Продукты и услуги Информационно-правовое обеспечение ПРАЙМ Документы ленты ПРАЙМ Решение Суда по интеллектуальным правам от 1 апреля 2022 г. по делу N СИП-1296/2021 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку материалами дела не доказан факт известности обозначения на дату приоритета спорного товарного знака в качестве названия сорта кофе, у среднего российского потребителя на заявленную дату не могли сложиться не соответствующие действительности ассоциации относительно качества и свойства товаров, маркированных оспариваемым товарным знаком

Обзор документа

Решение Суда по интеллектуальным правам от 1 апреля 2022 г. по делу N СИП-1296/2021 Суд отказал в признании недействительным решения Роспатента, принятого по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, поскольку материалами дела не доказан факт известности обозначения на дату приоритета спорного товарного знака в качестве названия сорта кофе, у среднего российского потребителя на заявленную дату не могли сложиться не соответствующие действительности ассоциации относительно качества и свойства товаров, маркированных оспариваемым товарным знаком

Именем Российской Федерации

Резолютивная часть решения объявлена 29 марта 2022 года.

Полный текст решения изготовлен 1 апреля 2022 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи Сидорской Ю.М.,

судей Березиной А.Н., Лапшиной И.В.

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Казимзаде А.М.

рассмотрел в открытом судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью "Импортеры элитного кофе" (пер. 1-й Кирпичный, д. 4, стр. 6, пом. 1, Москва, 105117, ОГРН 1147746260815) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 05.09.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения от 13.05.2021 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 309262.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Элитные сорта" (ул. 5-я Нововатутинаская, д. 9, эт. 1, пом. 1, Десеновское поселение, Москва, 108818, ОГРН 1027739304471).

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью "Импортеры элитного кофе" - Гжимек Д.С., Марканов Д.Ю. (по доверенности от 01.11.2021);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности - Козача А.С. (по доверенности от 02.04.2021);

от общества с ограниченной ответственностью "Элитные сорта" - Туленинов А.Н., Байкова Е.А. (по доверенности от 28.08.2020).

Суд по интеллектуальным правам

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "Импортеры элитного кофе" (далее - общество "Импортеры элитного кофе") обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 05.09.2021, принятого по результатам рассмотрения возражения от 13.05.2021 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 309262.

На основании статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью "Элитные сорта" (далее - общество "Элитные сорта").

Заявитель полагает, что оспариваемое решение Роспатента противоречит положениям пунктов 1 и 3 статьи 6 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (далее - Закон о товарных знаках), поскольку словесный элемент "Esmeralda" для товаров 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее - МКТУ) "кофе, напитки кофейные" спорного товарного знака является неохраняемым, а вывод о том, что заявитель не доказал описательный характер спорного обозначения является неверным.

По мнению общества "Импортеры элитного кофе", Роспатент, признавая товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 309262 имеющим различительную способность, не принял во внимание следующие доказательства: распечатку с официального сайт производителя "Hacienda La Esmeralda", наличие дипломов и сертификатов на кофе, упоминание кофе "Esmeralda Geisha" в печатных изданиях и интернет-источниках, предложения к продаже.

Заявитель полагает, что в настоящем случае Роспатент проявил необъективный подход при оценке доказательств, так как отклонил в качестве доказательства распечатку с официального сайта производителя "Hacienda La Esmeralda", мотивируя это тем, что указанная информация содержится на англоязычном сайте, что не может свидетельствовать о широкой доступности сведений, расположенных на нем, среднему российскому потребителю. Необоснованное отклонение указанного доказательства, по мнению общества "Импортеры элитного кофе", не позволило Роспатенту установить факт известности потребителю, а также начало использования спорного обозначения - до даты приоритета спорного товарного знака.

Что касается относимости представленных в материалы административного дела дипломов к виду кофе "Esmeralda", заявитель поясняет, что в них речь идет о номинировании продукции - кофе, а не компании "Hacienda La Esmeralda", что также подтверждается распечатками из интернет-источников.

Кроме этого общество "Импортеры элитного кофе" выражает свое несогласие с выводами административного органа в отношении таких доказательств, как печатные издания, поскольку заявитель подтверждает период использования обозначения "Esmeralda" как сорта кофе не датой подписания в печать, а непосредственно самим содержанием из книги.

Резюмируя изложенное, заявитель указывает, что Роспатент не исследовал в полном объеме представленные в материалы административного дела доказательства и необоснованно не принял их во внимание.

По мнению заявителя, административный орган сделал неверный вывод о том, что материалами дела не доказана способность спорного обозначения ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителей и места происхождения товаров. Общество "Импортеры элитного кофе" обращает внимание, что вывод административного органа о том, что представленные материалы не содержат доказательств того, что заявитель и компании осуществляют совместную деятельность по производству панамского кофе "Esmeralda", что позволило бы признать их единым источником происхождения данных товаров, нормативно не обоснован, поскольку для целей доказывания признания словесного элемента "Esmeralda" как сорта кофе (вида товара), не требовалось установления указанных выше обстоятельств.

В отзыве на заявление Роспатент указывает, что доводы заявителя являются необоснованными и не соответствуют нормам действующего законодательства в области правовой охраны товарных знаков, в связи с чем просит в удовлетворении заявленных требований отказать.

Возражая против доводов заявителя о неисследовании Роспатентом в полном объеме представленных в материалы дела доказательств, административный орган отмечает, что на страницах 10-11 оспариваемого решения приведен анализ представленных с возражением документов с целью проверки, подтверждают ли они несоответствие предоставления правовой охраны спорному товарному знаку пункту 1 статьи 6 Закона о товарных знаках.

В отношении наличия оснований для применения пункта 3 статьи 6 Закона о товарных знаках Роспатент считает, что им установлено, что представленные материалы не содержат доказательств, свидетельствующих о том, что до даты приоритета спорного товарного знака на территории Российской Федерации компания "Hacienda La Esmeralda" осуществляла производство товаров 30-го класса МКТУ "кофе", маркируемых оспариваемым товарным знаком.

Третье лицо, правообладатель товарного знака - общество "Элитные сорта" представило отзыв на заявление, в котором выразило свое несогласие с доводами общества "Импортеры элитного кофе".

По мнению третьего лица, применительно к спорному товарному знаку обозначением, представляющим вид товара, его простым наименованием, является обозначение "кофе" и именно оно не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака как видовое наименование. При этом обозначение "Esmeralda" не является видом товара, более того, не идентифицируется само по себе применительно к какому-либо товару без указания на конкретный вид такого товара - кофе. Указанное обозначение является фантазийным, поскольку не указывает на вид товара, не описывает его свойства, состав и назначение.

Общество "Элитные сорта" также обращает внимание суда на то, что при наличии на рынке Российской Федерации кофе под обозначением "Esmeralda" имеющего различные качественные характеристики, место происхождения и производителей, у российских потребителей не могла возникнуть устойчивая взаимно-однозначная ассоциативная связи между указанным обозначением и конкретным единственным производителем или местом производства.

Заявитель представил письменные пояснения, в которых отмечает, что элемент "Esmeralda" указывает на сорт кофе и может быть включен в товарный знак только как неохраняемый элемент при условии, что он не занимает в нем доминирующего положения. Список примеров характеристик товаров не является закрытым, в качестве основного критерия указана именно способность характеризовать товар. Заявитель настаивает на том, что сорт также является характеристикой товара.

Как полагает общество "Импортеры элитного кофе", применимое на дату приоритета спорного товарного знака законодательство не содержало требование о доказывании известности сорта товара российскому потребителю на дату приоритета товарного знака.

Заявитель ссылается на обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2021 по делу N А40-201107/2020, в частности о том, что спорное обозначение входит в название сорта кофе, который приобрел мировую известность в 2004 - 2005 годах, до даты приоритета товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 309262.

Общество "Импортеры элитного кофе" настаивает на том, что, поскольку в спорном обозначении используется элемент "Esmeralda", для любителя кофе означающий указание на знаменитый уже в 2004 году сорт кофе из Панамы, при этом третье лицо реализует кофе из Колумбии, то спорный товарный знак вводит потребителя в заблуждение относительно товара и его изготовителя.

В судебном заседании представители заявителя настаивали на удовлетворении заявленных требований.

Представитель Роспатента возражал против удовлетворения заявленных требований по основаниям, изложенным в отзыве.

Представители третьего лица просили отказать в удовлетворении требований заявителя.

В ходе рассмотрения дела судом установлены следующие обстоятельства.

Как усматривается из материалов дела, товарный знак " " по свидетельству Российской Федерации N 309262 (дата приоритета 10.01.2006) зарегистрирован Роспатентом 26.06.2006 на имя общества "Элитные сорта" для индивидуализации товаров 30-го класса МКТУ "кофе, напитки кофейные" (далее - спорный товарный знак).

Спорный товарный знак по представляет собой комбинированное обозначение, включающее изобразительный элемент в виде стилизованного изображения растительного листа и словесные элементы "CAFE" (неохраняемый элемент) и "ESMERALDA", выполненные буквами латинского алфавита оригинальным шрифтом. Товарный знак охраняется в следующем цветовом сочетании: белый, черный, светло-коричневый.

В Роспатент 13.05.2021 поступило возражение общества "Импортеры элитного кофе" против предоставление правовой охраны спорному товарному знаку, мотивированное тем, что правовая охрана названному средству индивидуализации предоставлена в нарушение требований пунктов 1 и 3 статьи 6 Закона о товарных знаках.

Доводы возражения сводились к тому, что входящий в состав спорного товарного знака словесный элемент "Esmeralda" представляет собой название сорта кофе, тем самым характеризует товары, для индивидуализации которых зарегистрирован знак, в связи с чем является неохраняемым элементом. Кроме этого податель возражения отмечал, что оспариваемый товарный знак способен ввести в заблуждение потребителей относительно изготовителя товаров, места происхождения товаров и качества товаров.

К возражению общество "Импортеры элитного кофе" приложило следующие документы: сведения об оспариваемом товарном знаке; распечатку с официального сайта компании "Hacienda La Esmeralda"; награды от организации "Rainforest Alliance"; награды от организации "Specialty Coffee Assosiation of America" ("Американской ассоциация спешиалти кофе и гильдии обжарщиков"); награды от организации "Specialty Coffee Assosiation of Panama" ("Панамской ассоциация спешиалти кофе и гильдии обжарщиков"); выдержки из книг о кофе; сведения из сети "Интернет"; лот продавца "КОЛИБРИ КОФЕ"; заключение об отказе в регистрации товарного знака по заявке N 2015732552 со словесным обозначением "BOURBON"; сведения с сайта http://teamorv.com/neskolko-neobyichnyih-sortov-kofe/; сведения с сайта http://cof"feinanka.ru/samye-dorogie-sorta-kof"e/#gas; рекламу продукции правообладателя.

По результатам рассмотрения возражения Роспатент принял решение от 05.09.2021 об отказе в его удовлетворении.

Проведя анализ соответствия спорного товарного знака требованиям пункта 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, Роспатент пришел к выводу о недоказанности того обстоятельства, что обозначение "Esmeralda" как сорт кофе было известно среднему российскому потребителю на дату приоритета спорного товарного знака, в силу чего могло бы восприниматься как характеризующее оспариваемые товары.

В отношении довода о несоответствии спорного товарного знака положениям пункта 3 статьи 6 Закона о товарных знака, Роспатент отметил, что у коллегии отсутствуют основания для вывода о том, что для российского потребителя до даты подачи заявки уже сложилась устойчивая ассоциативная связь спорного товарного знака с лицом, подавшим возражение, следовательно, довод возражения о том, что товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 309262 способен ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров, места происхождения товаров и качества товаров не доказан.

На основании изложенного Роспатент пришел к выводу об отсутствии оснований для признания спорного товарного знака не соответствующим требованиям пунктов 1 и 3 статьи 6 Закона о товарных знаках.

Не согласившись с принятым Роспатентом решением от 05.09.2021, и полагая, что оно не соответствует действующему законодательству и нарушает права и законные интересы общества "Импортеры элитного кофе", последнее обратилось в Суд по интеллектуальным правам с рассматриваемым заявлением.

Выслушав мнение представителей лиц, участвующих в деле, рассмотрев доводы, изложенные в заявлении и в отзывах на него, письменных пояснениях, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71, 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства в их совокупности, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно статье 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает в качестве самостоятельного способа защиты прав и законных интересов в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности обжалование решений и действий (бездействия) государственных органов в суд.

Частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Оспариваемое решение относится к ненормативным правовым актам, поскольку вынесено уполномоченным лицом (Роспатентом), которым было частично отказано в удовлетворении поданного возражения, в результате чего может затрагивать права и законные интересы заявителя.

Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного правового акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (статья 13 ГК РФ, пункт 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", пункт 138 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление 10)).

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом (часть 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Установленный законом срок на обращение с заявлением обществом "Импортеры элитного кофе" соблюден, что не оспаривается Роспатентом и третьим лицом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Полномочия Роспатента установлены частью 4 ГК РФ и Положением о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, исходя из которых, рассмотрение возражения и принятие решения по результатам его рассмотрения входят в компетенцию Роспатента.

Таким образом, оспариваемое решение принято Роспатентом в пределах своей компетенции, что не оспаривается заявителем и третьим лицом.

Согласно пункту 2 статьи 1248 ГК РФ в случаях, предусмотренных указанным Кодексом, защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, осуществляется в административном порядке (пункт 2 статьи 11) соответственно федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Решения этого органа вступают в силу со дня принятия. Они могут быть оспорены в суде в установленном законом порядке.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 27 Постановления N 10, при оспаривании решений Роспатента и федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям суды должны учитывать: заявки на выдачу патента, заявки на товарный знак, а также заявки на наименование места происхождения товара подлежат рассмотрению в порядке, установленном законодательством, действовавшим на дату подачи заявки, а международные заявки на изобретение, промышленный образец или товарный знак и преобразованные евразийские заявки - на дату поступления заявки в Роспатент.

По возражениям против выдачи патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара основания для признания недействительным патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товара определяются исходя из законодательства, действовавшего на дату подачи заявки в Роспатент или в федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям.

Вместе с тем подлежит применению порядок рассмотрения соответствующих возражений, действующий на момент обращения за признанием недействительными патента, предоставления правовой охраны товарному знаку, наименованию места происхождения товаров.

С учетом даты приоритета спорного товарного знака (10.01.2006) правовая база для оценки его охраноспособности включает в себя Закон о товарных знаках в соответствующей редакции и Правила составления, подачи и рассмотрения заяви на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные Приказом Роспатента от 05.03.2003 N 32, зарегистрированные Министерством юстиции Российской Федерации 25.03.2003 N 4322 (далее - Правила N 32).

На основании изложенного судебная коллегия отмечает, что Роспатентом верно определена правовая база для оценки охраноспособности заявленного обозначения.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным полностью или частично в течение всего срока действия исключительного права на товарный знак, если правовая охрана была ему предоставлена с нарушением требований пунктов 1-5, 8 и 9 статьи 1483 этого Кодекса.

В соответствии со статьями 1512 и 1483 ГК РФ предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено заинтересованным лицом путем подачи возражения в Роспатент по основаниям, указанным статьей 1483 ГК РФ, пунктом 3 статьи 1508 ГК РФ.

Заинтересованность общества "Импортеры элитного кофе" в подаче возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 309262 установлена Роспатентом, и лицами, участвующими в деле, не оспаривается.

Согласно пункту 1 статьи 6 Закона о товарных знаках, на соответствие которому заявитель просит проверить оспариваемое решение, не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов, в частности, характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место, способ производства или сбыта. Указанные элементы могут быть включены как неохраняемые элементы в товарный знак, если они не занимают в нем доминирующего положения.

Под указанное основание отказа в регистрации подпадают обозначения, которые в силу фактических обстоятельств не способны выполнять основную функцию товарного знака, а именно индивидуализировать (отличать) соответственно товары и услуги одних юридических лиц или индивидуальных предпринимателей от однородных товаров и услуг других юридических лиц или индивидуальных предпринимателей.

Так, различительная способность обозначения как основное свойство товарного знака - способность индивидуализировать конкретный товар для конкретного потребителя, которому этот товар адресован, - может отсутствовать в том числе в перечисленных выше случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 6 Закона о товарных знаках. Соответственно, отсутствие различительной способности обозначения может быть мотивировано в том числе и тем, что обозначение каким-либо образом характеризует товары или представляет собой форму товаров.

Согласно пункту 2.3.2.3 Правил N 32 к обозначениям, характеризующим товары, в том числе указывающим на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также время, место, способ производства или сбыта относятся, в частности, простые наименования товаров; обозначения категории качества товаров; указание свойств товаров (в том числе носящие хвалебный характер), указания материала или состава сырья; указания веса, объема цены товаров; даты производства товаров; данные по истории создания производства; видовые наименования предприятий; адреса изготовителей товаров и посреднических фирм: обозначения, состоящие частично или полностью из географических названий, которые могут быть восприняты как указания на место нахождения изготовителя товара.

Согласно правовой позиции высшей судебной инстанции, приведенный в определении Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.2019 N 300-ЭС19-12932, вид товара и разновидности товара также относятся к характеристикам товара. Вид товара - это главные свойства или характеристики, по которым узнается товар. Вид товара может быть разделен на разновидности в зависимости от используемой классификации. Обозначения, представляющие разновидности товара, также могут быть характеризующими товары, если установлены соответствующие ассоциативные связи, возникшие у потребителей.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с аргументами заявителя о том, что сорт товара является характеристикой товара.

Для целей применения данного основания для отказа в регистрации требуется установление ассоциативных связей потребителей, а именно: может ли соответствующее обозначение восприниматься ими как указание на определенные характеристики (в частности, сорт) товара.

При анализе вероятного восприятия потребителями конкретного обозначения для целей применения положений статьи 6 Закона о товарных знаках необходимо учитывать ассоциативные связи современного российского среднего потребителя - адресата товаров, для индивидуализации которых зарегистрирован товарный знак или испрашивается регистрация товарного знака.

Аналогичный подход неоднократно высказывался президиумом Суда по интеллектуальным правам (постановления от 23.03.2015 по делу N СИП-546/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-547/2014, от 03.04.2015 по делу N СИП-548/2014, от 01.02.2016 по делу N СИП-383/2015, от 24.03.2016 по делу N СИП-311/2015, от 16.02.2017 по делу N СИП-415/2016, от 19.03.2018 по делу N СИП-384/2017, от 23.07.2018 по делу N СИП-627/2017 и других).

Оспариваемое решение Роспатента мотивировано тем, что материалы административного дела не подтверждают, что обозначение "Esmeralda" на дату приоритета товарного знака по свидетельству N 309262 получило известность в качестве сорта кофе у российского потребителя.

Судебная коллегия исходит из того, что единичные упоминания обозначения "Esmeralda" в сети Интернет не могут свидетельствовать об осведомленности среднего российского потребителя о данном обозначении.

Административный орган обоснованно указал, что распечатка сайта (приложение N 2 к возражению), на котором содержится информация о компании "Hacienda La Esmeralda" и производимой продукции, представляет собой англоязычный сайт, что не может свидетельствовать о широкой доступности сведений, расположенных на данном сайте, среднему российскому потребителю.

Значительная часть представленных подателем возражения дипломов выдана после даты приоритета спорного товарного знака. Те из дипломов, которые датируются ранее даты приоритета товарного знака, содержат сведения о компании "Hacienda La Esmeralda", а не о конкретном сорте кофе. Дипломы, которые касаются непосредственно кофе, содержащие наименование Esmeralda special, Esmeralda spesial Natural C.V., Esmeralda Geisha Natural Jaramillo, датируются периодом после 2009 года. Кроме того, все дипломы представлены в материалы дела без перевода на русский язык, что также не свидетельствует о широкой доступности содержащихся в них сведений российскому потребителю.

Доводы заявителя о том, то приложение N 5 к возражению содержит пресс-релиз американской ассоциации спешиэлти кофе не соответствуют материалам административного дела, в которых соответствующие документы отсутствуют. Приложение N 5 к возражению поименовано как награды от организации "Specialty Coffee Assosiation of Panama", пресс-релиз к материалам возражения не приложен.

Представленные с материалами возражений выписки из печатных изданий "Большая книга кофе" и "Всемирный атлас кофе" подписаны в печать 29.11.2016 и 06.02.2018, то есть относятся к периоду после даты приоритета оспариваемого товарного знака. Более того, содержащаяся в данных книгах информация относится к кофе другого сорта, а именно "Гейша".

Выводы Роспатента о том, что приложенные к возражению распечатки сведений из сети "Интернет" не содержат даты их создания, что не позволяет соотнести их с датой приоритета оспариваемой регистрации, либо датированы 25.02.2021, то есть после даты приоритета оспариваемой регистрации, соответствуют материалам административного дела. Кроме того, в сведениях интернет-источников также содержится информация о сорте "Гейша" либо "Гейша Эсмеральда".

При таких обстоятельствах Суд по интеллектуальным правам признает обоснованным вывод Роспатента о том, что представленные заявителем материалы не доказывают известность обозначения "Esmeralda" среднему российскому потребителю в качестве наименования сорта кофе, в силу чего могло бы восприниматься как прямо характеризующее товары 30-го класса МКТУ.

Доводы заявителя о том, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 13.12.2020 по делу N А40-201107/2020 установлено, что обозначение Esmeralda Geisha - это известный сорт кофе из Панамы, который приобрел известность в 2004 - 2005 годах, не могут быть приняты во внимание по следующим обстоятельствам.

В соответствии с частью 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

При рассмотрении дела N А40-201107/2020 Арбитражным судом города Москвы Роспатент не являлся лицом, участвующим в деле, в связи с чем по смыслу статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные акты по данному делу не имеют преюдициального значения при рассмотрении настоящего дела.

Отсутствие преюдиции в случае участия в споре нового лица (в данном случае - Роспатента) означает, что для такого лица факты, установленные судебным актом, не являются обязательными, но должны учитываться судом в силу положений статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Высшими судебными инстанциями неоднократно высказывалась правовая позиция, согласно которой, если в двух самостоятельных делах дается оценка одним обстоятельствам, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, принимается во внимание судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен мотивировать такой вывод (пункт 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях", пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств", пункт 4 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").

При этом иная оценка может следовать, например, из иного состава доказательств по второму делу, нежели те, на которых основано решение по первому делу.

Такой подход согласуется с правоприменительной практикой и направлен на реализацию принципов стабильности и непротиворечивости судебных актов.

При рассмотрении дела N А40-201107/2020 Арбитражный суд города Москвы сделал вывод применительно к конкретным фактическим обстоятельствам использования обозначения "Esmeralda".

Оценив представленные в материалы настоящего дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам приходит к выводу о том, что из того комплекта документов, который представлен в настоящем деле, явно не усматривается известность обозначения "Esmeralda" среднему российскому потребителю в качестве наименования сорта кофе.

Кроме того, по смыслу разъяснений, содержащихся в пункте 154 Постановления N 10, до признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным в порядке, предусмотренном статьей 1512 ГК РФ, или прекращения правовой охраны товарного знака в порядке, установленном статьей 1514 ГК РФ, не может быть сделан вывод о неохраноспособности спорного обозначения.

При проверке оспариваемого решения на предмет соответствия пункту 3 Закона о товарных знаках, в силу которого не допускается регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя, Суд по интеллектуальным правам приходит к следующим выводам.

Согласно подпункту 2.5.1 Правил N 32 к таким обозначениям относятся обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. Обозначение признается ложными или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

Заявитель приводит довод, о том, что оспариваемый знак способен ввести в заблуждение потребителей относительно изготовителя товаров, места происхождения товаров и качества товаров (в частности, заявитель полагает, что для всех прочих сортов кофе, которые не являются произведенными в хозяйстве "Hacienda La Esmeralda", оспариваемый товарный знак вводит в заблуждение).

В абзаце седьмом подпункта 1 пункта 3 Рекомендаций N 39 отмечено, что вопрос о том, является ли обозначение ложным (способным ввести в заблуждение), рассматривается в отношении тех товаров, для которых испрашивается регистрация обозначения. Одно и то же обозначение может в отношении одних товаров быть признано описательным, в отношении других - ложным, в отношении третьих - фантазийным.

Как указано в подпункте 2 пункта 3 Рекомендаций N 39, в отношении каждого элемента заявленного обозначения целесообразно ответить на вопрос: описывает ли элемент товары ложно; может ли элемент вызвать у потребителя ассоциативное представление о товаре, которое способно ввести потребителя в заблуждение. Если элемент признан ложным или способным ввести в заблуждение, целесообразно оценить, являются ли ложные указания правдоподобными; являются ли ассоциативные представления правдоподобными; поверит ли ложным указаниям и ассоциативным представлениям потребитель. Если элементы обозначения можно отнести к ложным или способным ввести в заблуждение, но неправдоподобным, обозначение нецелесообразно признавать ложным или способным ввести в заблуждение. Таким образом, предполагаемая ложная ассоциация обозначения в отношении конкретных товаров и услуг, не обладающая признаками правдоподобности, сама по себе придает обозначению фантазийный характер.

Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе; соответствующая способность носит вероятностный характер.

Способность обозначения вводить потребителя в заблуждение может возникнуть у потребителя в результате ассоциации, в том числе с иным лицом, основанной на предшествующем опыте потребителя.

Под способностью товарного знака ввести в заблуждение потребителя подразумевается, в частности ситуация, когда информация, содержащаяся в товарном знаке (знаке обслуживания), может создать искаженное представление о товаре и его производителе, способное повлиять на решение потребителя.

При этом при рассмотрении дел об оспаривании решений Роспатента, принятых на основании пункта 3 Закона о товарных знаках, учитываются существующие или вероятные ассоциативные связи, возникающие у потребителей в связи со спорным обозначением, исходя из имеющихся в материалах дела доказательств. Представленные доказательства относимы, если на основании их возможно установить имеющиеся или вероятные ассоциативные связи именно той группы потребителей, которым адресованы товары/услуги, для которых обозначение заявлено на регистрацию или зарегистрировано.

Между тем с учетом изложенных в мотивировочной части судебного акта выводов о том, что материалами дела не доказан факт известности обозначения "Esmeralda" на дату приоритета спорного товарного знака в качестве названия сорта кофе, у среднего российского потребителя на указанную дату не могли сложиться не соответствующие действительности ассоциации относительно качества и свойства товаров, маркированных оспариваемым товарным знаком.

В материалы административного дела не представлены доказательства того обстоятельства, что до даты приоритета спорного товарного знака на территории Российской Федерации панамская компания "Hacienda La Esmeralda" осуществляла производство или иным образом вводила в оборот товары 30-го класса МКТУ "кофе", маркируемых обозначением "Esmeralda".

В связи с отсутствием в материалах дела доказательств того, что у среднего российского потребителя до даты подачи заявки сложилась устойчивая ассоциативная связь между спорным товарным знаком и панамской компанией, специализирующейся на производстве определенного сорта кофе, довод заявителя о том, что товарный знак по свидетельству N 309262 способен ввести потребителя в заблуждение относительно производителя товаров, места происхождения товаров и качества товаров является не обоснованным.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству N 309262 соответствует требованиям пункта 3 статьи 6 Закона о товарных знаках.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку судом проверено и установлено, что оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, не нарушает права и законные интересы заявителя, в связи с чем требование заявителя о признании оспариваемого решения недействительным удовлетворению не подлежит.

На основании статьи 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

В силу части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

Учитывая, что в удовлетворении заявления отказано, судебные расходы не подлежат возмещению за счет административного органа и относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167-170, 176, 180, 197-201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

РЕШИЛ:

требования общества с ограниченной ответственностью "Импортеры элитного кофе" оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня принятия.

Председательствующий
судья
Ю.М. Сидорская
Судья А.Н. Березина
Судья И.В. Лапшина

Обзор документа


Импортер панамского кофе возражал против товарного знака конкурента со словесным элементом "Esmeralda". По мнению заявителя, он должен быть неохраняемым, так как указывает на сорт кофе (вид товара), тем самым характеризует товары. Обозначение вводит потребителей в заблуждение относительно изготовителя и места происхождения товара. Кофе с таким названием производится в Панаме, откуда его импортирует заявитель, а конкурент продает кофе из Колумбии. Но Роспатент отказал заявителю. Суд по интеллектуальным правам согласился с этим.

Обозначение "Esmeralda" является фантазийным, поскольку не указывает на вид товара, не описывает его свойства, состав и назначение. В России кофе с таким названием имеет различные качественные характеристики, место происхождения и производителей. У российских потребителей не могла возникнуть устойчивая ассоциативная связь между спорным обозначением и конкретным панамским производителем, местом производства или заявителем. Следовательно у них не могли сложиться ложные ассоциации относительно качества и свойства товаров конкурента.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: