Новости и аналитика Мнения Авторы Храпова Ольга Некоторые особенности привлечения к ответственности подрядчиков в строительном договоре: практика третейских и государственных судов

Некоторые особенности привлечения к ответственности подрядчиков в строительном договоре: практика третейских и государственных судов

Храпова Ольга

Ольга Храпова

Руководитель АК "Сервис-нафта", адвокат (Адвокатская палата г. Москвы), третейский судья, заместитель председателя коллегии по спорам в сфере цифровой экономики Арбитражного центра при РССП

специально для ГАРАНТ.РУ

В договоре подряда подрядчик выступает как лицо, обладающее специальными познаниями и опытом в области выполнения данного вида работ, то есть выступает как профессиональный участник определенного вида деятельности. 

По этой причине закон и судебная практика исходят из того, что его позиция более "сильная" по отношению к позиции непрофессионального заказчика, поэтому налагают на него и дополнительное бремя выполнения ряда обязанностей, например, информационной обязанности (ст. 716 Гражданского кодекса), и также повышенный стандарт доказывания, и даже риски толкования спорных договорных условий против него, то есть бремя опровержения презумпции contra preferentum (п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора").

Однако, на практике в целых отраслях экономики сейчас сложился "рынок заказчика", потому подрядчик весьма ограничен в своих переговорных возможностях уже на стадии заключении договора, например, заключая договор на торгах. Многие подрядчики в силу организационных, экономических и территориальных причин, вынуждены соглашаться на заключение договоров на очевидно рискованных для себя условиях, в попытках сохранить свой бизнес1.

Конечно, если договор надлежаще исполнен обеими сторонами, то содержащиеся с нем латентные риски остаются нереализованными.

Однако неисполнение такого договора по любым причинам как зависящим, так и не по зависящим от воли сторон, может обернуться тяжелыми или даже фатальными последствиями для небольшой и средней подрядной организации, примеров чего в деловой жизни, увы, множество.

Какие могут быть механизмы восстановления баланса интересов сторон в такой ситуации?

Первое, что сразу приходит в голову – это, конечно, защита от несправедливых договорных условий. Это защита от злоупотреблений "сильной стороны" на стадии заключении договора.

Действительно, если судом установлено, что при заключении договора, "проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента" (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 "О свободе договора и ее пределах", далее – Постановление № 16).

Пункты 2 ст. 428 ГК РФ предоставляют стороне право потребовать расторжения или изменения договора, если договор хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

"Поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ, никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вследствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным договорам. Также… может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора" (абз. 3-4 п. 9 Постановления № 16). 

Если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства, в случае изменения или расторжения договора судом договор считается действовавшим в измененной редакции либо, соответственно, не действовавшим с момента его заключения (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

ВАС РФ также разъяснял, что при рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд оценивает спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. 

Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

Вместе с тем, при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует (п. 10 Постановления № 16).

Заявление о защите от несправедливых договорных условий эффективней всего выглядит в виде встречного иска или пояснений к отзыву на иск.

Безусловно, успех применения такого механизма защиты почти полностью связан с возможностью представления доказательств заведомости и неравности переговорных возможностей (например, наличие обязательного условия в тендерной документации о неизменном согласии подрядчика с условиями предложенного заказчиком договора), невыгодности условий и вынужденности такого договора, то есть отсутствия возможности заключить иные договоры.

Механизм защиты от несправедливых договорных условий хорошо зарекомендовал себя в спорах о заведомо неисполнимых сроках проведения работ, начислении неустойки на всю сумму договора и др. (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 4 апреля 2019 г. № Ф09-773/19 по делу № А60-36076/2018, Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 февраля 2017 г. № 305-ЭС16-14207 по делу № А40-171370/2015, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26 июля 2018 г. № Ф02-2720/18 по делу № А58-1850/2017).

Стоит отметить, что судебная практика признает начисление неустойки на общую сумму контракта без учета надлежащего исполнения части работ как противоречащей принципу юридического равенства, предусмотренному п. 1 ст. 1 ГК РФ и в отсутствие доказательств несправедливости договорных условий – только на базе заявления должника. Суды полагают, что такое начисление неустойки создает преимущественные условия кредитору, которому причитается компенсация не только за не исполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом2. Между тем, превращение института неустойки в способ обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. № 5467/14 по делу № А53-10062/2013, Постановление Президиума ВАС РФ от 29 октября 2013 г. № 5870/13 по делу № А76-9536/2012).

Однако начисление неустойки на общую сумму договора без учета частичного исполнения обязательств признается допустимым при условии невозможности использования и отсутствии потребительской ценности для заказчика выполненной части работы, либо невозможности использования этих частей с учетом целей договора (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 22 июня 2017 г. № 305-ЭС17-624 по делу № А40-208730/2015).

Второй механизм, который может быть использован, это анализ возможных злоупотреблений со стороны заказчика не на стадии заключения, а на стадии исполнения договора.

Тут может быть множество вариантов. 

Например, если спор связан с нарушением сроков подрядчиком, которое послужило причиной расторжения договора на основании ст. 715 ГК РФ или начисления заказчиком неустойки за просрочку выполнения работ, то, в первую очередь, стоит оценить, имела ли место кредиторская просрочка или нарушение встречных обязанностей.

Так, согласно п. 3 ст. 405 ГК РФ, должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

Кредитор считается просрочившим, если он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (абз. 1 п. 1 ст. 406 ГК РФ).

Характерным признаком кредиторской просрочки, в отличие от иных видов нарушения обязательств кредитором, является то, что должник не может исполнить свое обязательство до того, как кредитор совершит действия, предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающие из обычаев или существа обязательства. В этом случае применению подлежат положения ст. 405-406 ГК РФ (п. 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2016 г. № 54 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении", далее – Постановление № 54).

Ярким примером кредиторской просрочки в строительстве является просрочка передачи строительной площадки или допуска сотрудников подрядчика на объект.

На период кредиторской просрочки срок выполнения обязательств должника не течет и автоматически продлевается на период такой просрочки.

Кредиторскую просрочку стоит отличать от случаев просрочки исполнения встречных обязательств со стороны кредитора.

Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств, вне зависимости от того, предусмотрели ли стороны очередность исполнения своих обязанностей (п. 1 ст. 328 ГК РФ). Например, по общему правилу, в договоре купли-продажи обязанность продавца передать товар в собственность покупателя и обязанность последнего оплатить товар являются встречными по отношению друг к другу.

Если иное не предусмотрено законом или договором, в случае непредоставления обязанной стороной исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 328 ГК РФ).

Сторона, намеревающаяся приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от его исполнения лишь на основании обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что другая сторона не произведет исполнение в установленный срок, обязана в разумный срок предупредить последнюю об этом (п. 57 Постановления № 54).

Таким образом, если заказчиком было допущено нарушение встречных обязательств по договору, однако подрядчик не воспользовался правом приостановить выполнение работ, право на продление сроков последним утрачено.

В заключении хотелось бы отметить, что при возникновении спора с "сильной стороной договора" не стоит занимать пассивную позицию и "опускать руки", напротив, стороны должны быть готовы адекватно защищать свою позицию.

Например, если подрядчик имеет опасения в отношении того, что требования заказчика будут покрыты банком за счет средств банковской гарантии, ранее предоставленной подрядчиком по договору, то стоит заблаговременно подать заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета исполнения по банковской гарантии. 

Проактивная позиция стороны, использование соответствующих имевшим место обстоятельствам способов защиты прав и надлежащей аргументации, представление необходимых доказательств по каждому рассматриваемому факту позволит суду верно оценить ситуацию восстановить баланс интересов сторон договора.

_____________________________

1Сказанное на сегодня не применимо, пожалуй, только для договора бытового подряда. 

2Критический анализ соответствующей судебной практики приведен в статье: Замазий А.В., Савранский М.Ю. Арбитраж, неустойка, существо спора и публичный порядок: исправление ошибок судебной практики // Третейский суд. – 2020. – №3/4 – С. 60-73.

Документы по теме:

Гражданский кодекс Российской Федерации

Читайте также:

С 1 июля вступят в силу уточненные требования к зданиям и сооружениям для маломобильных граждан

С 1 июля вступят в силу уточненные требования к зданиям и сооружениям для маломобильных граждан

Изменения направлены на обеспечение доступности и безопасности общественных зданий и сооружений для таких граждан.

Президент РФ подписал большой пакет федеральных законов

Президент РФ подписал большой пакет федеральных законов

Значительная часть законов из данного пакета – это поправки в разные кодексы, в том числе в ГК РФ, НК РФ, ЖК РФ, УК РФ и ряд иных кодексов.

Владимир Путин: улучшение деловой среды в регионах начнется с 1 сентября

К 1 сентября количество строительных норм и правил будет сокращено с 10 тыс. до 4 тыс.

К 2024 году власти обеспечат субъекты РФ комфортными условиями для бизнеса и частных капиталовложений.