации своего имущественного комплекса.

В результате анализа представленного Пахилко К.Ю. договора простого товарищества от 04.09.2017 и дополнительного соглашения к нему от 03.12.2018 Роспатент установил, что право использования противопоставленного обозначения в своей предпринимательской деятельности получили также индивидуальный предприниматель Медников В.В. и индивидуальный предприниматель Фролова О.А.

Установление указанных обстоятельств явилось основанием для вывода административного органа о совместном использовании обозначения "Белорусский дворик" Пахилко К.Ю., Мозокиным А.В., Медниковым В.В. и Фроловой О.А. и, как следствие, о невозможности установления конкретного лица, которое использовало указанное обозначение для индивидуализации своего имущественного комплекса.

Кроме того, Роспатент определил, что податель возражения не представил сведения об известности противопоставленного обозначения до даты приоритета спорного знака обслуживания. Прилагаемые к возражению рекламные материалы в виде договоров заказа, бейджей, этикеток и пакетов были оценены административным органом как исходящие от самого подателя возражения и не способные по этой причине подтвердить известность обозначения в пределах определенной территории.

Административный орган также пришел к выводу о том, что представленные подателем возражения документы не позволяют сделать вывод об использовании данного обозначения для индивидуализации конкретного предприятия, осуществляющего деятельность, однородную услугам, в отношении которых зарегистрирован спорный знак обслуживания.

Так, Роспатент указал, что договор на поставку партии товаров в адрес подателя возражения не подтверждает факт их последующей реализации и фактического введения в гражданский оборот. Кроме того, податель возражения не представил договоры на монтаж вывесок, соответствующих полученным разрешениям, а представленные документы содержат преимущественно компьютерный монтаж вывески, сделанный на фотографии фасада здания.

Административный орган отметил, что разрешения на монтаж вывесок, рекламная продукция, фотоснимки фасадов зданий, например " ", свидетельствуют об одновременном использовании заявителем нескольких обозначений для индивидуализации своего имущественного комплекса. При этом обозначение "БЕЛОРУССКИЕ ПРОДУКТЫ" выполнено крупным шрифтом, доминирует во внешнем оформлении фасадов магазинов, а комбинированное обозначение "Белорусский дворик", напротив, выглядит мелким декоративным элементом оформления, словесная часть которого трудно читается.

Таким образом, Роспатент счел, что именно обозначение "БЕЛОРУССКИЕ ПРОДУКТЫ" в первую очередь привлекает внимание потребителей и запоминается ими.

При таких обстоятельствах административный орган пришел к выводу о том, что представленные подателем возражения документы не подтверждают наличие у него исключительного права на сходное до степени смешения со спорным знаком обслуживания коммерческое обозначение на дату приоритета спорного знака обслуживания, в связи с чем отсутствуют основания для признания регистрации спорного знака обслуживания противоречащей требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

В отношении содержащихся в возражении доводов Пахилко К.Ю. о несоответствии регистрации спорного знака обслуживания требованиям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ и представленных в подтверждение данного довода документов Роспатент пришел к выводу о наличии спора об авторском праве между Пахилко К.Ю. и правообладателем спорного знака обслуживания. В связи с этим административный орган указал, что он не уполномочен разрешать данный спор в рамках рассмотрения поданного возражения, таким образом, отказал в его удовлетворении по указанному основанию.

Не согласившись с названным ненормативным правовым актом, Пахилко К.Ю. обратилась в Суд по интеллектуальным правам с заявлением, в котором просила признать недействительным решение Роспатента от 15.03.2021, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны знаку обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 697484.

Суд первой инстанции рассмотрел дело по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, установление соответствия оспариваемого акта требованиям закона и иных нормативных актов, а также нарушения этим актом прав и законных интересов заявителя (часть 1 статьи 198, часть 4 статьи 200 названного Кодекса).

Суд первой инстанции признал, что, принимая оспариваемый ненормативный правовой акт, Роспатент действовал в рамках предоставленных ему полномочий.

