Новости и аналитика Мнения Авторы Зарбабян Мартин Правовые последствия для лиц, не исполнивших судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности

Правовые последствия для лиц, не исполнивших судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности

Зарбабян Мартин

Мартин Зарбабян

Адвокат, член Адвокатской палаты города Москвы

специально для ГАРАНТ.РУ

Понятие "субсидиарная ответственность" сегодня скорее вызывает в деловой среде беспокойство и опасение, нежели любопытство и интерес. Во многом это объясняется актуальной судебной практикой, демонстрирующей приверженность привлечению к такой ответственности. Однако юридические проблемы контролирующего должника лица зачастую не заканчиваются с вынесением судебного акта об их привлечении к субсидиарной ответственности. Одним из правовых последствий при неисполнении указанного судебного акта является возможность привлечения данного лица к административной ответственности.

 

Состав административного правонарушения

Действующая редакция ч. 8 ст. 14.13 КоАП предусматривает ответственность за неисполнение вступившего в законную силу судебного акта о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом. При этом законодатель в данной норме указывает на случаи, которые исключают наступление административной ответственности: а) действие содержит уголовно наказуемое деяние; б) судебный акт о привлечении к субсидиарной ответственности обжалован в суд кассационной инстанции и по нему кассационной инстанции не вынесен судебный акт; в) не истек срок обжалования в суде кассационной инстанции судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности.

Интерпретация данной нормы позволяет утверждать, что по замыслу законодателя, административная ответственность за неисполнение вступившего в законную силу судебного акта может наступить лишь при исчерпании лицом возможности кассационного обжалования. Таким образом, не допускается привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности за неисполнение вступившего в законную силу судебного акта, если у таких лиц сохраняется право на обжалование соответствующего акта в кассационном порядке.
Указанное мнение находит свое подтверждение и в судебной практике. В частности, апелляционная инстанция, рассмотрев жалобу на решение об отказе в удовлетворении требований о привлечении лица к ответственности, предусмотренной ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ, согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что составление протокола об административном правонарушении в период кассационного обжалования судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности влечет признание данного протокола недопустимым доказательством, а равно свидетельствует о недоказанности состава рассматриваемого административного правонарушения (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 октября 2019 г. № 10АП-17210/2019 по делу № А41-38029/2019.).

В другом деле кассационная инстанция напомнила, что вменяемый состав исключает привлечение к административной ответственности, если судебный акт обжалован в суд кассационной инстанции и по нему судом не вынесен судебный акт (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 17 декабря 2020 г. № Ф09-7766/20 по делу № А50-7059/2020.).

Говоря об объективных и субъективных признаках, характеризующих данное административное правонарушение, следует отметить, что внешним проявлением процесса данного правонарушения (объективной стороны) служит бездействие лица, которое выражается в неисполнении вступившего в законную силу судебного акта о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Содержание субъективной стороны, то есть отношение лица к совершенному правонарушению (форма вины), вызывает неоднозначную трактовку. Например, в доктрине существует мнение, что правонарушение может быть совершено умышленно и по неосторожности1.

Данная позиция противоречит судебной практике, которая в качестве субъективной стороны понимает вину в форме умысла (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 декабря 2020 г. № 09АП-62663/2020 по делу № А40-148051/2020, Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 декабря 2019 г. № 15АП-21685/2019 по делу № А32-19256/2019.). При этом по некоторым делам суды, резюмируя наличие состава правонарушения, конкретизируют, что привлекаемые лица сознавали противоправный характер своих действий, предвидели их последствия и сознательно их допускали либо относилось к ним безразлично, что является описанием косвенного умысла (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июня 2019 г. № Ф05-7343/2019 по делу № А40-258951/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24 июня 2019 г. № Ф05-9018/2019 по делу № А40-250827/2018).

Впрочем в судебной практике интересным выглядит суждение в отношении субъекта анализируемого состава правонарушения – того лица, кто может нести ответственность. Так, в одном случае, суд апелляционной инстанции, отменив решение о привлечении бывшего руководителя организации к административной ответственности по ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ, отметил, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что на дату возбуждения дела об административном правонарушении привлекаемое лицо осуществляло деятельность по управлению юридическим лицом либо занимало должности в исполнительном органе управления юридического лица (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 сентября 2020 г. № 09АП-20775/2020 по делу № А40-319979/2019).

Такое судебное толкование нормы права дает основание полагать, что привлечь к соответствующей ответственности можно исключительно контролирующее лицо, которое занимало какую-либо должность, указанную в ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ либо осуществляло управление юридическом лицом на момент совершения им административного правонарушения.

При этом Верховный Суд Российской Федерации в своих разъяснениях обращал внимание, что утрата статуса должностного лица, в том числе в связи с изменением места работы, не препятствует привлечению лица к административной ответственности за правонарушение, совершенное им при наличии указанного статуса (п. 10 Обзора судебной практики "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 6 декабря 2017 г.).

Несомненно, в настоящее время суды сходятся во мнении, что контролирующее лицо может нести ответственность по данной норме, но тем не менее, вопрос об обязательности наличия у привлекаемого лица определенного и действующего статуса, указанного в ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ на момент совершения им административного правонарушения вероятно потребует в дальнейшем дополнительного детального разъяснения.

 

Наказание

Санкция вышеуказанной статьи предусматривает наказание в виде дисквалификации на срок от 6 месяцев до 3 лет. Под дисквалификацией в разбираемой ситуации понимают временное отстранение — лишение привлекаемого лица права занимать определенные должности, указанные в ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ. В частности, занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, осуществлять управление юридическим лицом. В тоже время статистический анализ судебных актов по данной категории дел показывает, что наиболее часто назначается наказание в виде дисквалификации сроком на 6 месяцев, что является минимальным пределом санкции данного вида наказания.

При назначении наказания суд обязан учитывать наличие или отсутствие обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность за совершенное правонарушение, перечень, которых указан в ст. 4.2 и ст. 4.3 КоАП РФ.

В качестве смягчающих могут быть признаны обстоятельства, не указанные в законе. К примеру, наличие на иждивении у привлекаемого лица несовершеннолетних детей, супруги (а), родителей пенсионеров; отсутствие финансовой возможности или место работы; временная нетрудоспособность; наличие заболеваний. Безусловно, каждое вышеперечисленное обстоятельство в зависимости от той или иной ситуации может быть или нет смягчающим обстоятельством, а значит вопрос об указании привлекаемым лицом на смягчающие обстоятельства должен решаться применительно к вменяемому правонарушению и фактическим обстоятельствам дела.

 

Требования к составлению протокола об административном правонарушении

Протокол об административном правонарушении за неисполнение судебного акта, которым контролирующее должника лицо привлечено к субсидиарной ответственности составляется налоговым органом (п. 5 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ). Характеризуя правовую природу протокола важно отметить, что он является основным процессуальным документом, фиксирующим факт правонарушения, возбуждения дела об административном правонарушении, а также доказательством по делу об административном правонарушении.

Данный протокол должен соответствовать требованиям, изложенным в ст. 28.2 КоАП РФ. Следует обратить внимание, что лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении должно знать (быть заранее извещено) о времени и месте составления протокола об административном правонарушении. Приведем пример из практики. Суд отказал в удовлетворении требований о дисквалификации, признав протокол налогового органа недопустимым доказательством по причине неизвещения лица, привлекаемого к административной ответственности о времени и дате составления протокола (Решение Арбитражного суда города Москвы от 17 августа 2020 г. по делу А40-115026/20-72-756.).

 

Рассмотрение требований о дисквалификации

Дела об административных правонарушениях, предусмотренные ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ рассматриваются арбитражными судами (ст. 23.1 КоАП РФ). Имеет важное значение, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях действует презумпция невиновности, которая подразумевает, что обязанность доказывания вины лица, привлекаемого к указанной ответственности, возложена на налоговый орган.

Это положение находит отклик и в позиции судов. Так, суд апелляционной инстанции, оставив без изменения решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований налогового органа отметил, что административный орган должен представить доказательства, объективно подтверждающие наличие у привлекаемого лица возможности исполнить судебный акт (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2019 г. № 18АП-1572/2019
по делу № А07-22617/2018.).

Аналогичный вывод сделан другим арбитражным апелляционным судом, который поддержав выводы суда первой инстанции об отсутствии оснований для привлечения лица к ответственности по ч. 8 ст. 14.13КоАП РФ , указал, что заявителю надлежит доказать, что привлекаемым лицом умышленно допущено неисполнение судебного акта о привлечении его к субсидиарной ответственности (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 октября 2020 г. № 13АП-18413/2020 по делу № А56-19452/2020.).

Считаю возможным согласиться с такой позицией судов, так как наличие только обязанности по исполнению судебного акта недостаточно для привлечения лица к административной ответственности. Необходимо помнить, что сам по себе факт неисполнения вступившего в законную силу судебного акта не свидетельствует о наличии вины лица, привлекаемого к данной ответственности. Более того, именно налоговой орган обязан представлять доказательства наличия у привлекаемого лица возможности исполнить возложенные на него обязанности, а не наоборот.

Между тем имеется и противоположное усмотрение, где суд апелляционной инстанции, соглашаясь с решением о привлечении лица к ответственности, подчеркнул, что доказательств, подтверждающих, что привлекаемым лицом приняты все необходимые меры для исполнения судебного акта, в материалы дела не представлены, что по моему мнению, скорее свидетельствует о неправильном распределении бремени доказывания (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20 января 2020 г. № 10АП-24620/2019 по делу № А41-82095/2019.)

Заслуживает отдельного внимания позиция судов о том, что признание привлекаемого лица несостоятельным, в том числе предусматривающее, что гражданин не вправе лично распоряжаться своим имуществом, исключает наличие вины данного лица в бездействии, выразившимся в неисполнении судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 30 сентября 2020 г. № 08АП-8414/2020 по делу № А75-4642/2020, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 19 марта 2020 г. по делу
№ А33-33958/2019
).

В дополнение к сказанному замечу, что вопрос о давности привлечения к административной ответственности по ч. 8 ст. 14.13 КоАП РФ сложно назвать особо дискуссионным на практике, поскольку суды в большинстве своем руководствуются действующей редакцией ч. 1 и ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ во взаимосвязи с правовой позицией ВС РФ, разъясняющей, что за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве), установлен трехлетний срок давности привлечения к административной ответственности (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2018 г. № 302-АД17-15232 по делу № А33-414/2017) .

 

***
Резюмируя, хотелось бы высказать мнение, что мониторинг судебной практики анализируемой категории дел об административном правонарушении показывает, что основные сложности с которыми могут столкнуться привлекаемые лица, — это возможные случаи формального рассмотрения указанных дел, что может проявиться в применении подхода при котором требования налогового органа априори будут восприниматься как имеющие высокую степень обоснованности и не требующие должной аргументации. Результатом этого может стать недопустимое отступление от презумпции невиновности и применение принципа объективного вменения.

_____________________________

1 Постатейный комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях. Часть первая / Р.В. Амелин, А.В. Колоколов, М.Д. Колоколова и др.; под общ. ред. Л.В. Чистяковой. М.: ГроссМедиа, РОСБУХ, 2019. Т. 2. - 1337 с.)

Документы по теме:

Читайте также:

Продлено действие лицензий с истекшими сроками действия в 2021 году

Продлено действие лицензий с истекшими сроками действия в 2021 году

Соответствующее постановление подписал премьер-министр РФ Михаил Мишустин.

Банк России представил "дорожную карту" по развитию финансирования субъектов МСП

Банк России представил "дорожную карту" по развитию финансирования субъектов МСП

Она предусматривает совершенствование традиционных кредитных инструментов финансовой поддержки МСП и продвижение новых.

С 1 февраля – специальные правила вступления в силу обязательных требований к бизнесу

С 1 февраля – специальные правила вступления в силу обязательных требований к бизнесу

В частности, любые новые обязательные требования, связанные с предпринимательской деятельностью, должны вступать в силу либо с 1 марта, либо с 1 сентября соответствующего года, но не ранее чем по истечении 90 дней после дня их официального опубликования.

КС РФ обобщил практику конституционно-правовой защиты предпринимательства в России

КС РФ обобщил практику конституционно-правовой защиты предпринимательства в России

Она посвящена ключевым, обладающим конституционной значимостью проблемам правового регулирования предпринимательства.