Новости и аналитика Правовые консультации Гражданское право Банк отказывается перечислять аккредитив юридическому лицу за поставку товара. Аккредитив безотзывный. Банк-эмитент устно ссылается на то, что в организациях нерабочие дни. Какая предусмотрена ответственность для банка?

Банк отказывается перечислять аккредитив юридическому лицу за поставку товара. Аккредитив безотзывный. Банк-эмитент устно ссылается на то, что в организациях нерабочие дни.
Какая предусмотрена ответственность для банка?

В соответствии со ст. 872 ГК РФ банк-эмитент и подтверждающий банк, принявшие на себя обязательства по аккредитиву, несут перед получателем средств солидарную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение аккредитива при условии представления документов, соответствующих условиям аккредитива, и выполнения иных условий аккредитива. При необоснованном отказе исполняющего банка в выплате денежных средств по аккредитиву ответственность перед получателем средств может быть возложена судом на исполняющий банк.
Исполняющий банк, который принял поручение по исполнению аккредитива, несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение аккредитива перед банком-эмитентом. Банк-эмитент, принявший к исполнению поручение плательщика об открытии и исполнении аккредитива, несет перед ним ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этого поручения. Подтверждающий банк, принявший к исполнению поручение банка-эмитента о подтверждении и исполнении аккредитива, несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение этого поручения перед банком-эмитентом.
С учётом условий договора об открытии аккредитива ответственность может заключаться в обязанности возместить причинённые убытки, выплатить неустойку (ст.ст. 15, 393, 394 ГК РФ), а также проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ).
Отказывая в выплате по аккредитиву, сотрудники банка, судя по всему, полагают, что в данной ситуации подлежит применению ст. 193 ГК РФ, поскольку срок исполнения аккредитива приходится на дни, объявленные нерабочими в соответствии с указами Президента РФ.
Действительно, в соответствии со ст. 193 ГК РФ, если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. В связи с изданием Указа Президента РФ от 25 марта 2020 г. N 206 "Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней" Банк России выпустил информационное письмо от 27 марта 2020 г. N ИН-03-31/32 "О сроке исполнения обязательств", согласно которому, если последний день срока исполнения клиентом кредитной организации, некредитной финансовой организации обязательства, возникшего в связи с предоставлением кредита (займа), приходится на указанный период, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. Перенос срока исполнения обязательства на ближайший следующий за рассматриваемым периодом рабочий день не может рассматриваться как нарушение сроков исполнения обязательств.
Аналогичные разъяснения выпущены уполномоченными государственными органами и в отношении исполнения обязательств, предусмотренных Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" и Федеральным законом от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" (смотрите п.п. 4, 5 письма Минфина России от 27 марта 2020 г. N 24-06-08/24649 "Об осуществлении закупок в нерабочие дни", п. 1 письма Минфина России от 26 марта 2020 г. N 24-06-08/24077 "Об осуществлении закупок в нерабочие дни", письмо Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ от 31 марта 2020 г. N 12246-МЕ/06 "Об осуществлении закупок в нерабочие дни в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 года N 206").
Согласно тексту Указа Президента РФ, размещённому на официальном сайте (http://kremlin.ru/acts/news/63134), с 4 по 30 апреля 2020 г. включительно также установлены нерабочие дни с сохранением за работниками заработной платы.
Учитывая изложенное, полагаем, что аналогичным образом может решаться вопрос о сроке исполнения обязательств и в иных правоотношениях, в том числе при определении момента выплаты по аккредитиву, который приходится на указанный период. Однако при наличии между сторонами спора окончательное решение о правомерности действий банка может принять только суд.
Кроме того, в силу п. 3 ст. 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Очевидно, что ситуация, сложившаяся в связи с пандемией коронавирусной инфекции (COVID-19), обладает всеми признаками форс-мажора. Эта позиция уже находит отражение и в решениях государственных органов. Так, Минфин России и Федеральная антимонопольная служба в разъяснениях, посвященных вопросам закупок для государственных и муниципальных нужд, прямо указывают, что данная ситуация является обстоятельством непреодолимой силы, в связи с чем территориальным органам ФАС России необходимо учитывать данную позицию при рассмотрении жалоб, дел об административных правонарушениях, обращений о включении в реестр недобросовестных поставщиков, проведении проверок (смотрите письмо Федеральной антимонопольной службы от 18 марта 2020 г. N ИА/21684/20, письмо Минфина России от 19 марта 2020 г. N 24-06-06/21324 "Об осуществлении закупок у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) при введении режима повышенной готовности").
Поддерживают данную позицию и иные государственные органы. Так, согласно п. 17.1 указа Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. N 12-УМ "О введении режима повышенной готовности" распространение новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) является в сложившихся условиях чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельством, повлекшим введение режима повышенной готовности в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера", который является обстоятельством непреодолимой силы.
Торгово-промышленная палата РФ разъяснила, что запретительные или ограничительные меры, принятые органами государственной власти при угрозе эпидемии, если такие меры содержат прямые запреты и ограничения и в этой связи делают невозможным исполнение сторонами контракта своих обязательств, могут быть признаны форс-мажором (смотрите информацию Торгово-промышленной палаты РФ от 27 марта 2020 г. "Открыта "горячая линия" для предпринимателей").
Таким образом, полагаем, сложившиеся обстоятельства могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, освобождающими банк, несвоевременно исполнивший выплату денежных средств по аккредитиву, от ответственности. Однако окончательное решение по данному вопросу может принять только суд в случае установления причинно-следственной связи между сложившимися обстоятельствами и неисполнением банком своего обязательства (смотрите п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 сентября 2015 г. N 13АП-12243/15).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Барсегян Артем

Ответ прошел контроль качества

3 апреля 2020 г.