При проверке законности оспариваемого ненормативного правового акта суд первой инстанции руководствовался нормами пункта 8, подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ в совокупности с положениями пункта 2 статьи 1248, пункта 6 статьи 1252, статей 1512, 1513, пункта 1 статьи 1538, пункта 1 статьи 1539, пункта 2 статьи 1540 указанного Кодекса, Правилами составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденными приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482, положениями пунктов 137, 138, 177 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10).

В отношении соответствия решения Роспатента от 15.03.2021 нормам пункта 8 статьи 1483 ГК РФ суд первой инстанции отметил следующее.

Доказательства, предоставленные Пахилко К.Ю. совместно с возражением, не подтверждают, что обозначение "Белорусский дворик" в качестве коммерческого обозначения использовала именно она и для индивидуализации конкретного предприятия. В связи с этим суд первой инстанции обратил внимание на имеющиеся в материалах дела договоры аренды помещений, арендаторами по которым выступала как Пахилко К.Ю., так и Мозокин А.В., договор о сотрудничестве (партнерстве) от 04.03.2016 N 2 между указанными лицами, предусматривающий совместное использование названного обозначения; договор простого товарищества (партнерское соглашение) от 04.09.2017 и соглашение о вводе нового участника (товарища) от 03.12.2018 в отношении Медникова В.В. и Фроловой О.А., также предусматривающее совместное использование обозначений "Белорусский дворик", "Белорусские продукты", ТД "Белорусский дворик".

Суд первой инстанции указал, что Пахилко К.Ю. не представила доказательства наличия у нее необходимого имущественного комплекса, индивидуализируемого каким-либо используемым именно ею коммерческим обозначением.

По мнению суда первой инстанции, представленные Пахилко К.Ю. документы не свидетельствуют о длительном и (или) интенсивном использовании обозначения "Белорусский дворик" до даты приоритета спорного знака обслуживания.

В связи с этим суд первой инстанции отметил, что представленные Пахилко К.Ю. договоры аренды и субаренды и приложения к ним (содержащие фотоизображения вывески "БЕЛОРУССКИЕ ПРОДУКТЫ" и компьютерный монтаж вывески "Белорусский дворик") не подтверждают фактическое длительное и (или) интенсивное использование Пахилко К.Ю. обозначения "Белорусский дворик" на определенной территории в качестве коммерческого, для индивидуализации какого-либо имущественного комплекса.

Суд первой инстанции счел заслуживающим внимания довод административного органа о том, что договоры на монтаж вывесок, соответствующих полученным разрешениям, не представлены, а из приложений к договорам аренды и субаренды следует лишь то, что в отношении вывески "Белорусский дворик" сделан компьютерный монтаж фасада здания.

Проанализировав материалы административного дела, суд первой инстанции также счел обоснованной ту позицию Роспатента, что полученные в результате исследования обозначения "Белорусский дворик" в поисковых системах "Яндекс", "Майл.ру" и "Гугл" данные, содержащие ссылки на сайты, указывающие на сеть магазинов "Белорусский дворик", не подтверждают факт известности коммерческого обозначения на дату приоритета спорного знака обслуживания, поскольку базы данных указанных поисковых систем ежеминутно обновляются и содержат только актуальный массив информации.

По мнению суда первой инстанции, также не подтверждается известность коммерческого обозначения "Белорусский дворик" публикацией рекламной статьи в издании "Комсомольская правда" от 30.11.2016 со ссылкой на сеть магазинов "Белорусский дворик", так как одно упоминание в прессе за несколько лет до даты приоритета спорного знака обслуживания не может служить достаточным доказательством фактического использования и известности обозначения "Белорусский дворик" (т.е. доказательством возникновения одноименного коммерческого обозначения).

В отношении представленных ретроспективных сведений из поисковой системы "Гугл" суд первой инстанции установил, что за период до даты приоритета спорного знака обслуживания поисковая система содержит только две ссылки на сайты магазинов "Белорусский дворик", что, по мнению суда первой инстанции, не доказывает известность обозначения потребителям даже в пределах отдельного региона.

В связи с изложенным суд первой инстанции заключил, что представленные Пахилко К.Ю. в Роспатент материалы не доказывают наличие у нее права на сходное до степени смешения со спорным знаком обслуживания коммерческое обозначение на дату приоритета упомянутого знака.

В отношении представленных Пахилко К.Ю. в ходе судебного разбирательства дополнительных материалов, включающих в себя договоры купли-продажи, договоры поставки, торговые контракты, паспорта сделок, заявления о ввозе товаров и уплате косвенных налогов, уведомления, предписания, постановления и иные процессуальные документы по делам об административных правонарушениях, суд первой инстанции отметил, что указанные документы не являлись предметом рассмотрения в Роспатенте и не опровергают выводы административного органа, сделанные по результатам рассмотрения возражения Пахилко К.Ю.

Суд первой инстанции исходил из того, что предметом представленных Пахилко К.Ю. договоров купли-продажи (включая внешнеторговые договоры), договоров поставки и аналогичных контрактов является приобретение Пахилко К.Ю. продуктов питания в целях реализации их на территории Российской Федерации. Ни в одном из представленных соглашений не упоминается обозначение "Белорусский дворик" и не содержится указания на то, что приобретаемые продукты питания реализуются через одноименную сеть магазинов.

Представленные Пахилко К.Ю. паспорта сделок также подтверждают факт ввоза товаров в Российскую Федерацию из Республики Беларусь, однако не содержат каких-либо указаний на использование этим лицом в своей предпринимательской деятельности коммерческого обозначения "Белорусский дворик".

Таким образом, суд первой инстанции заключил, что названные выше документы не могут служить доказательством возникновения у Пахилко К.Ю. исключительного права на коммерческое обозначение.

В отношении представленных Пахилко К.Ю. чеков, датируемых 27 и 28 апреля 2018 г., суд первой инстанции признал, что данными доказательствами не подтверждается осуществление этим лицом деятельности под коммерческим обозначением "Белорусский дворик" по реализации товаров потребителям. Суд первой инстанции указал, что из расчетных документов невозможно установить, какая деятельность осуществлялась Пахилко К.Ю., а также отметил, что часть представленных чеков не поддается прочтению ввиду плохого качества документа.

Суд первой инстанции обратил внимание на то, что большая часть представленных Пахилко К.Ю. постановлений об административных правонарушениях, а также предписаний о демонтаже вывесок относится к периоду 2016 - 2017 годов, что подтверждает факт прекращения использования заявителем обозначения "Белорусский дворик" на вывесках более чем за год до даты приоритета спорного знака обслуживания.

В связи с этим суд первой инстанции признал, что, поскольку Пахилко К.Ю. не представила доказательства установки новых вывесок, содержащих данное обозначение, Роспатент правомерно пришел к выводу об отсутствии доказательств наличия у нее исключительного права на коммерческое обозначение "Белорусский дворик" на дату приоритета спорного знака обслуживания.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания правовой охраны спорного знака обслуживания недействительной на основании пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Анализируя решение Роспатента от 15.03.2021 на соответствие подпункту 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ, суд первой инстанции обратил внимание на следующие обстоятельства.

Пахилко К.Ю. представила договор авторского заказа на разработку логотипа, сходного со спорным знаком обслуживания, а также протоколы осмотра доказательств - переписки по электронной почте с адресов, на которые согласно договору авторского заказа должны были приходить письма с вариантами исполнения заказанного объекта авторского права. В указанных протоколах присутствуют изображения различных фигур, национального белорусского орнамента, словесные элементы "БЕЛОРУССКИЙ ДВОРИК", выполненные буквами русского алфавита, зеленого цвета на фоне бересты и березовой ветки. Итоговый проект "Фирменный стиль для компании ТД "Белорусский дворик" принят заказчиком по акту приема-передачи в 2014 году.

Суд первой инстанции также отметил, что из материалов административного дела усматривается, что при рассмотрении возражения в Роспатенте присутствовал исполнитель по договору авторского заказа - Неверов Д.А., который устно подтвердил создание им в период, предшествующий 2014 году, произведения дизайна - логотипа с изображением бересты и березовой ветки, поверх которых нанесены словесные элементы "Белорусский дворик", а также орнамента и изобразительных элементов сельских домиков.

Вместе с тем суд первой инстанции обратил внимание на доводы правообладателя спорного знака обслуживания и, в частности, отметил, что, по мнению Вахитова Р.Н., в противопоставленном Пахилко К.Ю. логотипе, состоящем из стилизованного изображения бересты и ветки березы, отсутствуют признаки оригинальности и творческого труда автора. Данный довод мотивирован тем, что сходное до степени смешения произведение существовало ранее 2014 года и представляет собой векторный рисунок, размещение которого на сайтах в 2011 году подтверждается представленными в Роспатент скриншотами страниц интернет-сайтов по адресам: www.alfaday.net и http://www.megroo.ru.

Суд первой инстанции также учел, что Вахитов Р.Н. представил заявление Ильиной Н.Н. о том, что ею был создан эскиз, послуживший основой для создания рекламных материалов, а в последующем - для изобразительного элемента знака обслуживания по свидетельству Российской Федерации N 697484. Указанный в заявлении договор был приложен правообладателем к отзыву и не содержит в качестве приложения какого-либо эскиза. Вместе с тем правообладатель спорного знака обслуживания также представил договор аренды помещения, заключенный Ильиной Н.Н. от 01.09.2011, а также письмо от Ильиной Н.Н. от 05.03.2012 в адрес арендодателя о согласовании размещения рекламной треноги, на которой изображено сходное со спорным знаком обслуживания обозначение, состоящее из круга, березовых листьев, словесных элементов "Белорусский дворик".

В ходе рассмотрения возражения Пахилко К.Ю. от 06.11.2020 Роспатент констатировал наличие спора об авторском праве между Пахилко К.Ю. и Вахитовым Р.Н. и отсутствие собственной компетенции на разрешение такого рода спора и по этой причине не исследовал доводы Пахилко К.Ю., основанные на положениях подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Суд первой инстанции счел упомянутый вывод Роспатента законным и обоснованным, в связи с чем отметил, что пределы судебного разбирательства по настоящему делу ограничиваются проверкой законности оспариваемого решения административного органа, а вопрос об установлении принадлежности исключительного права на объект авторского права не входит в предмет разбирательства по настоящему делу.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции не усмотрел оснований для признания решения Роспатента от 15.03.2021 недействительным.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиум Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверил соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 названного Кодекса основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявил.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявитель не оспаривает выводы суда первой инстанции о полномочиях Роспатента на принятие оспариваемого ненормативного правового акта, о применимом законодательстве.

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции не проверяется.

По мнению заявителя кассационной жалобы, им представлены достаточные доказательства в обоснование довода о наличии у него права на коммерческое обозначение, сходное со спорным знаком обслуживания, используемое для индивидуализации услуг, в отношении которых зарегистрировано спорное средство индивидуализации.

В связи с этим Пахилко К.Ю. выражает несогласие с оценкой судом первой инстанции представленных доказательств, свидетельствующих, по мнению заявителя кассационной жалобы, о несоответствии решения Роспатента требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Пахилко К.Ю. также утверждает, что суд первой инстанции не исследовал вопрос о принадлежности ей исключительного права на объект авторского права, идентичный комбинированному обозначению, зарегистрированному в качестве спорного знака обслуживания.

Так, по мнению заявителя кассационной жалобы, решение суда первой инстанции не содержит выводов в отношении сходства сравниваемых обозначений - спорного знака обслуживания и изображений, исключительные права на которые принадлежат Пахилко К.Ю.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационной жалобе и в возражениях на нее, выслушав мнение сторон, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемом судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к следующим выводам.

В отношении довода Пахилко К.Ю. о противоречии решения суда первой инстанции положениям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает следующее.

Согласно пункту 8 статьи 1483 ГК РФ не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

В соответствии с пунктом 6 статьи 1252 ГК РФ, если различные средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение) оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, преимущество имеет средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее.

Обладатель такого исключительного права может в порядке, установленном ГК РФ, требовать признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку (знаку обслуживания) либо полного или частичного запрета на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.

Таким образом, закон запрещает в отношении однородных товаров и/или услуг регистрацию в качестве товарного знака обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации коммерческим обозначением, право на которое возникло ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Как следует из пункта 1 статьи 1538 ГК РФ, юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели могут использовать для индивидуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий коммерческие обозначения, не являющиеся фирменными наименованиями и не подлежащие обязательному включению в учредительные документы и в единый государственный реестр юридических лиц.

На основании пункта 1 статьи 1539 ГК РФ правообладателю принадлежит исключительное право использования коммерческого обозначения в качестве средства индивидуализации принадлежащего ему предприятия любым не противоречащим закону способом (исключительное право на коммерческое обозначение), в том числе путем указания коммерческого обозначения на вывесках, бланках, в счетах и на иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Как указано в абзаце четвертом пункта 177 Постановления N 10, исключительное право использования коммерческого обозначения на основании пункта 1 статьи 1539 ГК РФ принадлежит правообладателю, если такое обозначение обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Таким образом, в рамках рассмотрения настоящего дела судом первой инстанции должно быть установлено: существует ли спорное обозначение, используется ли оно конкретным лицом для индивидуализации конкретного предприятия, с какого момента такое использование началось и продолжается ли его использование. Кроме того, следует установить, обладает ли коммерческое обозначение достаточными различительными признаками и имеются ли доказательства приобретения коммерческим обозначением известности на определенной территории.

При этом должна быть установлена вся совокупность вышеназванных условий. В случае недоказанности наличия хотя бы одного из этих условий исключительное право на коммерческое обозначение не может считаться возникшим.

С учетом приведенных норм материального права и изложенных подателем возражения доводов для применения пункта 8 статьи 1483 ГК РФ заявителю кассационной жалобы необходимо было доказать, что обозначение "Белорусский дворик" обладает достаточными различительными признаками и его употребление правообладателем для индивидуализации своего предприятия является известным в пределах определенной территории.

Оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованным выводам о том, что такие документы не свидетельствуют о наличии у Пахилко К.Ю. исключительного права на коммерческое обозначение "Белорусский дворик".

Президиум Суда по интеллектуальным права отмечает, что указанные выводы суда первой инстанции мотивированы со ссылкой на применимые нормы материального права и основаны на имеющихся в деле доказательствах согласно требованиям статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В отношении дополнительно представленных в суде первой инстанции доказательств президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что в соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 137 Постановления N 10, при рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых по результатам рассмотрения возражений, податель возражения вправе представлять доказательства, которые не были предметом исследования административного органа при вынесении оспариваемого решения, для опровержения выводов этого органа, не дополняя при этом изначально поданное возражение, заявление новыми доводами (основаниями). Документы, дополняющие изначально поданное возражение, заявление, могут быть положены в основу самостоятельного возражения, заявления.

При таких обстоятельствах дополнительные документы, представленные Пахилко К.Ю. в обосновании своих доводов, не подлежали приобщению судом первой инстанции к материалам дела и не должны были являться предметом его оценки, в связи с чем выводы суда первой инстанции по результатам оценки дополнительных документов подлежат исключению из мотивировочной части решения суда.

Между тем указанные обстоятельства не порочат выводы суда о соответствии обжалованного заявителем ненормативного правового акта требованиям пункта 8 статьи 1483 ГК РФ.

Выводы суда в этой части отвечают требованиям Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о законности и мотивированности судебного акта.

Вместе с тем президиум Суда по интеллектуальным правам считает обоснованным довод Пахилко К.Ю. о несоответствии нормам процессуального права решения суда первой инстанции, который фактически не рассмотрел вопросы принадлежности заявителю кассационной жалобы исключительного права на объект авторского права, а также о сходстве данного объекта со спорным знаком обслуживания. Из упомянутых доводов кассационной жалобы следует, что Пахилко К.Ю. указывает на противоречие решения суда первой инстанции положениям подпункта 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492 Кодекса) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Пунктом 1 статьи 1225 ГК РФ к результатам интеллектуальной деятельности отнесены, в частности, произведения науки, литературы и искусства, интеллектуальные права на которые являются авторскими правами (пункт 1 статьи 1225 Кодекса).

Как разъяснено в пункте 3 Постановления N 10, споры о том, кто является автором результата интеллектуальной деятельности, рассматриваются судами общей юрисдикции как не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, за исключением споров об авторстве изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений и секретов производства (ноу-хау), которые с учетом подпункта 5 пункта 1, абзаца второго пункта 2 статьи 1398, глав 73 и 75 ГК РФ, пункта 6 части 6 статьи 27, абзаца пятого пункта 2 части 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подсудны Суду по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Пунктом 1 статьи 1248 ГК РФ предусмотрено, что споры, связанные с защитой нарушенных или оспоренных интеллектуальных прав, рассматриваются и разрешаются судом.

Таким образом, вопрос об установлении прав на результаты интеллектуальной деятельности не относится к компетенции Роспатента и должен быть разрешен судом.

При таких обстоятельствах суду первой инстанции следовало самостоятельно в пределах своей компетенции установить, кому из лиц, участвующих в деле, принадлежит исключительное авторское право на противопоставленное произведение, несмотря на то обстоятельство, что предметом рассмотрения настоящего дела являлась законность принятого Роспатентом решения.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях президиума Суда по интеллектуальным правам от 18.05.2020 по делу N СИП-24/2019, от 21.03.2022 по делу N СИП-319/2021.

Более того, в данном случае вопрос о принадлежности исключительного авторского прав на противопоставленное произведение рассматривается не сам по себе как спор об авторстве, а в рамках дела по спору о прекращении правовой охраны знака обслуживания, отнесенного к компетенции Суда по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции пунктом 2 части 4 статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 3 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации нарушение или неправильное применение норм материального права является основанием для изменения или отмены решения, постановления арбитражного суда, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения, постановления.

По результатам проверки законности обжалуемого решения суда первой инстанции президиум Суда по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для отмены судебного акта ввиду неправильного применения норм процессуального права.

Поскольку для принятия обоснованного и законного решения требуются исследование и оценка доказательств, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело подлежит передаче на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Принимая во внимание решение Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации от 13.12.2021 о прекращении с 20.12.2021 полномочий судьи Суда по интеллектуальным правам Ерина А.А. на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 N 3132-I "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с уходом в отставку, дело подлежит рассмотрению в ином судебном составе.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо устранить отмеченные недостатки, исследовать и оценить существенные для правильного рассмотрения дела и входящие в предмет доказывания обстоятельства, дать оценку всем доводам и возражениям лиц, участвующих в деле, результаты такой оценки изложить в судебном акте и принять мотивированное и обоснованное решение в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

ПОСТАНОВИЛ:

решение Суда по интеллектуальным правам от 16.11.2021 по делу N СИП-548/2021 отменить.

Дело N СИП-548/2021 направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции в ином судебном составе.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Пахилко Карине Юрьевне из федерального бюджета 2 850 (две тысячи восемьсот пятьдесят) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 17.01.2022 N 77 при подаче кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

Председательствующий Л.А. Новоселова
Члены президиума Г.Ю. Данилов
    В.А. Химичев
    Н.Л. Рассомагина

Обзор документа


Предприниматель возражала против чужого знака обслуживания "Белорусский дворик". Она утверждала, что первая начала использовать сходное коммерческое обозначение для своего магазина. Роспатент не удовлетворил возражение, так как обозначение совместно использовало еще несколько предпринимателей, а не только заявитель. Не представлены договоры на монтаж вывесок. В оформлении фасадов доминирует обозначение "БЕЛОРУССКИЕ ПРОДУКТЫ", а спорное словосочетание выглядит мелким декоративным элементом. Также Роспатент указал на наличие между заявителем и его конкурентом спора об авторском праве, который должен рассматриваться в суде. Суд по интеллектуальным правам согласился с недоказанностью прав заявителя на коммерческое обозначение, но его авторские права на произведение устанавливать не стал. Он указал, что в предмет разбирательства входит законность решения Роспатента, а не спор об авторстве.

Президиум СИП отменил решение и направил дело на пересмотр. СИП должен был установить, кому из сторон принадлежит авторство, так как этот вопрос рассматривается не сам по себе, а в деле о прекращении правовой охраны знака обслуживания. Заявитель представила договор авторского заказа на разработку логотипа, сходного со спорным знаком обслуживания, и переписку по поводу исполнения этого договора. Конкурент указал, что задолго до этого обозначение было размещено в Интернете, что подтверждается скриншотами страниц сайтов.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: